1. ФИЛОСОФСКО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ Вико, КОНДОРСЕ, ГЕГЕЛЯ, МАРКСА НА ПЕРИОДИЗАЦИЮ МИРОВОЙ ИСТОРИИ

„ Философско-исторический анализ человеческого общества предполагает выяснение вопроса о делении истории на определенные периоды, эпохи или этапы. Оно связано с тем, что необходимо представить, в каком направлении история развивается, какие этапы она проходит в процессе своей длительной эволюции, чем эти этапы отличаются друг от друга и какие критерии существуют для их выделения.

Периодизация исторического процесса находилась в центре внимания многих мыслителей, особенно с начала Нового времени64. Наибольший след в философии истории оставили итальянский ученый Вико, французский мыслитель Кондорсе, а также Гегель и Маркс. Поэтому начнем с изложения их воззрений.

Вико Джамбаттиста создал теорию исторического круговорота. В довольно темных мифологических выражениях он излагает закономерности развития исторического процесса и приходит к выводу, что естественное право народов «проходит совершенно одинаково и с полным постоянством через три века, протекшие, как говорили египтяне, за все время мира до них, а именно: Век Богов, когда языческие люди думали, что живут под божественным управлением и что все решительно им приказывается ауспициями или оракулами — самыми древними вещами языческой истории; Век Героев, когда последние повсюду царствовали в Аристократических республиках на основе, как они полагали, превосходства своей природы, отличающейся от природы их плебеев; наконец, — Век Людей, когда все признали, что они рав- ны по человеческой природе; поэтому в этот век сначала процветали народные Республики, а под конец —Монархии: обе эти формы правления являются человеческими правлениями.. >65

Каждая нация совершает поступательное движение от божественной эпохи до человеческой, а потом возвращается к своему первоначальному состоянию. «Вернулись некоторые виды Божьего суда, так называемое канонические очищения: (puigatio canonica)... Вернулись Героические разбои... Вернулись Героические возмездия... И ^ потому и войны позднейших варварских времен, как и времен первого варварства, были религиозными... Вернулось и Героическое рабство, которое существовало чрезвычайно долго даже среди самих христианских наций»66. Но это не есть абсолютный возврат, к первоначальному состоянию, ибо Вико прекрасно понимал, что такой возврат невозможен. После завершения круга снова начинается развитие по восходящей линии. Каждой эпохе, или веку соответствуют свои нравы, обычаи, характеры, юридические законы и т.д. В Божественную эпоху, например, право каждого зависело от богов, в Героическую эпоху решающую роль играло право силы, т.е. был прав тот, кто оказывался физически сильнее. В Век Людей право базировалось на человеческом разуме.

Каждому веку соответствовали и свои формы правления. В эпоху Богов форма правления носила теократический характер, так как люди верили, что все приказы исходят от Богов. Это век оракулов и жрецов. В Век Героев правили аристократы, а в Век Людей правление имело демократическую направленность. Все граждане были уравнены законами и пользовались, одинаковыми правами.

Каждому веку также соответствовал свой авторитет. В Божественную эпоху главным авторитетом был авторитет Бога, для которого не требовалось никакого обоснования. В Героическую эпоху в роли .авторитетов выступали торжественные формулы законов, т.е. строгое их соблюдение. В эпоху Человеческую авторитет базировался на до- верни к людям благоразумным, которые вели себя сообразно общепринятым нормам и принципам.

Вико подробно излагает проблемы понимания права, судебных органов, сословного деления общества и т.д.

Иными словами, итальянский мыслитель дает широкую панораму истории человеческого' общества, правда, у него речь в основном идет о европейской истории. Но тем не менее нельзя не отметить грандиозность и масштабность замысла Вико, его попытку представить общество в процессе своего естественного развития.

Кондорсе Мари Жан Антуан Кикола весь исторический процесс разбил на десять эпох и дал соответствующую характеристику каждой из них. Первую эпоху он рассматривает как эпоху первобытного состояния людей, когда они были соединены в племена, которые, по его мысли, образовались из слияния нескольких семейств. Во вторую эпоху совершается переход от пастушеского состояния к земледелию, что следует считать, по утверждению Кондорсе, прогрессивным шагом в истории человечества, ибо земледелие представляет собой более спокойный труд, дававший людям возможность делать жизнь более спокойной, кроме того, «некоторый прогресс совершается в области ремесел; люди приобретают некоторые познания в искусстве кормления домашних животных, научаются содействовать их размножению и даже усовершенствовать породу»67. Появляется больше предметов для удовлетворения потребностей людей, совершенствуются орудия производства, увеличивается их количество, отношения в семье, возникнув для удовлетворения потребности детей в родительском уходе, видоизменяются, «способствуют развитию чувства солидарности между супругами»68.

При характеристике третьей эпохи французский мыслитель особое внимание обращает на разделение труда, способствовавшее поступательному движению общества по восходящей линии, так как человек-производитель достигает большего совершенства, когда происходит определенная специализация или разделение труда. Одни обрабатывают землю, другие изготавливают земледельческие орудия, третьи занимаются скотоводством, четвертые —домашним хозяйством и т.д. Разделение труда приводит к образованию классов собственников, рабов и прислуги. Появляются государственные формы устройства общества, быстро развиваются медицина, астрономия и другие науки.

Четвертую и пятую эпохи Кондорсе связывает с Древней Грецией и Древним Римом. Он подчеркивает, что греческая культура возникла не на пустом месте, что Греция многое позаимствовала у восточных народов: их ремесла, часть их знаний, азбуку и религиозную систему. Таким образом, Кондорсе в отличие от многих современных ему философов истории указывал на единство мировой истории, на взаимосвязь и взаимовлияние народов разных стран. Прекрасно зная греческую философию, искусство^ в целом духовную жизнь Эллады, он излагает успехи, которых достигла античная Греция в философии, искусстве, семейных отношениях и т.д. Он сравнивает законодательства античности и восточных народов и приходит к выводу, что греческие законы гарантировали свободу членам общества, тогда как законы восточных стран порабощали граждан.

Шестая и седьмая эпохи охватывают средневековье, которое французский просветитель характеризует как период упадка. Человеческий разум, поднявшись на вершину прогресса, стал быстро спускаться с этой вершины. Всюду царили невежество и дикость, всюду господствовали, как выражается Кондорсе, теологические бредни и суеверные обманы. Победа варваров над римлянами, господство христианской религии привели к тому, что философия, искусство, науки перестали развиваться и творчески совершенствоваться. Кондорсе пишет, что в конце средневековья происходит постепенное развитие наук благодаря тому, что человеческий разум приобретает новую энергию. Лучшие.умы объявили войну религиозной нетерпимости и невежеству. И в конце концов разум снова восторжествовал. Наступает восьмая эпоха — эпоха книгопечатания и расцвета наук (собственно говоря, Кондорсе имеет в виду эпоху Возрождения.). Совершенствуется алгебра, изобретение логарифмов упрощает-математические операции. Галилей открыл закон падения тел, Коперник совершил великий переворот в астрономии.

Девятая эпоха, по мнению Кондорсе, начинается от Декарта и завершается образованием Французской Республики. Прогресс философии привел к тому, что была выдвинута идея равенства. Декарт, Локк, Лейбниц, Вольтер, другие мыслители внесли выдающийся вклад в науку, философию, искусство и т.д. Рассматривая французскую революцию, Кондорсе отмечает, что философия была ее идеологией, что вожди ее вдохновлялись идеями Вольтера, Руссо и других французских просветителей. В последней, десятой эпохе, т.е. в буржуазном способе производства, Кондорсе видит будущее человеческого общества. Улучшение его состояния он усматривает в уничтожении неравенства между людьми, в совершенствовании человека. Он твердо уверен в том, что все народы мира пойдут по пути социального прогресса, что более отсталые народы будут брать плоды цивилизации других народов в готовом виде и потому их развитие облегчено.

В основу деления истории на определенные ЭПОХИ Кондорсе положил прогресс человеческого разума, который он понимал довольно широко, так как в сущности охватывал все сферы общественной жизни. Гегель ищет иные основы деления истории. Главное внимание он обращает на абсолютную идею, дух. Всемирную историю он считает проявлением духа во времени. Но все это он связывает с географической средой, хотя «связь духа народа с природой есть нечто внешнее, но, поскольку мы должны рассматривать ее как ту почву, на которой совершается развитие духа, она, по существу, и оказывается необходимой основой»69. Гегель предупреждает, что не следует ни преувеличивать, ни преуменьшанкадначение природы, что -естественной«г*іестностью мояшо^шітересо- ваться лишь в том смысле, что она находится в тесной связи с характером и типом народа. Гегель излагает географическую картину мира, его деление на Схарый и Но- вый Свет, затем характеризует каждый континент с точки зрения климатических условий. «Всемирная история направляется с Востока на Запад, так как Европа есть безусловно конец всемирной истории, а Азия ее начало»70.

В соответствии с географией Гегель историю делит на Восточный мир, куда входят Китай, Индия, Персия, Сирия, Египет и т.д., на Греческий, Римский и Германский.

Восточный мир, пишет Гегель, есть детский возраст истории. Здесь царствует деспотизм и свободным чувствует себя только деспот. Люди вращаются вокруг одного центра, т.е. властителя, который стоит во главе государства как патриарх. Он требует от всех граждан соблюдать существующие предписания. Патриарх является субстанцией, которой все принадлежит.

В Восточном мире, по мысли Гегеля, наблюдается противоречивая историческая картина, имеющая пространственный и временной характер. С одной стороны, можно видеть государство, занимающее огромное пространство и подчиняющее себе людей предписаниями, наказанием, увещеванием и тд. и поддерживающее устойчивый порядок. Но, с другой стороны, этой пространственной прочности и противостоит форма времени, т.е., не изменяясь пространственно, государства подвергаются бесконечным изменениям по отношению друг к другу. Они воюют между собой, что приводит их к скорой гибели. Но Гегель считает, что эта история не есть действительная история, так как в ней нового ничего нет, а есть повторение одних и тех же процессов.

Греческий мир — это второй главный принцип всемирной истории и вместе с тем это период юности, когда формируются индивидуальности. «...Здесь происходит сочетание нравственной и субъективной воли или существует царство прекрасной свободы, так как идея сочетается с пластичной формой: она еще не существует абстрактно для себя, с одной стороны, но непосредственно сочетается с действительным, подобно тому как в прекрасном художественном произведении чувственное носит отпечаток духовного и является его выражением»71.

Немецкий философ не жалеет красок для изображения Греческого» мира. Здесь, по его словам, царствуют действительная свобода индивида, истинная гармония, мир и согласие. Индивидуальная воля субъекта придерживается обычаев, привычек, общепринятых норм и законов.

На Востоке существуют две крайности: с одной стороны, субстанциональное начало (властитель), а с другой — индивидуальность. В Греческом мире они соединены, хотя полны противоречий.

Римский мир — третий принцип. Это возраст возмужалости истории. Он «характеризуется не подчинением произволу господина и не собственным прекрасным произволом, но служит общей цели, причем индивидуум исчезает и достигает своей личной цели лишь в общей цели»72. Он приносится в жертву во имя достижения общей цели. Этим римское государство отличается от афинского, в котором царствовали индивиды. В Риме они порабощены, но тем не менее они становятся юридическими личностями как частные лица, и в этом смысле они чувствуют себя не просто индивидами, а личностями. В Риме господствует абстрактная свобода, ставящая государство и политику выше любой индивидуальности, но вместе с тем создается свободная личность, отличающаяся от индивидуальности.

В Греции, пишет Гегель, в политической жизни преобладали демократия, на Востоке — деспотизм, в Римском мире — аристократия. В-Греции внутри демократических структур идет борьба, раздоры, споры и т.д. В Риме же борьба шла из-за принципов: аристократия боролась с царями, плебеи — с аристократией, пока демократия не достигла господствующего положения. Германский мир — четвертый период всемирной истории. «Германский дух есть дух нового мира, цель которого заключается в осуществлении абсолютной истины как бесконечного самоопределения свободы, той свободы, содержанием которой является сама ее абсолютная форма»73. Германский народ, по убеждению его представителя, призван хранить христианские принципы духов- ной свободы и примирения. Дух в Германском !мире достигает полного расцвета и зрелости. Венцом и вершиной развития всемирной истории представляется "прусская монархия:

Маркс, как и его предшественники, осмысливая исторический процесс, решил разбить его на определенные периоды, но в основу деления он положил материальный фактор — способ производства материальной кизни. Он ввел новую категорию в философию истории для обозначения различных этапов, в развитии человечества. Речь идет о категории общественно-экономической формации. Правда, Маркс не сразу нашел это понятие. В «Немецкой идеологии», написанной в 1845—1846 годы, употребляется термин «форма собственности», а появление различных форм собственности связывается с разделением труда.

Первой формой собственности является племенная собственность, которая соответствует неразвитой стадии производства, когда люди жили охотой и рыболовством, скотоводством или земледелием.

Вторая форма —античная общинная и государственная собственность. Наряду с общинной собственностью развивается частная собственность, появляется рабство, уже встречается противоположность между городом и деревней, внутри самих городов тоже имеется противоположность между рабами и гражданами. Эта форма собственности присуща рабовладельческому обществу.

Третьей формой собственности является феодальная собственность» Для античности исходным пунктом служит город,ч для средневековья — деревня. Почему так произошло? Отвечая на этот вопрос, Маркс и Энгельс пишут» что «эта перемена исходного пункта была обусловлена редкостью и рассеянностью по обширной площади первоначального населения, которое приток завоевателей не увеличивал сколько-нибудь значительно. Поэтому, в противоположность Греции и Риму, феодальное развитие начинается на гораздо более широкой территории, подготовленной римскими завоеваниями и связанным с ними вначале распространением земледелия»74.

- Понятие формации («образование») Маркс гвзял из геологии. Впервые оно появилось в его работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». В классическом виде эта категория была использована Марксом в Предисловии к «К критике политической экономии», написанной в 1859 году. В этой работе Маркс писал: «Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества... В общих чертах, азиатский, античный, феодальный и современный, буржуазный, способы производства можно обозначить как прогрессивные эпохи экономической общественной формации»83.

Категория общественно-экономической формации — это категория философии истории, а специфика философских категорий состоит в том, что, будучи абстракциями самого высокого уровня, они отражают наиболее общие, сущностные черты объективной действительности. Формация имеет дело с общей логикой развития человеческого общества, абстрагируясь от частных явлений и случайностей. Ее философское понимание нельзя путать с интерпретацией в исторической науке. Такая путаница часто приводит к недоразумениям, когда историки берут понятие формации в чистом виде и накладывают его на реальный исторический процесс и когда не находят полного тождества формации и действительности, то первая объявляется .фикцией. Конечно, реальный процесс неизмеримо богаче и содержательнее, чем любая философская категория. Феодализм, по выражению Энгельса, никогда не соответствовал своему понятию. То же самое можно сказать и о капитализме, и о рабстве и т.д.

Конечно, отсюда не следует, что категория формации — идеальная конструкция и не отражает реальной действительности. Она адекватно отражает эту действительность, но адекватность следует понимать как отражение сущности, а не явления. Исторический процесс — совокупность самых разных фактов, явлений и событий. Одни из них являются более важными для субъектов истории, другие — менее важными, одни непосредственно связаны с логикой истории, другие нет. Формация имеет дело с логикой истории, показывает ее единство и многообразие.

Общественно-экономическая формация включает в себя все явления, которые имеются в обществе (материальные, духовные, политические, социальные, семейно- бытовые и т.д.). Стержнем формации является* способ производства материальной жизни в единстве производительных сил и производственных отношений. А основой производственных отношений является форма собственности на средства производства. Общественно-экономическая формация — это исторически конкретное общество на данном этапе его развития. Каждая формация — это особый социальный организм, развивающийся на базе своих имманентных законов. Вместе с тем общественно- экономическая формация — это определенная ступень в развитии исторического процесса по восходящей линии.

Маркс разбил всю историю на пять формаций; первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, буржуазная и коммунистическая. Правда, у Маркса есть еще и другое деление истории: первичная формация (первобытное общество), вторичная формация (рабство, феодализм, капитализм) и третичная формация (коммунизм). Причем, согласно Марксу, каждая последующая формация является более прогрессивной по сравнению с предыдущей. Маркс подчеркивал, что общество не может перескочить через естественные фазы своего развития, что более развитая страна показывает менее развитой ее собственное будущее.

Нередко критики Марксовой теории общественно- экономической формации обвиняют Маркса в том, что он якобы весь сложный исторический процесс представил в виде железной дороги, станции которой являются общественно-экономическими формациями. Все страны якобы должны обязательно останавливаться на каждой станции. На самом деле ничего подобного Маркс никогда не утверждал. Страна более развитая показывает менее развитой ее собственное будущее, но это вовсе не значит, что менее развитая страна обязательно должна пройти все пути более развитой. В этой связи нельзя не вспом- нить обращение русской революционерки В.Засулич к Марксу высказаться по поводу русской общины и будущего развития России. Прежде чем ответить В.Засулич, Маркс подготовил четыре наброска, которые по содержанию мало отличаются друг от друга. Чтобы полнее представить точку зрения Маркса, приведу длинную цитату из первого наброска: «Обращаясь к далекому прошлому, Мы встречаем в Западной Европе повсюду общинную собственность более или менее архаического типа; вместе с прогрессом общества она повсюду исчезла. Почему же избегнет она этой участи в одной только России?

Отвечаю: потому, что в России, благодаря исключительному стечению обстоятельств,- сельская община, еще существующая в национальном масштабе, может постепенно освободиться от своих первобытных черт и развиваться непосредственно как элемент коллективного производства в национальном масштабе. Именно благодаря тому, что она является современницей капиталистического производства, она может усвоить его положительные достижения, не проходя через все его ужасные перипетии. Россия живет не изолированно от современного мира; вместе с тем она не является, подобно Ост-Индии, добычей чужеземного завоевателя.

Если бы русские поклонники капиталистической системы стали отрицать теоретическую возможность подобной эволюции, я спросил бы их: разве для того, чтобы у себя ввести машины, пароходы, железные дороги и т.п., Россия должна была подобно Западу пройти через долгий инкубационный период развития машинного производства? Пусть заодно они объяснят мне, как это им удалось Сразу ввести у себя весь механизм обмена (банки, кредитные общества и т.п.), выработка которого потребовала на Западе целых веков?»84

Отсюда видно, что Маркс как диалектик прекрасно понимал сложный и трудный характер развития исторического процесса. И он вовсе не считал, что каждая страна в обязательном порядке должна пройти все формации. Для Маркса важно то (и это подтверждается ходом развития мировой истории), что все человечество проходит эти формации. Маркс употребил еще понятие азиатского способа производства (АСП). В марксоведческой литературе данное понятие вызвало острые дискуссии начиная с 20-х годов, которые, в сущности, ни к чему не привели. Понятие АСП обозначало такой общественно-экономический строй, в котором отсутствует частная собственность на средства производства, прежде всего на землю, нет класса эксплуататоров, есть общины, владеющие землей, но эксплуатируемые государством. Власть имеет деспотический характер. Монарх сосредоточивает в своих руках все рычаги власти — экономические, политические, юридические и тд. Причины возникновения на Востоке АСП — суровые климатические условия, необходимость ирригационных работ, которые под силу только государству.

Одни участники дискуссии утверждали, что АСП имел место только на Востоке, что его история отличается от истории Запада, в частности, с их точки зрения, на Востоке не было рабства, а феодализм не заменил рабовладельческую общественно-экономическую формацию. Другие же отвергали АСП, утверждая, что Запад и Восток имеют общий путь развития, что рабство было везде и что оно всюду было заменено феодальным способом производства.

Историк Б.В. Поршнев, тоже противник АСП, пошел оригинальным путем. Он заявил, что во времена Маркса в исторической науке вместо понятия «первобытный» употреблялось понятие «азиатский». ...Эпитет «азиатский» под впечатлением открытия санскрита и признания Азии, особенно Индии, прародиной человечества, употреблялся в тогдашней научной литературе в значении «первоначальный», «архаический». Описания индийской общины, вернее, ее обломков, Маркс считал важным свидетельством в пользу вывода, что в самом начале человеческой истории находился бесклассовый общинный строй. Позже, когда развитие науки подтвердило эту мысль не только азиатскими, но и европейскими и американскими данными, Маркс уже не пользовался выражением «азиатский способ производства...»

Вопрос об отсутствии или наличии»АСП в истории Востока нельзя решить в рамках философии истории. Это задача конкретных, прежде всего исторических, наук.

С точки зрения философии истории совершенно неважно, существовал АСП или нет, не важно также, сколько было формаций — пять, шесть, десять или двадцать, — но важно, что во всей мировой истории имеют место определенные ступени, стадии, формации, свидетельствующие о том, что исторический процесс не стоит на месте и что каждая его ступень, стадия или формация качественно отличается от предыдущей.

В современных философско-исторических трудах встречаются разные концепции периодизации исторического процесса. Некоторые (Р.Арон) утверждают, что всю мировую историю можно разделить на индустриальную и доин- дустриальную эпоху. Американский социолог У.Ростоу разбил всю историю на пять стадий: традиционное общество, переходное общество, стадия подъема, стадия зрелости и стадия массового потребления.

Итак, существуют различные критерии членения истории на отдельные периоды. В одном случае в качестве критерия выступает географический фактор, в другом — материальный, в третьем —духовный и т.д. Но эти критерии не противоречат друг другу, ибо указывают на многогранность и многосторонность исторического процесса, развивающегося по восходящей линии.

<< | >>
Источник: Гобозов И.А.. Введение в философию истории. — Изд. 2-е, переработанное и дополненное. — М.: ТЕИС». — 363 с.. 1999

Еще по теме 1. ФИЛОСОФСКО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ Вико, КОНДОРСЕ, ГЕГЕЛЯ, МАРКСА НА ПЕРИОДИЗАЦИЮ МИРОВОЙ ИСТОРИИ:

  1. Формирование философских воззрений К.Маркса
  2. Г л а в а 4. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ, ОБЩЕЕ СОСТОЯНИЕ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ФИЛОСОФСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ В ХУ—XVIII ВЕКАХ
  3. § 7. Категория общения у К. Маркса как сросшаяся со всеми другими главнеишими философско-истори- ческими его категориями  
  4. Начало философской компаративистики в истории мировой мысли
  5. Этические воззрения Карла МАРКСА (1818-1883), Фридриха Энгельса (1820-1895).
  6. Под ред. Ольштынского Л. И.. Курс отечественной истории IX—XX веков. Основные этапы и особенности развития российского общества в мировом историческом процессе, 2002
  7. ГЛАВА 4 ПЕРИОДИЗАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
  8. Курт Фон Типпельскирх. История Второй мировой войны«Типпельскирх К., История Второй мировой войны»: АСТ; Москва, 1999
  9. В чем особенности цивилизационного подхода к периодизации исторического проиесса?
  10. Философские воззрения
  11. Что характеризує г формационный подход к периодизации исторического процесса?
  12. Периодизация истории психологии