Книга XV Глава первая


Трудности при описании Индии (§ 2). Границы и пространство Индии (§ И). Течение рек Инда и Ганга (§ 13). О. Тапробан (§ 14—15). Объяснения Неархом и Аристобулом происхождения речных долин и наводнений (§ 16—17).
Рис и индийская пшеница (§ 19). Плодородие Индии (§ 20). Индийская смоковница, хлопок и другие растения (§ 21—22). Сходство Индии с Египтом (§ 25). Притоки Инда (§ 26—27). Царство Таксила и Абисара (§ 28). Страна Пора. Охота на обезьян (§ 28—29). Кафая и область Сопейры (§ 30). Возвращение Александра к флоту (§ 32). Болотистый берег Пата- лены (§ 34). Образ жизни в Индии (§ 34), Река Ганг (§ 35). Пали- бофры — главный город прасиев (§ 36). Скудость сведений об Индии по ту сторону Гипаниса (§ 37—38). Разделение индийцев на классов (§ 39—41, 46—49)
§ 2. Известия наши об Индии читатель должен принимать снисходительно, потому что это ¦— самая отдаленная страна, и только немногие лица посещали ее лично, другие, видевшие только некоторые части ее, большей частью Говорят по слуху, даже с тем, что видели сами, они знакомились в военном походе и во время набегов. Вот почему об одном и том же сообщаются разноречивые сведения, хотя последние изложены так, как бы после тщательных исследований. Некоторые свидетели сообща участвовали в одних и тех же походах и путешествиях, каковы, например, спутники Александра во время покорения им Азии; но часто и из этих свидетелей каждый сообщает отличные от прочих сведения. Если они так расходятся между собой относительно виденного, то что же следует думать только о слышанном?
§11. Индию ограничивают с севера крайние части Тавра, от Арианы до восточного моря. Эти части Тавра туземцы называют отдельно Паропамисом, Эмодом, Имаем и другими именами, а македоняне — Кавказом. С запада граница Индии река Инд; южная и восточная стороны гораздо длиннее прочих, спускаются к Атлантическому морю. Таким образом; страна получает вид ромба, потому что каждая из длиннейших сторон превосходит противолежащую ей сторону на 3 ООО стадий; такой самой длины общая оконечность восточного и южного побережья, которая выступает дальше остального берега на одинаковое расстояние с обеих сторон. Для западной стороны Индия считается от Кавказских гор до южного моря около 13 000 стадий вдоль реки Инда до устья его; следовательно, противоположная восточная сторона, считая три тысячи на оконечность, имеет 16 000 стадий. Таким образом, это — наименьшая и наибольшая ширина страны. Длина страны считается от запада на восток; большую часть ее до палибофров можно определить с большой точностью, потому что она изме-

рена схойнами и составляет царский военный путь в 10 ООО стадий; остальная часть длины по ту сторону измеряется приблизительно во время плавания из моря по реке Гангу до пали- бофров; это пространство определяется в 6 ООО стадий. Вся длина Индии будет 16 000 стадий, как определяет это Эратосфен на основании вполне достоверного списка становищ; с ним согласен и Мегасфен, а Патрокл считает на 1 ООО стадий меньше. Если далее к этому расстоянию прибавить длину мыса, выступающего на восток, то эти 3 ООО стадий дадут наибольшую длину, именно от устьев реки Инда вдоль следующего за ними берега до названного нами мыса и его восточных оконечностей, где обитают так называемые кониаки.
§ 13. Вся Индия орошается реками, из которых одни сливаются с двумя величайшими реками Индии — Индом и Гангом, а другие впадают в море и имеют собственные устья. Все реки получают начало на Кавказе и текут сначала в южном направлении, потом одни в том же направлении, — главным образом впадающие в Инд, — а другие, подобно Гангу, сворачивают на восток. Инд, спустившись с горного хребта и достигши равнины, поворачивает на восток, протекает мимо величайшего индийского города палибофров и изливается в тамошнее море всего одним устьем, хотя и представляет 'Наибольшую из рек Индии. Инд изливается в южное море двумя устьями, обнимая своим течением так называемую область Патталену, похожую на египетскую Дельту. Вследствие испарений таких больших рек и благодаря пассатным ветрам, Индия, по мнению Эратосфена, до того напитывается влагой летних дождей, что равнины превращаются в болота. Во время этих дождей сеют там лен, просо, а также сезам, индийскую пшеницу и рис; в зимнюю пору сеется там пшеница, ячмень, стручковые растения и разные другие, у нас неизвестные. Кроме того, в Индии водятся почти те же самые животные, что и в Эфиопии и в Египте; из речных животных в индийских реках водятся всякие животные, кроме гиппопотама; впрочем, Онесикрит утверждает, что в здешних реках есть и гиппопотамы. Что касается жителей Индии, то одни из них, южные, похожи по цвету кожи на эфиопов, а по лицу и по волосам на остальных людей, потому что от сырости волосы не завиваются; северные обитатели Индии походят на египтян.
§ 14. Говорят, что Петров Тапробан, лежащий в открытом море, отстоит от наиболее южных частей Индии, что у кониа- ков, на семь дней пути к югу, а длина его доходит до 5 ООО стадий по направлению к Египту. На Тапробане водятся слоны. Таковы сведения, сообщаемые Эратосфеном; если мы прибавим к ним некоторые точные сведения других лиц, то настоящее описание сделается еще более моим собственным.

§ 15. Говоря о Тапробане, Онесикрит определяет величину его в 5 ООО стадий, но при этом ничего не говорит ни о длине, ни о ширине острова, отстоящего, по его мнению, от суши на 20 дней плавания; но суда здесь, говорит он, плывут с трудом, потому что они имеют плохие паруса и не имеют по бокам досок. Между Тапробаном, продолжает он, и Индией есть и другие острова, но Тапробан самый южный из них. Кругом него водятся земноводные китообразные животные, из которых одни походят на быков, другие на лошадей, третьи на других живущих на суше животных.
§ 16. Неарх приводит следующие примеры наноса ила из рек: равнины Герма, Каистра, Меандра и Каика названы так потому, что наносимый реками ил увеличивает эти равнины или, вернее, образует их, потому что реки несут с гор доброкачественную и мягкую землю. Реки сносят эту землю вниз, так что равнины представляются как бы произведением этих рек, и, по мнению Неарха, совершенно правильно присваиваются эти равнины рекам, совсем так, как Геродот говорит о Ниле, что земля, прилегающая к нему, дар Нила. Вот почему Неарх полагает, что Нил называется одним именем с Египтом.
§ 17. По словам Аристобула, только горы и их склоны орошаются дождями и покрываются снегом, равнины не свободны и от дождей, и от снегов, орошаясь только разливами рек. Снегом горы покрываются зимою, а с началом весны начинаются дожди, усиливающиеся все больше и больше во время пассатных ветров: сильный дождь льет непрерывно днем и ночью до восхода Арктура. Переполненные водой от снегов и дождей, реки наводняют равнины. Явление это, продолжает он, наблюдалось и им самим, и другими, которые отправлялись от Па- ропамиса после захода Плеяд в Индию и проводили зиму в горах в стране гиппазиев и Ассакане, а с началом весны нисходили в равнины и в очень большой город Таксилы, оттуда к Гидаспу и в землю Пора. Зимой они вовсе не видели воды, а только снег; впервые пошел дождь в Таксилах; спустились они к Гидаспу; после победы над Пором путь их пошел на восток к Гипанису, а оттуда снова назад к Гидаспу. Дождь шел непрерывно, особенно во время пассатных ветров; только с восходом Арктура дожди прекратились. После того как, замешкавшись в Гидаспе при сооружении кораблей, они начали плавание только за несколько дней до захода Плеяд, они провели в плавании всю осень, зиму, следующую весну и лето и прибыли в Патталену к восходу Пса. Плавание их, таким образом, совершалось в течение десяти месяцев, но они ни разу не видели дождей, даже тогда, когда дули пассатные ветры, а равнины залиты были водой переполнившихся рек, и плавание по

морю было невозможно, потому что ветер дул в противоположном направлении.
§ 19. Указав далее на сходство этой страны с Египтом и Эфиопией и также на ее особенности по отношению к тем странам, особенности, состоящие в том, что Нил наводняется южными дождями, а индусские реки северными, — указавши на это, Аристобул спрашивает, почему лежащие между ними земли лишены дождей, как, например, Фиваида до Сиены и до окрестностей Мероэ, некоторые части Индии от Патталены до Гидаспа; напротив, область, простирающаяся над этими частями, та область, в которой идет дождь и снег, обрабатывается, говорит Аристобул, так же, как и все другие земли, кроме Индии, потому что землю здесь поят дожди и снега. Из рассказов его следует, что разрыхленная обильной влагой здешняя земля легко подвергается сотрясениям и разрыхляется так, что даже реки меняют свои русла. Он говорит, что, будучи послан с каким-то поручением, он сам видел область, потерявшую тысячу и даже больше городов и деревень, потому что Инд покинул свое русло и, повернув влево, направился по другому, более глубокому, и спустился так низко, что область, оставшаяся направо, не орошается больше речньгми разливами, потому что она лежит выше не только нового русла, но и подъема реки во время разлива.
§ 20. В том, что реки разливаются и что с суши не дует ветер, согласен с Аристобулом и Онесикрит. По его словам, морское побережье болотисто, особенно у устьев рек, благодаря, во-первых, речным наносам, потом морским приливам и, наконец, господству здесь морских ветров. Мегасфен считает важнейшим признаком плодородия Индии то обстоятельство, что она дважды в год приносит плоды в двойном количестве. То же самое утверждает Эратосфен, называя один посев зимним, другой летним, равно как и дождь — один зимним, а другой летним; по его словам, там не бывает ни одного года, в котором не было бы дождя ни летом, ни зимой, следствием чего и является столь большое изобилие, потому что земля никогда не бывает бесплодной. По его же словам, там рождается множество древесных плодов, множество растительных корней, сладких в сыром виде и вареном, а вода как падающая с неба, так и находящаяся в реках согревается солнечными лучами. Он хочет сказать, что то, что у других называется зрелостью плодов и соков, у них есть как бы сварение их: сваренные таким путем плоды нисколько не хуже на вкус тех, которые варятся при помощи огня. Поэтому-то, говорит он, так гибки ветки тех деревьев, из которых делают ободы для колес, и по той же самой причине на некоторых деревьях появляется шерсть; из нее, по словам Неарха, ткут тонкие шерстяные материи, а македоняне
употребляют ее вместо тюфяков и для набивки седел. Такого же рода сериковые, т. е. шелковые, вещи, для которых шерсть добывается с древесной коры некоторых деревьев. По его же словам тамошний тростник дает мед без пчел, потому будто бы, что это фруктовое дерево, из плодов которого приготовляется мед, причем употребляющие плод в сыром виде пьянеют.
§ 21. В Индии растет множество оригинальных деревьев, в числе которых есть между прочим такое, ветки которого расстилаются по земле, а листья не меньше щита. Онесикрит, тщательно исследовавший достопримечательности в области Муси- кана, самой южной части Индии, говорит о некоторых больших деревьях, ветви которых доходят до двенадцати локтей, далее растут наклонившись, как бы согнувшись, до соприкосновения с землей; потом они входят под землю, там пускают корни; поднимаясь затем снова, образуют стволы, ветви которых подобным образом дают новые поросли, эти последние опять новые и так далее, так что из одного дерева образуется большой покров из листьев наподобие палатки на многих столбах. Определяя объем этих деревьев, говорят, что пять человек могут обнять ствол с трудом. И Аристобул упоминает о деревьях с наклонными ветвями при Акесине, у слияния его с Гиаротием; размеры их будто бы так велики, что под одним деревом может найти отдых в полдень пятьдесят лошадей, а по словам Онесикрита — четыреста. Аристобул упоминает еще о другом дереве, небольшом, которое, подобно бобам, имеет стручки длиной в девять дюймов, наполненные медом; люди, поевшие этих стручков, нелегко излечиваются. Впрочем, что касается величины деревьев, то все бледнеет перед рассказами тех лиц, которые будто бы видели по ту сторону Гартия дерево, дающее тень в полдень на пять стадий. По свидетельству Онесикрита, цветы на деревьях, дающих шерсть, содержат в себе зерно и по извлечении оттуда зерна остальное можно расчесывать, как всякую другую шерсть.
§ 22. Онесикрит сообщает, что в области Мусикане растет в диком виде хлеб, похожий на пшеницу, а также виноградная лоза, дающая вино, тогда как, по мнению других, Индия не имеет вина; нет там, как говорит Анахарсис о Скифии, ни флейты, ни иного музыкального инструмента, кроме кимвалов, бубнов, трещоток, которые имеются у фокусников. Индия богата разного рода растительными соками и корнями, частью целебными, частью ядовитыми, равным образом богата она красками, как утверждают Онесикрит и другие. Он, кроме того, прибавляет, что там существует закон, в силу которого смертью наказывается изобретатель яда, если в то же самое время он не изобрел противоядия; если же он изобрел и это последнее, то получает награду от самого царя. В южной Индии есть так
же киннамом, нард и другие благовония, те же что и в Аравии, и в Эфиопии, в странах, на которые похожа Индия по направлению солнечных лучей, отличаясь от них обилием вод, вследствие чего воздух в ней пропитан влагой; она плодород- нее, способна прокормить больше, чем те страны, как земля, так и вода ее. Вот почему и сухопутные, и водные животные в Индии крупнее, чем в других землях.
§ 25. Другое из общепризнанных явлений, показывающих, кроме того, сходство между Индией, с одной стороны, Эфиопией и Египтом, с другой, — то, что не подвергающиеся наводнениям равнины бесплодны. Старый вопрос о Ниле, откуда идет его половодье, Неарх пытается объяснить летними дождями, производящими то же явление в индийских реках. Он говорит, что когда Александр увидел в Гидаспе крокодилов, а в Акесине египетские бобы, то он принял реку за истоки Нила, а потому снарядил флот в Египет, намереваясь по Гидаспу добраться до Египта; но вскоре после того Александр узнал будто бы, что невозможно то, на что он рассчитывал, потому что «посередине текут большие реки, стремительные потоки, а прежде всего Океан», в который изливаются все индийские реки. Дальше следуют Ариана, Персидский и Арабский заливы, самая Аравия и Троглодитика. Вот что говорят о ветрах, дождях, а также о половодье рек и наводнении равнин.
§ 26. Впрочем, относительно рек мы должны сообщить И некоторые подробности, насколько это отвечает требованиям географии и насколько мы сами располагаем сведениями, потому что реки, как естественные границы местностей со стороны их пространства и фигуры, вообще значительно облегчают выполнение нашего труда; Нил же и индийские реки имеют то преимущество перед другими реками, что без них страна, в которой теперь совершается плавание и земля которой обрабатывается, была бы бесплодна, недоступна и совсем необитаема. Мы имеем сведения о важнейших притоках Инда и о странах, через которые они протекают, других же мы скорее не знаем, нежели знаем. Александр, раньше всех открывший эту страну, вначале, когда убийцы Дария замышляли отложение Бактрианы, полагал, что прежде всего необходимо преследовать их и уничтожить. Вот почему он вступил в местности соседние с Индией через землю арианов; оставляя Индию вправо, он перешел Паропамис с северной стороны и Бактриану, и только после того как покорил все подвластные персам земли и даже больше, только тогда направился он в Индию, о которой рассказывали ему многие лица, хотя и неясно. Пе- решедши те же самые горы, только кратчайшими путями, он возвратился назад, оставивши Индию влево, потом немедленно повернул к ней, к западным границам ее и к реке Кофе и к

Хоаспе, которая впадает в Кофу у города Племирия, протекает мимо другого города, Горида, через Бандобену и Гандари- тиду. Александр узнал, что наиболее плодородная часть Индии — горный хребет и северная область, что южная, напротив, частью безводна, частью залита реками и пылает огненным жаром, более пригодна для животных, нежели для людей.
Итак, Александр задумал овладеть прежде всего прославленной частью Индии, полагая, что реки, которые ему необходимо было перейти, более проходимы вблизи источников, потому что они пересекали страну поперек. Кроме того, он слышал, что большая часть рек вливается в одну и тем больше, чем дальше подвигаешься вперед, так что она становится все менее и менее удобопроходимой, особенно при недостатке судов. Опасаясь этого, Александр перешел Кофу и покорил всю горную область, насколько она простирается в западном направлении.
§ 27. За Кофой был Инд, потом Гидасп„ дальше Акесин и Гиаротий, наконец Гипанис. Итти дальше помешало ему, во- первых, внимание к изречениям оракула, во-вторых, упадок духа в солдатах, которые заставили его остановиться, изнуренные трудами и натерпевшиеся сильно от сырости, потому что там шли непрерывные дожди. Итак, из восточных частей Индии нам известны те, которые находятся по сю сторону Гипаниса, и некоторые другие, о которых сообщили люди, проникавшие после Александра дальше по ту сторону Гипаниса до Ганга и полибофров. Итак, за Кофой течет Инд, а местностями, лежащими между этими двумя реками, владеют аста- кены, масианы, нисеи и гипасии. Дальше следует область Асса- кана, где есть город Масога, царская резиденция. У самого Инда лежит другой город Певколаитида, у которого Александр перевел войска через перекинутый им мост.              '
§ 28. Между Индом и Гидаспом находится Таксила, город большой, с хорошими политическими учреждениями, а в окрестностях его простирается обширная благодатная страна, которая соприкасается уже с равнинами. Население этого города и царь его Таксил приняли Александра радушно, за что получили больше, чем дали сами, так что македоняне завидовали им и говорили, что Александр до перехода через Инд никому не делал добра. Некоторые считают, что эта страна больше, чем Египет. Над ней в горах лежит область царя Абисара, у которого, по рассказам посланцев царя, содержалось два дракона, один в восемьдесят локтей, а другой в сто сорок, как говорит Онесикрит; этого последнего правильнее было бы назвать виновником басен об Александре, нежели начальником его флота. Вообще все спутники Александра предпочитали чудесное истинному, но всех их превзошел, кажется, Онесикрит ПО части баснословных рассказов; впрочем, иногда он сооб
щает правдоподобные и достойные внимания сведения, так что и неверующий не может обойти их. Что касается драконов, то о них говорят и другие лица, именно, что их ловят в Эфесских горах и содержат в пещерах.
§ 29. Между Гидаспом и Акесином простирается земля Пора, обширная, плодородная, имеющая почти триста городов, а у Эмодских гор лес, в котором Александр велел нарубить множество ели, сосны, кедра и других деревьев и отправил их к Гидаспу; там подле городов, основанных им по обеим сторонам реки, он соорудил флот и также, перешедши реку, одержал победу над Пором. Один из городов он назвал Бу- цефалией по имени павшего в битве с Пором коня (Буцефалом же конь был назван от широкого лба; Александр всегда употреблял его в дело как хорошего бойца), другой город назван был Никеей благодаря одержанной там победе. В упомянутом выше лесу водится, как рассказывают, чрезвычайное множество хвостатых обезьян очень больших размеров, так что однажды македоняне, увидевши их во множестве выстроившимися в боевом порядке на открытых холмах (животное это по умственным способностям стоит так же близко к человеку, как и слон), приняли их за отряд солдат и ринулись против них, как протиЪ солдат; остановились только после того, как узнали истину от Таксила, бывшего в то время у Александра. Охота на это животное производится двояким способом. Так как оно имеет наклонность к подражанию и спасается на деревьях, то охотники, увидевши его сидящим на дереве, ставят на виду у него полную чашку воды и промывают в ней глаза себе, потом, поставивши вместо воды чашку с птичьим клеем, они отходят в сторону и подстерегают издали: когда животное, спрыгнувши с дерева, намажется птичьим клеем и при склеившихся веках глаза его закроются, охотники подходят и забирают его живьем. Это — один способ ловли; другой состоит в следующем: надевают на себя похожий на штаны мешок и уходят, оставивши за собою другие подобные покрытые жесткой шерстью, а внутри вымазанные птичьим клеем; эти последние надевают на себя обезьяны, которых тогда легко ловят.
§ 30. Некоторые помещают в это междуречье Кафаю и землю одного из областных царьков, Сопейфа. Другие помещают ее по ту сторону Акесина и Гиаротиды, на границе с землей другого Пора, который приходился Пору, взятому в плен Александром, двоюродным братом. Находившаяся под властью его область называется Гандаридой. Относительно Кафаи ходит странная молва, будто там высоко ценится красота людей, как и лошадей и собак; так, в цари выбирается у них красивейший, как рассказывает Онесикрит, а всякое родившееся дитя через два месяца после родов подлежит народ
ному обсуждению, имеет ли оно законом определенное и дающее право на жизнь сложение, или нет, и потом по приговору председателя суда оно продолжает жить или умерщвляется. Чтобы сделать себя красивее, жители этой области раскрашивают свои бороды множеством самых ярких красок. Впрочем, это же самое делают и многие индийцы с волосами и с одеждой, потому что земля их производит изумительные краски; население, совершенно неприхотливое во всех других отношениях, имеет страсть к украшениям. Как особенность кафайцев рассказывается следующее: жених и невеста выбирают себе друг друга, и жены сожигаются вместе с покойными мужьями по той будто бы причине, что они, некогда прелюбодействуя с юношами, покинули своих мужей или отравили их и самый закон был издан будто бы с той целью, чтобы прекратить отравление; однако рассказы об этом законе и о мотиве его не заслуживают веры. Говорят, что в земле Сопейфа какая-то гора заключает в себе такое количество ископаемой соли, что ею можно бы снабдить всю Индию; в других городах недалеко оттуда есть золотые и серебряные жилы, как свидетельствует знающий это дело Горгий. Но так как индийцы не знают ни добывания металлов, ни плавки их, то они не знают и своих богатств и ведут это дело плохо.
§ 32. Путь до Гидаспа идет большей частью в южном направлении, а оттуда до Гипаниса в восточном; весь он тянется больше вдоль горного хребта, чем по равнинам. От Гипаниса Александр повернул к Гидаспу и корабельной стоянке, соорудил флот и поплыл по Гидаспу. Все поименованные выше реки впадают в одну, в Инд; последняя из них Гипанис. Число этих рек, по крайней мере заслуживающих упоминания, определяется в 15; увеличенный всеми притоками, Инд изливается двумя устьями в южное море и так называемую Паталену превращает в остров (в иных местах Инд разливается на 100 стадий, как утверждают лица неумеренные, более умеренные говорят, что наибольшая ширина реки 50 стадий, а наименьшая 7; вдоль реки есть много городов и народов). Такое решение принял Александр после того, как отказался уже от восточных частей, во-первых, потому, что существовали препятствия к переходу Гипаниса, а во-вторых, потому, что по опыту убедился в ложности той молвы, будто равнины выжжены огнем и более пригодны для жизни зверей, чем людей. Вот почему он направился в равнины, оставив в стороне восточные части, благодаря чему первые более нам известны, нежели последние.
§ 34. Онесикрит утверждает, что морской берег там большей частью болотист, главным образом у устьев рек, что происходит от приливов и недостатка ветров с суши; напротив, в местностях этих господствуют ветры, дующие с моря. Онеси-

крит рассказывает и о земле Мусикане, превознося ее за многие достоинства, часть которых считается общей ей с другими индийскими областями, как, например, долговечность населения, потому что жители там живут за 130 лет; впрочем, некоторые признают серов более долговечными, нежели жителей этой области; им свойственны также умеренность и здоровье, страна эта имеет во всем избыток. У них есть обычай устраивать наподобие лаконских сисситий, где обедают сообща, причем лакомства добываются охотой; кроме того, они не употребляют ни золота, ни серебра, хотя эти металлы у них в изобилии; вместо рабов пользуются юношами в цветущем возрасте, как критяне афамиотами, а лаконцы илотами; никакими науками, кроме медицины, они не занимаются усердно, а очень усердное занятие некоторыми искусствами, как, например, военное и подобные, вменяется в порок; нет у них судебных процессов, разве из-за убийства или насилия, потому что не претерпеть кому-нибудь того или другого не зависит от него, напротив, весь ущерб в разного рода сделках зависит от самих вступающих в сделки; поэтому-то и следует сносить злоупотребление кем-либо доверия; нужно только быть внимательным к лицам, которым доверяешь, а город не должен быть наполнен тяжбами. Вот что сообщают участники о походе Александра.
§ 35. В письме Кратера к матери его, Аристопатре, рассказывается много невероятного, несогласного ни с какими другими известиями, между прочим то, что Александр дошел будто бы до Ганга, причем автор письма утверждает, что он сам видел эту реку и китов в ней, между тем сведения его о длине реки, о ширине и глубине ее весьма далеки от вероятности. Что касается того мнения, что Ганг — самая большая из всех рек, упомянутых на трех материках, что вторая из них Инд, третья и четвертая Истр и Нил, относительно этого существует достаточное единогласие; что же касается подробностей, то различные лица об одном и том же говорят различно; так, одни считают наименьшую ширину Ганга в 30 стадий, другие в 3, а по словам Мегасфена, средняя ширина реки доходит до 100 стадий, а наименьшая глубина — 20 сажен.
§ 36. При слиянии Инда с другой рекой расположен [город] Палибофры длиной в 80 стадий, а шириной в 15; форма их па- раллелограм; он окружен деревянным забором на одинаковом расстоянии со всех сторон, через отверстия в нем делались выстрелы. Перед укреплением ради защиты и приема нечистот от города идет ров. Народ, которому принадлежит этот город, называется прасиями; это— наилучший народ. Царь их, кроме своего имени, получаемого при рождении, должен еще называться по имени города Палибофром, как Сандрокотт, к кото
рому был послан Мегасфен. То же самое замечается у парфян: все они называются арсamp;ками, а собственное имя один носит Ород, другой Фраат, третий какое-нибудь иное.
§ 37. По общему мнению, наилучшая земля та, что находится по ту сторону Гипаниса; однако она не описывается с точностью, и все, что рассказывается о ней, преувеличено или чудесно вследствие невежества и отдаленности местности. Так, рассказывают о муравьях, копающих золото, и о других животных и людях, оригинально сложенных и обладающих особенными способностями; например, серы живут будто бы очень долго, доживая до 200 лет и больше. Рассказывают об аристократическом строе здешнего государства, причем правительство состоит из 5 ООО советников, из которых каждый доставляет государству по одному голосу. Мегасфен говорит, что в стране прасиев водятся самые крупные тигры, сильные, по величине почти в два раза превосходящие львов, так что однажды ручной тигр, которого вели 4 человека, схватил мула за заднюю ногу и привлек его к себе. Хвостатые обезьяны крупнее самых больших собак, они или совершенно белые, кроме черного лица, или наоборот. Хвосты их имеют в длину больше двух локтей. При всем том они совершенно ручные, не злы, не совершают нападений и не воруют. Там вырывают из земли камни, которые слаще фиг и меда и имеют цвет ладана. В некоторых местах водятся двухфутовые с кожаными крыльями змеи-наподобие летучих мышей; они летают по ночам и испускают из себя капли мочи или пота, которые отравляют тела неосторожных. Там же есть чрезвычайной величины летучие скорпионы. Растет там и эбеновое дерево и есть отважные собаки, которые выпускают укушенную ими жертву только тогда, когда нальешь воды им в ноздри; у иных от ярости при укусе переворачиваются глаза, а у других они даже вываливаются совсем. Одна собака удержала даже льва и быка, а бык, схваченный такой собакой за морду, испустил дух прежде, чем был выпущен.
§ 38. В горной стране есть река Сила, на воде которой ничто не держится; впрочем, Демокрит, путешествовавший по многим частям Индии, не допускает этого. Не верит этому и Аристотель, хотя есть атмосферы до такой степени легкие, что в них не держится никакое пернатое существо. Кроме того, некоторые выделяющиеся испарения притягивают к себе предметы и как бы поглощают то, что летает над ними, как электр притягивает солому, а магнит железо; поэтому, быть может, подобные же свойства присущи и воде. Впрочем, все это относится к физике и к учению о плавающих на поверхности телах и там должно излагаться; теперь мы должны прибавить еще кое-что другое, более входящее в область географии.

§ 39. Итак, Мегасфен сообщает, что индийцы разделяются на семь разрядов; первые из них, наиболее почетные и самые малочисленные, философы. Их советами пользуются индийцы в случае принесения жертв богам или покойникам, а всеми ими вместе пользуются цари в так называемом великом совете, на который собираются философы у дверей царского замка; это бывает в начале каждого нового года; все, что каждый из них придумал или заметил полезного для плодов, животных или для государственных учреждений, излагается здесь публично. Трижды пойманный во лжи должен по закону всю жизнь молчать; а тот, кто сообщил правду, освобождается от податей и налогов.
§ 40. Второй разряд индийцев составляют земледельцы, класс населения наиболее многочисленный и честный; они4 освобождены от военной службы, их работы не нарушаются ничем; они не ходят в город, не занимаются никакими иными делами, не несут никаких общественных повинностей. Вот почему случается, что в одно и то Же время, в одной и той же области солдаты стоят против неприятелей и вступают с ними в битвы, а земледельцы пашут или копают землю без всякой опасности, потому что за них сражаются воины. Вся земля принадлежит царю; земледельцы обрабатывают землю за плату, равную четвертой части сбора.
§ 41. Третий класс населения — пастухи и охотники; им одним дозволяется охотиться и пасти скот, продавать его и нанимать. За избавление от хищных зверей и птиц, поедающих зерна, они получают от царя хлеб; жизнь ведут скитальческую и живут в шалашах. Частному лицу не дозволяется держать лошадь или слона; то и другое считается царским достоянием и подлежит уходу особых надсмотрщиков.
§ 46. За охотниками и пастухами следуют, по его словам, как четвертый класс населения ремесленники, торговцы и все те, которые занимаются ручной работой. Одни платят подати и несут установленные повинности, а мастера оружия и кораблестроители получают плату и содержание от царя, на которого только они и работают. Оружие солдатам доставляет главнокомандующий, а предводитель флота отдает корабли внаймы морякам и купцам.
§ 47. Пятый класс составляют воины, у которых все время, за исключением военного, проходит в праздности и попойках; содержатся они на царские деньги с тем, чтобы в случае нужды быстро выступали в поход, причем они не берут с собой ничего, кроме собственной персоны.
§ 48. Шестой класс — надсмотрщики. Они обязаны внимательно следить за всем, что делается, и тайно доносить о том царю. Помощницами их состоят публичные женщины, в горо-

дах — городские, а в лагерях — лагерные. Такими надсмотрщиками назначаются только самые лучшие и надежные люди.
§ 49. К седьмому классу принадлежат советники и помощники царя, из них выбираются чиновники, судьи, и им поручается управление всем государством. Никто не может вступать в брак с лицом, принадлежащим к другому классу, никто не может менять своего занятия или ремесла на какое-нибудь другое, впрочем, кроме мудрецов, которым все это дозволяется ради их высоких качеств.
<< | >>
Источник: Боднарский М.С.. Античная география. Книга для чтения. 1953

Еще по теме Книга XV Глава первая:

  1. ГЕОГРАФИЯ Книга 1 Глава первая
  2. Книга первая Глава I. В чем отличие географии от хорографии
  3. Книга XVII Глава первая Ученость египетских жрецов (§ 29). Астрономическая обсерватория Эвдокса подле Керкесуры (§ 30). Дело природы и провидения (§36)
  4. Книга Первая
  5. КНИГА ПЕРВАЯ
  6. КНИГА ПЕРВАЯ
  7. Книга II Глава первая Зависимость климата от географической широты и высоты места. Принципы географического районирования (§ 15—16, 30)
  8. Книга первая О ВРОЖДЕННЫХ понятиях
  9. КНИГА ПЕРВАЯ АНАЛИТИКА ПРЕКРАСНОГО
  10. КНИГА ПЕРВАЯ О ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ СПОСОБНОСТИ
  11. КНИГА ПЕРВАЯ. ДРЕВНЯЯ ФИЛОСОФИЯ
  12. Первая книга (главы I-XIV)
  13. Книга первая ИСТОКИ ВОЙНЫ
  14. КНИГА ПЕРВАЯ 1
  15. КНИГА ПЕРВАЯ
  16. УЧЕНИЕ ЧИСТОГО ПРАКТИЧЕСКОГО РАЗУМА О НАЧАЛАХ КНИГА ПЕРВАЯ
  17. КНИГА ПЕРВАЯ О СОВЕРШЕННЫХ ОБЯЗАННОСТЯХ ПО ОТНОШЕНИЮ К САМОМУ СЕБЕ
  18. КНИГА ПЕРВАЯ НАСТАВЛЕНИЯ ПОЛЕЗНЫЕ ДЛЯ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ