<<
>>

РАЗДЕЛ 5 Продолжение рассмотрения пропорциональности частей

Если я не ошибаюсь, предубежденность в пользу пропорции в значительной мере возникла не столько в результате наблюдения за какими-либо определенными размерами, обнаруженными у красивых тел, сколько из неправильной идеи отношения уродства к красоте, противоположностью которой оно считалось; на основе этого принципа был сделан вывод, что там, где устранены причины уродства, естественно и неизбежно должна возникнуть красота.
Я полагаю, это ошибка. Ибо уродство противоположно не красоте, а завершенной обычной форме. Если обнаруживается, что одна нога у человека короче другой, этот человек урод, потому что для завершения идеи целого человека, которая у нас образуется, чего-то не хватает. И врожденные недостатки производят такое же впечатление, что и уродства и увечья, полученные в результате несчастных случаев. Таким образом, если человек горбат, то он уродлив, потому что спина его имеет необычную форму, а она сразу же внушает идею какой-либо болезни или несчастья; так что если у кого-либо шея значительно длиннее или короче обычной, мы говорим, что обычно у людей так не бывает. Но, несомненно, ежеминутный опыт может убедить нас, что у человека могут быть ноги равной длины и похожие друг на друга во всех отношениях, и шея нормальной длины, и спина совершенно прямая, а в то же время у него нельзя обнаружить ни малейших следов красоты. Более того, красота не только не имеет отношения к идее привычности, но и то, что в жизни оказывает на нас воздействие через эту идею, крайне редко и необычно. Красота поражает нас своей новизной так же, как само уродство. Так происходит с теми видами животных, которые нам из- вестны; а если бы нам представили экземпляр нового вида, то, для того чтобы решить вопрос относительно его красоты или уродства, мы ни в коем случае не ждали бы, пока привычность установит идею пропорции. Это показывает, что общая идея красоты в равной мере не может зависеть ни от привычной пропорции, ни от естественной.

Уродство возникает в результате отсутствия обычных пропорций; но не красота является необходимым результатом их существования в каком-либо предмете. Если мы предположим, что пропорциональность в естественных предметах зависит от привычки и обычая, то природа привычки и обычая покажет, что красота, являющаяся безусловньш и могущественным качеством, не может возникнуть из нее. Мы устроены столь удивительным образом, что, будучи существами, страстно жаждущими новизны, мы так же сильно привязаны к обычаю и привычке. Но характер вещей, которые удерживают нас около себя в силу привычки, таков, что они оказывают очень мало воздействия на нас, пока мы ими владеем, но воздействуют очень сильно, когда их нет. Помню, как я часто посещал некое заведение, каждый день, подряд, в течение долгого времени; и я могу искренно сказать, что не только не находил там никакого удовольствия, но, наоборот, испытывал своего рода усталость и отвращение; я приходил, уходил, возвращался без всякого удовольствия; и тем не менее если я почему-либо пропускал обычное время своего визита туда, то заметно начинал волноваться и не успокаивался до тех пор, пока не попадал в свою старую привычную колею. Те, кто привык нюхать табак, употребляют его, почти не замечая, и острота ощущения запаха у них притуплена, так что они вряд ли что-либо чувствуют, несмотря на такой сильный возбудитель; однако лишите такого любителя его табакерки — и он самый несчастный смертный в мире.

129

5 Эдмунд Бёрк Более того, обычай и привычка, взятые как таковые, не только не являются причинами удовольствия, но, напротив, в результате постоянного и привычного употребления все вещи какого бы то ни было рода становятся совершенно лишенными способности оказывать какое-либо воздействие. Ибо привычное употребление многих вещей, снимая в конечном итоге их неприятное воздействие, таким же образом уменьшает доставляющее удовольствие воздействие других и сводит все к своего рода посредственности и безразличию. Очень справедливо привычку называют второй натурой; и наше естественное и обычное состояние — это состояние полного безразличия, в равной мере готового к удовольствию и неудовольствию. Но когда мы выведены из этого состояния или лишены чего-либо такого, что требуется для его поддержания в нас, когда эта возможность не реализуется путем получения удовольствия от какой-либо механической причины, мы всегда испытываем страдание. Так обстоит дело со всем, что относится ко второй натуре — привычке. Таким образом, отсутствие привычных пропорций у людей и других животных, безусловно, вызывает отвращение, хотя наличие их ни в коем случае не является причиной истинного удовольствия.

Правда, пропорции, объявленные-причинами красоты человеческого тела, часто можно обнаружить у красивых людей, потому что их обычно находят у всех людей; но если можно также показать, что их обнаруживают и там, где нет красоты, и что красота часто существует без них, и что эта красота там, где она существует, всегда может быть приписана другим, менее сомнительным причинам, то это, естественно, приведет нас к тому выводу, что пропорция и красота не являются идеями одного и того же рода. Подлинной противоположностью красоте является не диспропорция и не уродство, а безобразие; а поскольку оно вытекает из причин, противоположных причинам безусловной красоты, мы не можем рассмотреть его, пока не дойдем до рассмотрения его причин. Между красотой и безобразием существует своего рода посредственность, у которой обычно в большинстве случаев можно обнаружить необходимые пропорции, но это не оказывает никакого воздействия на аффекты.

<< | >>
Источник: ЭДМУНД БЁРК. ФИЛОСОФСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ О ПРОИСХОЖДЕНИИ НАШИХ ИДЕЙ ВОЗВЫШЕННОГО И ПРЕКРАСНОГО / МОСКВА «ИСКУССТВО». 1979

Еще по теме РАЗДЕЛ 5 Продолжение рассмотрения пропорциональности частей:

  1. РАЗДЕЛ 4 Пропорциональность частей не является причиной Красоты у людей
  2. РАЗДЕЛ 60. О НАСЛЕДСТВЕ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  3. РАЗДЕЛ 60. О НАСЛЕДСТВЕ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  4. РАЗДЕЛ 116. (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  5. РАЗДЕЛ 116. (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  6. РАЗДЕЛ 116. (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  7. РАЗДЕЛ 39. НАДЗИРАТЕЛЬ ЗА ПОШЛИНАМИ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  8. РАЗДЕЛ 48. НАДЗИРАТЕЛЬ ЗА СЛОНАМИ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  9. РАЗДЕЛ 59. ДЕЛА, СВЯЗАННЫЕ С БРАКОМ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  10. РАЗДЕЛ 59. ДЕЛА, СВЯЗАННЫЕ С БРАКОМ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
  11. РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ ЕСТЕСТВЕННАЯ РЕЛИГИЯ (продолжение)
  12. РАЗДЕЛ 4 Продолжение