<<
>>

№ 45 Письмо экзарха Болгарского Стефана Г. Димитрову с благодарностью за внимание, оказанное делегации Болгарской православной церкви во время пребывания в Москве


г. Москва7 августа 1945 г.
СЕКРЕТНО
Многоуважаемый Георгий Михайлович!
Я опоздал со своим письмом, которым не формально, а от души обязан засвидетельствовать Вам большую благодарность за радушный прием, оказанный мне и моим спутникам в Вашем доме, и подчеркнуть некоторые положения, глубоко запавшие в мою душу после двух незабываемых встреч с Вами[40].

Мое впечатление таково, что ваш дом — действительно народный дом.
Мое опоздание вызвано тем, что я желал написать Вам лишь после того, как начнет осуществляться данное мною Вам обещание, что наша народная церковь будет полностью с нашим народом в строительстве великого дела Болгарии Отечественного фронта.
Вскоре после возвращения из России, имевшего место 17 июля, я проводил 28—30 июля конференцию в Черепишском монастыре с руководящими духовными лицами всех епархий нашего церковного диоцеза, на которой в числе многих современ- но-жизненных вопросов *был рассмотрен и решен в положительном смысле также вопрос об участии нашей церковной службы в предстоящих выборах исключительно в поддержку Болгарии Отечественного фронта[41].
Сразу же после этой служебной конференции состоялся с 3 по 6 августа в Рильском монастыре 14-й Собор православных братств, который, по официальным данным, превышает цифру в 50 ООО человек. Этот действительно импозантный собор под моим председательством закончил свою работу единодушной и восторженной евпавией — прославлением великой России и выражением горячей преданности нашему новому государству Болгарии Отечественного фронта*[42].
Два основных принципа особенно и неизменно подчеркивались: Православие и Славянство. В развитии и укреплении этих незыблемых начал недвусмысленно, в полной категоричности проявлялось и проявляется наше неделимое, вечное единение с великим братским русским народом и через него — со всем славянством.
Желание Вашей патриотической мысли о государственном переустройстве нашего отечества на широких началах народовластия, которое касается и нашего церковного строя и жизни, станет, как я Вам обещал, совершившимся фактом после того, как представленный на утверждение правительства Болгарии Отечественного фронта устав о Болгарской Патриархии будет нам возвращен в виде залога. Но и до того момента мы уже начинаем демократизировать нашу церковную действительность.
Впрочем, вся история нашей церкви, за небольшими исключениями, была и остается историей нашего народа, хранилищем его вожделений, историей чадолюбивой матери, отрицающей всякую сословность и враждебной всякому лицеприятию, но не мачехи его судеб.
Многоуважаемый Георгий Михайлович!
*Одно можете знать как аксиому: нет силы, которая омрачила бы всенародное желание неразрывного единения с нашей Освободительницей. Это желание мы возведем в культ*, ибо только его осуществление является солидной гарантией, что Болгария будет и пребудет, — священная истина, которая вопреки фашистскому шипению изо дня в день могущественно растет и бесспорно утверждается как руководящее начало в гражданском и политическом сознании нашего здравомыслящего народа. Тевтонские рассадники обезврежены и скоро будут окончательно уничтожены!
Многоуважаемый Георгий Михайлович!
Приятно и мне подчеркнуть хорошо известное Вам обстоятельство, что Ваша личность проявляется не в строгих рамках партийного мировоззрения, а в широте большого патриота, который желает, чтобы три столпа государственного здания: крестьяне, рабочие и идейная интеллигенция — представляли одинаковую ценность в строительстве светлой судьбы нашего народа. Со всех сторон и из всех кругов не с любопытством, а с любознательным интересом спрашивали о Вас, ибо у большинства здравомыслящих болгар существует убеждение и, добавлю я, справедливое убеждение, что Вы достигли вершин реально-це- лостного и активного государственного деятеля и общественника, особенно в разрезе славянской общности и международной солидарности.
Многие хорошие болгарские граждане с примерной объективностью и открытой антифашистской линией выражают искреннее сожаление по поводу того, что Вас нет среди нас, хотя они сознают, что и оттуда, где Вы находитесь теперь,
Вы — в первых радах строителей новой Болгарии, больше того, являетесь ее защитником. Все же, говорят они, его непосредственное наблюдение и изучение нашей измученной действительности внесут больше разума и терпимости в наши политические условности и предохранят нас от излишних и бесплодных увлечений... Новость о том, что в сентябре Вы будете среди нас, встречена с нескрываемой радостью и окрыляется добрыми надеждами. Будем надеяться, что эта новость станет фактом и светлые надежды оправдаются во имя блага и прогресса нашей дорогой многострадальной Родины4. Вы доказали, что Вам присущи патриотический огонь, здоровый политический разум и творческий ум реального общественника и государственного деятеля, даже в самом широком масштабе интернациональной концепции, являющейся важным элементом в создании Вашего личного и социального мировоззрения, в основе которого все же стоит светлый образ Болгарии, столь ревниво хранимой, выдвигаемой и обогащаемой Вашей любовью к ее сокровенным вожделениям и идеалам!
Многоуважаемый Георгий Михайлович!
Может быть, для Вас странно звучат в моих устах — устах духовника — мысли восхищения по Вашему адресу, ибо кажется, что мы стоим на разных полюсах. Говорю, кажется, ибо, в сущности, с различных позиций мы идем к одной и той же цели: к благоденствию Родины и к человечности в отношениях между народами и государствами, к правде и свободе, к справедливости и миру, а прежде всего, к творчеству в широком разрезе социального строя жизни для истинного братства.
Вот почему принимайте восхваления не за комплимент, а за живую действительность, за полную искренность.
Боясь надоесть Вам, избегаю обосновывать свою мысль, что Вы, диалектический материалист, и я, мистический идеалист, встречаемся не как враги, а как сотрудники... Считайте меня таковым, каким и я желаю считать Вас. От этого польза будет для зеницы нашей жизни: Болгарии и славянской общности.
С надеждой, что увижу Вас у нас и что Вы дадите мне возможность доказать вам свою глубокую благодарность за оказанное мне радушие в Вашем доме, позволяю себе просить Вас передать глубокочтимой госпоже Димитровой самое искреннее уважение и самую горячую признательность за великодушие и редкое благородство, с которым она встречает и провожает Ваших гостей, почитателей и соотечественников. В ее лице Вы имеете истинного товарища — ангела, а Болгария — свою обожательницу.
Жму Вашу руку с преданностью
ЭКЗАРХ БОЛГАРСКИЙ СТЕФАН
ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 16. Л. 195—197. Копия. Перевод с болг. яз.
См. комм. 7 к док. № 42.
Первоначально выборы в парламент (Народное собрание Болгарии) были намечены на октябрь. Состоялись в ноябре 1945 г.
Здесь и далее текст, отмеченный *—*, отчеркнут по левому полю вертикальной линией.
Г. Димитров вернулся в Болгарию в декабре 1945 г.
<< | >>
Источник: Т. В. Волокитина, Г. П. Мурашко, А. Ф. Носкова. Власть и церковь в Восточной Европе. 1944—1953 гг. Документы российских архивов: в 2 т. Т.1 : Власть и церковь в Восточной Европе. 1944-1948 гг. —2009. - 887 с. 2009

Еще по теме № 45 Письмо экзарха Болгарского Стефана Г. Димитрову с благодарностью за внимание, оказанное делегации Болгарской православной церкви во время пребывания в Москве:

  1. № 138 Письмо экзарха Болгарского Стефана патриарху Алексию оконфессиональной ситуации в Чехословакии, Венгрии и Югославии в связи с усилением активности римско-католической церкви, об отношении к созыву совещания глав православных церквей в Москве и др.
  2. № 43 Выступление экзарха Болгарского Стефана по софийскому радио о впечатлениях от пребывания в Москве
  3. № 195 Справка Г.Г. Карпова о беседе с настоятелем храма-подворья Болгарской православной церкви в Москве архимандритом Мефодием о причинах отставки экзарха Стефана и ее последствиях1
  4. № 49 Письмо экзарха Стефана патриарху Алексию опредоставлении Болгарской церкви долгосрочного займа, возможности обучения болгарских студентов в духовных заведениях РПЦ, отношении патриарха и Совета по делам РПЦ к экуменическому движению и др.
  5. № 42 Справка Г.Г. Карпова о пребывании делегации Болгарской православной церкви в Советском Союзе
  6. № 175 Справка B.C. Карповича о беседе экзарха Болгарского Стефана с К.Д. Левычкиным по вопросу об участии делегации БПЦ в московском совещании, составе участников, отношении к экуменизму и о перспективах возведения Стефана в сан патриарха
  7. № 112 Письмо Г.Г. Карпова И.В. Сталину и В.М. Молотову о предоставлении займа главе Болгарской православной церкви экзарху Стефану
  8. ЭКЗАРХ БОЛГАРСКОЙ ЦЕРКВИ СТЕФАН
  9. № 197 Справка B.C. Карповича о кризисе в руководстве Болгарской православной церкви, отставке экзарха Стефана и ее возможных последствиях для развития связей с Московской патриархией1
  10. № 163 Письмо Г.Г. Карпова К.Е. Ворошилову о пребывании в Москве делегации Румынской православной церкви и о предстоящих выборах патриарха Румынского
  11. 14. Современное положение Болгарской Православной Церкви: статистические данные; приходы и представительства за рубежом; духовные школы; церковные учреждения, издательство, журналы; Церковно-исторический и архивный институт; положение Церкви в государстве; организация Церкви, устройство, управление; церковный суд. Раскол в Болгарской Православной Церкви
  12. Письмо наместника-председателя Св. Синода Болгарской православной церкви митрополита Софийского Стефана маршалу Ф.И. Толбухину с выражением признательности воинам Красной Армии — освободителям Болгарии, и с сообщением о передаче денежных средств на лечение раненых красноармейцев
  13. № 180 Письмо Г.Г. Карпова А.Я. Вышинскому по поводу циркулярного письма Д. Илиева Св. Синоду Болгарской православной церкви
  14. № 106 Письмо С. К. Белышева А.Я. Вышинскому о предоставлении займа Болгарской православной церкви
  15. № 190 Докладная записка Г.Г. Карпова В.М. Молотову, К.Е. Ворошилову и М.А. Суслову о конфликте в Св. Синоде Болгарской православной церкви и отставке экзарха Стефана1
  16. № 176 Запись беседы К.Д. Левычкина с руководителем Дирекции вероисповеданий МИД Болгарии Д. Илиевым о персональном составе болгарской делегации на совещании глав православных церквей[138]
  17. № 150 Письмо С.К. Белышева К.Е. Ворошилову о пребывании в СССР делегации Албанской православной церкви и встрече с патриархом Алексием
  18. № 89 Доклад митрополита Николая о поездке в Белград для участия в работе Славянского конгресса, положении в Сербской православной церкви и встрече в Софии с экзархом Болгарским Стефаном1