Религиозное развитие

Религиозное развитие Римской империи при Августе можно понять только, если учитывать особенности римс- и>й религии и возрождение этой религии в эпоху гражданских войн. Но с другой стороны, нужно учитывать и шчное отношение Августа к религии, его интерес к рели- I иозным традициям и их сознательную реставрацию для пользы его новой политической системе.

Даже новые формы так называемого культа императора, которые со времени Августа начали распространяться по всей территории римской сферы влияния, нельзя понять без учета их предпосылок.

Всеми признано, что римская религия при своем возникновении была специфической формой земледельчес- I ой религии, которая скоро превратилась в общую рели- | шо государства. В строго установленных ритуалах она 'смиряла и почитала те силы, которые могли оказать влитие на жизнь земледельца. Отношения с этими силами, і потом с богами, глубоко укоренились и повсеместно соблюдались. Молитвами и жертвоприношениями устанавливалось согласие с богами, которые выражали свою нолю и предупреждение определенными знамениями. Точное следование воле богов имело по римским поняти- нм жизненное значение не только для одного человека, но и для всего государства.

Первоначально для римской религии было характер- но, что в ней не каждый отдельный человек искал контакта с богами, а этот контакт устанавливался для всей семьи отцом семейства, а для государства — жрецами и весталками. Поэтому даже возросшие религиозные функции были привилегией правящего слоя, сначала патрициев, а позже нобилитета. Принадлежность к древнему жречеству значительно усиливала авторитет представителей аристократии. Но это не мешало тому, что в Риме, во всяком случае при его возникновении еще со времен Энея, существовала религиозная кригяка, и именно правящий слой выработал значительную часть философских течений, таких, как скептицизм, рационализм или материализм Эпикура и Лукреция.

Явное противоречие между рационалистическими философскими убеждениями и сознательным насаждением религиозных традиций и культовых действий из политических соображений особенно ярко проявлялось у Цезаря. Для него событием первостепенной важности было его избрание в 63 г. до н. э. верховным жрецом. Цезарь даже не остановился перед тем, чтобы возвести свое происхождение от Энея и даже Венеры, раз это было необходимо для поднятия престижа его рода, рода Юлиев, и для обоснования его особого положения в обществе. Политика и религия в Риме были всегда тесно связаны друг с другом. При этом римская религия по своей политеистической структуре долгое время не допускала чужих культов и форм почитания, но была абсолютно толерантна. От латинов, этрусков, греков из Малой Азии и Сирии Рим заимствовал новых богов, а со 2 г. до н. э. даже восточные культы с вакхическими формами выражения, которые больше прельщали широкие круги населения, чем традиционные римские культы. Соприкосновение с эллинистическим миром принесло Риму контакты с эллинистическим культом владык и с возданием божественных почестей римским политикам, особенно на- ьлестникаы, которые проявили себя заступниками греческих интересов. В римско-италийском регионе эти обычаи піачала не укоренились. Попытка Цезаря шире распрос- 1 ранить почести своей собственной персоне привели, наоборот, к его краху.

Его официальное причисление к бо- I лм, его освящение в 42 г. до н. э. и введение культа божественного Юлия превзошли все границы.

Едва ли можно переоценить воздействие на религиозное сознание десятков тысяч римских семей горя, глубоких потрясений, материальных потерь, которые повлекло собой десятилетие гражданских войн. Глубокая депрессия и смутное сознание вины охватили широкие круги населения, преобладало убеждение, что ты больше не жи- пгшь в любимой богами стране, приходили мысли эмигрировать. Первопричина всех бед и несчастий того времени виделась в пренебрежении богами и религиозными обя- І.ІННОСТЯМИ. Эта мысль звучит у Ливия и Горация.

Крайне пессимистическая ода 3, 6 Горация, написанная в29 г. до н. э., отражает эти настроения и убеждения:

О, Римлянин, ты будешь платить за грехи отцов,

Пока не будет восстановлен храм богам,

Пока разрушающиеся святыни

Со своими статуями не возродятся из пепла.

Твоим будет царство, если ты склонишься перед богами!

Горе и стенания принесло

Стране Геспер ид пренебрежение богами.

Понятно, что это чувство отчаяния и вины после окон- ш и я гражданских войн уступило место пафосу благо- ? ірпости, надежды и счастья, когда Октавиан, казалось, '.грвал корень всех зол. Позже в своей автобиографии он іллился: «Я по разрешению сената восстановил в городе !іме восемьдесят два храма богам, когда я в шестой раз ?1Л консулом (28 г. до н. э.), и не пропустил ни одного, >горый должен был быть восстановлен».

Нельзя удивляться тому, что Август таким способом оправдал ожидания общественного мнения. Это было тесное соединение религии и политики, положившее нача ло процессу его восхождения к власти. Еще при Цезаре Октавиан был принят в авторитетную коллегию жрецов, во время гражданской войны и после он последователь но избирался в большие древние жреческие коллегии II наконец получил столько жреческих должностей, СКОЛ!, ко до сих пор не получал ни один римлянин. Кульминационным пунктом и актом лояльности и благодарного доверия всей Италии было избрание Августа в 12 г. до н. э. верховным жрецом. Демонстративное уважение Августа к религии доказывает тот факт, что он оставил за своим прежним врагом Лепидом до самой его смерти эту должность. Потом Август мог сказать о себе: «Я был верховным жрецом, авгуром, членом коллегии 25 но жертвоприношениям , членом коллегии 1 по устройству религиозных пиршеств, арвальным братом, членом жреческой коллегии титиев, фециалом» («Res gestae divi Augusti»).

Для религиозного обоснования принципата 12 г. до н.э. был эпохальным. Тогда часть дома Августа на Пала- тине отвели для сакральных целей, там был воздвигнут алтарь и святилище Весты, культ которой взяла на себя Ливия. Таким образом, жилище принцепса и его семьи было связано с религиозными функциями. К тому же к этому времени в Риме и в Италии усилилось культовое почитание Августа.

Соединение политических актов с демонстрацией всех атрибутов культа началось еще при организации Авгус том грандиозных игр в честь побед Цезаря в 44 г. до н. э. Объявление войны Клеопатре, которое он, как фециал, 12 лет спустя сделал при соблюдении архаического ритуала, многократное закрытие храма Януса и, наконец, секуляр- ные игры 17 г. до н. э. являются демонстрацией того сти- кя, которому Август остался верен до конца Жцзни (УСТ не был ПОЛНОСТЬЮ свободен в СВОИХ действиях пиан сначала был связан прибавлением к своему HJVI та титула «сын Божественного» и признанием его ственным Юлием, что непосредственно вело к Maj^7^" Мстителю. Смуты гражданских войн вынудил^ его г^ нодить ярко выраженную традиционную линию, с ксг-^^0 рой было связано усиленное почитание Аполлпия Т°

'Urtd, "VI ТО

исключало почитание восточных богов в римско-Я1ал „ к< >м регионе. Описание Вергилием морского сражения: И° Акции является примером такого противостояния 11*>И Места, Фортуна и такие абстракции, как Мирц Соглс* СЛ" особенно почитались Августом, то это было таг w*. ^ тсие<

. „ жс ^«:те-

сшеняо, как н тесная связь специфической августов^^" ~ идеологии победы с Венерой-Победительницей Цеза К0И

дома Юлиев.

Даже в области религии для Августа харакгЄрна

лектика между достижениями и воз да ниш почестей

чем к его почитанию насильственно не прийуЖдал: ри"

отдельные люди, ни корпорации, ни города н провиц ** НИ

Нельзя обойти вниманием тот факт, что послеоконч:

гражданских войн, особенно на многострадальном гр^^НИЯ

ком Востоке, появилась готовность почитать, как б ЧС°

тех политиков, которые прекратили хаос и обеспсчил"^^* Г0В"

«опасность существования. В первой эклогеВерГили^11

л и л в уста Титира следующие слова: вло~

О, Молибей, нам бог спокойствие это доставил _ Ибо он (Октавиан) бог для меня, и навек, -здар^ ^

Кровью будет поить ягненок из наших овчара

(«Буколики,, м., -«07, Как в Риме, так и в Италии и западных прОВИ ^^

горожане, семьи, профессиональные объединения и органы городской администрации оказывали Августу религиозные почести. Благодарность и приверженность Августу и его дому была неотделима от выражения политической лояльности в религиозной форме. При этом Август проявлял показную сдержанность: он был связан традиционными формами религиозного почитания и не осмелился на революционный шаг. Он умел прежде всего уважать региональные особенности и одновременно привлекать к себе различные социальные слои.

В Риме Август лично принимал участие в многочисленных культовых поклонениях изображениям Цезаря, но сам дистанцировался от такого обожествления. Он намеренно не участвовал в посвященных Цезарю культовых поклонениях Юпитеру-Юлию в 44 г. до н. э. Он сделал это так же демонстративно, как и в случае с пожизненной диктатурой. При жизни у Августа не было ни собственного храма, ни собственного жреца. Не было также совместного с Ромой поклонения, как это было принято в провинциях. И Август только разрешил, чтобы его гений, обожествленный дух, присущий каждому человеку и придающий ему жизненные силы, а особенно отцу семейства, почитался в домах вместе с их собственным гением, этим он добился того, чтобы его почитали, но в рамках традиционного культа низших слоев населения Рима. В связи с разделением города Рима на 265 городских кварталов на перекрестках были поставлены часовни для духов-хранителей (ларов). Август лично проследил за до стойным оформлением этого очень древнего культа, по жертвовав статуэтки ларов для отдельпыхкварталов. При мерно между 14 и 7 г. до н. э. вместе с поклонением ла рам началось поклонение гению Августа. Август сделал еще один шаг вперед, когда юноши его семьи в празднич ных процессиях городских кварталов несли статуэтки гс ниев и ларов, что как бы демонстрировало тесную связь \()ома принцепса со всеми районами столицы. Здесь четко прослеживается постоянное преумножение религиозного почитания Августа, хотя и осуществляемое в пристойных | формах. Михаил Ростовцев так характеризовал этот факт: «Где народ находил возможность следовать своим религиозным побуждениям, там рядом с предметом своего поклонения он наталкивался на изображение Августа. В почитании государства, в почитании богов как публично, І ;>к и дома, даже на могилах — везде был Август» («Август» // Римские сообщения. 1923/24).

Во-первых, основным для Рима является тот факт, что Лкгусту еще при жизни воздавались божественные почесні „ он был, если хотите, «обожествлен», но сакральное принятие его богом произошло только после смерти (X. Гете). Это было необходимо потому, что в августовском Риме был еще не преодолен разрыв между божественным и человеческим. Во-вторых, при жизни Августа почести {давались не напрямую ему лично, а через посредство > гения или его манов (духов покойных).

В городах и провинциях империи религиозные дей- ta происходили в разных формах и с разной интенсивностью. Очевидная разница была между Востоком и Запалом. В Италии и западной части империи быстро устано- нмлись институционно узаконенные формы почитания, хогя там потребность в демонстративном проявлении поим гической лояльности после клятвы верности в 32 г. до и ). была значительно меньше, чем в восточной части империи. Кроме представителей местного правящего гноя, к этому культу были приобщены в качестве авгус- тальных севиров богатые вольноотпущенники, которые частично оплачивали расходы, требовавшиеся для периодического культового поклонения. При организации этих поклонений использовались или дополнялись старые образцы, как это известно из сборника «Главы меркуриа- лов и августалов» из Нолы и «Главы геркуланцев и ав- густалов» из Тибура.

Несколько фраз известной надписи из старой колонии Нарбонна наглядно демонстрируют особенности и организацию подобных местных культов: «В консульство Тита (Статилия Тавра и Луция Кассия Лонгина (2 в. н. э.) 22 сентября божеству Августа нарбоннским плебсом был дан обет, который должен сохраниться навеки. Колония Юлил Патерна Нарбон Марций (официальное название колонии Нарбонна) обязуется вечно желать счастья и благослове ния императору Цезарю, сыну бога Августу, отцу отече ства, 34-кратному обладателю трибунской власти, вер ховному жрецу, его супруге, детям и его семье, кроме того, сенату и римскому народу, колонам и жителям (это были строго разграниченные категории свободных граждан ко лонии), а также обязуется вечно почитать его божествен ность. Нарбоннский народ на форуме в Нарбонне воздвиг алтарь. В нем ежегодно 23 сентября в день, когда родился на благо всей земли повелитель, три римских всадника из плебса и три вольноотпущенника приносят жертвы, и они должны пожертвовать в этот день из собственных средстн колонам и жителям ладан и вино во имя божественного Августа. Также 1 января они должны предоставить в рас поряжение колонов и жителей ладан. Также 7 января, в день, когда он получил власть над всей землей, они должны пожертвовать ладан и вино, и каждый должен принести жертвенное животное...».

Подобный регламент должен был существовать и других колониях и городах римского Запада. Он свид тельствовал о готовности средних и высших слоев, нар да городов страны воздавать религиозные почести прин- цепсу и его дому в строго определенных формах, которые однако никогда не достигли размеров и интенсивности почитания на Востоке.

В греческих регионах, как и на всем эллинистичес

ком Востоке, почитание Августа было неРазРь^НинЛЯЗа

но с традиционными представлениями греко-:?^ своих

ческого культа владык. Этот культ уже в са^

3 ^актеризо-

истоках заключал те два элемента, которые хаг

л. ле необыч-

вали более позднюю римскую форму: признан** пь1е

ных, выходящих за все рамки достижений, ко^

аачение и

самих почитателей имели экзистенциальное

„ уДостоеН'

идентификацию с системой, представляемой J

ным почестей человеком. Это произошло с JIf* л „ '

.рчестеи в

который первым удостоился божественных Г> ,-, s-O ст э.ръш

1 реции, со спартанским адмиралом, которой

правящий слой Самоса после 405 г. до н. э. ^

0 власть.

небеса за то, что он вернул им их состояние тг

™ ҐСУ Квинк- . )то относится также к греческим царям и к Тй л

цию Фламинину, «освободителю Греции» и

линину, которому греки к началу II в. до н. ^ '

— v \\ также и

божественные почести. Позже они их воздавав

некоторым наместникам. ^

^ - „ эллинис-

Представление о «всеобщем благодетеле» н^ v ТТ1 ^ ^НЫ с гре-

тическом Востоке уже в III в. до н. э. были связ ^

„ «али, как

ческими царями; Цезаря тоже там приветствен д

•(благодетеля» и «спасителя». Это же относится ^

-е почита-

ту, которого считали гарантом мира, и культов^

ние которого связывалось с почитанием гречесі^

1 отличие

потому что он представлял настоящую власть г

m краткосрочно действующих наместников. стали с

Городские и провинциальные органы скоро еНИИ дв

^ всего ха-

?^ОВИНЦИИ

IF'

низаться в восторженном религиозном поклоі^

густу, основную направленность которого лучш

рактеризует решение провинциального совета пг

Л чия в 9 г, до н. э., который по предложению пр^ ^ рожде

Павла Фабия Максима постановил считать

^лсех горо- нии принцепса началом календарного года для ъг

доп провинции Азия. Эта почесть явно связана с ^

менными событиями в солярии Августа.

«Предложение прокуратора было принято, так как провидение, которое устраивает нашу жизнь и которое в своей заботе и усердии увенчало наше существование наивысшим украшением, которое представляет из себя Август, во благо людей наделенный всеми человеческими добродетелями. Он является для нас и наших потомков спасителем, закончившим войну, и так как появление Цезаря превзошло все надежды прошлых времен, потому что он превосходит не только всех живущих благодетелей человечества, но и у будущих отнял всякую надежду его превзойти, день рождения бога для мира было первым исходящим от него дружеским посланием» (Диттенберг. «Сборник надписей восточных греков»).

Муниципальные культы засвидетельствованы археологическими и литературными данными, а также надписями: основание всех храмов, алтарей, колоннад, культовых коллегий свидетельствует о широком распространении культа Августа; при этом города были совершенно свободны в выборе соответствующих решений. Поэтому они, не долго думая, ввели культы принцепса, как бога, и свое поклонение не ограничили только этим. Вряд ли есть другое доказательство, которое бы больше свидетельство вало о значении дома принцепса, чем тот факт, что члены его семьи тоже были причислены к богам.

На провинциальном уровне общее представительство провинции койон или собрание, как правило, испрашивало согласия принцепса на предназначенные ему почести. С проблемой установления провинциального культа Октавиан столкнулся в провинциях Вифиния и Азия в 30 г до н. э. после победы при Акции и взятия Александрии. Он отнесся к этому сдержанно и разрешил только римским гражданам провинций Вифиния и Азия установив, культ Роме и божественному Юлию (в Никае и Эфесе), а перегринам культ Роме и Октавиану (Августу) в Никоме дии и Пергамоне. После ожесточенной кампании по диск рецитации «нового Диониса» Антония и Клеопатры VII во время заключительной фазы гражданской войны, было невозможно, да и несвоевременно заходить слишком далеко. Успех давал ему на это право.

Тем не менее «провинциальный культ» или культ императора быстро распространился по провинциям. Кипр, Крит, Галатия, Сирия, возможно и Македония на востоке последовали примеру Малой Азии. В 12 г. до н. э. этот культ был установлен Друзом Старшим в Лионе для гал- лі.ских провинций, в 15 г. н. э. в Тарраконе дпяБлиясней Испании, а в 49 г. н. э. в Камулодуне для Британии. Только при Веспасиане к этому процессу подключились Нарбон- шкая Галлия, Бетика, Лузитания я Африка.

Если смотреть на общее развитие, то можно заметить, что для особенностей новой системы не менее типичны процессы в области конституции и внешней политики. Август еще раз пресек чрезмерные почести, с другой стороны, следуя существующей традиции, он разрешил допустимые крайности. Мастерство стилизации проявилось в накоплении старых элементов и во взаимопроникновении старых и новых культов. Оно проявилось и в дифференциации форм почитания, которая предусматривала не только региональные особенности, но и разные социальные группы и их различный уровень сознания.

Формы почитания императора были разнообразными. Крайние проявления культа в провинциях распространялись среди романизированного верхнего слоя населения, а в Риме среди рабов, вольноотпущенников и городского плебса. В провинциях Август почитался вместе с абстрактной Ромой, и Риме его культ был как бы дополнительным, так как его дух-заступник почитался вместе с традиционными домашними духами. Если там культ императора был связан с огромной империей, то здесь наблюдалось соединение дома принцепса с городскими кварталами Рима. Середину между этими двумя полюсами занимали инициативы муници- пальной аристократии и августалий, которые связывали j личный и местный престиж с усердием и лояльностью общественных лидеров. Именноаееусталии довольно часто объединялись с коллегиями, в которых был большой про цент вольноотпущеннихов.

Рис. 12. Цезарь и Август. Изображения на монетах

Сам Август, несмотря на все божественные почести, считал себя смертным человеком, однако человеком с единственными в своем роде достижениями, и поэтому обладающим исключительным авторитетом. Полного и беспрекословного признания себя богом первым начал требовать Калигула (37—41 г. н. э.). Труднее оценить степень религиозности самого Августа. Было бы наивно видеть в нем глубоко верующего приверженца архаической римской религии или убежденного религиозного реставратора, но и моральная дискредитация гениального «лицемера» (JI. Дойбнер) была бы неуместной. Во всяком случае, оценка его личности поддается философскому осмыслению. К нему можно применить широко распространенное среди римского высшего слоя мнение, которое нстрсчается у Варрона, Цицерона и даже у Овидия: «Полезно, что есть боги, а так как это полезно, мы должны верить, что они есть» {"Искусство любви»). Видимо, важнее всего понять, что всю сферу религии он в первую очередь рассматривал, как политический прагматик и преимущественно рационально. Это была манера поведения, которая так же мало исключала религиозные реминесцен- ііііи, как и участие в ритуалах, жертвоприношениях и религиозных государственных актах.

К

<< | >>
Источник: Карл Крист. История времен римских, императоров от Августа до Константина: Историческая б-ка Бека. Том 1. — Ро- стов-на-Дону: Феникс. — 576 с.. 1997

Еще по теме Религиозное развитие:

  1. РАЗВИТИЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ И РЕЛИГИОЗНОГО КРАСНОРЕЧИЯ
  2. Глава I. РЕЛИГИОЗНОЕ РАЗВИТИЕ ЕВРЕЕВ
  3. Религиозные традиции Востока и проблема развития
  4. Основные направления развития социального служения религиозных организаций в Нижнем Новгороде в период 1992-2010 гг. (на примере зарегистрированных церквей протестантской традиции) Малин И. И.
  5. Церковь во Франции в начале XV в. Великая Схизма. Университет и общественная жизнь. Тип прелатаполитика: Пьер Кошон. Упадок дисциплины и нравов. Религиозное чувство: фамильярность и реализм культа святых. Религиозная эмоциональность: народные проповедники; страсти и образ смерти. Отклонения от религиозного чувства: магия и колдовство
  6. Специфика религиозного сознания. Роль и функции религии. Религиозная ситуация в современном мире
  7. Сохранение религиозных традиций в малых религиозных группах Тухваттуллина Н. Р.
  8. ГЛАВА IX. РЕЛИГИОЗНАЯ ЖИЗНЬ И РЕЛИГИОЗНОЕ ЧУВСТВО
  9. № 84 Письмо И.В. Полянского В.Г. Деканозову с просьбой регулярно предоставлять Совету по делам религиозных культов информацию о деятельности зарубежных религиозных организаций
  10. Явления кризиса «эпистем» религиозного сознания: «институт» народного религиозного диспута в нижегородском Поволжье Доронин Д. Ю.
  11. № 88 Письмо Ю.В. Садовского В.Г. Деканозову с дополнительным перечнем вопросов о положении и деятельности зарубежных религиозных организаций и просьбой предоставить необходимые материалы в Совет по делам религиозных культов для ознакомления
  12. 1. Возникновение, развитие и становление психологии 1.1. Историческое развитие психологической мысли