<<
>>

Армия

Еще Август предопределил направление развития отношений между прынцепсом и армией, а также политическую и общественную роль войска при принципате. И последующиепринцепсы никогда не забывали, что своим положением они обязаны войску.

Даже такие невоенные люди, как Клавдий или Домициан, были вынуждены искать прямых контактов с армией, а также сохранять и налаживать тесную связь со всеми римскими войсками и формированиями.

Ежегодное принесение армией присяги принцепсу и его дому, присутствие изображений правителя на штандарте всех лагерей и крепостей, постоянное несение портрета принцепса впереди всех военных соединений специальным знаменосцем, выпуск все новых серий монет, прославляющих армию и ее успехи, многочисленные алтари и надписи, посвященные принцепсу и его дому, — все это может показаться современному человеку чистой формальностью. В римском мире они были конкретным выражением приверженности и лояльности.

Армия при принципате являлась решающим фактором стабильности и укрепления власти, но также и фактором потенциальной опасности для новой системы. Для принципата характерно, что концентрация войск сначала производилась вне стен Рима и на периферии империи. Столица по древней традиции была «демилитаризирована»,

так же как Италия и большая часть спокойных провинций. Гвардия и военизированные формирования Рима, а в пограничных зонах, особенно в горячих точках, сконцентрированные легионы и вспомогательные формирования были вполне достаточны для защиты системы, как извне, так и изнутри. Решающей проблемой стали повиновение, дисциплина и лояльность войсковых соединений и их командиров.

Рис. 32. Преторианцы. Барельеф. Рим

Так как большие группы войск на Рейне, на Дунае, в Сирии и Британии все больше сплачивались благодаря общности задач и интересов, для принцепсов было очень важно поставить на ключевые посты в войсках надежных людей. Поэтому Август не мог обойтись без Марка Агриппы, Тиберия, Друза и Германика, Веспасиан — без Тита, Нерва — без Траяна. Все командующие театром военных действий непосредственно подчинял исъ принцепсу так же, как и все наместники, располагающие войсками, и легаты легионов.

Последовательная и непосредственная связь главного командования армией с принцепсом была необходимым противовесом центробежному развитию в отдельных группах войск, которое нельзя было полностью предотвратить ни сменой офицерского состава, ни перемещением части войска в другое место расположения. Активное исполнение этого главного командования требовало постоянного влияния на все формирования, которое лучше всего достигалось личным присутствием принцепса в армии, как это было при Траяне, Адриане и Марке Аврелии. Монополизация военного триумфа, императорские аккламации и присвоение победных имен являются доказательством этой демонстративной стилизации принцепса под первого воина империи.

С точки зрения политики силы важнейшими войсковыми соединениями были сначала 9, позже 12, а иногда и 16 преторианских когорт до 1 ООО человек. Созданные Августом преторианские когорты сначала были не бросающимися в глаза и децентрализованными, потом их собрал Сеян в большой преторианский лагерь у Виминалъских ворот, и они превратились в фактор власти первого ранга.

Преторианцы посадили на трон Калигулу, Клавдия и Отона, они приперли к стене Нерву, и они же после убийства Коммода сыграли ключевую роль. Их префекты фактически являлись военачальниками Рима и были очень влиятельны.

Преторианцев набирали из свободных граждан Италии и старых римских колоний. Они пользовались всеобщим уважением из-за превосходного вооружения и выучки, а также из-за большой ударной силы, по причине многочисленных привилегий им завидовали, но также и ненавидели. В большом противоречии с этим италийским ядром гвардии находились также тесно связанные с домом принцепса особые кавалеристы, которые набирались, как правило, в Германии и Паннонии и нередко использовались в качестве телохранителей, курьеров и на другой конфиденциальной службе.

Сначала 3, а начиная с Веспасиана, 4 городские когорты по 1 ООО человек каждая примыкали к преторианцам, однако подчинялись городскому префекту. У этого соединения преобладали полицейские функции, а у 7 пожарных когорт — противопожарные. Это военизированное пожарное формирование было организовано так, что каждая из его когорт отвечала за предохранение от пожара и борьбы с ним в двух районах Рима. Ими командовал пожарный префект. Из всех формирований города Рима пожарники пользовались наименьшим уважением не в последнюю очередь потому, что они рекрутировались преимущественно из вольноотпущенников, которые после шести, а позже после трех лет службы получали римское гражданское право. Основным ядром римского войска являлись и при принципате большие, независимые пехотные соединения — легионы. Их число колебалось между 25 после поражения Вара и 30 в больших военных столкновениях II в. н. э. Общее число легионеров составляло около 150 ООО человек, т. е. половину всей римской армии, которая во времена Республики была усилена вспомогательными формированиями. 30 легионов по личному составу и вооружению представляли из себя все лучшее, что могла дать империя. Поэтому их использовали только в горячих точках, они были сконцентрированы в больших легионерских укреплениях и никогда не рассредоточивались по границам или маленьким гарнизонам. В своих лагерях они демонстрировали военную мощь Рима. Если им приказывали выступить в поход, то это было сигналом предстоящих тяжелых боев против внешних и внутренних врагов.

Служба в легионах оставалась привилегией свободных римских граждан. По причине высокого жалования и (при почетной демобилизации) хорошего обеспечения эта служба была настолько привлекательна, что легионы никогда не испытывали трудностей при рекрутировании, и только в исключительных случаях прибегали к принудительному. Первоначально состав легионов формировался из молодых представителей деревенского плебса Италии, позже — из интенсивно романизированных провинций.

Легионы подразделялись на 10 когорт, а они в свою очередь на 6 центурий. Наряду с группами специалистов, таких, как военные инженеры, каждый легион имел кавалерийское соединение в составе 120 всадников. Организованные по единой схеме большие формирования имели особую для каждого легиона традицию, которая отражалась в разной символике (например, у VIII легиона это был бык, у XXII — горный козел), а также в названиях. Легионы отличались не только по номеру, они часто носили почетные названия, которые напоминали о воинских испытаниях в походах или о проявленной верности. Клк, и л пример, I Легион Миневры, Благочестивый и Вер-

III.ill

Ттдм как сенаторские командиры в относительно короткій' интервалы менялись так же, как и военные трибуни М І И' ІІЦНИКОВ и сенаторского сословия в штабе легионом мнчгицию и преемственность воплощали второй офі 1- і иона, принадлежащий к всадническому сослоии 'iphmлагеря и особенно центурионы. Цен

турион > ото были профессиональные солдаты с

545

18. К. Kp»t>>, 1, 1

большн ? ЇМ к IIV>K6M. ОТ их квалификации зависели выучка и боеспособность войск. Центурионы могли продвигаться по службе, занять должность командира I центурии легиона, т. е. высшего по рангу центуриона, или после специальной подготовки стать начальником штаба легиона.

Как и ранги центурионов, были дифференцированы ранги унтер-офицеров и рядового состава. Позже будет дан краткий обзор жизни легионера вместе с другими аспектами службы. Здесь будет выделена только категория хорошо зарекомендовавших себя унтер-офицеров легионов, так называемых бенефициариев, которые откомандировывались на службу к наместнику. Они частично выполняли функции современной дорожной полиции и полевой жандармерии, частично занимали ответственные должности в провинциальной администрации, например, в области снабжения, службы связи, надзора за конюшнями и военным снаряжением. Часто их маленькими группами сосредоточивали на постах бенефициариев; известен целый ряд таких постов, расположенных в тылу границы.

Бенефициарии имели на своих копьях, как это пока- ) зывает висбаденский экземпляр, яркие, бросающиеся в ! глаза, служебные значки. Они были достаточно богаты, чтобы сооружать на своих постах алтари, из которых у j Обернбурга на Майне было обнаружено семь. Ввиду тесной связи бенефициариев с местом своей службы можно легко понять, что они этими алтарями не только выражали свою приверженность к важнейшим для них великим богам, но и к местным духам.

При принципате общая численность всех римских вспомогательных групп была не меньше, чем общая численность легионов. По примеру Цезаря, перед поражением Вара все германские соединения были совершенно необдуманно отданы под командование собственных военачальников. Применение вспомогательных формирований, которые представлялись отдельными племенами на ос- I

нове клиентельных договоров, при Августе и при последующих принцепсах все больше сокращалось и уступало место образованию или реорганизации этих формирований по единому римскому образцу.

Эти кавалерийские, пехотные или смешанные соединения, правда, носили названия племен, которые их предоставляли, однако очень скоро стали пополняться не обязательно представителями этого племени. Уже к концу I в. н. э. для большинства вспомогательных подразделений региональное рекрутирование по месту расположения гарнизона было важнее, чем рекрутирование из районов формирования; таким образом, этническая целостность за редким исключением нарушалась. Как уже было упомянуто, вспомогательными соединениями командовали префекты из всаднического сословия.

Чисто кавалерийские формирования численностью примерно в 500 или 1 ООО всадников (ала квингенария, ала миллиария) пользовались наибольшим престижем. Они подразделялись на турмы. Гораздо большим было число пехотных соединений, когорт, чаще по 500, реже по 1000 человек, которые состояли соответственно из 6 и 10 центурий. Наоборот, смешанное подразделение имело в каждом случае 380, соответственно, 760 пехотинцев и 120, соответственно, 240 всадников.

Полная интеграция вспомогательных формирований в войско принципата сопровождалась изменением их вооружения, дислокаций и тактического применения. За исключением немногих особых соединений, в большинстве случаев восточных и африканских кавалерийских подразделений, вспомогательные формирования не сохранили специфического племенного оружия, а ориентировались в своем снаряжении на легионы. Вместе с ними они размещались гарнизонами вокруг больших лагерных укреплений, однако прежде всего стояли в пограничных крепостях. Почти для всех больших походов принципата характерно участие многих вспомогательных соединений, ко- торые из их гарнизонов было вывести легче, чем большие формирования легионов.

Служба во вспомогательных формированиях являлась такой привлекательной для свободных провинциалов, потому что после 25 лет при почетной демобилизации человек получал полное римское гражданское право для себя, своих детей и их потомков и тем самым привилегированное улучшение своего положения. Об этом во времена между Клавдием и Константином Великим в Риме составлялся в письменной форме документ. Каждый солдат и вновь испеченный гражданин получал заверенную копию на двух металлических табличках, так называемый военный диплом. Как показывают более 300 сохранившихся экземпляров этого типа, он составлялся всегда по форме обнаруженного в крепости Неккарбуркен документа: «Император Цезарь, сын божественного Траяна, победитель парфян, внук божественного Нервы, Траян Адриан Август, верховный жрец Д 8-кратный носитель трибунской власти,3-кратный консул, отец отечества; всадникам и пехотинцам, чьи имена будут перечислены ниже, служившим в одной але и 15 когортах (далее идет перечисление когорт), которые были названы: Галльская и Первая Фла- виева Дамасская, Первая Германская, Первая Лигурская и Испанская, Первая римских граждан и Первая ветеранская когорта Аквитанов, и Первая битуригов, и Первая ас- турийцев, и Вторая Августовская из Киринаики, и Вторая ретийская, и Третья Аквитанская, и Третья Далматская, и Четвертая Аквитанская, и Четвертая Винделинс- кая, и Пятая Далматская, и Шестая ретийская, и стоящая в Верхней Германии под командованием Клавдия кварти- на, по истечении 25 лет службы с почетным увольнением дарует римское гражданское право им, их детям и их потомкам и признание законным брака с женами, которых они на данный момент имеют, и им тоже предоставляется гражданское право, в случае, если среди них есть холостые, то это право предоставляется тем, на ком они поз- же женятся... В 17-е до ноябрьских календ в консульство П. Лициния Пансы и Л. Аттия Макрона» (16 октября 134 г. н. э.). Дальше следует указание имен награждаемых и свидетелей правильности копии.

Первоначально вспомогательные формирования были результатом попытки непосредственного использования военного потенциала союзных племен; таким образом, упор делался на мобилизацию более легких и более подвижных соединений с обычным для них местным вооружением. Вследствие последовательной технической и тактической «романизации» эти соединения могли выполнять свои прежние функции только ограниченно. С конца I в. н.э. начали формироваться новые подразделения, так как потребность во вспомогательных группах постоянно возрастала, она распространялась на легкие войска, специальные формирования с опытом ведения войны в горах, а также на легкую и тяжелую кавалерию.

В верхнегерманском регионе при Антонине Пие появились британские ну меры, набранные в Шотландии формирования, которые были сначала дислоцированы на отрезке границы Неккар-Обервальд, а позже на внешней границе. Подобную же функцию имели боевые группы так называемых кунеев, для которых было типичным их местное вооружение и язык, на котором отдавались команды. В отличие от представителей регулярных вспомогательных подразделений, представители нумер и куней при демобилизации не получали римского гражданского права.

Значение флота империи очень часто недооценивается. Его организация и постановка задач являлись результатом гражданской войны после убийства Цезаря, а особенно результатом горького урока, который извлек Октавиан из своей борьбы против Секста Помпея. Когда по этой причине в ран неавгустовское время построили большие главные базы флота империи в Мизене и Равенне, на передний план выдвинулись задачи обеспечения безопасности. В первую очередь это касалось того, чтобы защи- тить италийское побережье и обеспечить беспрепятственное судоходство. Мизенский флот должен при этом контролировать жизненно важные для столицы судоходство между Александрией и Путеолой, а также между Испанией, Северной Африкой и Остией. Многочисленные опорные базы своих главных флотов в западном и восточном Средиземноморье, в Центумцеллах, Карфагене, Эфесе, Пирее, Селевкии, Форуме Юлия — мы называем только важнейшие базы — свидетельствуют о радиусе их операций.

Численность флотов и их экипажей определить трудно. Флот в Мизене, по мнению X. Г. Штарра, ко времени Нерона состоял из 50 трирем и около 10 ООО матросов. Экипажи были почти исключительно из свободных провинциалов; Тацит («История». 111,12,1) свидетельствует, что флот Равенны набирался преимущественно из далма- тов и паннонцев. Служба на флоте, впрочем, была предосудительна; засвидетельствованы замены наказаний переводом в гребцы. Жалование простых матросов соответствовало жалованию солдат вспомогательных групп; оно составляло треть жалования легионера. Ступенью выше, чем самая низшая и презираемая категория гребцов, стояли палубные матросы.

Функции капитана (триерарх) и командующего флотилией (наврарх) во времена Августа частично исполняли вольноотпущенники с греческого Востока, которые зарекомендовали себя знанием морского дела и лояльностью. Это были квалифицированные должности офицерской карьеры, и их получали иногда в молодые годы; рост от матроса до капитана был не принят. Тогда как число вольноотпущенников в руководстве кораблями и флотом при Клавдии возросло, и при Нероне они все еще могли достичь ранга капитана, при Веспасиане от этой практики отказались. Помимо того, со времен Августа было правилом, что командование флотом осуществляли префекты из всаднического сословия.

После наступлений флота на Севере при Друзе, Тибс- рии и Германике, после операций в Ла-Манше при Калигуле и Клавдии и немного позже осуществление операций на побережья Мавритании и Черного моря, еще долго не было сражений римского военного флота проти» внешних врагов. Однако роль флота во время критических фаз принципата при Клавдии, Нероне и особенно во время следующей гражданской войны становилась все важнее. Оказалось, что морские соединения были противовесом преторианцам и другим военным подразделениям Рима, единственным большим военным потенциалом, которым принцепсы могли сразу же воспользоваться в Италии. Следствием этого было то, что флот применяли в гражданской войне, что он грабил и терроризировал побережье, поэтому Веспасиану пришлось провести коренную реорганизацию.

Наряду с большими эскадрами, которые были сформированы из тяжелых трирем и подчинялись префектам, империя располагала также целым рядом так называемых провинциальных флотов с регионально ограниченными задачами. Они были образованы в связи с завоеванием или организацией новых провинций, чтобы охранять берега пограничных рек и гарантировать беспрепятственное судоходство. Поэтому префекты этих провинциальных флотов тесно сотрудничали с наместниками и были им непосредственно подчинены.

Александрийский флот при Августе сформировали из кораблей Клеопатры и Антония. Он должен был охранять не только дельту Нила и египетское побережье, но и побережье Ливии.

Германский флот восходил еще к Друзу Старшему, который его организовал в 12 г. до н. э. Его оперативный район включал Рейн, Шельду, Маас и его притоки Цун- дерзее и Нордзее. И в нем также можно было найти греков с востока Средиземноморья, о чем свидетельствует кёльнская надпись: «Здесь покоится Луций Октавий, сын

Луция из Элей, рулевой 58 лет, с 34 годами службы. Дионисий, сын Плестарха из Траллы, писарь, поставил надгробный памятник за его заслуги» (CIL XIII 8323). В Германском флоте префектом служил будущий принцепс Пертинакс.

Такой же престиж, как и Германский флот, имел созданный при Калигуле и Клавдии Британский флот, важнейший опорный пункт которого находился в Гезориаке (Булонь), одновременно у него были многочисленные стоянки на самом острове. В его обязанности входила защита побережья, а в течение I в. н. э. сопровождение походов в Британию и обеспечение связей между материком и провинцией.

На Нижнем Дунае, на Черном и Азовском морях крейсировал Мезийский флот, самая большая база которого была в Томах (Констанце), на Среднем Дунае между Ре- гесбургом и Белградом крейсировал Паннонский флот с основной опорной базой в Аквинке (Альт-Офене). Эти дунайские флоты во времена Траяна, когда они были особенно нужны, располагали свыше 200 больших и маленький шлюпок. Когда они в первый раз сформировались, остается неизвестным.

Фракийский флот, основная стоянка которого находилась в Перинфе, должен был охранять болгарские и фракийские порты на фракийском побережье и морские границы. Основали его в середине I в. н. э., а немного позже и Понтийский флот. Его первой ячейкой была флотилия в Синопе, которая засвидетельствована еще в 14 г. до н. э., однако значение флота повысилось, когда он должен был обеспечить римскую военную активность в восточном и северном Черноморском регионе во времена столкновения с Боспорским царством. Его базой тогда был Трапезунд.

Сирийский флот организовали только при Веспасиане. Из своего большого опорного пункта в Селевкии он нес ответственность за охрану побережья на востоке Средиземного моря.

Для стабилизации римского господства в Мавритании и чтобы препятствовать нападениям северо-африканских племен на Испанию, на крайнем Востоке около 40 г. н. э. применялись подразделения александрийского флота, а во времена Траяна — сирийского. Самостоятельный Мавританский флот был сформирован только при Марке Аврелии, основным его портом стала Цезарея, Африканский Коммодианский флот, который должен был охранять подвоз зерна из Африки в Рим, сформировали при Коммоде.

Обзор римских имперских и провинциальных флотов показывает, что все эти соединения представляли значительный потенциал. Широкая сеть региональных флотов, которая дополняла большие флотилии италийского имперского флота, внесла значительный вклад для успешного разрежения тяжелых навигационных задач. Одновременно римская морская держава использовала на своей службе большое число провинциалов. Если она смогла обезопасить коммуникации внутри империи, то не в последнюю очередь потому, что использовала вековой опыт греческих моряков Востока и Италии.

На первый взгляд римская армия кажется могущественным, единым войсковым соединением, которое своими успехами было обязано целостности и когерентности составных частей. Однако на самом деле эта армия была крайне разнородной. Она различалась по сроку службы, жалованию, положению с точки зрения личного права, возможностям продвижения по социальной лестнице. Она отражала многообразие регионов империи и различные структуры ее общества.

Уже в сроке службы различия были существенными. Тогда как преторианец должен был служить 16 лет, служба легионера со времен Августа теоретически продолжалась 20 лет, а практически на год больше, представители вспомогательных формирований служили 25 лет, матросы сначала — 26 лет. Солдаты все чаще использовали возможность после обязательной службы служить дальше в качестве так называемых эвокатов или после почетной демобилизации снова возвращаться в армию, но тогда с повышенным жалованием.

Так, например, выглядит надпись из Майнца, которая отражает поздние фазы службы одного кавалериста и одновременно доказывает присутствие восточных кавалеристов на Рейне: «Антиох, сын Антиоха, парфянки из Ана- зарба (Киликия), кавалерист из парфянской и арабской алы, эвокат и человек с тройным жалованием, который прослужил 10 лет и получил военные награды. Его брат Бел- лесип воздвиг (надгробный памятник)».

В жаловании также преобладала дифференциация. Основное жалование легионера при Августе составляло 225 динариев в год, преторианца — 750; сначала оно выплачивалось в три приема. Домициан ввел четвертую выплату, и таким образом простой легионер стал получать 300 динариев. Однако из этой суммы, по свидетельству папи- русов, у него изымались вычеты на питание, фураж, вооружение, в похоронную кассу и на другие цели. Насколько широко можно обобщать случайно полученные данные об этих вычетах, которые иногда составляли половину выплаты, является спорным.

С другой стороны, как это будет сказано позднее, только меньшая часть армии должна была довольствоваться низким жалованьем, прежде всего к нему добавлялись большие суммы в форме денежных подарков принцепса, реже часть трофеев после успешных военных операций и в каждом случае большая сумма при демобилизации. При щедрых или слабых принцепсах неоднократно выдаваемые денежные подарки наряду с постоянным жалованием и деньгами при демобилизации являются свидетельством материального обязательства принцепсов перед армией. Войска особенно этого ожидали при приходе к власти или при начале узурпации, при браках и усыновлениях принцепсов, при юбилеях и чествованиях назначенного наследника; в критических ситуациях отдельные принцеп- сы старались с помощью денежного подарка купить повиновение армии.

Если выдача денежного подарка зависела от усмотрения отдельных принцепсов, то выплата демобилизационных денег была обязательной. При Августе эта сумма составляла 3 ООО динариев, однако к началу III в. н. э. она поднялась до 5 ООО, причем нужно принимать в расчет значительные потери при инфляции. Кроме этого, основой гражданского существования было наделение маленькими земельными участками, нередко на вновь завоеванных, порой неплодородных землях. Какими бы щедрыми ни казались жалование и обеспечение, нельзя не учитывать того факта, что, по современным оценкам, почти половина всех служащих в армии умирала еще во время службы.

Структура карьеры и оплаты войска будет описана на примере легиона. Карьера начиналась с простого солдата или грегария, который осуществлял все формы служебных обязанностей и получал только простое жалование. Следующая ступень, иммунис, получал одинаковое жалование с солдатом, но по причине своих специальных функций писаря или специалиста освобождался от обычных военных обязанностей или от редутных работ. Со следующей ступени начиналась унтер-офицерская служба, карьера, которая в случаях примерного исполнения обязанностей могла привести к высокому рангу центуриона.

Унтер-офицеры (принципалы) преимущественно занимали три особо ответственных поста. Сигнифер нес боевой значок центурии и одновременно руководил ее кассой; тессерарий соответствовал современному дежурному унтер-офицеру, в каждом случае он сообщал пароль; опцион, наконец, был заместителем центуриона. Тогда как унтер-офицеры на этих трех должностях получали полтора жалования легионера, бенефициарии получали уже двойное жалование. Такие высокие унтер-офицерские должности, как корникуларий, штабной унтер-офицер,

имагинифер, носитель портрета принцепса и, наконец, ак- вилифер, носитель орла легиона, т. е. самые высокие унтер-офицерские звания, оплачивались тройным жалованием. Решающим скачком в карьере была должность центуриона, который получал почти в 30 раз больше, чем простой легионер. Как уже упоминалось, благодаря этому достигался уровень оклада офицера из всаднического сословия.

Так же дифференцированно, как карьеру и жалование, нужно оценивать существование при принципате солдат, унтер-офицеров и офицеров. Наряду с подразделениями, которые постоянно подвергались опасности в длительных и тяжелых военных столкновениях, во время надзора за границей, часто на тяжелейших территориях, были и другие, которые проходили скучную службу в легионерских укреплениях, крепостях, иногда морально разлагались, как это случилось с частью рейнской армии при Гетулике. Однако чаще всего командиры не давали передышки солдатам и унтер-офицерам бесконечными откомандированиями и другими заданиями.

Подразделения легионов, вспомогательных групп и флотов постоянно привлекались ко всякого рода строительным работам не только при сооружении лагерей, крепостей, укреплений, дорог, каналов и гаваней, но также и к строительству центров администрации и репрезентативных зданий, что доказывает боннская надпись 160 г. н. э.: «Во благо императора Антонина Августа Пия, отца отечества, выполнило свой обет подразделение благочестивого и верного германского флота, которое было поставлено на каменоломне для форума колонии Ульпиа Траяна (Ксант) под командованием Клавдия Юлиана, легата Августа, под надзором Г. Суниция Фауста, сына ..., капитана, во время консульства Брацуи и Вара» (CIL XIII V 8036). Как сообщает Тацит, к 47 г. н. э. подобные задания нередко вызывали озлобленность у сильно загруженных войск: «Чтобы положить конец ленивой жизни солдат, он (Корбулон) приказал рыть канал длиной в 23 мили между Маасом и Рейном, чтобы сделать излишним небезопасное плавание по океану. Принцепс присвоил ему триумфальные знаки отличия, хотя отказал в дальнейшем руководстве войной.

Вскоре после этого такие же награды получил Курций Руф, потому что приказал рыть шахты в области маттиа- ков, чтобы обнаружить серебряные жилы. Добыча была небольшой и скоро иссякла, но легионы приложили большие усилия, когда копали штольни и должны были производить работы в темноте, хотя и днем они были очень трудными. Под давлением этих трудностей, так как и в* других провинциях предъявлялись подобные требования, солдаты послали императору тайное послание от имени римского войска, где просили о том, чтобы он тем людям, которым хотел доверить войско, заранее давал триумфальные знаки отличия» («Анналы». XI,20, 2).

Какими бы большими ни были чувство солидарности и корпоративный дух различных формирований римской армии, у отдельных солдат была ярко выражена потребность сохранить свою индивидуальность. После осмотра майнцских древностей Гете написал: «В нагляд- нейшем порядке установлены надгробные плиты римских солдат, собранных из всех наций и нашедших смерть здесь, в гарнизонах. На каждой плите обозначены имя, место рождения, номер легиона, они рядами прислонены к холмикам, за каждым — урна, содержащая останки, в доказательство того, как высоко в то время ценился каждый человек» (Гете. Собр. соч. Изд. I. Веймар, с. 99).

В социальном аспекте римская армия, в первую очередь, состояла из свободных граждан. Вольноотпущенники и рабы привлекались на военную службу только в случае крайней необходимости. В относительно небольшом количестве они находились в свите офицеров, как два воль- ноотпущенника павшего в походе Вара центуриона Целия, или в семье наместников, легатов и другого высшего командного состава.

Свободные провинциалы, наоборот, в армии могли получить римское гражданское право, свободные римские граждане в исключительных случаях переходили во всадническое сословие, талантливые или бессовестные военачальники благодаря преторианцам или пограничному войску могли добиться принципата. Во время ли мира, гражданской войны или больших походов армия всегда являлась источником продвижения, но тем не менее социальное продвижение с помощью армии не было массовым явлением.

Привилегии сенаторских и всаднических офицеров при принципате сохранились; все важные повышения в должности и назначения на посты командующих производились только принцепсом. Но в большинстве случаев именно принцепс извлекал выгоду из того, что особенно в кризисные времена социальные выдвиженцы полностью отождествляли себя с системой, а значит, и с ним самим.

Легионы, вспомогательные формирования и флот в I и II в. н. э., представляли собой оборудованную новейшей техникой, высоко эффективную военную машину, которая располагала комплексным инструментарием для тяжелейших военных операций. Ее выдающаяся техника успешно применялась при десантированиях, переправах через реки, в войне в горах и при многочисленных осадах. Технические военные специалисты и в мирное время проделывали важную работу при обмере земли, в строительстве, при прокладке водопроводов, в проектировании туннелей и гаваней и в других многочисленных областях. Не менее важным является другой аспект: посреди общественных, политических и культурных изменений римская ар- і мия оставалась оплотом традиционных римских норм и ценностей и одновременно одним из важнейших факторов римской интеграции.

<< | >>
Источник: Карл Крист. История времен римских, императоров от Августа до Константина: Историческая б-ка Бека. Том 1. — Ро- стов-на-Дону: Феникс. — 576 с.. 1997 {original}

Еще по теме Армия:

  1. Глава 49 Начало кампании в Стране Басков. — Армия националистов. — Баскская армия. — Бомбардировка Дуранго. — Тольятти предлагает политическое уничтожение Ларго Кабальеро. — Кризис в Барселоне. — Баски предлагают посредничество.
  2. 15. СЕВЕРНАЯ АРМИЯ - ВОЙСКА СЕВЕРНОЙ ОБЛАСТИ СЕВЕРНОГО ФРОНТА. МУРМАНСКАЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ. ВОЙСКА ИНТЕРВЕНТОВ (02.03.191&-21.11.1920)
  3. I. РУССКАЯ АРМИЯ
  4. СИБИРСКАЯ АРМИЯ.
  5. 19. ТУРКЕСТАНСКАЯ АРМИЯ
  6. ПОВОЛЖСКАЯ НАРОДНАЯ АРМИЯ
  7. Глава 4 РАЗБЕЖАВШАЯСЯ АРМИЯ
  8. Глава 5 СДАВШАЯСЯ АРМИЯ
  9. 5. ЗАПАДНАЯ АРМИЯ (01.01-21.07.1919)
  10. Армия Крайова
  11. Армия Спасения
  12. Армия Комитета Учредительного Собрания.
  13. 2-я ударная армия
  14. 8. КАВКАЗСКАЯ АРМИЯ (21.05.1919-08.02.1920)
  15. Белая армия
  16. 10. КУБАНСКИ АРМИЯ (08.02-17.04.1920)
  17. Армия Андерса