<<
>>

1. МЕСТО И РОЛЬ ПОЛИТИКИ В ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

Политика — это такая сфера деятельности людей, которая, в сущности, пронизывает все стороны общественной жизни. И не случайно она оказывается в центре внимания даже тех наук, которые с ней непосредственно не соприкасаются.

Но есть ряд общественных дисциплин (политология, юриспруденция), главной задачей которых является исследование политических процессов и феноменов политической жизни и политических отношений. Что касается философии истории, то она тоже изучает политику, но с точки зрения философии. Иными словами, она занимается философией политики, т.е. рассматривает ее универсальные характеристики, связи и отношения с другими областями социума. Некоторые философы, как, например, Гоббс, философию политики называли философией государства. Отчасти это верно, но недостаточно, ибо философия политики раскрывает общие закономерности функционирования и развития политики.'

Слово «политика» греческого происхождения и обозначает искусство управления государством. Разумеется, нельзя ограничиться этимологической характеристикой этого термина. Необходимо показать, каким образом политика проявляет себя, как она возникла и формировалась как важнейшая сфера жизни общества.

Политика как специфическая форма деятельности возникла вместе с появлением общественных классов и государства, когда необходимо было регулировать классовые, кастовые, сословные, межличностные и иные отношения в обществе, связанные с укреплением и устройством государственной власти. Поэтому ее можно определить как одну из форм деятельности по управлению общественными отношениями и связями, возникающими между людьми в процессе создания материальных и духовных ценностей. Главное в политике —завоевание и сохранение государственной власти. Она в конечном- итоге детерминируется экономическими отношениями. Но на тех или иных стадиях развития исторического процесса играет доминирующую роль.

Политика включает в себя следующие элементы: 1) власть; 2) политические отношения; 3) политическая организация; 4) политические интересы и идеи.

Власть — самое загадочное явление. Трудно объяснить, почему, например, человек стремится к власти, хотя понимает, что на пути к власти он может встретиться с огромными препятствиями, а то просто может лишиться жизни. Из-за власти дерутся насмерть отец и сын, жена и дети, муж и жена. Из-за власти рушатся семьи, разваливаются государства, империи, гибнут тысячи людей.

В философии истории одни исследователи предлагают искать истоки власти только в природе человека, другие — только в социальных условиях. На мой взгляд, обе точки зрения представляют собой крайности, так как первая не видит никакой качественной разницы между обществом и природой и биологизирует социальную жизнь, а вторая отрывает социум от природы, которая и породила его в процессе своей длительной эволюции.

Власть — это биосоциальное явление. Это значит, что задатки власти наследуются людьми от природы. Тривиальна истина о том, что в животном мире существует определенная «субординация». Вожак стада обезьян «имеет» огромную «власть» над всеми остальными обезьянами, и они это хорошо чувствуют. Без такого вожака любое стадо может погибнуть, поскольку потеряет ориентиры и в жестоких условиях борьбы за существование не сможет адаптироваться к новым условиям жизни.

Следовательно, сама природа как бы позаботилась о том, что необходимо иметь кому-то из стада животных «власть», позволяющую ему в разных ситуациях, возникающих довольно часто в жизни этого стада играть роль вожака. Оказавшись более сильным, он подчиняет себе всех остальных. Но все эти процессы' происходят в природе, где все совершается стихийно и где все подчинено инстинкту самосохранения. К природе нельзя применять понятие общественной жизни. Оно применимо только к человеческому сообществу, ибо общественная жизнь как совместная форма деятельности по производству материальных и духовных ценностей имеет место только среди людей. И в процессе этой же деятельности формируются общественные отношения (материальные И духовные). У жй- вотнвіх друг к другу нет никаких отношений, тогда как совместная жизнь людей немыслима без таких отношений. И «власть» вожака имеет не социальный, а природный характер. В природе нет никаких, в том числе властных, отношений.

В сущности, все нормальные люди от природы имеют склонность властвовать над себе подобными. Иными словами, властолюбие присуще всем, но только у одних оно проявляется сильнее, а у других слабее. Проявления же властных задатков зависит исключительно от социальных условий. Наполеон I не стал бы императором Франции, если бы Корсика не была присоединена к Франции за три месяца до его рождения и если бы во Франции не разразилась Великая французская революция.

Для осуществления власти необходимы, по крайней мере, две стороны. Одна сторона дает распоряжения, а другая их выполняет. Иначе говоря, во властных отношениях следует различать субъект власти и объект власти. Субъект приказывает объекту, а объект подчиняется, ибо неподчинение должно повлечь за собой наказание.

В качестве субъектов власти выступают индивиды, группы, классы через своих представителей. То же самое касается объекта власти. Субъект и объект власти могут меняться местами. Субъект превращается в объект, а объект в субъекта. Министр является субъектом власти для своих подчиненных, но он же выступает в качестве объекта власти для вышестоящих руководителей.

Подчинение субъекту власти предполагает такие формы взаимоотношений, при которых распоряжения этого субъекта исполняются с необходимостью. При этом субъект власти должен обладать соответствующими полномочиями, дающими ему право приказывать объекту власти и требовать от него выполнения его приказаний. Само собой разумеется, что субъект власти должен-быть профессионалом в своей области и давать такие распоряжения, которые должны способствовать совершенствованию и улучшению руководимого им учреждения, предприятий, министерства и т.д.

Как определить власть? На мой взгляд, власть пред* ставляет собой специфический инструмент, используемый для достижения поставленных целей. Цели могут быть групповыми, коллективными, государственными и т.д. Власть призвана делать все для того, чтобы достичь тех целей, которые должны сохранять, но вместе с тем улучшать и, изменять объект управления. Скажем, руководитель предприятия должен использовать свою власть для .того, чтобы предприятие, с одной стороны, сохраняло все достижения, а с другой, адаптировалось к изменившимся условиям и успешно развивалось.

Политическая власть — это насилие и принуждение. Вполне естественно, что многие ее не любят, презирают и отвергают. Анархисты, например, считали, что власть есть зло и надо от нее избавляться любыми путями. МЛ. Бакунин, анализируя действия европейских государств по подавлению революционного движения, использовавших армию и полицию против восставших народов, делает общий теоретический вывод: «...Государство, потому что государство именно значит и насилие, господство посредством насилия, замаскированного, если можно, а в крайнем случае бесцеремонного и откровенного»170. И в будущем обществе, по твердому убеждению М.А. Бакунина, не будет места никакой государственной власти.

Разумеется, анархисты ошибались. Власть есть имманентная черта общества, и в силу этого оно не может нормально функционировать без соответствующих властных структур. Люди боятся власти, но вместе с тем, если в обществе верх берут аномальные явления — преступность, воровство, грабежи и т.д., —то жалуются на отсутствие власти. Безвластие либо приводит к дезинтеграции всех сторон общественной жизни и в конечном итоге к ее гибели, либо к установлению диктатуры.

Не следует путать власть с авторитетом. Субъект может обладать властью, но не авторитетом, хота обладание властью не исключает обладания авторитетом. Субъект приобретает авторитет постепенно и заслуживает его благодаря своей деятельности, приносящей пользу обществу, коллективу, группе, политической партии, мафии и т.д. Авторитет дает советы и рекомендации, которые можно учитывать, а можно и просто игнорировать. Многие выдающиеся люди (писатели, ученые, художни- КИ'И т.д.), не имея никакой власти, пользуются большим авторитетом в обществе благодаря своему огромному вкладу в сокровищницу мировой культуры. Что касается власть имущих, то они должны заработать авторитет у народа своими делами, а не обещаниями. Римские императоры Нерон и Калигула имели -неограниченную власть, но і никакого авторитета среди римского населения, и когда их убили, то об этом никто не сожалел. Но Юлий Цезарь имел не только огромную .власть, но и большой авторитет, и после его убийства, как пишет Гай Свето- ний Транквилл, народ ему воздвиг на форуме колонну, у подножия которой приносили жертвы, давали обеты и клялись именем царя.

Существуют разные виды власти. В общей форме можно выделить внутреннюю, внешнюю, «естественную» и институционализированную власти. Под внутренней властью подразумевается такая власть, которая вытекает из внутренней природы объекта власти. Так, коллектив А нуждается в определенных властных механизмах, эффективное функционирование которых позволяет ему нормально жить. Как уже отмечалось, власть имманентно присуща обществу. Внешняя власть — это власть, не вытекающая из внутренней природы объекта. Она предполагает подчинение чужой воли, навязывание ей своего видения мира, своих порядков и образа жизни. Так, победившее государство вынуждает побежденное подчиниться ему, перестроить свою жизнь в соответствии с представлениями государства-победителя. Эта власть, как правило, постепенно вызывает сопротивление, и если побежденное государство имеет достаточно сил, то в конечном итоге избавляется от нее. Но бывает и так, что внешняя власть настолько изменяет общество, что его возврат к старому становится невозможным. Под «естественной» властью понимается такая власть, которая как бы дана от природы. Скажем, вожди первобытных племен имели большую власть, но они ее получили естественным путем, т.е. благодаря своим природным данным, своей преданности племени и-т.д. Она регламентировалась обычаями и традициями, которые никем не ставились под сомнение. Что касается институционализированной власти, то она базируется на юридических законах и нормах. Тип власти связан со способом производства. Каждый I способ производства порождает свой тип власти. В пер

вобытном обществе господствовал такой тип власти (вожди, собрание рода), который наиболее адекватно соответствовал низкому уровню производительных сил и производственных отношений. Но уже с переходом к классовому обществу появляется другої» тип власти, ко- ' торый выступает в различных формах (монархия, демо-

I кратия, тирания и т.д.). Он определяется через интересы

господствующего класса. Формы же его проявления зависят от конкретно-исторических условий. Так, в Афинах в эпоху Перикла была развитая рабовладельческая демократия, в античном Риме республиканская форма правления I была заменена диктатурой. Для феодализма типична мо

нархия. Что касается капиталистического способа произ- I водства, то типичной формой для него является ресгтубли-

ка, хотя в определенных исторических обстоятельствах J диктаторские режимы. Но и они рано или поздно уступа-

ют место республиканской форме правления, (і Политические отношения складываются в процессе со-

|| вместной деятельности классов и политических партий,

социальных групп и индивидов, а также государств. Они ij проходят определенные этапы становления и формиро-

I вания, изменяются вместе с изменением способа произ-

I водства. Политические отношения, например, эпохи раб

ства, коренным образом отличаются от политических отношений буржуазного общества, хотя функции их в целом сохраняются. Политические отношения делятся на внутренние политические отношения и международные политические отношения. Внутриполитические отношения касаются классов, партий, индивидов данного общества, и от их стабильности зависит стабильность социума. і Они никогда не бывают абсолютно гармоничными, так

і как когда усиливаются противоречия между классами, то

і происходит социально-политический взрыв, что порою

! приводит к глубоким изменениям политических отноше-

! ний. Международные политические отношения касаются

1 взаимоотношений государств, которые вовлечены в орби-

1 ту международной политики. Наиболее близкие, но от

нюдь не всегда дружеские, отношения складываются между соседними государствами, так как у них больше то- чек соприкосновения. Причем более сильное государство стремится к установлению таких отношений,, которые дают ему определенный выигрыш. Вообще опыт истории свидетельствует, что малые государства всегда чувствуют себя неуютно перед крупными государствами, навязывающими им свою волю. Даже когда создается единый орган по урегулированию международных проблем, то все равно крупные государства в нем имеют больший политический вес, чем мелкие. Поэтому нельзя говорить о равных возможностях и равных правах всех государств влиять на решение общемировых задач.

Внутренние и внешние политические отношения взаимосвязаны, особенно в настоящее время, когда имеется единое политическое пространство. Примат принадлежит внутриполитическим отношениям, ибо от их стабильности зависит стабильность международных политических отношений.

Политическая организация или система есть совокупность организаций, учреждений, институтов, призванных регулировать отношения между классами, группами, индивидами и т.д. для поддержания жизнедеятельности социума. Это прежде всего государство и политические партии. Все остальные многочисленные организации (спортивные, профсоюзные, молодежные, религиозные, женские и др.) не являются политическими организациями, так как политика непосредственно не входит в сферу их деятельности, хотя она их, безусловно, касается. Политические партии в строгом смысле слова, т.е. партии профессионально и постоянно занимающиеся политической деятельностью и структурно оформленные как политические партии-со своими учреждениями, возникли в эпоху капитализма. В докапиталистических классовых обществах роль таких партий осуществляли различные группировки, которые после выполнения определенных задач, как правило, распадались. В условиях буржуазных общественных отношений,- когда власть разделилась на представительную (законодательную), -исполнительную и судебную, когда усложнились классовые взаимоотношения и внутриклассовые различия, объективно возникла необходимость в существовании политических партий, выражающих интересы различных классов, слоев и соци- альных грутгп. Один и тот же класс может иметь множество политических партий. Это связано с тем, что сами классы очень гетерогенны, и слои, находящиеся внутри класса, имеют не только общие, но и частные интересы, выразителями которых выступают партии.

Политические интересы и идеи. Каждый класс имеет свои интересы, реализация которых требует определенного теоретического обоснования. Этим занимаются политические партии и идеологии. Они разрабатывают политические программы, в которых излагаются цели "и задачи партии, а также средства их достижения. Идеологи партии в научном или псевдонаучном духе, хотя идеология и наука несовместимы, доказывают, что их партии являются истинными выразителями интересов всего общества. Иначе говоря, они представляют интересы своего класса как интересы всего государства и тем самым пытаются убедить всех граждан в том, что наиболее оптимальным вариантом развития и стабильности государства является реализация политических установок данного класса. В пропаганду этих установок включаются все средства массовой информации — мощнейший механизм обработки общественного мнения. Сама политическая пропаганда выступает как главное средство распространения политических установок партий. Встает вопрос об истинности или ложности самой пропаганды и используемых ею методов и способов распространения политических программ. Трудно выделить критерий истинности пропаганды, но несомненно одно: наряду с истинными утверждениями в пропаганде больше встречаются софистические лозунги, а то и просто обман. И это естественно с точки зрения политики, а не морали,, ибо главная задача пропаганды —убедить народные массы в правильности и необходимости принятия тех политических установок, которые выдвигает данная партия. Пропаганда — это игра, но игра опасная, поскольку последствия ее могут оказаться трагическими для общества.

Власть имущие, несомненно, имеют больше возможностей использовать масс-медиа для пропаганды и распространения своих взглядов. Телевидение, радио, газеты и журналы чаще отражают воззрения правящих партий, чем оппозиционных. Это наблюдается в демократических странах, а в диктаторских пропаганда носит явно односторонний, проправительственный характер. Оппозиции либо нет, либо она находится в подполье.

Обычно средства информации называют четвертой властью.

Первая — представительная (законодательная), , вторая — исполнительная, третья — судебная. Средства массовой информации действительно представляют четвертую власть, особенно в современных условиях, ибо играют доминирующую роль в жизни любого государства, и от них многое зависит в проведении той или иной политической линии. Телевидение, например, можно использовать как мощный инструмент дискредитации своих противников и повышения своего авторитета. В развитых демократических странах средства информации нередко идут против тех или иных находящихся у власти обанкротившихся политиков. Они их вынуждают уйти с политической сцены и тем самым очищают почву для других политических деятелей.

Но тем не менее было бы наивно думать, что четвертая власть абсолютно ни от кого не зависит. Средства массовой информации принадлежат определенным лицам, имеющим большой вес в обществе, и чтобы его сохранить, надо выбирать ту или иную политическую позицию. И, как показывает действительность, эта позиция во многом определяется наличием денежного мешка. Чем богаче политические партии и их лидеры, тем больше возможностей у них' использовать четвертую власть в своих интересах. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Средства массовой информации могут принадлежать и отдельным олигархам, которые поддерживают власть имущих.

Острейший вопрос политики — ее отношение к морали. Многие мыслители пытались решить этот вопрос. Наиболее рельефно диалектика политики и морали была освещена Макиавелли. В знаменитом труде «Государь», а также во многих других произведениях итальянский ученый изложил виды государства, формы правления и вообще вопросы государственного строительства. В этой связи в центре внимания оказались политические дейст- вия государя. Проблемы он- излагает оригинально, во многом расходится с другими мыслителями и понимает, что его взгляды вызовут критическое отношение. Тем не менее Макиавелли решил, как он выражается, следовать не воображаемой, а действительной правде, «ибо расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру. Из чего следует, что государь, если хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности»171.

Оставаясь на почве исторической действительности, Макиавелли пишет, что, как правило, люди замечают в государях разные качества: щедрость и скупость, жестокость и сострадательность, честность и вероломность, снисходительность и надменность и др. Они хотят, чтобы государи имели только хорошие качества, но в жизни это невозможно, и поэтому Макиавелли считает, что для удержания власти государь не может не использовать и те качества, которые у людей вызывают презрение. «Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости... ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица»172. Таким образом, итальянский мыслитель советует, что в интересах большинства и государства следует применять насилие, хотя с точки зрения морали оно может вызвать осуждение.

Макиавелли отмечает, что хорошо, когда государь верен своему слову и честен в делах. Но опыт истории говорит о том, что успехов добивались те правители, которые не сдерживали своего слова и в нужный момент меняли позицию. Государь должен походить одновременно на льва и лисицу. Лев —это сила, а лиса —хитрость. Следовательно, государь должен быть и львом, и лисой. И ради сохранения государства и, своей власти он всегда должен быть готов к тому, чтобы изменить свою политическую позицию, если этого требуют обстоятельства. Люди о нем судят не по его словам, а по делам, и если они идут хорошо, то никто не обратит внимания на слова.

Макиавелли подчеркивает, что государю необходимо избегать ненависти и презрения со стороны подданных, которые вызываются хищничеством, малодушием, легкомыслием и нерешительностью. Он дает советы государю, соблюдение которых должно принести ему славу и почести. Прежде всего государь должен проводить твердую политику, базирующуюся на насилии, как внутри страны, так и за рубежом. Но Макиавелли не против того, чтобы государь использовал кроме силы и другие средства, помогающие ему завоевать уважение подданных. В частности, государь должен оказывать почет и уважение тем, кто отличился в каком-либо ремесле или искусстве, не мешать заниматься торговлей, земледелием, награждать достойных людей и т.д.

Довольно интересны советы Макиавелли о том, как государю избежать льстецов. Обычно государь пытается внушить мысль подданным о том, что надо говорить только правду, но это может вызвать и презрение, так как не всякая правда нужна правителю. Это, во-первых. Во-вторых, какую бы правду они ни говорили, все равно найдутся люди, которые будут льстить, лицемерить и подхалимничать. Поэтому благоразумный государь поступает так: «Отличив нескольких мудрых людей, им одним предоставить право высказывать все, что они думают, но только о том, что ты сам спрашиваешь, и ни о чем больше; однако спрашивать надо обо всем и выслушивать ответы, решение же принимать самому и по своему усмотрению. На советах с каждым из советников надо вести себя так, чтобы все знали, что чем безбоязненнее они выскажутся, тем более угодят государю; но вне их никого не слушать, а прямо идти к намеченной цели и твердо держаться принятого решения. Кто действует иначе, тот либо поддается лести, либо, выслушивая разноречивые советы, часто меняет свое мнение, чем вызывает неуважение подданных»173.

Итак, Макиавелли считает, что политика и мораль несовместимы, и для государя важна не мораль, а такая политика, которая бы укрепила его власть, вызывала уважение у подданных, ненависть у врагов и в целом служила бы укреплению государства. Макиавелли-реалист стоит на почве исторической действительности и критика многих его суждений, продолжающаяся на протяжении веков, носит абстрактный" и оторванный от реальной жизни характер174.

В отличие от Макиавелли Кант хотел соединить мораль и политику. Мораль, пишет он, есть «совокупность... безусловно повелевающих законов, в соответствии с которыми мы должны вести себя». Мораль — это теоретическое правоведение, а политика практическое правоведение. Моральный долг велит людям жить в мире и дружбе, и моральный политик должен совмещать политические Принципы с моральными. Поэтому при решении государственных задач он обязан стремиться к тому, чтобы привести государственное устройство или международные отношения в соответствие с естественным правом как идеей разума. Кант осуждает морализирующих политиков или политических моралистов, которые не считаются с моральным долгом. Истинная политика, по его мнению, должна учитывать моральные принципы, ибо от этого она только выиграет.

Макс Вебер тоже не обошел вопросы соотношения политики и морали. Он исключительно важное значение придавал политическим качествам человека. Он считал, что для политика решающими являются три качества: страсть; чувство' ответственности и глазомер. Под страстью Вебер подразумевает, как он выражается, существо дела. Политик должен всецело отдаваться тому-делу, которое он избрал. Он не имеет права заниматься политикой спустя рукава. Но политикой страстно можно заниматься лишь в том случае, если политик чувствует свою ответственность, которую немецкий исследователь называет главной путеводной звездой деятельности политика. Политику требуется глазомер, т.е. «способность с внутренней собранностью и спокойствием поддаться воздействию реальностей, иными словами, требуется дистанция по отношению к вещам и людям»175. Настоящим политиком Вебер считает того, кто обладает этими качествами. Вебер полемизирует с теми, кто хочет соединить политику и мораль. Политика, пишет он, связана с Насилием, а с точки зрения этики насилие недопустимо. Поэтому нужно проводить политику ненасилия. С этим Вебер должен категорически не согласен. Политик, настаивает Вебер, должен насильственно противостоять злу, иначе за победу зла он будет нести ответственность. Поэтому вопрос не в том, что политик должен руководствоваться моральными принципами, а в том, обладает ли политик качествами, необходимыми для принятия важных политических решений. Этические позиции, твердо убежден Вебер, не должны мешать политику действовать в соответствии с политическими реалиями. Chi высмеивает моралистов, которые часто поступаются своими моральным кодексом. «Что касается освящения средств целью, то здесь этика убеждения вообще, кажется, терпит крушение. Конечно, логически у нее есть лишь возможность отвергать всякое поведение, использующее нравственно опасные средства. Правда, в реальном мире мы снова и снова сталкиваемся с примерами, когда исповедующий этику убеждения внезапно превращается в хилиастического пророка, как, например, те, кто, проповедуя в настоящий момент «любовь против насилия», в следующее мгновение призывает к насилию — к последнему насилию, которое привело бы к уничтожению всякого, точно так же, как наши военные при каждом наступлении говорили солдатам: этб наступ- ление — последнее, оно приведет к победе, и, следовательно, к миру. Исповедующий этику убеждения не выносит этической иррациональности мира»176.

Важное место вопросы соотношения морали и политики и их взаимодействия занимают в русской философской и общественно-политической мысли. Писатели, публицисты, философы, историки, ученые, журналисты всегда рассматривали политику под углом зрения моральных норм и принципов. При этом им казалось (и кажется до сих пор),,что они прекрасно разбираются в сложном механизме политической сферы общественной жизни. Если .им нравится политика данного государства, то они ей поют дифирамбы и считают морально оправданной. А если не нравится, то обзывают ее грязной и нечестной игрой политических деятелей.

Соловьев B.C. в работе «Национальный вопрос в России» - специально останавливается на проблеме соотношения нравственности и политики. По его мнению, в сфере политики господствует политический эгоизм, исходящий из того, что каждый народ имеет свой интерес и стремится к его удовлетворению. Русский философ полагает, что нравственным долгом народа является отказ от эгоизма, осознание того, что народ представляет собой часть всего мира и поэтому должен проявлять свою солидарность со всеми народами. Нельзя разделить политику и мораль, ибо они находятся в тесном взаимодействии. Как религиозный философ Соловьев B.C. призывает к соблюдению нормы жизни, предполагающей мир и покой между народами и государствами. Он даже утверждает, что лучше отказаться от патриотизма, чем от совести.

Пристальное внимание российских мыслителей к взаимодействию политики и морали, видимо, объясняется тем, что в России политика носила деспотический характер. Она фактически не считалась с правовыми нормами и базировалась - на произволе и волюнтаризме. Судьба отдельного человека зависела не от принятых государством юридических законов, а от желания государственных чиновников. Причина этого заключается в том, что государство имело вотчинный характер. Государь рассматривал государство как свою собственность (вотчину) и не считался ни с какими правовыми нормами и принципами, хотя формально мог апеллировать к ним. Он мог по своему усмотрению наказать иди поощрить того или иного вельможу, подарить ему землю или отобрать ее. Он переделывал политические и социальные институты, уже давно сложившиеся реалии. Народ был отчужден от государства. Поэтому граждане его рассматривали не как орган, регулирующий их взаимоотношения, а как чуждую им силу. И они были индифферентны к его делам. «Государство, — писал Ключевский В.О., — как союз народный, не может принадлежать никому, кроме самого народа; а на Московское государство и московский государь, и народ Московской Руси смотрели, как на вотчину княжеской династии, из владений которой оно выросло. В этом вотчинно-династическом взгляде на государство я вижу одну из основных причин Смуты. Указанное сейчас недоразумение было сзязано с общей скудостью и неготовностью политических понятий, далеко отстававших от стихийной работы народной жизни. В общем сознании...Московское государство все еще понималось в первоначальном удельном смысле, как хозяйство московских государей, как фамильная собственность Калитина племени, которое его завело, расширяло и укрепляло в продолжение трех веков... И надобно прибавить, что такой вотчинный взгляд на государство был не династическим притязанием московских государей, а просто категорией тогдашнего политического мышления, унаследованной от удельного времени. Тогда у нас не понимали государство иначе, чем в смысле вотчины, хозяйство государя известной династии, и если тогдашнему заурядному московскому человеку сказали бы, что власть государя есть вместе с тем и его обязанность, должность, что, правя народом, государь служит государству, общему благу, это показалось бы путаницей понятий, анархией мышления. Отсюда понятно, как московские люди того времени могли представить себе отношение государя и народа к государству. Им представлялось, что Московское государство, в котором они живут, есть государство московского государя, а не московского или русского народа. Для них были неразделимыми понятиями не го- сударство и народ, а государства и государь известной династии; ,они скорее могли представить себе государя без народа», чем государство без этого государя»177.

Эта традиция вотчинного отношения к государству сохранилась и в советское время. Очередной Генеральный секретарь ЦК КПСС считал своим долгом все переделать, перестроить, по-своему обустроить свою вотчину. Отождествление власти и собственности происходило на всех уровнях как в дореволюционной России, так и в СССР. Любой чиновник практически не считался с принятыми юридическими нормами и законодательными актами, полагая, что власть ему позволяет обращаться с другими людьми так, как ему хочется, а не так, как требует закон.

Поскольку политики рассматривали государство как свою вотчину и нарушали не только правовые, но и элементарные моральные принципы, то защиту этих принципов брали на себя писатели, философы, ученые, публицисты, журналисты и т.д. Не будучи профессионалами в сфере политики или морали, они не видели никакой разницы между политической сферой и моральными принципами. И, как уже выше отмечалось, они хвалили тех политиков, чья деятельность, с их точки зрения, отвечала моральному кодексу, и, наоборот, критиковали тех, кто, по их утверждению, нарушал этот кодекс.

•Чтобы выяснить диалектику морали и политики, необходимо прежде всего четко обозначить их функции, провести, так сказать, между ними демаркационную линию. Функции и роль политики в общественной жизни были рассмотрены выше. Поэтому остановимся на проблемах морали. Мораль в широком смысле- слова,, есть совокупность правил, норм и принципов, которыми руководствуются люди в процессе совместной деятельности и общения. Как и политика, мораль является своего рода регулятором взаимоотношений людей и имеет некоторые общие черты с ней. Но эта общность проявляется совершенно по-разному и в зависимости от конкретных условий, ибо у морали и политики разные функции. Иначе говоря, они выполняют в обществе разные роли.

Если политика и политическая сфера жизни возникают вместе с появлением государства и социальных классов, то мораль — вместе с возникновением самого общества. Именно моральные принципы и нормы были основными регуляторами отношений первобытных людей: Многие племенные вожди имели гораздо больше авторитета, чем некоторые официальные короли и дари. И этот авторитет они заслужили именно благодаря своим высоким моральным качествам. Но с возникновением классового общества моральные нормы уже ню могли выступать в роли универсальных регуляторов общественной жизни. Появляются политические регуляторы, что в конце концов приводит к разграничению сферы политики и сферы морали.

Мораль оперирует понятиями «совесть», «хорошо», «плохо», «добро», «зло», «справедливость», «несправедливость», «гуманизм» и т.д. Они отражают социальные реалии, отношения людей друг к другу и к обществу. На протяжении тысячелетий выработались такие нормы и принципы морали, без соблюдения которых общество не может нормально функционировать, оно просто-напросто погибнет. Возьмем понятие «совесть». Оно очень объемно и включает, по существу, все моральные принципы. Совесть предполагает справедливость, добро, гуманность, любовь к людям, чувство сострадания и т.д. «На протяжении всей истории люди всегда отстаивали принципы справедливости, любви и правды в противовес всякому давлению, оказывавшемуся с целью заставить людей отказаться от того, что они знали и во что верили»178. Совесть —это внутренний судья человека, к голосу которого человек должен прислушиваться постоянно. Человек без совести способен на любое преступление.

і

223

Моральные нормы связаны с ценностями. Следует различать ценности и оценки. Оценка, как правило, имеет субъективный характер. Один может оценить тот или иной поступок человека высоко, а другой, наоборот, низко. Но здесь есть некий универсальный критерий, который выработался в ходе длительной совместной деятельности людей и их совместного общения. Убийство ни в чем не повинного человека вызывает осуждение у всех людей, руководствующихся моральными нормами и принципами. Что касается ценностей, то они имеют объективный характер и не зависят<от субъективной оценки индивидов. Скажем, картины Ван Гога представляют собой величайшую ценность, хотя при жизни автора их оценивали невысоко.

- Моральные ценности меняются в ходе общественного развития. Если, например, в прошлые времена вызванный на дуэль человек обязан был явиться на место дуэли, то в настоящее время сам термин «дуэль» вызывает лишь улыбку. И тем не менее для всех генераций общества мораль имеет универсальный характер. Совесть в эпоху Аристотеля исполняла те же функции, что и в современную. «Так называемая совесть, — писал Аристотель, — которая позволяет называть людей совестящимися и имеющими совесть, —это правильный суд доброго человека»179.

В отличие от морали политика исходит не из добра или зла, справедливости или несправедливости, гуманности или антигуманности, а из интересов. Интересы могут быть личными и государственными. Настоящий политик стремится к тому, чтобы личные интересы совпадали с государственными. Поэтому мы ведем речь о таких политиках, а не о тех, кто защищает лишь личные интересы. Такие люди, выражаясь словами Вебера, живут за счет политики, а не для политики. Собственно говоря, они и не являются политиками в подлинном смысле этого слова. Подчеркнем еще раз: политик руководствуется интересами, и если он уверен в том, что в данных обстоятельствах интересы его класса, или государства требуют ^принятия решения, которое противоречит, моральным принципам, то он как политик игнорирует эти принципы. Поэтому нельзя требовать от политика принимать политические решения в соответствии с моральным кодексом. Талейран как человек был аморален, но Наполеон его не отстранил от политической деятельности, потому что ценил его политические качества. Политик заинтересован в'сбхрітении целого и поэтому жертвует частью,'Настоящий политик .-понимает;* что если погибнет целое, то погибнет и часть. Если, скажем; погибнет народ, то погибнет и человек, являющийся частью этого народа. Поэтому политик жертвует человеком во имя сохранения народа. Моралист скажет, что это антигуманно и цинично. Согласен, но в том-то и дело, что политика сама' по себе «грязна», «цинична» и безжалостна. Если политик будет заниматься морализаторством, а не решением неотложных государственных задач, то тем самым он объективно погубит тех, чьи интересы обязан защищать.

Политик не писатель и не обязан постоянно думать" о той или иной личности. Он должен прежде всего заботиться о целом (обществе), а затем о части (личности). Политик имеет дело с массами, а не с отдельным человеком. Поэтому несерьезными и наивными являются утверждения о том, что в центре политики должен находиться человек. Другое дело писатель. В центре его внимания находится (и не может не находиться) человек со своими заботами и проблемами. Подлинный* гуманный писатель, как свидетельствует опыт мировой литературы, всегда выступает на стороне униженных и оскорбленных. Достоевский Ф.М. в своих произведениях показывает людей, которых некому защищать и которые ужасно страдают от нищеты, голода и холода. Писатель призван, руководствуясь моральными принципами и нормами, описывать в образной форме жизнь личности, отдельного человека, выражать ему свои симпатии или антипатии. Политик же, руководствуясь политическими интересами, политическими законами и принципами, защищает либо интересы государства, либо интересы господствующего класса. Поэтому он приносит в жертву интересы отдельной личности, если они противоречат общим интересам. Поэтому политические и моральные принципы не совпадают, даже нередко они противоречат друг другу.

Но политика может способствовать моральному совершенствованию общества. Если государственные деятели проводят такую политику, которая направлена на благо большинства людей- (абсолютно все члены общества никогда не будут довольны существующими социально-

8—6370 225

экономическими н политическими порядками), то и моральные принципы, правила и устои лее больше и больше укрепляются. Веком Перикла называли V век до нашей эры, когда правил Афинами Перикл. Как политик он немало сделал для процветания афинских граждан. Если же политика осуществляется в интересах меньшинства, то она приводит к разложению общества, к росту преступности, формированию мафиозных ртруктур, к моральной деградации, что в конечном счете завершается гибелью социума.

Политик как человек. Политик как политик не может и не обязан руководствоваться моральными нормами и принципами. Но как человек он должен быть высоконравственным, соблюдать и уважать моральные правила, быть примером для своих граждан. Он обязан каждый свой неполитический шаг обдумывать с точки зрения морального кодекса, быть морально чистоплотным человеком, и вести себя в соответствии с общепринятыми нормами, а также должен понимать, что от его морального поведения в частной жизни во многом зависит не только его политическая карьера, но и авторитет вверенного ему государства. Одним словом, безнравственному человеку нет места в политике.

Моральные преступления. Если политик как человек нарушает общепринятые моральные нормы и принципы, то он совершает лишь моральные преступления, и его за это следует осуждать лишь с позиции морали. К моральным преступлениям относятся подлость, продажность, предательство друзей и близких, алчность, использование своего высокого политического положения. К такого рода преступлениям относятся и оскорбительные выпады против своего политического оппонента, афиширование его физических недостатков, распространение о нем различных сплетен.

Политические преступления. Они имеют иной характер, поскольку связаны с политическими интересами. Глава государства может быть морально чистым человеком, но может допустить тяжкие политические преступления. Последние совершаются, по крайней мере, в следующих случаях: 1) Когда нарастает внутренняя нестабильность общества, вызванная либо спадом экономики, либо снижением жизненного уровня населения, либо межэтническими конфликтами, либо иными причинами, а лидер государства ограничивается успокоительными речами, вместо того чтобы действовать смело и решительно. 2) Когда глава государства не выполняет конституцию, нарушает ее- и тем самым способствует нарастанию конфликтов в обществе. А если его действия приводят к гибели людей или он предает своих соратников, политическую партию, лидером которой он был, то политические преступления переходят в уголовные, и он несет не только политическую, но и уголовную ответственность. Но здесь надо иметь в виду, что в отличие от преступлений, совершаемых рядовыми гражданами, политико-уголовные преступления главы государства совершаются как бы не одним человеком (монархом, королем, президентом), а целым государственным аппаратом, политическими институтами, поскольку его действия получают одобрение со стороны аппарата и этих институтов. Поэтому очень трудно бывает привлечь к уголовной ответственности такого главу государства. Кроме того, привлечение его к уголовной ответственности во многом зависит от традиций, стабильности и эффективности политических институтов, уровня политической культуры людей, отношения к нему мировых политиков и т.д. 3) Когда интересам государства угрожают внешние силы, но его глава не предпринимает никаких шагов по отражению агрессии, либо принимаемые меры имеют паллиативный характер. 4) Когда открыто предаются интересы государства, что в итоге приводит к его распаду.180 И в данном случае политические преступления переходят в уголовные^ 5) Когда проводится политика, направленная на разжигание межнациональной розни, на физическое уничтожение других рас и народов.

і Таким образом, политика и мораль являются двумя автономными сферами общественной жизни. Впервые на эта обратил внимание Макиавелли и его величие «как раз заключается в том, что он отделил политику от этики»202. Они взаимосвязаны и взаимодействуют, но тем не менее выполняют разные функции, смешение которых может резко отрицательно сказаться как на морали, так и на политике.

<< | >>
Источник: Гобозов И.А.. Введение в философию истории. — Изд. 2-е, переработанное и дополненное. — М.: ТЕИС». — 363 с.. 1999

Еще по теме 1. МЕСТО И РОЛЬ ПОЛИТИКИ В ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ:

  1. Место и роль КТЭ
  2. Место и роль России в мире
  3. Место и роль философии в культуре человечества
  4. МЕСТО И РОЛЬ ОБУЧЕНИЯ ИСТОРИИ В НРАВСТВЕННОМ ВОСПИТАНИИ
  5. Цивилизация, её место и роль в системе общечеловеческой культуры
  6. Исторический характер общественной жизни. Экологическая составляющая исторического процесса. Общественный прогресс и его критерии
  7. Глава 2 РОЛЬ И МЕСТО ДИСТАНЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯ В СИСТЕМЕ ОТКРЫТОГО ОБРАЗОВАНИЯ
  8. РОЛЬ, МЕСТО И ФУНКЦИИ ДИСТАНЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ
  9. 2.1. МЕСТО И РОЛЬ ВОЕННЫХ АГЕНТОВ В ОРГАНИЗАЦИИ И ВЕДЕНИИ РАЗВЕДКИ
  10. 4. РОЛЬ, МЕСТО И ЗНАЧЕНИЕ БИЗНЕСПЛАНИРОВАНИЯ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИЕЙ (ПРЕДПРИЯТИЕМ)
  11. 4.3. МЕСТО И РОЛЬ ЧЕЛОВЕКА В СИСТЕМЕ ПРОИЗВОДСТВА. ЕДИНИЧНЫЙ, ЧАСТИЧНЫЙ И СОВОКУПНЫЙ РАБОТНИК
  12. Место и роль религиозной веры в контексте секуляризационных процессов в обществе Чеснова Е. Н.
  13. Есть пи в индивидуализированном обществе место политике?
  14. 3.4. Место и роль Парламентской библиотеки Российской Федерации в системе информационного обеспечения законодательной деятельности
  15. Центральная роль общественного конфликта
  16. § 5. Место философии в общей системе знаний и жизни человека и общества.
  17. Тема 1. Философия, ее предмет и роль в общественном развитии