<<
>>

1. Война и ее последствия

Избрав Афиниона весной 88 г. на пост стратега гоплитов, граждане Афин решительно перешли на сторону царя Митридата, выступив против Рима. В то время в Греции не стояло никаких понтийских частей, а римские вооруженные силы были весьма немногочисленны.
Для открытия военных действий момент, казалось, еще не наступил, но отпадение Делоса вынудило Афиниона действовать в соответствии со своей должностью, к которой теперь добавилось и управление государством. Он послал одну воинскую часть против Делоса под командованием ионийского грека — Апелликона из Теоса. Тот был, как и Афинион, интеллектуалом и приверженцем перипатетической школы Аристотеля, а кроме того и богатым библиофилом, скупившим Аристотелеву библиотеку и приобретшим себе афинское граж данство. В 88/7 г. он был одним из двух ответственных за монетную чеканку магистратов и получением этого поста мог считать себя обязанным Афиниону, которому народ поручил назначить должностных лиц того года. Военная экспедиция против Делоса закончилась полным фиаско, ибо Апелликон допустил промашку, потеряв в какой-то момент необходимую бдительность. Римская эскадра под началом офицера по имени Орбий высадилась ночью на Делосе и перебила большую часть спавших афинян, однако самому Апелликону удалось спастись бегством. Орбий воздвиг на берегу трофей и алтарь с надписью, в которой афиняне названы союзниками понтийского (букв.: «каппадокийского») царя, виновными в попытке разграбить священный остров700. Провал Апелликона должен был ослабить позиции Афиниона, и его падение действительно не заставило себя долго ждать, однако оно последовало не от противников или соперников в самом городе, а из-за прибытия в Грецию сильной понтийской армии. Митридат выслал ее, чтобы занять Эгейские острова и материк. По пути его полководец Архелай занял и Делос, приказав перебить всех римлян и италиков, какие бы там ни встретились — по слухам, не менее 20 ООО, — и переправил в Афины казну храма, которую должен был реквизировать Апелликон. Это дело он поручил находившемуся возле него афинянину Аристиону, дав ему с собой на дорогу 2000 своих солдат. С их помощью Аристион сделался «тираном» Афин. Об Афинионе с этого момента не говорится ни слова701. И Аристиона называют философом, однако в отличие от Афиниона он был приверженцем учения Эпикура. Сразу после захвата власти он должен был казнить симпатизировавших Риму граждан, а других выдать Митри- дату702. Вместе с царем Митридатом он отвечал в 87/6 г. за монетную чеканку Афин — оба имени появляются на массе битых тогда монет. Совместными действиями Архелай и он поставили под свой кон троль и на сторону царя большую часть Греции. Архелай устроил тогда же свою штаб-квартиру в Пирее. Именно по этой причине Аттика чуть позже превратилась на целый год в горячую точку военных событий. Туда направился римский полководец Корнелий Сулла, который в 88 г. был консулом, а теперь получил полномочия вести войну против Митридата, после того как с пятью легионами своей армии прибыл в Грецию. С этими силами он запер летом 87 г. Арисгиона в городе, а Архелая в Пирее. Так называемые Длинные стены, что прежде обеспечивали надежную связь города и гавани, пришли в полный упадок, а потому бои велись на двух разобщенных участках.
Архелай, во всяком случае, был достаточно мобилен, поскольку в отличие от Суллы располагал флотом, обеспечивавшим ему связь с внешним миром. Особо жаркие бои разгорелись в Пирее, где оба противника мерились друг с другом силой с большим азартом и завидной изобретательностью703. Чтобы получить необходимый для осадных сооружений лес, Сулла приказал вырубить рощи Академии и Ликея, где некогда преподавали Платон и Аристотель. Однако многие из его машин были сожжены врагом. В конце концов Сулла должен был оставить попытку взять укрепление штурмом и решил взять его защитников на измор. Но покуда у него не было флота, он не мог воспрепятствовать подвозу провианта морем. Зимой 87/6 г. Сулла, продолжая осаждать город и гавань, расположился со своей штаб-квартирой в Элевсине. В ходе войны там был разрушен киот элевсинских богинь Деметры и Коры вместе с сооруженным дионисийскими технитами алтарем704, что было актом вандализма, за который гораздо скорее могла нести ответственность римская сторона, коль уж техниты особенно выдвинулись в связи с возвышением Афиниона. Между тем в городе голод зимой все более усиливался. В депешах, прикрепленных к свинцовым пулям пращей, предатели сигнализировали римлянам о неоднократных намерениях Архелая направить в город хлебный транспорт, так что Сулла успел его перехватить. Несмотря ни на что, Аристион оборонялся с отчаянной энергией: он отверг распоряжение Совета и жречества, пытавшихся склонить его к переговорам, но когда позже все-таки выслал парламентеров, Сулла тут же завернул их назад. Наконец ночью 1 марта 86 г. римлянам удалось перелезть на западе через стену, связывавшую Пирейские ворота со Священными (в двух шагах от Дипилона), и во рваться в город. Последовала ужасающая кровавая бойня, в которой не щадили ни женщин, ни детей. Сулла положил все же ей конец по просьбе афинских изгнанников и римских сенаторов из его штаба21. Припомнив с похвалой афинян прежних лет, он заявил, что щадит немногих ради многих, живых во имя усопших705. Аристон еще успел отдать приказ сжечь у подножия Акрополя Одеон, дабы его деревянные балки не смогли служить римлянам материалом для осады, и затем заперся на Акрополе. Там он еще довольно долго сдерживал атаки младшего офицера Скрибония Курия, но в конце концов из-за недостатка воды должен был сдаться. Сам он, магистраты того года и воины его личной охраны были казнены21', а должностные лица предыдущего года, напротив, пощажены. На Акрополе в руки римлян попала огромная добыча из золота и серебра. Мужество полуголодных защитников при штурме города прославляет тремя столетиями позже сочиненная эпиграмма Азиния Квадрата, в которой говорится, что ни один не скончался от раны на спине. Восходит ли этот образ к надежной традиции или это всего лишь расхожее место, остается только гадать. Примечательно, однако, что он вырвался из уст высокого римско-имперского чиновника северовской эпохи706. Гораздо древнее, примерно середины I в. до н. э., надгробная эпиграмма одной афинянке, которая еще молодой девушкой была захвачена при штурме города, попала в Рим, была отпущена на волю, получила римское гражданство и, в конце концов, скончалась в Кизике на Мраморном море707. После взятия приступом города Сулла еще раз предпринял штурм Пирея, оттесняя шаг за шагом Архелая. И вот как только по суше начала приближаться высланная Митридатом многочисленная понтийская армия, Архелай сменил свою дислокацию и по морю соединился с нею. Вслед за тем Сулла приказал занять Пирей и поджечь там многочисленные общественные здания, среди них прозванные «корабельными домами» доки и знаменитую оружейную палату (скевотеку), построенную Филоном при Александре Великом (с.31). Исход войны за Грецию решился чуть позже в двух крупных сражениях при Херонее® и Орхомене на земле Беотии, из которых Сулла вышел победителем. Война перенеслась вслед за тем в Малую Азию и до самого своего окончания летом 85 г. больше Афины прямо не затрагивала. Но город должен был дорого заплатить за свой союз с Митридатом: очень большими человеческими жертвами сначала на Делосе (в связи с экспедицией Апелликона и затем при захвате острова Архелаем), а потом в Афинах и Пирее; а кроме того, потерей многочисленных произведений искусства, из которых одни были уничтожены в ходе боев, а другие увезены Суллой и римлянами как добыча. В руки победителей попала огромная масса драгоценного металла, сюда следует добавить и крупные разрушения в городе и в районе гавани: следы их видны во многих местах и по сей день, другие обнаружены археологическими исследованиями. На Агоре они открыты главным образом на западной и на южной стороне — повреждения зданий и разбитые скульптуры, а также разрушение ограды памятника героям фил708. Павсаний сообщает, что римские солдаты разбили щиты, вывешенные в сгое Зевса Элевтерия в чесп. афинских борцов прошлого за свободу". На штурм города в 86 г. указывают, кроме того, повреждения в святилище Аск- лепия у подножия Акрополя, а в нем самом — в Эрехтейоне709. Но самые четкие следы найдены вблизи ворот, рядом с которыми римляне ворвались в город. В непосредственной близости от Дипилона, к югу от него, так основательно был разрушен Помпейон, что позже уже не восстанавливался и был заброшен. Эта внушительная постройка классической эпохи, возведенная около 400 г. до н. э., служила различным целям, в том числе и подготовке эфебов. Об этом ее назначении свидетельствует совершенное там незадолго до разрушения, в 97/6 г., посвящение Гермесу, Гераклу и Аполлону710. В слое развалин Помпейона среди прочего были найдены два железных шлема и многочисленные ядра для метательных орудий диаметром до 20 см — свидетельства происходивших там тяжелых боев. Они предназначались, по всей видимости, для обстрела ворот, однако прошли мимо цели и превратили в руины соседнее здание7114. С катастрофой Афин связывали остатки двух кораблей, потерпевших крушение вместе со своим грузом — один в Эгейском море, другой перед африканским побережьем. Первый затонул у Антики- феры — между Критом и лежащим южнее Пелопоннеса островом Киферой. Его трюм содержал бронзовые и мраморные статуи, амфоры и другую керамику, а также особо высококачественное стекло. Однако сегодня едва ли кто-то еще продолжает считать, что груз корабля — или хотя бы часть его — состоял из захваченной в Афинах добычи, так как находки не аттического происхождения: вряд ли судно отчалило из Аттики и даже вообще с греческого материка и, кроме того, по меньшей мере часть находок чуть моложе даты завоевания Афин15. Лежавшие всего в нескольких километрах от побережья Туниса остатки второго корабля у Махдии, напротив, были действительно загружены произведениями аттического искусства с рельефами и надписями, из которых одна упоминает афинского архонта 122/1 г. Никомеда. Прежде их связывали с разграблением Афин и Пирея армией Суллы, поскольку в грузе корабля предполагали римскую добычу. Теперь же, однако, возобладало мнение, что корабль отправился в свое последнее плавание за несколько лет до начала Первой Митридатовой войны, а именно около 100 г. до н. э.*. В первом случае предполагавшаяся прежде связь с событиями 86 г. в Аттике невероятна, во втором, по меньшей мере, твердо не доказуема. Ничто, однако, не делает столь явной напряженность протекавших в 88/7 и 87/6 гг. боев в Аттике и на Делосе, ничто явственнее не показывает и небезопасность условий существования в эти годы, как большое число кладов серебряных и медных монет, зарытых тогда их обладателями, но потом уже больше не востребованных. Там, где места находок установлены точно, клады происходят из слоев разрушения. Кроме того, совершенно очевидно, что на сегодняшний день нам известна лишь небольшая часть зарытых некогда сокровищ. Датировка их опирается на то твердое основание, что афинское серебро этих двух лет точно датировано, бронзовые же монеты именно тогда несут на себе те же символы, а потому должны быть синхронны соответствующим серебряным монетам. Так, монеты из бронзы 87/6 г. имеют эмблемой звезду между двух полумесяцев, украшающую и серебро года монетариев «царь Митридат / Аристион». Как минимум в восьми кладах самые поздние выпуски представлены бронзовыми монетами 88/7 г., в трех других — эмиссиями 87/6 г. Первые были зарыты, вне всякого сомнения, в течение 87/6 г., вторые же — весной 86 г.712. Серия бронзовых монет 87/6 г. особенно велика: в них содержание свинца гораздо превышает норму, да и производят они впечатление начеканенных с известной поспешностью'*'. Монеты одного клада несут явные следы пожара™, другой клад из Пирея находился посреди завала сожженного дома713. Так же однозначны кладовые находки серебряных монет, а именно зарытого в 88/7 г. клада из Пирея11 и другого, сокрытого в 87/6 г. у Дипилонских ворот, то есть как раз в том месте, где в город ворвались отряды Суллы714. Оба этих клада содержали кроме афинских и монеты царя Митридата. Распределение монет 87/6 г. по территории города и гавани показывает также, как много денег находилось в обращении, прежде чем Сулла зимой отсек Афины от Пирея. На Делосе к годам войны можно отнести минимум шесть, а может быть, и семь из обнаруженных на сегодняшний день кладов4-1. Другие клады военного времени происходят с соседнего с Аттикой острова Эвбея, на котором понтийский полководец Архелай обосновался со своей штаб-квартирой после проигранных в Беотии сражений. Это клады из Кариста, Халкиды и Эретрии715. Но поистине сенсационная находка была сделана в 1959 г. в Пирее, в двух шагах от порта в одном сожженном в 86 г. римлянами складском здании: пять крупных, большей частью выше натурального роста бронзовых статуй архаической и классической эпох — все произведения исключительно высокого качества, а с ними и другие фрагменты из бронзы и мрамора. Среди них два изваяния Артемиды, одно Аполлона и одно Афины, все от 192 до 235 см высотой. Время разрушения определяется и тем, что в этих развалинах находилась монета 87/6 г. Кажется, именно вследствие разрушения здания эти произведения искусства избежали грабежа римлян, не предполагавших найти в руинах ничего ценного. Фигура Афины была фубо извлечена из базы, на которой она до того стояла, и при этом утратила половину левой ноги. Эти приметы вызвали соблазнительное предположение о том, что в случае с этими изваяниями богов речь должна идти о некогда выставленных на Делосе статуях, которые Аристион вместе с храмовой казной перевез в Афины, где их, не дождавшихся повторного использования, настигли жуткие события на том самом месте, где они с самого начала и хранились716. Это предположение хорошо согласуется с высказанной прежде гипотезой о том, что выпущенные Аристионом в 87/6 г. золотые статеры отчеканены из золота, которое он позаимствовал из храмовой сокровищницы Делоса4". Как бы ни были велики разрушения в городе и гавани, Афины вовсе не остались лежать в развалинах. Даже в местах наиболее ожесточенных схваток много осталось совершенно не тронутым, к примеру, Гефестейон на западе и средняя стоя на юге Агоры, как и дорогие надгробные сооружения в Керамике. При штурме города Сулла отдал его своим солдатам на разграбление, но в то же время приказал не разрушать зданий. Позже он сам прославлял себя в мемуарах за то, что спас Афины от полного уничтожения, тогда как Павсаний уже почти два столетия спустя обвинял его в сверхсуровой и недостойной римлянина жестокости — оба высказывания имеют свое оправдание*7. Когда Сулла покинул землю Аттики, собранный тем временем его младшим командиром Лукуллом флот позволил ему перенести войну против Митридата в Малую Азию. Однако это не было его окончательным прощанием с Афинами. В 84 г., после того как он победоносно завершил войну и вынудил Митридата заключить мир, он снова и, видимо, на долгое время оказался в Афинах. Страдая от приступа подагры, он искал облегчения в горячих серных источниках Айдепсоса, расположенного на севере соседнего с Аттикой острова Эвбея. В Афинах после расправы над Аристионом и его ближайшими соратниками власть в свои руки снова захватили задававшие тон до 89 г. и ориентировавшиеся на Рим круги гражданства. Об Афи- нионе и Аристионе говорили не иначе как о «тиранах», и монетные магистраты 84/3 г. — а Сулла тогда снова побывал в городе, — явно обыгрывая их бесславный конец, поместили на чекан этого года изображение знаменитых тираноубийц Гармодия и Аристогитона717. Те за свой героизм удостоились культовых почестей, а теперь и Сулла сподобился соответствующих почестей как освободитель от тирании: надписями засвидетельствован государственный праздник Силлеи в его честь718. Граждане воздвигли ему в благодарность за его заслуги публичную статую (IG П2 4103). И насколько жестоким проявил он себя при взятии города, настолько милостив был потом — Афины избежали дальнейшего наказания: Сулла оставил в их владении даже Делос, который в ходе войны снова покинули понтийские войска. Однако остров заплатил за все слишком большой кровью и подвергся тяжелому опустошению, так что его процветание навсегда кануло в Лету. Кроме того, Сулла обложил его тогда известными поборами, которые были отменены спустя лет тридцать719. Но Афины как будто испытали в итоге войны еще одну, более тяжкую потерю, лишившись острова С ал амин. Уже с давних пор это стало почти единодушным мнением исследователей — взгляды разошлись лишь по поводу того, что привело к потере острова. Диктат Суллы — по мнению одних, а по мнению других — обнищание Афин вследствие войны, принудившее город очиспггь С ал амин. Никто, однако, так и не мог сказать, к кому же отошел тогда остров, хотя опять же все были едины в том, что в один прекрасный день он был снова выкуплен для афинян неким Никанором, ибо о том явно свидетельствуют слова речи, произнесенной однажды на Родосе философом Дионом из Прусы то ли во времена императора Веспасиана (69 — 79 гг.), то ли при Траяне (98 — 117 гг.). Этого Никанора отождествляли с Юлием Никанором из Гиераполя в Сирии, известным как благодетель города по афинским надписям, где он именуется «новым Фемистоклом» и «новым Гомером». Имя знаменитого победителя при Саламине ему было дано афинянами именно потому, что он вернул в их владение былые места их славы; эпитет «новый Гомер» он получил в признание своих заслуг как эпический поэт. Из таких вот гипотез сложено это искусственное — возводившееся начиная с 1863 г. в несколько приемов камень за камнем — здание. Своей кульминации оно достигло в тех выводах, что Юлий Никанор должен быть современником Августа, а компенсированная в тот момент потеря С ал амина должна была, тем самым, произойти ранее, а именно по милости Суллы либо при Сулле, раз уж в некоторых (пусть и не во всех) декретах в честь афинских эфебов постсуллан- ского, но доавгустовского времени непременное до того посещение острова эфебским корпусом не упоминается и коль скоро «салами- няне» после Суллы фигурируют среди эфебов не как граждане, но как «чужаки». Последнее, правда, как теперь известно, имело место задолго до Суллы, еще в 123/2 г., когда остров С ал амин уж точно был афинским — под именем «саламинян» выступают там как раз не жители аттического острова, но граждане города С ал амин на Кипре. Если уж и теперь видно, что основной фундамент этого здания шаток, то ближайшая проверка доказывает его полнейшую неустойчивость720. На самом деле нет ни одного свидетельства, ни хотя бы какой-нибудь надежной зацепки для того, чтобы считать, что Сала- мин хоть раз между началом Первой Митридатовой войны и временем Августа был для афинян потерян. Коль этому однажды и суждено было случиться, как вроде бы утверждает Дион из Прусы, то это должно было произойти после Августа, так как Юлий Никанор с максимальной долей вероятия был современником не Августа, но одного из следующих императоров. Когда Сулла отпустил грехи гражданам Афин, пережившим штурм своего города, он оставил в неприкосновенности кроме их жизней еще и территорию их государства и не отобрал у них ни Делос, ни Саламин32. Во время пребывания в городе в 84 г. Сулла воспользовался и случаем бьггь посвященным в Элевсинские мистерии, которые обеспечивали посвященным продолжение жизни в загробном мире и особо импонировали таким суеверным людям, как он721. Далее, высокому уровню аттического искусства он воздавал ту же дань, что и римские победители прежде греческим шедеврам в Сиракузах, Ам- бракии или Коринфе: многие из них он увез в Рим, среди них, в частности, колонны храма Зевса Олимпийского (с. 221) для Капитолия. Не все эти сокровища достигли места назначения; так, например, у мыса Мелея, южнее Пелопоннеса, затонул корабль, который наряду с прочим должен был доставить в Рим знаменитую картину V в. кисти художника Зевксиса722. Библиотека Аристотеля и Феофраста также попала благодаря Сулле в Италию. Ее владелец, прославившийся своей неудачной акцией против Делоса Апелликон, как раз умер, и Сулла стал обладателем этих книг. Никогда прежде по делу не использовавшиеся, они попали в Риме во времена Цицерона в надлежащие руки жившего там греческого грамматика Тиранниона из Амиса на Черном море. Тот оказал им то внимание, какого они не знали уже веками, ибо стали собственностью не школы Аристотеля, но частных лиц723. В кратком очерке своей составленной при императоре Тиберии «Римской Истории» Гай Веллей Патеркул прямо-таки отрицает отложение Афин от Рима и делает это в высшей степени удивительным для римлянина образом. Преданность Афин Риму была якобы столь велика, что римляне имели обыкновение говорить, будто в любое время и во всех обстоятельствах афиняне готовы доказать свою верность. Только понуждаемые силой армий Митридата сражались они против римлян, к которым даже и во время осады города и гавани Суллой испытывали дружбу и симпатий724. Исторической действительности сие не соответствует. Аппиан передает еще рассказ о том, что Сулла после захвата Афин якобы снова вернул силу тем законам, какие были прежде даны городу Римом. Все попытки идентифицировать этот прежний, установленный Римом строй остались, впрочем, безрезультатными, а посему здесь, как доказано многими учеными, речь должна идти об ошибке Аппиана725. Вопрос о том, какой была конституция посгсул- ланских Афин и как она появилась на свет, будет поставлен в начало следующей главы.
<< | >>
Источник: Христиан Хабихт. АФИНЫ История города в эллинистическую эпоху. 1999

Еще по теме 1. Война и ее последствия:

  1. РАЗДЕЛ II Первая мировая война и ее последствия. Общенациональный кризис в России (1914 — начало 1920-х гг.)
  2. Последствием недействительности этих сделок является двусторонняя реституция. Статья 174. Последствия ограничения полномочий на совершение сделки
  3. ГЛАВА 5. ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА. ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА СОВЕТСКОГО СОЮЗА
  4. ПРОПУЩЕННАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И «ХОЛОДНАЯ» ВОЙНА
  5. ? §84. Война съ 383-го по 336-й годъ вообще.—Походы во ©ракіи и ©есеаліи, — война съ аеинянами и 1-й походъ въ Греціи (358 — 346 г.).
  6. РАЗДЕЛ IV Вторая мировая война (1939—1945). Великая Отечественная война народов СССР (1941-1945)
  7. Английское завоевание и «двойная монархия». Оккупация и национальная реакция. Заговоры и репрессии. Партизанская война. Освобождение территории. Столетняя война и французский патриотизм
  8. Чуркин И. Н.. Вторая мировая война. Великая Отечественная война советского народа (1939-1945 гг.) : методические указания по курсу отечественной истории для студентов технического вуза всех специальностей / И. Н. Чуркин. - Ульяновск : УлГТУ,2009. - 64 с., 2009
  9. ЧАСТЬ II ПОСЛЕДСТВИЯ
  10. Часть II ПОСЛЕДСТВИЯ
  11. НЕКОТОРЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ЧЕТЫРЕХ НЕСПОСОБНОСТЕЙ
  12. 4.4. АНАЛИЗ ПОСЛЕДСТВИЙ ЧЕПЕ
  13. 8.4. ЛИКВИДАЦИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ ЧС
  14. Некоторые последствия
  15. СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
  16. Последствия пьянства
  17. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
  18. Политические последствия
  19. IV. О ПОСЛЕДСТВИЯХ ПРИГОВОРОВ