<<
>>

РАЗДЕЛ 19 Заключение

Я полагал, что попытка классифицировать ц привести в систему некоторые из наших самых главных аффектов будет хорошей подготовкой к тому исследованию, которое мы собираемся предпринять в следующем ниже трактате.
Упомянутые мною аффекты — почти единственные, которые, может быть, необходимо рассмотреть в соответствии с нашим данным замыслом, хотя разнообразие аффектов велико и каждый отдельный вид, его составляющий, заслуживает тщательного изучения. Чем более тщательно мы исследуем человеческую душу, тем более заметные следы мудрости того, кто ее создал, мы обнаруживаем всюду. Если трактат о назначении частей и органов тела может считаться гимном создателю, то использование аффектов, являющихся органами души, не может обойтись без похвалы ему; не может оно быть бесполезным и для нас самих, ибо приводит к тому благородному и необычному соединению науки и восхищения, которое может дать разумной душе только созерцание творений бесконечной мудрости; относя за его счет все, что мы обнаружили правильного, хорошего или справедливого в себе, открывая его силу и мудрость даже в нашей собственной слабости и несовершенстве, почитая их там, где мы полностью раскрываем их, и восхищаясь их глубиной там, где мы теряемся в поисках, мы можем быть любознательны без наглости и возвышенны без гордости; рассматривая творения всемогущего, мы можем, если я могу осмелиться так выразиться, быть допущены к его тайнам. Возвышение духа должно быть главной целью всех наших изысканий, и если они этого в какой-то мере не достигнут, то принесут нам очень мало пользы. Но мне представляется, что кроме достижения этой большой цели рассмотрение главной причины наших аффектов весьма необходимо для всех, кто употреблял бы их на основе твердых и определенных принципов. Недостаточно знать их вообще; чтобы вызывать их изящным образом или судить правильно о любом произведении, предназначенном их возбуждать, мы должны знать точные границы их различных сфер действия; мы должны проследить их сквозь все разнообразие их действий и проникнуть в самые сокровенные и, казалось бы, самые недоступные уголки своей природы,

Quod latet arcana non enarrabile fibra 12.

Без всего этого человек может иногда каким-либо путаным образом убедить свой дух в истинности своего труда; но у него никогда не будет определенного твердого правила, которым бы он руководствовался, и он никогда не сможет сделать свои положения достаточно ясными для других. Поэты, ораторы, художники и те, кто занимается другими видами свободных искусств, не обладая этими критическими познаниями, достигли больших успехов каждый в своей области и достигнут их в будущем; подобно этому многие ремесленники изготовляли и даже изобретали машины, не обладая точным знанием тех принципов, которыми они руководствовались. Я признаю, что часто можно ошибиться в теории, но правильно действовать на практике; и мы рады, что дело обстоит именно так. Люди часто правильно поступают, руководствуясь своими ощущениями, а потом неправильно рассуждают о них на основании принципов; но поскольку невозможно избежать попыток проводить такое рассуждение и в равной мере невозможно предотвратить какого-то его влияния на нашу практику, то, конечно, стоит приложить усилия, чтобы оно было правильным и основывалось на базе несомненного опыта. Мы могли бы ожидать, чтобы нашими самыми надежными руководителями были сами художники; но художники слишком заняты практикой; философы сделали мало, и то, что они сделали, большей частью соответствовало их собственным схемам и системам; а что касается тех, кого называют критиками, они обычно искали правила для искусств не в том месте: они искали их среди поэм, картин, гравюр, статуй и зданий. Но искусство никогда не может дать правил, которые составляют какое- либо искусство. Я полагаю, в этом причина того, что художники вообще, и поэты в особенности, составляют такой узкий, ограниченный кружок; они скорее подражают друг другу, чем природе, и делают это с таким добросовестным единообразием и с таких отдаленных, еще античных, времен, что трудно сказать, кто был первым образцом. Критики следуют за ними и поэтому мало что могут сделать как проводники. Я могу неправильно судить обо всем, если я не употребляю иного критерия, кроме самой вещи. Истинное мерило искусства во власти каждого человека; всем доступное наблюдение за самыми обычными, иногда мельчайшими ве- щами в природе укажет самое верное направление, тогда как величайшая прозорливость и прилежание, пренебрегаю щие таким наблюдением, обязательно оставят нас во мраке, или, что еще хуже, возьмут и введут нас в заблуждение ложным светом. Если, начиная исследование, сразу же попадаешь на верный путь, это уже почти все. Я уверен, что немногого достиг своими замечаниями, взятыми сами по себе, и я никогда бы не предпринял усилий, чтобы их усвоить, и, более того, вообще не осмелился бы их опубликовать, если бы не был убежден, что ничто так не способствует разложению науки, как то, что ей позволяют застаиваться. Эти воды необходимо взбаламучивать, чтобы они проявили потом свои достоинства. Человек, забирающийся в глубь вещей, может даже сам ошибаться, по он расчищает путь другим и может случайно даже свои ошибки подчинить делу истины. В следующих далее частях я буду исследовать, какие именно явления вызывают в пас чувства возвышенного и прекрасного, подобно тому как в длиной части я рассмотрел сами аффекты. Я прошу только об одном снисхождении: чтобы ни об одной части моего трактата не судили отдельно, взяв ее саму по себе, независимо от остальных; ибо я чувствую, что расположил своп материалы таким образом, что они выдержат испытания снисходительного и даже строгого расследования, но не придирчивой полемики; что они не вооружены для битвы но всем пунктам, но готовы посетить тех, кто охотно позволит истине мирно войти.

<< | >>
Источник: ЭДМУНД БЁРК. ФИЛОСОФСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ О ПРОИСХОЖДЕНИИ НАШИХ ИДЕЙ ВОЗВЫШЕННОГО И ПРЕКРАСНОГО / МОСКВА «ИСКУССТВО». 1979

Еще по теме РАЗДЕЛ 19 Заключение:

  1. Заключение к разделу 2
  2. РАЗДЕЛЫ 57 и 58. ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ СДЕЛОК.1 ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ВЕДЕНИЯ ТЯЖБ*
  3. РАЗДЕЛЫ 122 и 123. О ЗАКЛЮЧЕНИИ МИРНОГО ДОГОВОРА і И О ЕГО РАСТОРЖЕНИИ 2
  4. РАЗДЕЛЫ 111 и 112. О ПОХОДЕ ДВУХ (ЖЕЛАЮЩИХ ПОБЕДИТЬ) СОВМЕСТНЫМИ СИЛАМИ.1 О ЗАКЛЮЧЕНИИ МИРА С ОПРЕДЕЛЕННЫМИ УСЛОВИЯМИ И БЕЗ НИХ, А ТАКЖЕ О МИРЕ С ОТПАВШИМИ2
  5. РАЗДЕЛЫ 103—107. О ВЫЖИДАТЕЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ ПОСЛЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ ВОЙНЫ.1 О ВЫЖИДАТЕЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ МИРА.* О НАСТУПЛЕНИИ ПОСЛЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ ВОЙНЫ.3 О НАСТУПЛЕНИИ ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ МИРА.4 О ПОХОДЕ ОБЪЕДИНЕННЫМИ СИЛАМИ8
  6. РАЗДЕЛЫ 101 и 102. ПРИМЕНЕНИЕ МЕТОДОВ ПОЛИТИКИ (ЦАРЕМ), РАВНЫМ (ВРАГУ), БОЛЕЕ СИЛЬНЫМ И БОЛЕЕ СЛАБЫМ.1 ЗАКЛЮЧЕНИЕ МИРА БОЛЕЕ СЛАБЫМ2
  7. Заключение.
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. Заключение
  12. Заключение