<<
>>

2. ЦИВИЛИЗАЦИЯ И КУЛЬТУРА

В философии истории деление исторического процесса на определенные этапы совершается и по другим основаниям. В этой связи прежде всего следует упомянуть концепцию русского мыслителя прошлого века Н.Я.
Данилевского, изложенную им в работе «Россия и Европа». Вначале Н.Я. Данилевский критикует европоцентристские воззрения, согласно которым Запад (Европа) олицетворяет прогресс, а Восток —застой. Он справедливо считает, что восточные страны внесли колоссальный вклад в мировую цивилизацию. Книгопечатание, порох, компас были изобретены в Китае и оттуда были занесены в Европу. Восток нисколько не уступает Западу в создании культурных ценностей.

Выражая свое несогласие с делением мировой истории на древнюю, среднюю и новую, Н.Я. Данилевский вы- двинул свою концепцию периодизации истории, в основу которой он кладет степень развития цивилизации. «...Естественная система истории, — пишет русский мыслитель, — должна заключаться в различении культурно- исторических типов развития как главного основания ее делений от степеней развитая, по которым только эти типы (а не совокупность исторических явлений) могут подразделяться»75. Автор перечисляет следующие культурно-исторические типы, или самобытные цивилизации: «1) египетский, 2) китайский, 3) ассирийско-вавилоно-финикийский, или древнесемитический, 4) индийский, 5) иранский, 6) еврейский, 7) греческий, 8) римский, 9) ново-семитический, или'аравийский, и 10) германо-романский, или европейский»76.

Н.Я. Данилевский, выделил некоторые общие законы движения и развития культурно-исторических типов: 1) Народы, говорящие на одном или близких языках, составляют один культурно-исторический тип. 2) Для возникновения и развития цивилизации или культурно- исторического типа необходима определенная политическая независимость. 3) «Начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого типа. Каждый тип вырабатывает ее для себя при большем или меньшем влиянии чуждых, ему предшествовавших или современных цивилизаций»77. 4) Успехи цивилизации зависят от разнообразия элементов культурно-исторических типов. 5) Формирование цивилизаций длится долго, а период их расцвета краток. Русский мыслитель утверждает, что цивилизации, или культурно- исторические типы развиваются замкнуто и изолированно, но отсюда не следует, что они не влияют друг на друга. «Вся история доказывает, что цивилизация не передается от одного культурно-исторического типа другому; но из этого не следует, чтобы они оставались без всякого воздействия друг на друга, только это воздействие не есть передача...»78 Концепция Н.Я. Данилевского оригинальна, но, к сожалению, она незаслуженно была забыта. Многие идеи русского мыслителя были воспроизведены АЛойнби, который об этом, может быть, и не подозревал, если, конечно, не читал книгу своего предшественника. Выделив в качестве основного критерия религию, он насчитал пять крупных живых цивилизаций и две реликтовые. Живые: «1) православно-христианское, или византийское, общество, расположенное в Юго-Восточной Европе и России; 2) исламское общество, сосредоточенное в аридной зоне, проходящей по диагонали через Северную Африку и Средний Восток от Атлантического океана до Великой Китайской стены; 3) индуистское общество в тропической субконтинентальной Индии к юго-востоку от аридной зоны»79; 4) дальневосточное общество в субтропическом и умеренном районах между аридной зоной и Тихим океаном; 5) западное христианское общество (страны Западной Европы, Америки, Австралии, где распространены католицизм и протестантизм.

Менее крупных цивилизаций Тойнби насчитал двадцать одну. К реликтовым цивилизациям английский исследователь относит, во-первых, группу стран, включающую монофизитских христиан Армении, Месопотамии, Абиссинии и Египта; во-вторых, группу ламаистских буддистов махаямы в Тибете и Монголии, буддистов хинаяны на Цейлоне, в Бирме и Таиланде.

По утверждению Тойнби, каждая цивилизация в своем развитии проходит четыре стадии: 1) генезис; 2) рост; 3) надлом; 4) распад. Генезис цивилизации. Анализируя различные концепции происхождения цивилизации, Тойнби отмечает, что цивилизации не могли возникнуть ни вследствие разделения труда, ибо оно имело место и в примитивных обществах; ни из-за расовых различий, так как цивилизации могут возникнуть и в результате взаимодействия различных рас; ни вследствие географических и климатических условий, так как можно найти на земле сходные естественные факторы, которые все же не привели к появлению цивилизации. Поэтому «причина генезиса цивилизаций кроется не в единственном факторе, а в комбинации нескольких; это не единая сущность, а отношение»80.

Цивилизация, продолжает английский историк, возникает из примитивных (первобытных) обществ в результате вызова, порождаемого исключительными обстоятельствами разного характера и успешного ответа на этот вызов. Вызовы могут быть как природными, так и человеческими. «Первые вызовы, которые можно зафиксировать в человеческой истории, были сделаны дёльтами рек Нила, Иордана, Тигра и Евфрата, Инда с его некогда существовавшим параллельным руслом. Реки эти пересекают маловодные степи, такие как засушливая Афразийская степь. В нильской долине ответом стал генезис египетской цивилизации, в долине Тигра и Евфрата — шумерской, в долине Инда и его бывшего притока — так называемой индской культуры...»81 Процесс иссушения рек был вызовом природы, а ответом стало возникновение цивилизации. Когда бывшие пастбища нильской долины превратились в пустыни, то первопроходцы двинулись в эти безжизненные места и своим героическим трудом превратили их в благодатные земли. Природа была покорена и возникла египетская цивилизация. Аналогичным образом возникли и другие цивилизации. Те племена, которые не смогли ответить на вызов и не сумели изменить свой образ жизни, погибли.

Рост цивилизации. Не все цивилизации выдержали испытание временем. Многие из них не смогли развиваться и в конце концов погибли. Тойнби такие цивилизации называет задержанными цивилизациями, к которым он относит цивилизации эскимосов, полинезийцев и других народов. Цивилизации «развиваются благодаря порыву, который влечет их от вызова через ответ к дальнейшему вызову; от дифференциации через интеграцию и снова к дифференциации»82. Рост проявляется как через кумулятивное овладение внешним миром (географическая экспансия, например), так и через внутреннюю кумулятивную-самодетерминацию и самоорганизацию цивилизации. Те цивилизации, которые быстро распространяют свое влияние на окружающую социальную и природную среды, устанавливают разумные законы и нормы функционирования общества, успешно развиваются. Те же, которые этого не смогли добиться, с течением времени погибают.

Тойнби критерий роста цивилизации ищет в прогрессивном процессе самоопределения общества, члены которого должны находиться в гармоническом состоянии и должны быть включены в процесс преобразований. Тойнби понимает, что всеобщий прорыв — дело чрезвычайно сложное и, может быть, невыполнимое, так как интеллектуальный уровень масс повышается очень медленно. Поэтому главную роль в росте цивилизации английский историк отводит творческому меньшинству. «Сам факт, что рост цивилизаций — дело рук творческих личностей или творческих меньшинств, предполагает, что нетворческое большинство будет находиться позади, пока первооткрыватели не подтянут арьергарды до своего собственного уровня»83. Растущие цивилизации, находящиеся в динамическом состоянии, отличаются от статических примитивных обществ тем, что в первых благодаря творческому меньшинству наблюдается поступательное движение.

, В росте цивилизации, по мненйю Тойнби, большую роль играет не только творческое меньшинство, но и великие личности. Они подтягивают нетворческое большинство (толпу, по выражению Тойнби) до творческого меньшинства. Это «решается благодаря свободному мимесису — возвышенному свойству человеческой природы, которое скорее есть результат коллективного опыта, нежели вдохновения»84. Мимесис присущ человеку от природы, но его надо активизировать так, чтобы нетворческое большинство всегда подражало творческому меньшинству.

Надлом цивилизации. Тойнби считает, что причины надлома цивилизаций не следует искать за их пределами, они находятся внутри самих цивилизаций. Один из признаков роста цивилизации — самодетерминация. Но со временем внутри цивилизации появляются трещины.

Творческие личности постоянно заняты тем, чтобы вести за собой нетворческую массу, постоянно призывают ее к подвигам'и к непрерывному совершенствованию. «Однако нетворческая часть общества всегда и везде численно превосходит творческое меньшинство и в косной массе своей является тормозом, ибо не в состоянии преобразиться полностью и одновременно»85. Она перестает подражать творческому меньшинству, и последнее начинает терпеть неудачу в продвижении по пути прогресса, в результате чего цивилизация начинает терять самодетерминацию.

Распад цивилизации. В процессе надлома цивилизации творческое меньшинство превращается в господствующее меньшинство, которое, не желая уступить власть, начинает прибегать к силе, что вызывает еще большее отчуждение между правящим меньшинством (оно же творческое меньшинство) и неправящим большинством, т.е. нетворческим .большинством. Общество раскалывается на три группы: доминирующее меньшинство, внутренний и внешний пролетариат.

Внутренний пролетариат состоит из людей, которые являются членами данного общества. Скажем, внутренний пролетариат античной Греции состоял из обездоленных элементов самого эллинского общества, из представителей чужих и примитивных обществ, насильственно включенных в эллинский социум, а также из рабов. Что касается внешнего пролетариата, то он, как и внутренний пролетариат, «образуется отделением от правящего меньшинства цивилизации, когда та надломилась и находится в процессе распада»86. Он отчужден от правящего меньшинства и размежеван территориально. Он возникает также в результате влияния цивилизации на другие общества, когда они находятся в состоянии расцвета и вызывают чувство восхищения у соседей. Творческое меньшинство, которому подражает нетворческое большинство своего государства, привлекает также внимание первобытных-людей, которые во времена распада цивилизации оказываются в рядах внешнего пролетариата.

' Правящее меньшинство контролирует действия внутреннего пролетариата, поскольку он находится в сфере досягаемости его деятельности, тогда как внешний пролетариат ввиду его территориальной недосягаемости не контролируется руководством. Раскол цивилизации приводит к тому, что правящее меньшинство создает универсальное государство, внутренний пролетариат — вселенскую церковь, а внешний пролетариат формирует военные отряды. Пока существует согласие между этими тремя группами, происходит рост цивилизации. Но, как только между ними возникают конфликты, она начинает погибать. Причем ее распад носит универсальный характер, т.е. все сферы жизни переживают глубокий упадок, что в конечном итоге приводит к полному исчезновению цивилизации.

Тойнби считает, что цивилизации существовали замкнуто, изолированно, локально, хотя не исключает их сходства. Концепцию единства цивилизации он объявляет ложной, причины появления которой видит в том, что западная цивилизация распространила свою экономическую и политическую систему на весь мир, из чего многие сделали вывод об унификации исторического развития. С этим выводом английский историк категорически не согласен. «Тезис об унификации мира на базе западной экономической системы как закономерном итоге единого и непрерывного процесса развития человеческой истории приводит к грубейшим искажениям фактов и к поразительному сужению исторического кругозора»87. Тойнби пишет, что мир многообразен и нельзя его унифицировать. С этим, последним, доводом крупного мыслителя нельзя не согласиться. Действительно, мир очень многообразен, и было бы абсурдно рисовать его одной краской. Но из многообразия не следует изолированность и локальность цивилизаций и обществ. Иными словами, мир и многообразен, и един. Тойнби собрал огромный исторический материал, посвященный вопросам цивилизации. Это, конечно, следует оценить положительно. Есть определенные позитивные моменты и в предложенной Тойнби концепции. Но в целом она стра- дает схематизмом и поэтому неадекватно отражает исторические реалии. И не случайно эту концепцию многие специалисты подвергали критике (П.Сорокин, Р.Арон, А.Мару и др.).

В нашей литературе за последнее время интенсивно (на мой взгляд, слишком много внимания им отводится) разрабатываются проблемы цивилизации. Причем, как это у нас нередко бывает, каждый хочет быть очень и очень большим оригиналом и не хочет учитывать чужие мысли и чужие достижения. Многие стараются во что бы то ни стало противопоставлять друг другу формационный и циви- лизационный подходы к периодизации мировой истории.

Начнем свой анализ с этимологического значения понятия «цивилизация». Этот термин (от латинского слова civilis — гражданский, государственный, общественный) впервые появился во французской литературе в XVIII веке. Многие исследователи считают, что его ввел в научный оборот Мирабо в 1756 году. Другие оспаривают авторство Мирабо, но в данном случае это не имеет никакого значения88. Под этим термином французские просветители подразумевали общество, основанное на началах разума и справедливости. С тех пор цивилизация стала объектом анализа многих общественных наук. Так, история, этнография (этнология), лингвистика, археология и другие дисциплины исследуют ее под своим углом зрения, рассматривают те или иные аспекты, выясняют ее наличие в различных странах и регионах земного шара. Но частные науки не ставят перед собой задач искать такие сущностные черты, которые лежат в основе всех цивилизаций. Это задача философии истории. Генезис цивилизации по времени совпадает с формированием классового, рабовладельческого общества, -С переходом от собирательного хозяйства к производяще- му, с возникновением классов и государства. Цивилизация не могла родиться на базе родового строя, когда человек полностью был связан с родом или племенем и не выделял себя из него, когда родоплеменные отношения были для него священны и неприкосновенны и когда он не мог (и не представлял, как это сделать) выйти за их пределы. Люди первобытного общества занимались в основном собирательным хозяйством, и их отношения основывались на кровнородственных связях, собственно социальные связи же носили очень ограниченный характер.

Переход к рабовладельческому строю означал не только рост производительных сил, но и разрыв кровнородственных связей и начало действительных социальных связей. Таким образом, под цивилизацией следует подразумевать такую стадию в развитии человечества, когда социальные связи начинают доминировать над природными и когда общество развивается и функционирует на своей собственной основе.

Возникновение цивилизации — качественно новый этап в истории человечества. Отсюда начинается его подлинная история. Фундамент цивилизации — общественное богатство в единстве материальных и духовных ценностей. Оно появляется вместе с прибавочным продуктом, дающим возможность определенной части общества заниматься интеллектуальным трудом, создавать духовные ценности, что предполагает наличие письменности. Нет цивилизации без письменности и оседлого образа жизни, нет цивилизации без городов. Поэтому абсурдно говорить о кочевых цивилизациях. Кроме того, в процессе материального производства индивиды сами изменяются, совершенствуются, так сказать, цивилизуются. Цивилизация — это совокупность материальных и духовных ценностей того или иного народа, созданных на протяжении его жизни.

97

4—6370

Критерий цивилизации —человек. Первобытный человек — нецивилизованный человек. Он не рефлексировал ни над собственным бытием, ни над бытием окружающей действительности. Человек же эпохи рабства — цивилизованный человек. Он задумывается прежде всего над собственным бытием (вспомним изречения античных философов Сократа: «Познай самого себя» и Протагора: «Человек — мера всех вещей») и над бытием окружающего социального и природного мира.

Общий критерий цивилизации всегда необходимо применять конкретно, поскольку в разных цивилизациях он проявляется в зависимости от конкретных исторических условий, традиций и обычаев народов. Движение к цивилизации нужно рассматривать как процесс становления и наращивания социальной основы, социального потенциала развития общества. Но это возможно лишь при условии преемственной связи различных генераций. Иначе говоря, одним из существенных признаков цивилизации является преемственность. Без преемственности, без передачи от поколения к поколению материальных и духовных ценностей нет стабильности в обществе, а без стабильности нет развития, но без развития нет цивилизации. На мой взгляд, одна из причин гибели многих цивилизаций как раз состоит в отсутствии преемственности, в отсутствии передачи ценностей данной цивилизации следующей генерации или же неспособность этой генерации сохранить прежние ценности и создать на их базе новые.

Таким образом, можно выделить некоторые общие черты всех цивилизаций: 1) генезис; 2) общественное богатство; 3) переход от собирательного хозяйства к производящему, т.е. к классовому обществу; 4) наличие письменности; 5) критерий; 6) преемственность.

Но цивилизаций было много. Они очень разнообразны и сложны как по социальной структуре, экономике, традициям и обычаям, так и по формам правления, стилю жизни и т.д., т.е. по всем параметрам. Важную роль, например, играет религия, которая накладывает огромный отпечаток на всю цивилизацию. Так, мировые религии во многих случаях сыграли доминирующую роль (но не детерминирующую) в возникновении тех или иных цивилизаций. Невозможно, например, представить арабскую цивилизацию без ислама.

Общие черты цивилизаций проявляются в специфических чертах. Возьмем критерий цивилизаций. Он един как для Запада, так и для Востока. Но отношение к человеку и человека к обществу тем не менее проявляется по- разному. На Западе больше внимания обращают на ин- дивидуальную свободу человека. Не случайно именно там возникла теория естественного права, согласно которой все люди равны от природы и, следовательно, должны иметь одинаковые естественные возможности для достижения одних и тех же целей. Отсюда постоянные ссылки на права человека. На Востоке же очень почитают традиции и обычаи, которые предписывают уважение к старшим, родителям, государю, вообще власть имущим. Поэтому там права человека приобретают несколько другой характер, чем на Западе. Вот почему нельзя с одинаковыми мерками подходить к разным цивилизациям, к их ценностям, к нормам поведения людей.

Цивилизационный и формационный подходы вопреки утверждениям некоторых исследователей не противоречат друг другу. Понятие формации охватывает все общество, все социальные явления и процессы. Оно показывает, что развитие общества идет по восходящей линии. Причем особое внимание уделяется способу производства материальной жизни, детерминирующему все социальные, политические и духовные процессы. Понятие же цивилизации показывает общество в статике. В цивилизации главное внимание обращается не на способ производства материальной жизни, а на духовные элементы: на традиции, обычаи, на менталитет людей, на положение человека в обществе, на его действия в тех или иных конкретных случаях, на его самостоятельность, на его поведение, на его способности приспосабливаться к новым реалиям и т.д. и т.п. Поэтому понятие формации и понятие цивилизации используются как инструменты научного познания для анализа разных аспектов общества как сложного целостного образования. Философии истории нужны оба понятия, и было бы неразумно игнорировать какое-либо из них.

Следует отметить и тот факт, что иной раз понятие цивилизации шире понятия формации, а иной раз, наоборот, понятие формации шире понятия цивилизации. Так, одна и та же цивилизация может охватывать разные общественно-экономические формации. Скажем, западная цивилизация включает в себя несколько формаций. • Но одна и та же формация тоже может охватывать несколько цивилизаций. Например, буржуазная обществен- но-экономическая формация охватывает множество цивилизаций: французскую, американскую, японскую и т.д.

Исследователи, особенно в современную эпоху, часто ставят вопросы о будущем цивилизаций. Эти вопросы очень остро старил Тойнби. Его волновали взаимоотношения ислама и Запада. Будучи крупнейшим историком, он прекрасно знал, как часто воевали между собой арабы и западные европейцы. Он пишет, что в настоящее время Запад пытается вовлечь в свою орбиту весь исламский мир. «...Концентрические атаки современного Запада на исламский мир ознаменовали и нынешнее столкновение между двумя цивилизациями. Очевидно, что это часть более крупного и честолюбивого замысла, где западная цивилизация имеет своей целью ни больше ни меньше, как включение всего человечества в единое общество и контроль над всем, что есть на земле, в воздухе и на воде и к чему можно приложить для пользы дела современную западную технологию»89. Тойнби выступает против такого подхода Запада не только к исламу, но к другим цивилизациям.

Тойнби очень интересуется будущим цивилизаций. По его мнению, историки 2047 года будут писать о том колоссальном влиянии, которое оказала западная цивилизация на все остальные. Но «к 3047 году наша западная цивилизация — как мы знаем из истории последних две- надцати-тринадцати веков, со времен средневековья — может измениться до неузнаваемости за счет контррадиации влияний со стороны тех самых миров, которые мы в наше время пытаемся поглотить, — православного христианства, ислама, индуизма и Дальнего Востока»90. К 4047 году, по твердому убеждению английского историка XX века, различия между западной цивилизацией и всеми остальными будут совершенно незначительными. «К тому времени единство человечества, вероятно, будет восприниматься как одно из фундаментальных условий человеческой жизни — как бы часть природного миропорядка, и историкам той эпохи, возможно, будет трудно представить со своей стороны локальное местническое мировоззрение пионеров цивилизации в первые шесть, или около того, тысячелетий своего существования»'01.

Тойнби был настроен оптимистически относительно будущего цивилизаций. Зато многие нынешние ученые придерживаются пессимистических воззрений. Они считают, что в будущем неизбежны конфликты между цивилизациями, особенно между исламом и Западом. Характерна в этом отношении позиция американского исследователя С.Хантинггона, изложенная им в статье «Столкновение цивилизаций?». Мировая политика, пишет Хантингтон, входит в новую фазу, и каждый по-своему представляет эту новую фазу. Одни пишут о конце истории, другие — о возврате к традиционным межгосударственным конфликтам, третьи — о закате национальных государств под влиянием трибализма и мондиализма. Каждый исследователь схватывает тот или иной аспект проблемы, но остается в стороне центральный вопрос современной эпохи: вопрос о цивилизациях и о будущем человеческого общества. Хантингтон полагает, что в будущем воевать будут между собой народы и государства, принадлежащие к различным цивилизациям. «Столкновение цивилизаций будет доминировать в мировой политике. Линии излома между цивилизациями будут линиями фронта будущего»91. Если в прошлом, продолжает американский ученый, конфликты носили внутрицивилиза- ционный характер, то в будущем они приобретут межци- вилизационный характер.

Что подразумевает под. цивилизацией Хантингтон? «Цивилизация, — пишет он, — есть культурная реальность, имеющая свои индивидуальные черты. Деревни, регионы, этнические группы, народности, религиозные группы — все они имеют разные культуры на разных уровнях культурной гетерогенности. Культура деревни Южной Италии отличается от культуры деревни Северной Италии, но обе деревни относятся к общей итальянской культуре, которая их отличает от немецких деревень... Следовательно, цивилизация является высшей ния, созданного культурой и фактором широкой культурной идентичности, которая характеризует человеческий род независимо от того, что его отличает от других биологических видов»92. Она имеет некоторые общие объективные признаки: язык, история, религия, обычаи и т.д.

Цивилизация может включать в себя, продолжает Хантингтон, несколько национальных государств (западная цивилизация, латиноамериканская цивилизация, арабская и т.д.) или только одно государство (Япония). Цивилизации интегрируются, более сильные поглощают более слабых.

По утверждению американского ученого, цивилизации конфликтуют между собой, во-первых, потому, что чувство принадлежности к определенной цивилизации в будущем приобретет все большее и большее значение. Цивилизаци- онные различия не только реальны, но и фундаментальны. Цивилизации отличаются друг от друга по языку,, по культуре, по традициям и по религии, и люди, принадлежащие к разным цивилизациям, имеют разные воззрения на отношения Бога и человека, индивида и группы, гражданина и государства, родителей и детей, а также относительную важность прав и ответственности, свободы и власти, равенства и иерархии. Эти различия, считает Хантингтон, более фундаментальны, чем различия между политическими идеологиями и политическими режимами. Во-вторых, продолжает Хантингтон, в современном мире происходят сложные процессы взаимодействия народов различных цивилизаций. Они, осознавая свою принадлежность к той или иной цивилизации, испытывают определенную неприязнь друг к другу. В-третьих, процессы экономической модернизации и социального развития отстраняют людей прежних местных идентичностей, т.е. местных традиций. Они также ослабляют национальные государства как источники идентичности. В большой части мира религия заполняет этот интервал. В исламском регионе возникает движение фундаменталистов, аналогичные движения существуют и в других мировых религиях. Таким образом, наблюдается усиление религий во всем мире. В- четвертых, это осознание принадлежности к той или иной цивилизации подкрепляется той двойственной ролью, которую играет Запад. С одной стороны, он находится на вершине своего могущества, но с другой —наблюдается явление возврата к прежним истокам в незападных цивилизациях. Все больше, отмечает американский ученый, говорят об «азиатской» Японии, о реисла- мизации Ближнего Востока и т.д. Восток стремится к тому, чтобы развиваться не на базе западных ценностей, а на базе собственных. В-пятых, характерные черты и культурные различия изменяются гораздо медленнее, чем различия, связанные с политикой и экономикой. Наконец, в-шестых, экономика все больше и больше регионализируется. Растет роль экономических регионов, которые могут добиться успеха только при условии их укоренения в общую цивилизацию. Так, общей базой Европейского Союза являются единая европейская культура и христианство. Исламская религия и культура объединяют неарабские исламские государства. «В той мере, в какой люди определяют свою идентичность в этническом и религиозном терминах, они стремятся видеть отношение враждебного типа «мы» против «них»93.

В нашу эпоху идут сложнейшие интеграционные процессы различных цивилизаций. Происходит формирование единой мировой цивилизации со своими ценностями и подходом к общечеловеческим проблемам. Ко это вовсе не значит, что в будущем исчезнут все цивилизации как уникальные образования, отличающиеся своей самобытностью и собственными ценностями. Вместе с единой мировой цивилизацией сохраняются и локальные, но они станут богаче и разнообразнее благодаря интенсивному обмену материальными и духовными богатствами.

' Наряду с цивилизационным подходом к периодизации мировой истории существует еще и культурологический подход. . . ' ' Надо сказать, что в Германии вместо слова «цивилизация» предпочитают термин «культура», хотя Кант про- водил демаркационную линию между этими двумя понятиями. Он писал, что «благодаря искусству и науке мы достигли высокой ступени культуры. Мы чересчур цивилизованны в смысле всякой учтивости и вежливости в общении друг с другом»105.

Понятие «культура» (от латинского слова cultura — возделывание, обрабатывание) употребляется в самых различных смыслах. Скажем, в обыденной речи 'выражение «культурный человек» может обозначать и «образованный человек», и «воспитанный человек». Когда мы говорим о культуре труда, то подразумеваем организованный, деловой и целенаправленный характер труда.

Различные интерпретации связаны не только с тем, что термин «культура» прочно вошел, так сказать, в будничную жизнь людей, но и с тем, что культура является объектом многих наук: истории, этнографии, социальной психологии, археологии, филологии и т.д. Понятно, что каждая наука вкладывает в понятие культуры свой собственный смысл. Философия истории в силу специфики своего предмета ищет некие общие черты, присущие всем культурам независимо от их пространственного и временного расположения. Кроме того, философия истории сравнивает категорию культуры с другими, близкими ей по содержанию категориями. Наиболее близкой оказывается цивилизация. Ведь не случайно их до недавнего времени рассматривали как синонимы.

Из этимологии понятия культуры вытекает, что оно применимо лишь к результатам человеческой деятельности. Все, что создано человеческим трудом, выступает как элемент культуры. Дикая природа не является объектом культуры, но природа, преобразованная человеком, является таким объектом. Далее, культура проявляется в самых разнообразных формах как в сфере материального, так и в сфере духовного производства. Иными словами, имеется два віща культуры — материальная и духовная. Они тесно связаны между собой, взаимовлияют друг на друга, но примат принадлежит материальной культуре.

Духовная культура каждого народа имеет свои неповторимые черты и особенности, которые складываются

веками и передаются из поколения в поколение. ^ При: этом важно иметь в виду, что культура независимо от того, кто ее представляет — большая или малая нация, — уникальна, неповторима и интересна. Поэтому нет ни высших, ни низших культур. Есть культура больших народов и культура малых народов. Каждый народ в меру своих возможностей умножает и обогащает мировую культуру.

Существуют многочисленные дефиниции культуры. На мой взгляд, культура — это способ проявления сущностных сил человека, его физических и духовных потенций. Культура, по словам Маркса, «есть культивирование - всех свойств общественного человека и производство его как человека с возможно более богатыми свойствами и связями, а потому и потребностями — производство человека как возможно более целостного и универсального^ продукта общества»106.

Сравнивая категории культуры и цивилизации, надо отметить, что генетически культура возникает раньше цивилизации. Первобытные общества были культурными обществами, хотя у них не было никакой цивилизации. В отличие от цивилизации культура указывает на присутствие субъективного фактора в историческом процессе, на то, что общественное богатство создается людьми, а сама f история есть результат их деятельности.

Культурологический подход к истории широко использовал немецкий философ Освальд Шпенглер, взгляды которого широко были распространены на Западе в первой половине XX века. Каждая культура, по его мнению, существует изолированно и замкнуто. Она появляется на определенном этапе исторического процесса, а затем погибает. Таких культур Шпенглер насчитал восемь: индийская, китайская, вавилонская, египетская, античная, арабская, русская и западноевропейская. Любая культура переживает возрасты отдельного человека: детство, юность, возмужалость и старость.

Каждая культура, считает немецкий философ, имеет собственную цивилизацию. Цивилизации — это те самые крайние и искусственные состояния, осуществить кото- рые способен высший вид людей. Они завершение, они следуют как ставшее за становлением, как смерть за жизнью, как неподвижность за развитием, как умственная старость и окаменевший мировой город за деревней и задушевным детством, являемым нам дорикой и готикой. Они неизбежный конец, и тем не менее с внутренней необходимостью к ним всегда приходим. Смерть культуры, по Шпенглеру, начинается с возникновения цивилизации, когда вся культура сосредоточивается в крупных городах, а вся остальная часть государства превращается в провинцию. Городской житель, считает Шпенглер, лишен традиций и растворяется в бесформенной массе. Большие города цивилизованны, но не имеют культуры.

Немецкий мыслитель подметил некоторые негативные черты цивилизации. Действительно, в городах, особенно крупных, люди отчуждены Друг от друга, чувствуют себя более одинокими, чем в любой деревне. Верно и то, что в городах меньше соблюдаются веками установленные традиции и обычаи. Но нельзя на этом основании проповедовать пессимизм и обвинять цивилизацию в гибели культуры. Культура не погибает, а переходит в качественно новое состояние, в становлении которого существенную роль играют цивилизационные процессы. Нельзя противопоставлять культуру и цивилизацию, которые не противоречат друг другу и связаны с изучением разных сторон многообразной истории людей и их деятельности.

<< | >>
Источник: Гобозов И.А.. Введение в философию истории. — Изд. 2-е, переработанное и дополненное. — М.: ТЕИС». — 363 с.. 1999

Еще по теме 2. ЦИВИЛИЗАЦИЯ И КУЛЬТУРА:

  1. 3. Понятие культуры. Материальная и духовная культура. Культура и цивилизация.
  2. Хронологические рамки и периодизация средневековой культуры. Генезис средневековья. Христианство как культуросозидающий принцип средневековой европейской цивилизации. Противоречивость и многослойность средневековой культуры. Человек в культуре средневековья.
  3. Лекция 1 КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ
  4. Тема 17. КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ 1.
  5. Цивилизация и культура в Римской империи
  6. 16.2. Культура и цивилизация
  7. Лекция 18. КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ
  8. Цивилизация, её место и роль в системе общечеловеческой культуры
  9. Тема 1 СТАНОВЛЕНИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ЧЕЛОВЕКА И ПРИРОДЫ НА ЗАРЕ ИСТОРИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ Э.Б.ТАЙЛОР. ПЕРВОБЫТНАЯ КУЛЬТУРА
  10. Раздел 2. Философия и миф: генезис философии в культуре древних цивилизаций
  11. Раздел 2. Философия и миф: генезис философии в культуре древних цивилизаций
  12. Т е м а 2. ФИЛОСОФИЯ И МИФ: ГЕНЕЗИС ФИЛОСОФИИ В КУЛЬТУРЕ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
  13. Т е м а 2. ФИЛОСОФИЯ И МИФ: ГЕНЕЗИС ФИЛОСОФИИ В КУЛЬТУРЕ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ (2 часа)
  14. ЦИВИЛИЗАЦИИ ПРОТИВ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
  15. Культура этноса, этническая культура и археологическая культура