<<
>>

1. ИСТИНА И ЗАБЛУЖДЕНИЕ

Основной задачей науки является получение таких результатов, которые должны адекватно отражать сущность исследуемого объекта. Иначе говоря, они должны быть истинными. Кропотливый труд ученого-историка посвящен также установлению истинности исторических фактов и событий.

На базе его работ у людей формируется реальное представление о своем прошлом, что помогает им в практической деятельности, в освоении ценностей, унаследованных от прошлых поколений.

Но процесс получения истинных знаний, адекватно отражающих объективный мир, сложен, противоречив и длителен. Сама истина в отличие от правды есть процесс. Понятие правды связано с явлением, понятие истины с сущностью. Они не всегда совпадают по содержанию. Не всякая правда есть истина, тогда как всякая истина имеет правдивый характер. Правда есть констатация факта, события, явления, а истина — поиск, проникновение в глубь фактов и событий. Поэтому наука оперирует не понятием правды, а понятием истины.

Получение истинных знаний — процесс чрезвычайно трудный, но еще сложнее это делать в исторической науке. Нелегко, например, приходится тем, кто исследует античный мир. С одной стороны, не всегда хватает соответствующих источников, да и расшифровка многих из них порою сталкивается с непреодолимыми препятствиями, хотя современный исследователь имеет в своем распоряжении более мощные средства познания, чем его коллеги прошлых времен. Нелегко и специалисту современной, новейшей, истории, так как изучаемые факты еще не ушли, так сказать, в «чистую» историю и оказывают влияние на ход текущих процессов. В этих условиях ему приходится приспосабливаться и часто во имя конъюнктуры поступаться истиной. Тем не менее надо заниматься поисками истин, ибо в науке требуется не меньше смелости и храбрости, чем на поле боя. Трудности установления истины в творческой науке, как уже отмечалось, связаны с самим объектом исследования. Прежде всего — это прошлое и спросить не у кого. Историки имеют дело только с «немыми» источниками, документами, сведениями, летописями и т.д. Часто они противоречат друг другу и содержат взаимоисключающую информацию об одном и том же событии. Еще труднее изучать эпоху первобытного общества, не оставившего письменных источников.

Неудивительно поэтому, что ученый может заблуждаться, хотя, как писал Гегель, заблуждение свойственно любому человеку. А заблуждение противоположно истине. Однако это такая противоположность, которая полностью не отрицает ту или иную сторону истины. Иначе говоря, противоречие между заблуждением и истиной носит диалектический, а не формальный характер. И. поэтому заблуждение не есть нечто такое, что с ходу нужно- отбросить. Ведь оно связано с нахождением истины, с получением подлинных знаний. - -

Заблуждение — ступень на пути нахождения истины. Оно может в определенных условиях стимулировать научную деятельность, побуждать к новым поискам. Но оно может и тормозить научные исследования и в конце концов вынудить ученого бросить науку. Нельзя путать заблуждение с ошибочным теоретическим положением, хотя они близки по содержанию. Заблуждение есть нечто, имеющее рациональное зерно. Более того, заблуждение совершенно неожиданно может привести к новым научным открытиям.

Само собой разумеется, что заблуждение базируется на определенных научных принципах и средствах познания истины. И, как отмечал Гегель,- из «заблуждения рождается истина, и в этом заключается примирение с заблуждением и с конечностью. Инобытие, или заблуждение как снятое, само есть необходимый момент истины, которая существует лишь тогда, когда она делает себя своим собственным результатом»236. Вопросы истины в историческом познании находятся в центре внимания критической философии истории. Но она их интерпретирует с позиции субъективизма и релятивизма. Ее сторонники считают, что историческое прошлое состоит из отдельных кусков и частей, что история есть наука об единичном, что всякое событие уникально и не повторимо и поэтому нет общезначимых истин, т.е. таких, которые признавались бы всеми исследователями. Каждый из них по-своему познает исторические факты и устанавливает собственную истину.

Историк работает не для того, чтобы удовлетворить потребности людей, желающих знать исторические события и явления. Нет, он стремится прежде всего к тому, чтобы убедить себя в истинности своего понимания предмета исследования. Мару, например, утверждает, что «историк работает не для публики, а для себя самого, и истина результатов его исследований будет выделена и найдена тем быстрее, чем быстрее рассматриваемая проблема станет его проблемой, от которой в конце концов зависит его собственная персона и смысл его жизни»237. Историк не стремится к тому, чтобы угодить всем, он прежде всего должен убедить себя в истинности своего понимания прошлого. А что касается знаний, заключает Мару, то они имеют релятивный характер, ибо не дают нам полного знания об объекте изучения и к тому же быстро устаревают.

Таким образом, по Мару, получается, что истина не имеет объективного характера, не есть адекватное отражение исторической действительности, а есть нечто субъективное, которое истинно для тех ученых, кто использует одни и те же средства познания. Установление истины как адекватного отражения действительности требует признания ее объективности, т.е. признания того, что содержание^ наших представлений об окружающей действительности, не зависит от нас. Так» утверждение о том, что Земля вращается вокруг Солнца, истинно и оно от нас не зависит, потому что отражает объективные природные процессы. Или если кто-то утверждает, что в Москве функционирует метро, то это утверждение истинно, ибо действительно в Москве давно работает метро. И мы не можем не признать истинность этого факта.

Объективная истина включает в себя- два момента — абсолютную и относительную истины. Наличие этих двух форм истин связано со спецификой процесса познания мира. Познание бесконечно, и в ходе наших исследований мы получаем знания, которые более или менее адекватно отражают историческую действительность. Такого рода истины принято называть абсолютными истинами. Так, никто не сомневается, что Александр Македонский был основателем Греческой империи. Это, так сказать, абсолютная истина, которую следует отличать от «банальной» истины, содержащей в себе лишь какую-то информацию, не подлежащую никакому пересмотру ни в настоящем, ни в будущем. Скажем, человек без пищи не может жить. Это банальная истина, она абсолютна, но в ней нет моментов относительности. Абсолютная же истина содержит такие моменты. Относительные истины неполно отражают объективную действительность.

Обе формы истины находятся в неразрывном единстве. Только в одном случае превалирует абсолютная истина, а в другом — относительная. Возьмем тот же пример: Александр Македонский был основателем Греческой империи. Это абсолютная истина, но вместе с тем она и относительна в том смысле, что констатация того, что Александр основал империю, не раскрывает тех сложных процессов, которые происходили при формировании этой огромной империи. Анализ этих процессов показывает, что многие из них нуждаются в дальнейших исследованиях и в более фундаментальном рассмотрении. Рассуждения о диалектике абсолютной и относительной истины полностью относятся и к историческому познанию. При установлении истинности исторических фактов мы получаем какие-то элементы абсолютной истины, но процесс познания на этом не заканчивается, и в ходе дальнейших наших поисков к этим истинам добавляются новые знания. Если, допустим, мы изучаем нашествие монголов на Россию, то легко устанавливаем, что такое нашествие имело место, что длительное время Россия была оккупирована монгольскими ордами. Это для нас абсолютная истина и никогда не будет опровергнута, но в ходе наших дальнейших исследований мы к ней добавляем новые знания об этом ужасном периоде России.

Что касаетси' реяятивизма, то он- включается в теорию познания, в том числе исторического познания. Он тем ценен, что выступает против всякого догматизма — злейшего врага науки и закостенелости научных знаний и теорий. Он не останавливается на достигнутом и ищет дальнейших путей научного развития. Он будоражит мысль ученого, наталкивает его на постоянные поиски объективной истины. Но абсолютизация релятивизма опасна, так как это приводит фактически к отрицанию научных результатов, накопленных тысячелетней историей человечества. Поэтому главным постулатом ученого остается единство абсолютной и относительной истины.

<< | >>
Источник: Гобозов И.А.. Введение в философию истории. — Изд. 2-е, переработанное и дополненное. — М.: ТЕИС». — 363 с.. 1999

Еще по теме 1. ИСТИНА И ЗАБЛУЖДЕНИЕ:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ СОЧИНЕНИЯ МАРИЯ НИЗОЛИЯ «ОБ ИСТИННЫХ ПРИНЦИПАХ И ИСТИННОМ МЕТОДЕ ФИЛОСОФСТВОВАНИЯ ПРОТИВ ПСЕВДОФИЛОСОФОВ»
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ СОЧИНЕНИЯ МАРИЯ НИЗОЛИЯ «ОБ ИСТИННЫХ ПРИНЦИПАХ И ИСТИННОМ МЕТОДЕ ФИЛОСОФСТВОВАНИЯ ПРОТИВ ПСЕВДОФИЛОСОФОВ»
  3. ИСТИНА ЖИЗНИ И ИСТИНА СЛОВА
  4. ИСТИНА АНГЛИЙСКАЯ, ИСТИНА ЕВРОПЕЙСКАЯ
  5. ЧЕТЫРЕ КРУПНЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЯ
  6. Третий яд — заблуждение
  7. Глава I Заблуждение
  8. Гнев без заблуждения
  9. Глава XX О ЗАБЛУЖДЕНИИ
  10. ЗАБЛУЖДЕНИЕ И ТРИ УРОВНЯ СОЗНАНИЯ
  11. Заблуждение от смешивания причины со следствием
  12. ГЛАВА II О ЗАБЛУЖДЕНИЯХ, ВЫЗЫВАЕМЫХ СТРАСТЯМИ