§1.2.2. Исследования карьеры в контексте проблем макросоциальных изменений и процессов

Другое широкое направление социологического исследования

карьеры связано с проблематикой макросоциальных изменений и процессов, в частности, с вопросами становления модерных социальных институтов.

Основы данного подхода были заложены в конце XIX/середине XX века Э.

Дюркгеймом, М. Вебером, К.Марксом, Ф.Теннисом, Г. Зиммелем, Т. Парсонсом. Также важный вклад в формирование основ изучения

стратификации внесли К. Дэвис, У. Мур, У. Уорнер, А.Л. Снитчкомб [Радаев, Шкаратан, 1996]. Позднее представления о карьере как механизме социальной мобильности были раскрыты в трудах Р. Бендикса, П. Бло, О. Данкена, Э. Джексона, Г. Кроккета, С. Липсета и других [Bendix, 1980]. Развитием этого подхода занимались Ш. Ейзенштадт, С. Блэк, Дж. Голдторп и другие известные авторы.

Идейное русло исследований определялось теориями модернизации и концепциями индустриального общества (в том числе, «теорией либерального индустриализма» [Barone, Schizzerotto, 2011]), теоретически выраженными в работах: Д. Белла [Bell, 1999], Д. Тримана [Treiman, 1970], П. Блау и О. Дункана [Blau, Dunkan, 1967]. Предполагалось, что по мере перехода к обществу «нового типа» прямое влияние аскриптивных признаков на социальный статус (а также на карьерный успех) индивидов, должны снижаться, в то время как влияние деловых качеств (в первую очередь, образования) должно, напротив, увеличиваться. Основное выражение эта предположений нашла в теоретической дихотомии

«аскриптивность (традиционализм) - достиженчество (меритократизм)». Эмпирические исследования в рамках данного подхода проводились, начиная с 1930-х годов (П. И. Давидсон и др. [Davidson и др., 1937], Д.С. Миллер и У.Х. Форм [Miller, Form, 1951] и другие). В этих работах карьера трактуется как способ социальной мобильности, свойственный современным обществам и основанный не на преимуществах социального происхождения, а, в первую очередь, на индивидуальных заслугах и деловых качествах.

Среди отечественных исследователей проблем социальной и профессиональной мобильности назовем следующих специалистов: О.И. Шкаратан [Шкаратан, 2004], В.В. Радаев [Радаев, Шкаратан, 1996], М.Н. Руткевич [Руткевич, 1982], Романов В.Л. [Романов, 1997], В.А. Чередниченко, В.Н. Шубкин [Чередниченко, Шубкин, 1985], Инясевский С.А. [Инясевский, 2009], Д.А. Ткач [Ткач, 2004], Е.О. Васильева

[Васильева, 2009], Абрамов Р.Н. [Абрамов, 2005], Л.А. Беляева [Беляева,

2006] и другие.

Одним из наиболее известных в современном российском научном сообществе направлений разработок является стратификационный анализ, предложенный О.И. Шкаратаном и В.В. Радаевым. В своих недавних трудах [Шкаратан, 2012] О.И. Шкаратан проводит исследование социальной структуры российского общества с учетом его принадлежности к евроазиатской цивилизации. В результате выдвигается концепция о «неотеократическом» характере российского общества. Основная мысль состоит в том, что для современного российского общества стержневыми (системообразующими) выступают не столько экономические отношения, сколько отношения власти. Эта теория (а также те эмпирические обоснования, которые приводит автор) указывает на необходимость особенно пристального внимания к вопросам отношений господства и подчинения при изучении социальных отношений в отечественном бизнесе.

Существенный вклад в исследование проблем социальной стратификации внес Ильин В.И. [Ильин, 1991, 1996, 2000]. С точки зрения трактовки карьеры как социального явления, предлагаемой в настоящей работе, разработки указанного автора имеют особенно важное значение. Ильин В.И. ставит вопрос о социальном неравенстве как важной характеристике социальной стратификации в современном обществе. Автор доказывает, что основной причиной существующего неравенства выступает неравное распределение власти, а вовсе не различия в способностях людей. В.И. Ильин убедительно показывает, что иерархическое ранжирование индивидов и социальных групп – неотъемлемая характеристика современной социальной реальности, которая проявляется повсеместно, в частности, накладывая существенный отпечаток на структурирование физического пространства.

С этой точки зрения, выделение такого признака карьеры как институализированная иерархичность (см. выше) и акцент на вертикальном измерении карьерного процесса, связанном не только (и не столько) с наращиванием профессиональной компетенции, но, в первую очередь, с иерархическим упорядочиванием социальных отношений между людьми, предлагаемые в рамках данной работы, выглядят обоснованными.

Примечательно, что Дж. Голдторп и другие современные исследователи (Р. Эриксон и Дж. Голдторп [Erikson, Goldthorpe, 1992], Р. Брин [Breen, 2004] и другие) на основе применения комплексных статистических методов к ретроспективному анализу материалов эмпирических исследований, охвативших середину-конец ХХ века, были вынуждены поставить под сомнение большинство гипотез, которые предполагали сторонники либеральной теории индустриализма [Breen, Whelan, 1993] и идей «расширяющегося универсализма» [Blau, Dunkan,

1967]. Так недавнее исследование К.Бароне, М. Луччини и А. Счизеротто показало, что для систем социальной стратификации в современном итальянском обществе значение аскриптивного фактора социального происхождения не только не смягчается за счет социального механизма карьерного продвижения, но, напротив, закрепляется и усиливается на протяжении 20 века [Barone и др., 2011]. К схожим выводам пришел Р. Брин, изучая ирландское общество [Breen, Whelan, 1993].

Результаты сравнительного исследования в Санкт-Петербурге и Шанхае, проведенного российско-китайским исследовательским коллективом (А.В. Ядов, Е.Н. Данилова, М.Ф, Черныш, И.В. Щербакова, Пан Давэя и др.) также не подтверждают гипотезу о повсеместном линейном развитии социальной организации современных обществ в сторону модерных форм и достиженческих стандартов. В частности, было показано, что «в Шанхае чаще, чем в Санкт-Петербурге каналом и фактором мобильности становится система образования» [Данилова и др.,

2012, стр. 346]. Вместе с тем, в сравнении с китайской, нынешняя российская культура более индивидуалистична и больше ориентируется на современные конкурентные, чем традиционные ценности » [Данилова и др., 2012, стр. 346]. Все же авторы делают вывод о том, что «система, установившаяся в современном Китае, все же более отвечает меритократическим принципам и конкуренции, чем российская». Данное эмпирическое исследование предлагает ценные эмпирические данные, позволяющие наглядно сопоставить основные характеристики социальной организации в двух обществах переходного типа.

На наш взгляд, представляемое в настоящей работе исследование карьеры в российском бизнесе может рассматриваться как продолжение разработок, нацеленных на определение степени соответствия современного российского общества достиженческим стандартам и выявление вектора его развития. Безусловно, сравнительная перспектива – значительное преимущество при решении подобного рода задач в эмпирическом проекте. Однако, по нашему мнению, компаративный элемент может быть обеспечен не только за счет сопоставления выборок, опрошенных в разных странах (макросоциальных контекстах), но и при сравнении организаций разного типа, различных по характеристикам своей социальной организации (например, сравнение компаний иностранной формы собственности и отечественной).

Подчеркнем, что указанному выше направлению исследований было свойственно скорее внимание к карьере в контексте внутри- и меж- поколенческой социальной мобильности (то есть мобильности в рамках трудовой жизни одного или нескольких поколений), нежели чем интерес к характеристикам карьерного процесса в организации. Если говорить об изучении карьеры на уровне фирмы, то, в 1950/1980-е года, социологический анализ факторов карьерного успеха в организации не был редкостью. Такие авторы как Х. Клейн [Klein, 1986], К. Бити, Б. Спенсер,

вопросы о механизмах карьерного успеха в организации, однако в основном интересовались влиянием второстепенных с точки зрения ключевых идей теоретиков модернизации факторов (возраст, семейное положение).

Современные исследователи в условиях большого количества эмпирических работ о карьере в организации указывают на недостаток социологической интерпретации результатов эмпирических работ, посвященных карьерному успеху (В. Майрхофер, К. Чудзиковски [Chudzikowski, Mayrhofer, 2011], А. Татти, М. Озбилзин [Ozbilgin, Tatti,

2005], А. Иелатчич, М. Мейер [Iellatchitch, Mayrhofer, Meyer, 2003]).

По сути, на сегодняшний день проблемное поле исследований вопросов социальной стратификации, социальной мобильности и социальных последствий экономического развития находится в следующем состоянии. С одной стороны, существует глубоко и последовательно разрабатываемая классиками социологической мысли (М. Вебером, Т. Парсонсом, П. Блау, Дж. Голдторпом) теория о том, что по мере развития общества, процессом экономического и индустриального роста, механизмы формирования социальной структуры и присвоения социального статуса должны трансформироваться в сторону меритократизма. Функциональной необходимостью мировой рыночной системы является задача максимизации полезности при использовании человеческих ресурсов. С этой точки зрения, механизмы социального (и в том числе, карьерного) продвижения, которые основываются на чем-либо, кроме квалификации и компетенции, являются неэффективными и снижают совокупный экономический результат [Blau, Dunkan, 1967]. Вместе с тем, проверка данной гипотезы на основе соотнесения социального происхождения, образования и достигнутого статуса зачастую дает негативный результат.

В ответ на это несоответствие появляется критика теории

предположении о том, что те, кто обладает привилегированными позициями, имеют возможность для поддержания своего положения в противовес меритократической логике даже при наличии функциональных требований индустриального общества и влияния государственной политики [Olson, 1982].

Серьезная методологическая проблема, на наш взгляд, состоит в том, что участники данного научного дискурса не проводят достаточно строгой операционализации гипотезы о ведущей роли меритократических критериев в распределении социальных статусов в обществах современного типа. Иными словами, для более глубокой проверки гипотезы о «функциональной целесообразности» внедрения меритократических механизмов присвоения социального статуса, необходимо посмотреть на реальный процесс индивидуального социального продвижения в современном обществе. Для этого требуется, в первую очередь, сужение временных и пространственных границ изучаемых процессов. Точнее, необходимо «опуститься» с уровня рассмотрения меж-поколенческой мобильности, на уровень индивидуальной социальной мобильности в конкретных структурных рамках – то есть, в первую очередь, карьеры в бизнес-организациях.

С этой точки зрения особый интерес представляют разработки карьерной проблематики последователями теории социального пространства П.Бурдье (В. Майрхофер, К. Чудзиковски, А. Татти, М. Озбилзин, А. Иелатчич и др.). Указанные авторы не ставят цель проверки теорий «либерального индустриализма», однако в своем толковании карьеры, отталкиваются от схожих базовых предположений.

Разработка карьерной проблематики указанной группой авторов базируется на понятии “социальное поле”, которое определяется П. Бурдье как “структурированное пространство социальных позиций”. Авторы разрабатывают понятия “карьерное поле”, “карьерное супер-поле”,

Mayrhofer, Meyer, 2003]. При этом “карьерное супер-поле” рассматривается как абстрактная конкурентная арена борьбы всех агентов, обладающих той или иной карьерой, а карьерные под-поля трактуются как типические структурные формы локальных контекстов этой “игры”,

«ставка» в которой – карьерное продвижение. Развивая теорию полей применительно к карьерной проблематике, В. Майрхофер и др. вводят понятия «карьерный габитус» [Iellatchitch, Mayrhofer, Meyer, 2003]. Под ним понимается совокупность длительных диспозиций сознания и тела, определяющих восприятие агентом карьерного поля самого себя, своих возможностей, целей, наконец, самого поля. Важным достижением В. Майрхофера и др. стало выделение термина «карьерный капитал» [Iellatchitch, Mayrhofer, Meyer, 2003]. Этим понятием предложено обозначить совокупность ресурсов (знаний, навыков, образования и др.), способствующих росту позиций агента в карьерном поле.

На фоне разработки понятия «карьерного поля», вопрос о рассмотрении бизнес-организации, как относительно автономного социального и связанного с ним карьерного поля, затрагивается, но не развивается.

Важно отметить, что становление карьеры как массового социального феномена рассматривается этими авторами как признак становления общества модерного типа (и относится к 19 веку). Таким образом, формируется специфический ракурс социологического рассмотрения современной карьеры. В отличие от исследователей карьеры с позиций теорий модернизации и индустриализации, вместо изучения карьеры в контексте социальных изменений, связанных с переходом от традиционалистских к модерным социальным институтам, В. Майрхофер и др. ставят вопрос о выявлении тех механизмов функционирования

«карьерных полей», которые обеспечивают устойчивость сложившейся системы социальной стратификации и ее воспроизводства. Иными

карьеру с точки зрения движения общества от традиционной к модерной форме социальной организации.

Мы уделили особое внимание разработкам карьерной проблематики последователями П. Бурдье не случайно. На наш взгляд, идея о локализованных социальных полях как реальных пространствах реализации карьерного процесса (В. Майрхофер, К. Чудзиковски и др.) может способствовать преодолению проблем традиционного подхода к изучению карьеры в контексте макросоциальной мобильности (Р. Брин, Дж. Голдторп, К. Бароне и др.).

Таким образом, мы выделили два наиболее важных в контексте задач настоящего исследования направления в социологическом изучении карьеры как социального феномена. Первое из них рассматривает карьерную проблематику с точки зрения особенностей карьерного процесса у представителей различных социальных групп и категорий населения. Второе в контексте проблем макросоциальных изменений и процессов. В его рамках основное русло научного поиска составляет изучение вопросов карьеры в контексте проблем перехода общества от

«традиционного» к «модерному» типу. Также оригинальные и перспективные разработки карьерной проблематики проводятся на основе теории «социального пространства» П.Бурдье.

Направление социологического исследования карьеры в контексте проблем макросоциальных изменений и процессов представляется наиболее перспективным с точки зрения познания сущности карьеры как социального феномена. Вместе с тем, проведенный анализ теоретических разработок и эмпирических результатов в данной области демонстрирует наличие существенного методологического ограничения:

Разрыв между гипотезами о качественном изменении механизмов социальной мобильности по мере становления общества современного

изучению реального процесса карьерного продвижения индивидов в организациях).

Добавим, что организационная карьера, является наиболее массовой формой карьерного процесса в современном обществе, а значит, должна выступать первостепенным предметом социологического исследования. Будет уместным вспомнить слова Т. Парсонса о том, что «наиболее бросающейся в глаза структурой современного западного общества является та, которая организована вокруг «труда» людей» [Парсонс, 1992, стр. 233].

Таким образом, для преодоления указанного выше ограничения и проверки гипотез о «расширяющемся универсализме» становится необходимой теоретическая интерпретация процессов макросоциальной мобильности на уровне индивидуальной карьеры в рамках бизнес-организации и их последующее эмпирическое изучение в целях определения степени соответствия этих процессов критериям меритократизма. Эта задача требует разработки специальной теоретической концепции, включая систему основных показателей и индикаторов. Для этого нам потребуется глубокое изучение отечественного и зарубежного опыта эмпирических исследований индивидуальной карьеры (в первую очередь, карьеры в организации) с точки зрения разработанного теоретического видения карьеры как социального явления.

<< | >>
Источник: Сорокин Павел Сергеевич. КАРЬЕРА РУКОВОДИТЕЛЕЙ НИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ЗВЕНА РОССИЙСКИХ БИЗНЕС- ОРГАНИЗАЦИЙ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ. 2013

Еще по теме §1.2.2. Исследования карьеры в контексте проблем макросоциальных изменений и процессов:

  1. ГЛАВА 16. ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ФАКТОР В КОНТЕКСТЕ ПРОБЛЕМ КЛИЕНТА
  2. 16.5. Феномен здоровья в контексте проблем трудовой жизненной ситуации
  3. КОНСТРУКТИВНО-ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ В КОНТЕКСТЕ ТЕХНОГЕННЫХ ПРОБЛЕМ СОВРЕМЕННОСТИ Старжинский В.П., Мушинский Н.И.
  4. 1. НАБЛЮДАЕМЫЕ И ПРОГНОЗИРУЕМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ КЛИМАТА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ В ГЛОБАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ
  5. Дескриптивные исследования многокритериальных проблем
  6. Особенности постановки проблем в социально-гуманитарных исследованиях
  7. 10.6. СПЕЦИФИКА ИССЛЕДОВАНИЙ ПРОБЛЕМ ТРУДОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В УСЛОВИЯХ РЫНКА
  8. Место и роль религиозной веры в контексте секуляризационных процессов в обществе Чеснова Е. Н.
  9. ВЫЗОВЫ И ПУТИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕНДЕНЦИИ ИСЛАМИЗАЦИИ В КАЗАХСТАНЕ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ Еркин Байдаро
  10. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ, ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ И СОБЫТИЙНЫЙ КОНТЕКСТ ИССЛЕДОВАНИЯ
  11. Влияние изменений климата на миграционные процессы
  12. Фундаментальные концепции в исследованиях изменений
  13. ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫЙ КОНТЕКСТ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ПОСТСОВЕТСКИХ ОБЩЕСТВ: К МЕТОДОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ Нечипоренко О.В., Самсонов В.В.
  14. Исследования крупным планом. Электронный мониторинг выполнения работы и социальный контекст: влияние на производительность и стресс
  15. "Структурные изменения общественности" и исследования Хабермасом гражданского общества