<<
>>

Идеология военная

Само осознание себя мыслящим, разумным заставляет человека искать ответы на вопросы о смысле жизни, о целесообразности тех или иных поступков и, естественно, смысле войны, где на кон ставится жизнь человека.

Если бы война была повсеместно единственным и самым справедливым средством разрешения конфликтов, то, пожалуй, не было бы необходимости мотивировать ее начало и побуждать людей в ней активно участвовать. Но люди видят, а история подтверждает справедливость здравого рассудка людей, что войны не всегда потребны, а причины для них нередко малоубедительны.

Как же побудить людей идти на жертвы, вплоть до самопожертвования? Как заставить их пересилить инстинкт самосохранения и вступить в схватку с врагом?

Выход один - их надо заставить идти в бой под страхом еще большей беды в случае ослушания или же попытаться уговорить, внедрив в сознание людей те или иные идеи.

Последние - это и есть область идеологии военной. Средства ее - идеи, которые должны «овладеть массами», орудие ее - искусство влиять на людей, используя их слабости, инстинкты, потребности, соблазны и т.п. Она (идеология):

1.Она разрабатывает общезначимую национальную идею.

2.Эта идея сплачивает, мобилизует общество (разногласия отступают на

задний план; каждый горит желанием содействовать общему делу). 3.

Желание быть полезным отечеству побуждает к конкретным действиям («все для фронта, все - для победы!»). 4.

Лидеры, вожди, полководцы становятся особо почитаемыми людьми, ибо на них возлагаются большие надежды, с их деятельностью связывается будущее государства и счастье каждого человека. 5.

В сознании каждого человека рельефно и понятно вырисовывается роль вооруженных сил для государства и для него самого; он отчетливо понимает необходимость крепкой и боеспособной вооруженной силы. В этот момент он готов не жалеть ни сил, ни средств для укрепления обороны страны и боеспособности вооруженных сил. Он готов даже расстаться с последней рубашкой и последним куском хлеба, лишь бы доставить армии все необходимое для победы над врагом.

Идеология - не просто совокупность определенных идей. Это система воззрений на мир, общество и человека, государство и человека, система, определяющая ту или иную ценностную ориентацию (это - хорошо, это - плохо) и линию поведения. Ее отсутствие ведет к утрате координат, позволяющих человеку ориентироваться в обществе, и, как следствие, социальная реальность для некоторых оказывается лишенной смысла, а будущее выглядит неопределенно.

Победа в идеологии, как правило, гарантирует и победу военно- политическую, ибо идеологически подчиненный враг становится безропотным рабом, не только неспособным, но и не желающим сопротивляться грядущей агрессии53.

Именно египетские правители впервые поставили себе на службу идеологию, обеспечивая ею военные приготовления, вторжение на чужую территорию и умиротворение побежденных народов.

Основу древней идеологии составляла религия: из нее египетские правители и жрецы черпали все воззрения, оценки, установки и ценностные ориентации...

Верховным носителем этой идеологии являлся фараон, и поэтому в честь фараона начинают складываться торжественные гимны, в которых выражалась мысль о непобедимости египетского оружия и вождя египетских войск, обоготворенного царя.

Один из таких гимнов сохранился в тексте «рассказа Синухета»:

«Он - бог, не имеющий равного... он обуздывал иноземные области, когда его отец был в своем дворце, и он докладывал, что исполнено [все] то, что ему было поручено. Он - могучий, действующий мечом своим; он храбрый, которому несвойственно быть замеченным наступающим на бедуинов и бросающимся на злодеев. Он тот, кто сокрушает рог и ослабляет руки, не давая врагам своим выстроиться для боя. Он радуется, разбивая лбы; нельзя устоять в его присутствии. Он - быстрый, уничтожающий бегущих: нет предела [бегства] для обращающего к нему тыла; он упорен в час преследования, он возвращается, не обращая тыла. Он - твердый сердцем, при виде множеств он не дает унынию доступа в свое сердце. Он пылок при виде жителей востока: он радуется, наступая на бедуинов. Он берет свой щит, он попирает, он не повторяет удара, умерщвляя. Никто не может ни отвратить его оружия, ни натянуть его лука. Бегут бедуины от руки его, как от духов Великой. Он сражается, не зная конца, он не щадит и ничто не остается... Радуется наша земля, когда он царствует: он расширяет ее границы. Он овладевает южными странами, не подумает ли он и о северных? Ведь он создан для обуздания азиатов, для попрания бродящих по песку»54.

Гимн, как священное песнопение, обладает колоссальной силой воздействия и вдохновения. Объект посвящения (кому воспевается гимн) возвеличивается до предельно возможного уровня, становится земным богом.

Идеологическим смыслом наполнены и надгробные надписи военачальников, прославляющих фараона, под предводительством которого они совершали свои походы и одерживали победы над врагом.

Один из сподвижников Аменемхета I, правитель XVI нома Верхнего Египта, Хнумхотеп I рассказывает в своей надписи о том, что он сопутствовал царю в то время, как он шел по Нилу во главе флота из 20 кораблей, построенных из кедра. Результат этой кампании описывается в этой надписи в следующих словах:

«Он изгнал его из двух стран [Египта]. Нубийцы... азиаты пали. Он овладел нижней страной, нагорными областями, двумя странами... с народом»55.

Большое значение придавалось публичным (всеми обозримым) надписям, которые устраивались на видном месте, на перекрестках и вблизи оживленных дорог. Так, в надписи, высеченной на скале близ дороги, ведущей из Ассуана в Филэ, ясно указывается на военное могущество фараона. Надпись гласит:

«Вот его величество в своем дворце, но слава его величественна. Страх перед ним в стране. Ужас (царит) в странах Ханебу. Обе половины двух владык (Горов) под наблюдением его. Племена девяти луков под стопами его. Приходят к нему азиаты ментиу, неся дань, а нубийские племена лучников иунти-сетиу, неся корзины. Его южная граница - у «Рога земли». Северная - у окраины болот Сатет (Азия), находящихся под властью его величества. Не отстраняется рука его посла в странах Фенеху»56.

В этой надписи особенно характерно, что Тутмос II претендует на сохранение своего военного господства во всех тех странах, где властвовал его воинственный предшественник. Фараон подчеркивает, что военное влияние египетского могущества и страх перед египетским фараоном и, очевидно, его войском чувствуется не только в самом Египте, но и за его пределами, в частности в Азии, в Нубии и даже в

островных районах Эгейского моря.

* Ряд надгробных надписей содержит верноподданнические поучения, призывающие родственников чтить царя. Так, надпись на гробнице вельможи Схотениба содержит следующее поучение чтить царя:

«Я говорю великое, возвещаю и даю уразуметь вечный план жизни, проводить время жизни в мире. Прославляйте царя в телесах ваших, носите его в сердцах ваших. Он - бог премудрости, живущий в сердцах. Очи его ищут всякую плоть. Он - солнце лучезарное, озаряющее обе земли больше солнечного диска; он зеленит больше великого Нила; он наполняет обе земли силой. Он - жизнь, дающий дыхание. Дает он питание последующим ему, насыщает идущих по пути его. Питание есть царь, умножение - уста его, он - производитель существующего, он - Хнум, родитель людей... Сражайтесь за имя его, очищайтесь, клянясь жизнью его, и будьте свободны от нищеты. Возлюбленный царя будет блажен, а враг его величества не найдет себе гробницы - его труп бросят в воду. Поступайте так, и вы будете славны во веки, и здравы будут тела ваши»57.

Торжественные эпитеты прилагаются к имени фараона. Так, Тутмоса II царский зодчий Инени следующими словами определяет могущество фараона:

«Сокол в гнезде... царь Верхнего и Нижнего Египта Аа-хепер-ен-Ра воцарился над Египтом. Он правит над Красной страной. Он овладел двумя берегами, победоносный»58.

Вряд ли подобного рода поучения можно отнести на счет лакейской признательности и чиновничьей осторожности. Видимо, идеология восхваления (обожествления фараона) так прочно пустила корни в сознание египтян, что у них и не возникало помысла сомнения относительно преклонения перед фараоном - этим «земным божеством».

В целом же, следует признать, что вера в правителя - великая сила. Она способна вдохновить массы на большие свершения и жертвы. Простому человеку всегда приятно сознавать то, что он находится в подчинении всемогущего правителя, наделенного мудростью, справедливостью, честностью и порядочностью.

В жизни, безусловно, не всегда именно так обстоит дело. Но, думается, лучше вера в правителя, чем сознательный или неосознанный подрыв этой веры (как со стороны самого верховного руководителя,

либо со стороны ближайшего окружения, или же извне). *

Безусловно, египетские надгробные надписи содержат перечень достоинств самого погребенного. Содержание этих надписей, относящихся к людям военным, позволяет выявить те воинские добродетели, которые ценились в древние времена в Египте.

Так, начальник гребцов Яхмос, сын Ибены, оставил в своей гробнице в Эль-Кабе интересное жизнеописание. Он рассказывает о своем участии в борьбе с гиксосами, о взятии гиксосской столицы Авариса, о подавлении каких-то восстаний против фараона Яхмоса в Южном Египте, о походах в Эфиопию во время Яхмоса I, Аменхотепа I и Тутмоса I; о первых нападениях египтян на Сирию и Палестину. За верную службу Яхмос, как и другие незнатные свободные, неоднократно награждался золотом, землей и рабами. В конце своей надписи Яхмос приводит цифры полученной им за свою жизнь земли и рабов59.

В автобиографическом надгробии некоего Себекху-Джаа, служившего в египетских войсках при фараоне 12-й династии Сенусерте III, описывается военная карьера этого царского «спутника».

Двадцати четырех лет от роду Себекху начал свою службу в царских войсках в качестве «воина, находящегося позади и около царя во главе шести воинов» (иными словами, Себекху, находясь в царской гвардии, занимал тогда должность младшего командира, командовавшего звеном из шести царских гвардейцев). Затем он был назначен на более высокую должность - «спутника правителя». Во время похода в Нубию Себекху уже командует отрядом в 60 чел. После нубийской кампании Себекху был назначен на высокую должность «начальника спутников», очевидно, начальника царской гвардии и, наконец, закончил свою карьеру, дослужившись до высокого поста «великого коменданта столицы» 60.

Надпись на гробнице сиутского номарха, носившего имя Хети, прославившегося тем, что благодаря накопленным богатствам, ему удалось содержать сухопутное войско и речной флот, гласит:

«Я был силен своим луком и могуч своим мечом, внушая великий ужас своим соседям. Я составил отряд воинов, . . в качестве командира Среднего Египта. Я обладал хорошими кораблями... [будучи] любимцем царя, когда он плыл вверх по реке»

Не менее интересным является его признание близости к гераклеопольскому царю:

«Я был любимцем царя, доверенным его князей, его вельмож Среднего Египта. Он поставил меня правителем, когда я был ребенком ростом в один локоть. Он ускорил мое положение юноши. Он приказал меня научить плавать вместе с царскими детьми. Я обладал правильной [речью], свободной от [возражений] своему господину, который воспитал меня, когда я еще был ребенком. Сиут был доволен моим управлением, а Гераклеополь восхвалял бога за меня. Средний Египет и Северная страна (Дельта) говорили: «Это воспитание царя»61.

Из автобиографических данных военных чиновников можно сделать вывод о том, что в древние времена особо ценное значение военного человека заключалось в личной храбрости, отваге, умении мастерски владеть нехитрым оружием и управлять колесницей. Принятие важнейших стратегических и тактических решений не входило в их компетенцию, а было прерогативой царя или главнокомандующего

(«атона войска»). *

Исторические надписи в то же время свидетельствуют о том, что чрезмерное усиление номовой аристократии подрывало авторитет центральной египетской власти. В силу этого факта, наиболее дальновидные фараоны, упрочив свою власть в центре, повели наступление на номовую аристократию, враждебную и противостоящую ему. Так, Аменемхет I, ведя эту борьбу с аристократией, заменял старых номархов новыми, целиком подчиненными его власти. Больше того, он заново установил границы между номами, стремясь к тому, чтобы несколько уравновесить власть отдельных номархов. Об этой устроительной деятельности Аменемхета сохранились интересные сведения в одной несколько более поздней бенихассанской надписи. Автор ее, Хнумхотеп II, говорит:

«Когда он пришел, чтобы наказать за святотатственное преступление, сияя, как сам бог Атум, он восстановил то, что он нашел разрушенным, и то, что один окружной ном отнял у другого, сделав так, чтобы каждый округ знал свои границы. Для этой цели он восстановил их пограничные камни, как небо, так как он знал их воды на основании надписей и проверил их на основании источников, так как он очень любил справедливость»62.

Предпринятые фараоном меры нужно отнести к разряду разумных, ибо чрезмерные полномочия местных князей, в конечном итоге, приводят к неповиновению, отпочкованию подвластных им областей, расколу страны на мелкие (удельные) княжества и к распаду государства, ослаблению его способности противиться внешнему

завоеванию.

* Последние фараоны были религиозны. Они считали своею обязанностью не только «сражаться за Египет и оберегать трон его», но и «заботиться о храмах». Следы этих забот до такой степени многочисленны, что вызывают удивление и кажутся невероятными при мысли о кратковременных царствованиях и постоянных войнах. От Фил до Гесема и Навкратиса рассеяны воздвигнутые в это время храмы, наосы, статуи, обелиски, изваяния львов и т. п. И все это, сделанное большею частью из твердого темного камня, поражает изяществом, законченностью, тщательностью отделки. Филейские пропилеи и карнакский пилон Нектанеба принадлежат к лучшим произведениям египетского искусства, сидящая статуя Нектанеба II в Париже и статуя Ахориса не уступают лучшим образцам Древнего царства, равно как ватиканские львы и эдфусский наос. Наосы вообще излюбленная форма религиозных памятников этой эпохи; это - каменная ниша для статуи божества, украшенная высеченными изображениями и надписями. Вероятно, последние египетские цари любили прибегать к ней особенно потому, что она давала возможность, при сравнительно небольшой затрате времени и материальных средств, выразить в изящной художественной форме усердие к тому или другому религиозному центру, а так как они хотели везде проявлять это усердие, то и выбрали наос - для сооружения храмов повсюду не было ни времени, ни средств, ни необходимости, тем более, что приходилось реставрировать старое и залечивать последствия погромов63.

Военные походы, предпринятые Яхмосом в Финикию и Палестину, снова наполнили сокровищницу фараона золотом, серебром и прочими ценностями, вывезенными из соседних стран в виде добычи и дани. Очевидно, царь чувствовал необходимость передать часть захваченных благодаря войнам богатств сильному фиванскому жречеству. В надписи, сделанной на стенах фиванского храма, есть следующие строки:

«Приказал его величество соорудить памятники для своего отца Амона- Ра: большие ожерелья из золота с большими розетками из настоящего лазурита, печати из золота, большие кувшины из золота, кувшины немсет и хесет из серебра, столы из золота, жертвенники из золота и серебра; сосуд для двойника из золота и подставка для него из серебра; плоский сосуд из серебра; сосуды немес из красного гранита, наполненные мазями; большие ведра из серебра, окаймленные золотом [с ручками] из золота; арфу из черного дерева, украшенную (?) золотом. Приказал его величество построить большой корабль «Начала реки» - «Усерхетамон» - имя его, из нового кедра лучшего с террас для того, чтобы совершать [в нем хорошие] путешествия [на Новый год]... Я соорудил колонны из кедра...»64.

По приказу царя начальник печати и верховный казначей выполняет целый ряд работ. В тексте абидосской надписи он как бы отчитывается в этих работах в следующих словах:

«Я доставил для него многочисленные жертвенные столы, систры сехем и шешет, ожерелья, кадильницы, круглые столы... Я соорудил для него священную ладью из нового соснового дерева, лучшего соснового дерева с террас: ее нос и ее корма из электрума, заставляя воды празднично сиять, чтобы совершать ее плавание в ней во время ее праздника «Округа Пеки».

В конце этой надписи царь перечисляет свои благодеяния храмам. Он говорит:

«Я соорудил памятники богам.

Я сделал прекрасными святилища богов на будущие времена. Я благоустроил их храмы. Я восстановил то, что было разрушено. Я превзошел то, что было сделано раньше».

В этой надписи ясно указывается, что царь имеет возможность сделать эти пышные и богатые дары храмам и жрецам, так как он владеет большими богатствами, полученными им из соседних завоеванных им стран. В этом отношении очень показательны слова надписи:

«Работают на тебя все иноземные страны. Все страны под твоей властью»65.

Эта постоянная забота царя о храмах и об их внешнем благолепии должна была наглядно показывать народу, на каком нерушимом союзе царя с высокоаристократическим жречеством зиждилась деспотическая система управления страной и весь классовый строй рабовладельческой страны. Религия и жречество окружали особу царя ореолом божественности, получая за это из царской казны щедрую плату, главным образом натурой и ценностями.

<< | >>
Источник: А.И. КАМЕНЕВ. История государственного и военного управления. Ч.І. Исторические уроки Древнего Востока и Китая. - Балашиха: ВТУ. - 177 с.. 2007

Еще по теме Идеология военная:

  1. ВОЕННАЯ РЕФОРМА
  2. Военная экспертиза
  3. С. Н. Зигуненко. Я познаю мир: Военная техника, 2002
  4. I. ВОЕННАЯ ЖИЗНЬ
  5. Военная поэзия
  6. ВОЕННАЯ ТЕХНИКА
  7. ЭФФЕКТИВНАЯ ВОЕННАЯ МАШИНА
  8. Эффективная военная машина
  9. КНЯЗЬ Н. €. ГОЛИЦЫНЪ. ВСЕОБЩАЯ ВОЕННАЯ ИСТ0РІЯ ДРЕВНИХЪ ВРЕМЕНЪ., 1872
  10. Русская национальная военная доктрина
  11. Военная дисциплина на железных дорогах.
  12. ВОЛЖСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ В БОРЬБЕ ПРОТИВ КОЛЧАКА
  13. Битва при Пуатье и военная реформа Карла Мартелла.
  14. 7. Тегеранская конференция и военная обстановка в конце 1943 г.
  15. ВОЛЖСКО-КАСПИИСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ В КАМПАНИЮ 1920 г.
  16. II. ВОЕННАЯ БУРЖУАЗНО-ПОМЕЩИЧЬЯ ДИКТАТУРА 1. Крах мелкобуржуазной демократии
  17. Полицейская и военная реформы в России во второй половине XIX в.
  18. Глава I 1. Военная история Отечества с древних времен до наших дпсіі. Т.П. М.. 1995
  19. ИНОСТРАННАЯ ВОЕННАЯ БАЗА НА ЧУЖОЙ ТЕРРИТОРИИ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ИНСТИТУТОМ СОВРЕМЕННОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
  20. I. Нападение на Советский Союз: Решительный бой? - Освободительная военная кампания ? - Война на уничтожение?