28. Культура как текст в работе Ю .М. Лотмана «Культура и взрыв»

В чем состоит смысл и содержание идеи культуры как текста, которук обосновывает Ю.М. Лотман?

Какие смысловые и конструктивные новации вносит в художествен ный текст такое риторическое построение, как «текст в тексте»? Какие возможности для семантического анализа художественных текстов (равно как и культурных феноменов) открывает констатация двойственности знаково? природы художественного текста?

Основная литература

Лотман Ю.М.

Культура и взрыв. М., 1992. С. 104—122.

Дополнительная литература

Морфология культуры. Структура и динамика. М., 1994.

Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. СПб., 1998.

Лотман Ю.М. Культура и взрыв <М., 1992. С. 104, 105, 121, 122>

'екст в тексте

История кулыуры любого народа может рассматриваться с двух точек зрения: во-первых, как имманентное развитие, во-вторых, как результат разнообразных внешних влияний. Оба эти процесса тесно переплетены, и отделение их возможно только в порядке исследовательско [ абстракции. Из сказанного, между прочим, вытекает, что любое изолированное рассмотрение как имманентного движения, так и влияний неизбежно ведет к искажению картины. Сложность, однако, не в этом, а в том, что любое пересечение систем резко увеличивает непредсказуемость дальнейшего движения. Случай, когда внешнее вторжение приводит к победе одной из столкнувшихся систем и подавлению другой, характеризует далеко не все события. Достаточно часто столкновение порождает нечто третье, принципиально новое, которое не является очевидным, логически предсказуемым последствием ни одной из столкнувшихся систем. Дело усложняется тем, что образовавшееся новое явление очень часто присваивает себе наименование одной из столкнувшихся структур, на самом деле скрывая под старым фасадом нечто принципиально новое. 7ак, например, начиная с царствования Елизаветы Петровны, русская дворянская культура подвергается исключительно мощному «офранцуживанию». Французский язык становится в конце XVIII — начале XIX века в дворянской (особенно столичной) среде неотделимой частью русской культуры. <...> Вторжение французского языка в русский и слияние их в некий едины] язык создает целый функциональны ; набор. Так, например, смешение Французского с русским образует «дамский» язык. <...>

<...> Французски^ язык выполнял для русского общества пушкинской эпохи роль языка научной и философско л мысли. <...> Не только модница, но и русская ученая женщина говорила и писала по-французски.

<...> Нападки Грибоедова на смесь языков (в такой же мере, как и пушкинская защита их) доказывают, что перед нами не прихоть моды и не гримаса

невежества, а характерная черта лингвистического процесса. В этом смысле французский язык составляет органически;"1 элемент русского культурного языкового общения. Показательно, что Толстой в «Войне и мире» обильно вводит французский именно для воспроизведения речи русских дворян. Там, где передается речь французов, она, как правило, дается на русском языке. Французский язык в этом случае используется в первых словах говорения как указатель языкового пространства или же там, где надо воспроизвести характерную черту французского мышления. В нейтральных ситуациях Толстой к нему не обращается.

В пересечении русского и французского языков в эту эпоху возникает противоречивая ситуация. С одной стороны, смешение языков образует некий единый язык культуры, но с другой, пользование этим языком подразумевает острое ощущение его неорганичности, внутренней противоое- ЧИВОСТИ- Это, в частности, проявилось в упорней борьбе с этим смешением, в котором видели то отсутствие грамотного стиля, то даже недостаток патриотизма или провинциальность (ср. грибоедовское: «Смесь языков — французского с нижегородским»).

Вторжение «обломка» текста на чужом языке может играть роль генератора новых смыслов. <...>

Культура в целом может рассматриваться как текст. Однако исключительно важно подчеркнуть, что это сложно устроенный текст, распадающийся на иерархию «текстов в текстах» и образующи І сложные переплетения текстов.

юскольку само слово «текст» включает в себя этимологию переплетения, то мы можем сказать, что таким толкованием мы возвращаем понятию «текст» его исходное значение.

Таким образом, само понятие текста подвергается некоторому уточнению. Представление о тексте как о единообразно организованном смысловом пространстве дополняется ссылкой на вторжение разнообразных «случайных» элементов из других текстов. Они вступают в непредсказуемую игру с основными структурами и резко увеличивают резерв возможностей непредсказуемости дальнегішего развития. Если бы система развивалась без непредсказуемых внешних вторжений (т.е. представляла бы собоі уникальную, замкнутую на себя структуру), то она развивалась бы по циклическим законам. В этом случае в идеале она представляла бы повторяємось. Взятая изолированно, система даже при включении ь нее взрывных моментов в определенное время исчерпала бы их. Постоянное принципиальное введение в систему элементов извне придает ее движению характер линейности и непредсказуемости одновременно. Сочетание в одном и том же процессе этих принципиально несовместимых элементов ложится в основу противоречия между деї ствитель- ностью и познанием ее. Наиболее ярко это проявляется в художественном познании: действительности, превращенной в сюжет, приписываются такие характеристики, как начало и конец, смысл и другие. Известная фраза крити- ков художественных произведение «так в жизни не бывает» предполагает, что действительность строго ограничена законами логической каузальности, между тем как искусство — область свободы. Отношения этих элементов гораздо более сложные: непредсказуемость в искусстве — одновременно и следствие, и причина непредсказуемости в жизни.

В чем состоит двойная детерминация истории развитияжультуры? Чем обусловлена нелинейность и непредсказуемость изменений культуры?

<< | >>
Источник: А.И. Зеленкова. Философия и методология науки : учеб. пособие для аспират ов / А.И. Зе Ф56 ленков, Н.К. Кисель, В.Т. Новиков [и др.] ; под ред. А.И. Зеленкова. — Минск : АСАГ. - 384 с.. 2007

Еще по теме 28. Культура как текст в работе Ю .М. Лотмана «Культура и взрыв»:

  1. Глава 11 Ю. М. ЛОТМАН О СЕМИОТИКЕ КУЛЬТУРЫ
  2. ЮРИЙ ЛОТМАН АРХИТЕКТУРА В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРЫ
  3. Хронологические рамки и периодизация средневековой культуры. Генезис средневековья. Христианство как культуросозидающий принцип средневековой европейской цивилизации. Противоречивость и многослойность средневековой культуры. Человек в культуре средневековья.
  4. § 10. Философия как живая душа всей культуры. Ее отношение к сердцу культуры — к глубинному общению
  5. ТЕМА 6. ДИАЛЕКТИКА НРАВСТВЕННОЙ, ПРАВОВОЙ, ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ КАК ПОДСИСТЕМ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ ОБЩЕСТВА В ЦЕЛОМ
  6. 3. Понятие культуры. Материальная и духовная культура. Культура и цивилизация.
  7. Культура этноса, этническая культура и археологическая культура
  8. 4. Процесс смыслообразования при рецепции синтетического текста культур
  9. Тема 3. Взаимодействие культур. Духовная практика восточных культур.
  10. 5.4. Культура и искусство Общие направления институциональных преобразований в сфере культуры
  11. ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА: ИННОВАЦИОННЫЙ ПОИСК КУЛЬТУРА И НРАВСТВЕННОСТЬ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ: СООТНОШЕНИЕ ТРАДИЦИЙ И ИННОВАЦИЙ
  12. Сазонова Л. И.. Литературная культура России. Раннее Новое время / Рос. Акад. наук; Ин-т мировой литературы им. А. М. Горького. — М.: Языки славянских культур,. — 896 с, 2006
  13. ЯМНАЯ КУЛЬТУРА И КУЛЬТУРА ШНУРОВОЙ КЕРАМИКИ
  14. Семиотика как метод исследования культуры
  15. ФИЛОСОФИЯ КАК ЯВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ
  16. Культура как игра
  17. Культура как стиль
  18. Культура как символическая реальность
  19. Приложение. Семинар «Культура как социальное явление»