<<
>>

№ 214 Справка Совета по делам РПЦ о беседе руководителя Дирекции вероисповеданий Болгарии Д. Илиева со священником В. Шпиллером о положении в руководстве Болгарской православной церкви, отношении к экуменизму и др.


г. Москва—София10 декабря 1948 г.
СОВ. СЕКРЕТНО
Принял Илиев Шпиллера очень любезно, заявив, что он давно хотел познакомиться с ним поближе как с человеком, разбирающимся в церковных делах, о чем он, Илиев, слышал от своей жены (Топеничарова, сестра жены Трайчо Костова и сестра зам.
министра иностранных] дел Топеничарова, с которыми Шпил- лер когда-то хорошо был знаком).
Шпиллер: Я «знаком» с церковными делами, т.к. вот уже сколько лет священствую в Болгарской церкви, хотя и как русский священник, назначенный на болгарскую службу временно. Но, может быть, именно по этой причине «интересуюсь» ими, главным образом, с точки зрения интересов сближения наших двух церквей.
Илиев: Вот и меня сейчас это более всего интересует. Я решил заняться сближением Русской и Болгарской церквей. Этому очень мешал наш общий враг № 1 — Стефан. Я освободил от него Болгарскую церковь, и теперь осуществлено это сближение (Примечание Шпиллера: что Стефан был главной помехой этого сближения и что сейчас, после его отставки, оно пойдет на лад — эта мысль муссируется м. м. [митрополитами] Паисием и Кириллом. В данном случае Илиев повторяет ее почти теми же словами, только прибавляет: «Я освободил Болгарскую] церковь...», что, впрочем, возможно ему внушили те же лица. Это в их интересах переложить ответственность за все на всякий случай на Министерство и, кроме того, постараться сделать в обществе верующих впечатление вмешательства в церк[овные] дела со стороны правительства и даже, если можно, насилия над ними правительства). Вы прожили у нас столько времени. Вы хорошо знаете нашу действительность и умеете разбираться в ней. Я хотел бы иметь Вас своим помощником в деле сближения Болгарской] церкви с Русской. Я решил провести с Вами серию больших разговоров об этом.
Шпиллер: Господин министр, не переоцениваете ли Вы моих способностей? Я ведь рядовой священник и только. Например, в происходящем сейчас я разбираюсь очень плохо.
Илиев: Ну вот вместе обсудим это. Я как раз и хотел начать с дела Стефана. Как оно Вам нравится? То есть, как нравится, как было сделано?
Шпиллер: Сделано было чисто, господин министр, что и говорить. В начале разговора Вы заметили, что Стефан был врагом № 1 дела сближения Болг[арской] церк[ви] с Русской и что Вы освободили болг[арскую] церк[овь] от него...
Илиев: Освободил раз и навсегда... Да, я освободил. Но Вы думаете, что мне легко было выкорчевать этот дуб? Очень трудно. Нужно было проявить много знания дела, сообразительности, организационных способностей. Одному ведь провести такое дело было невозможно.
Шпиллер: Но Вы, конечно, нашли себе помощников и сумели заставить их делать то, что нужно?
Илиев: Конечно...
Шпиллер: Вас поддержали некоторые архиереи, несомненно.
Илиев: Как некоторые? Все. Первые дни я, правда, колебался, поддержат ли? Самый решительный момент для меня был 8 сентября. Но вот звонит мне Паисий: «Ваше поручение, Ваше задание выполнил — гарантирую Вам поддержку всех архиереев без исключения, держу их всех в руках и обещаю полный успех, т.е., что отставку экзарха, как Вы хотите, примут без разговоров, и сейчас же с ним покончим раз навсегда, если хотите этого...» И он меня не обманул.

Шпиллер: У меня впечатление, что они Вас хорошо слушают. А в таком деле слушались еще и потому, что экзарх им всем, кажется, довольно надоел.
Илиев: Еще бы! Это он хотел уничтожить Ловчанского митрополита] Филарета и сделал всю эту историю с отдачей под суд, чтобы посадить на его место Пимена. Я это объяснил Филарету и доказал этот факт. Он хотел раздавить Старозагорского Климента, о чем Климент от меня знает. То же и с Борисом. Они все понимают, что я их спас от экзарха. Поэтому и пошли не за Паисием, конечно, а за мной. За Паисием, т.к. знают, что Паи- сия я веду, куда нужно. Через Паисия мы друг с другом хорошо сработаны сейчас. Я признаю, что Паисий был в этом деле очень полезным нам.
Шпиллер: Вы их всех объединили около себя. Это большой успех.
Илиев: Даже м[итрополит] Михаил со мной. На днях в Бач- ковском монастыре я сказал ему: «Благодарю Вас от своего имени и от имени правительства за Ваше блестящее поведение и [за] все, что Вы для нас сделали. Вы сыграли огромную роль в деле отставки экзарха, и Вашу заслугу я Вам не забуду».
Вот, что значит уметь обращаться с людьми. Это, знаете, диалектический момент: враг, а перестанет быть врагом и делает то, что надо...
Шпиллер: Уверены ли Вы в том, г. министр, что и митрополит] Михаил, и вообще все они будут в будущем делать то, что надо? В них все же много враждебности к режиму, установившемуся в стране, и к Русской церкви и к делу сближения с ней, что имеет свои причины.
Илиев: Какие?
Шпиллер: Да вот Вы упомянули о диалектическом моменте. Позвольте напомнить Вам, однако, теорию диалектического] материализма относительно религии как надстройки над определенной формой общественных отношений. Не думаете ли Вы, что болг[арский] епископат неразрывно связан с мелкобуржуазным слоем болгарского] общества, с мелкобуржуазной идеологией и психологией, чрезвычайно и непримиримо враждебной по отношению к новой жизни? И что некоторые из них в этом смысле совсем безнадежны?
Илиев: О, нет. В одной речи в Рильском монастыре Г. Димитров говорил, что и какому-нибудь 80-летнему архиерею не поздно перестроиться внутренне. И начать срабатываться с нами. Вот такая перестройка с ними сейчас и происходит. Я, видите ли, свою задачу так всегда и понимал: помочь.им начать внутреннюю перестройку, научить их этому, подтолкнуть на это,

облегчить им это дело. И результаты получились замечательные. Медленнее всего перестройка происходит в Михаиле, но и в нем она идет. И хорошо идет, я доволен.
Шпиллер: В других она идет быстрее?
Илиев: Во многих она уже окончена. Возьмите Паисия — это вполне наш человек. Он просится в Москву, и я его отправляю туда. Увидите, каким он вернется оттуда.
Шпиллер: Каким вернулся побывавший там Кирилл?
Илиев: Может быть. Хотя, конечно, и не совсем таким. Он ведь ценный человек. За ним идет в Синоде целая группа. Его надо сделать нашим, и я его сделаю таким. Но он все ж из старых, по возрасту, архиереев. И с ним работать трудновато. Это мне и Кирилл говорит постоянно. Говорит: прежде чем решиться на какое-либо требуемое правительством постановление, три дня не спит... И Кирилл прав... Сам же Кирилл, да ведь мы его с детства знаем, он всегда был наш, и как сделался митрополитом, — не понимаю. Он был вместе со мной с юных лет анар- хо-коммунистом. Он — и мой товарищ (хотя я его знаю меньше других), и Вулко Червенко1. Вот почему мы ему верим и, конечно, всегда его поддержим, безусловно.
Шпиллер: Это будет иметь большое значение при выборах предстоятеля болгарской церкви.
Илиев: Разумеется. Но, знаете, он не хочет быть экзархом. Он говорит, что примет экзаршество, как тяжелое бремя только в том случае, если это будет абсолютно необходимо. Ему хочется научно-богословской деятельности, покоя. Вот даже и сейчас требует от меня: дай, говорит, Паисию воздуха... Дай ему крылышки. Ну не крылья, чтоб летать, кто знает, как высоко, а крылышки... Чтобы чувствовал себя свободно. И тоже и он будет, говорит, тогда наш.
Шпиллер: «Воздух» и «крылышки» — это, надо понимать, представительство в Синоде до выборов предстоятеля? Несколько месяцев переходного периода? Убрать оттуда Михаила, исключить его из Синода малого состава на том основании, что кончается мандат на членство в малом составе и на его место выбрать на время председательствовать м[итрополита] Паисия?
Илиев: Совершенно верно. И я думал сначала исполнить просьбу Кирилла и дать Паисию и «воздуха», и «крылышки» — сделать его на время председателем Синода. Но, по некоторым соображениям, передумал.
Шпиллер: Да, он мог бы поломать крылышки. И, пожалуй, это помешало бы окончательной успешной «внутренней перестройке» его. И, чего доброго, началось бы в Синоде разделение на партии, единство бы рухнуло, открылась бы борьба.
Илиев: Да, партии и сейчас есть. Паисия — старых, и Ки- рилл[а] — молодых. Со счетом 5 : 5. Но я перекину к молодым двух и соотношение изменю 7:3.
Шпиллер: А не думаете ли Вы, что в Синоде может появиться и третья группа? Вот, как мне кажется, даже и нашим гостям из Москвы предсказывали такую мысль, что предстоятелем может быть, например, м[итрополит] Михаил и что он лучше будет, чем м[итрополит] Паисий и Кирилл?
Илиев: М[итрополит] Михаил оказался прекрасным для переходного периода. Я это знал, и м[итрополиты] Кирилл и Паисий со мной в этом соглашались. Но теперь его роль окончена. Кирилл, Кирилл...
Шпиллер: Вы имеете, конечно, достаточно оснований быть в нем уверенным? Несмотря на все его «западничество»?
Илиев: А кто делал у нас «западничество» и «западников»? Не Кирилл, а Стефан. Вот враг № 1.
Шпиллер: И хороших «западников» наделал, надо признать. Верных...
Илиев: О, да. Один Цанков чего стоит. Вы знаете, что Цан- ков — это враг № 2? Кстати, я его убрал из университета с богословского факультета, как Вам это нравится?
Шпиллер: Но он, кажется, силится влезть через заднюю дверь в тот же университет...
Илиев: Да, да... И удивительнее всего, что за него просит м[итрополит] Михаил. Но я подумаю, как быть с этим делом.
Шпиллер: Конечно. Ведь он тоже... «внутренне перестраивается», должно быть?
Илиев: (Подозрительно). Перестраивается. Приносил мне газету, прямо из типографии, свеженькую, в которой [на]печатал статью, опровергающую его старый взгляд на положение вещей в СССР в области брачного права.
Шпиллер: Мне очень приятно слышать от Вас, господин министр, что и он перестраивается. Это вполне подтверждает то, что о нем говорит м[итрополит] Паисий, а именно, что Цанков — горячий в душе русофил и больше всех здесь стоит за сближение с Русской церковью.
Илиев: Вот видите. Я и говорю — нельзя их отталкивать от себя. Надо их привлекать к нам. Они все будут нашими.
Шпиллер: Только он все же еще очень связан с экуменическим движением.
Илиев: Это верно. Но я еще в прошлом году открыл им глаза на экуменическое движение. И, знаете, я счастлив, что предотвратил катастрофу. В прошлом году сюда приезжал Кохбири[163]. Он приезжал специально для того, чтобы уговорить меня дать визу Цанкову на выезд в Женеву. А я открыл, что Цанков имеет инструкции войти от имени Болгарской] церкви в экуменический совет. И что имел здесь сто сотрудников, готовых поддержать его в деле присоединения всей Болг[арской] церкви к экуменическому движению. Вот в этом самом кабинете все это открывалось... И с экуменизмом я покончил еще тогда, ликвидировал и разоблачил заговор, в котором участвовал и сам Кохбири.
Шпиллер: И о[тец] Цанков и м[итрополит] Паисий?
Илиев: Во главе его стоял экзарх.
Шпиллер: Но экзарх тогда был в Чехословакии и, насколько я помню, переговоры с Кохбирном вели о[тец] Цанков и митрополит] Паисий.
Илиев: Это верно. Но м[итрополит] Паисий с тех пор совершенно переменился.
Далее беседа перешла на экуменизм вообще и его политическую сущность. Затем говорилось о сроках выборов нового экзарха. Илиев сказал, что м[итрополит] Паисий спешит с выборами, а м[итрополит] Кирилл хотел бы оттянуть выборы. Далее Илиев спросил, какое впечатление на гостей из Москвы (Колчицкого и Зернова) произвели их встречи и все виденное ими и слышанное? Шпиллер ответил, что гости весь период пребывания здесь были очень заняты, так что, если бы даже и хотели, то не имели возможности ни с кем поделиться своими впечатлениями. Но что Шпиллеру показалось, что когда Синод стал гостям рассказывать о недобросовестности Стефана в денежных делах и, в частности, об ответственности его за растрату 4—5 миллионов левов из той суммы (30 мил.), которая была предоставлена ему для Болг[арской] церкви патриархом Алексием, им было не очень приятно узнать о намерениях Синода сделать вкруг этого дела шум3.
В связи с этим Шпиллер говорил, не думает ли г. Илиев, что, привлекая экзарха к ответственности за растрату (это так естественно), может быть, сейчас не следовало бы придавать громкой огласке факт какой-то денежной помощи экзарху для нужд Болг[арской] церкви со стороны Московской патриархии.
На этом беседа с Илиевым окончилась.
Верно:
Арапов
ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 419. Л. 171—177. Заверенная копия.
О замысле окончательной компрометации бывшего экзарха Стефана «самим [болгарским] Синодом» см. док. № 190.
<< | >>
Источник: Т. В. Волокитина, Г. П. Мурашко, А. Ф. Носкова. Власть и церковь в Восточной Европе. 1944—1953 гг. Документы российских архивов: в 2 т. Т.1 : Власть и церковь в Восточной Европе. 1944-1948 гг. —2009. - 887 с. 2009

Еще по теме № 214 Справка Совета по делам РПЦ о беседе руководителя Дирекции вероисповеданий Болгарии Д. Илиева со священником В. Шпиллером о положении в руководстве Болгарской православной церкви, отношении к экуменизму и др.:

  1. № 176 Запись беседы К.Д. Левычкина с руководителем Дирекции вероисповеданий МИД Болгарии Д. Илиевым о персональном составе болгарской делегации на совещании глав православных церквей[138]
  2. № 177 Справка Совета по делам РПЦ о беседах членов делегации РПЦ епископа Нестора и секретаря Московской патриархии Л.Н. Парийского с министром культов Венгрии Д. Ортутаи по вопросу о создании Венгерской православной церкви под юрисдикцией РПЦ
  3. № 36 Справка заместителя председателя Совета по делам РПЦ С. К. Белышева о беседе епископа Тимофея в посольстве СССР в Варшаве о присоединении Польской православной церкви к РПЦ1
  4. № 165 Справка заместителя заведующего Отделом по делам Центрального управления Русской православной церкви Совета по делам РПЦ B.C. Карповича о кандидатуре на пост патриарха Румынской православной церкви[127]
  5. № 49 Письмо экзарха Стефана патриарху Алексию опредоставлении Болгарской церкви долгосрочного займа, возможности обучения болгарских студентов в духовных заведениях РПЦ, отношении патриарха и Совета по делам РПЦ к экуменическому движению и др.
  6. № 173 Справка B.C. Карповича о беседе К.Д. Левычкина с председателем Совета министров Болгарии Г. Димитровым в связи с предстоящим совещанием глав православных церквей в Москве
  7. № 118 Справка Совета по делам РПЦ в связи с подготовкой визита в Москву делегации Албанской православной церкви
  8. № 26 Справка Совета по делам РПЦ «Антинародное монархическое выступление сербского священника», подготовленная для НКИД СССР[29]
  9. № 140 Справка Г.Г. Карпова о приеме членов болгарской партийной делегации для ознакомления с деятельностью Совета по делам РПЦ
  10. № 135 Справка Совета по делам РПЦ о беседе посла СССР в Белграде А.И. Лаврентьева с председателем Совета министров ФНРЮ Э. Карделем относительно позиции патриарха Гавриила