<<
>>

§4. Необходимость для объяснения математического мышления введения в рассмотрение бессознательного мыслительного процесса.

Отчего в то время, как одному уму почти сразу является прямое решение, другой должен долго блуждать, прежде, чем придет к желанной цели? В чем состоит волшебное свойство тех людей, которые, как говорит Кант3, "как бы с волшебным жезлом в руках умеют отыскивать сокровища позиа- ния, хотя бы они никогда этому не учились.
И этому они не могут научить и других, но только могут идти впереди них: это уже дар природы".

Мы думаем, что на этот вопрос рефлексия нам вполне не может ответить. Поскольку мы анализируем сознательную мысль, мы в ней находим только большее или меньшее число гипотез и их вполне сознательных проверок. В сильном и быстром уме эти гипотезы создаются и гибнут с большой быстротой. Едва успевает такая гипотеза родиться, как ум наносит ей смертельный удар. Откуда появляются эти враги, борьба которых проектируется на экране сознания? Если мы вспомним, что многие психические явления находят свою разгадку в бессознательной психической деятельности, что наш ум способен, как крот под землей, производить не менее кропотливую и сложную работу в потемках подсознания, чем при свете сознания, то мы будем в состоянии дать следующее указание, где искать разгадку.

До того, как в работающую сознательную мысль приходит какое-либо предположение, в бессознательной мысли, всегда работающей параллельно сознанию, гибнет масса других предположений, только наиболее обещающие выступают за порог сознания.

В то время, как в слабом и медленном уме вся работа вчерне совершается в сознании, в сильном и быстром [уме] в мир сознания все является в почти готовом виде. Чудесный волшебный жезл следует искать в бессознательном мыслительном процессе.

§5. Роль бессознательного мыслительного процесса при проверке предварительных гипотез.

Проверка сделанного предположения обыкновенно бывает не полной. Принятая гипотеза отвергается, если имеется хоть один аргумент против нее, но этот аргумент в большинстве случаев бывает столь же неточного характера, как аргумент в пользу этой гипотезы.

Так, сделанная гипотеза об интегрируемости в конечном виде эллиптического интеграла, после большого числа попыток найти для него выражение, отвергается как ложная, и уже не возбуждает интереса математиков, доказательство же интегрируемости дается много позже. То же относится и к решению в радикалах буквенного уравнения пятой степени.

Здесь против сделанного предположения говорит только шаткий аргумент, состоящий в том, что масса опытных и, более того, гениальных математиков, произвели ряд тщетных попыток его решения, к которым присоединились, может быть, еще менее успешные попытки с нашей стороны. Впрочем, гипотеза может быть отвергнута не только как ложная, но и как бесполезная, в том случае, когда проверка се требует решения проблем, заведомо очень трудных, которые мы никак не рассчитываем решить.

Если мы говорим, что только наиболее обещающие гипотезы всплывают в сознании, то нам незачем предполагать, что бессознательное мышление произвело их детальную и точную проверку, достаточно, чтобы на основании неточных заключений по аналогии оно остановилось на этих гипотезах.

Высказывая такое объяснение, мы находим необходимым изложить наш взгляд на свойства бессознательной мысли, может быть, несколько идущий вразрез с общепринятыми.

§6. Ошибается ли бессознательная мысль?

Характерное отличие сознательных и бессознательных актов состоит в меньшей погрешности последЕіих.

Все бессознательные действия отличаются особой правильностью и первый луч пробудившегося сознания часто является подобным тормозящему стержню, попавшему между спиц быстро и правильно вертящегося колеса. Шитье, игра на рояле и многие другие действия идут тогда наиболее успешно, когда те элементы, на которые они разлагаются, находятся на пороге сознания или спускаются еще ниже, т.е. представляют так называемые лейбницевы перцепции.

Мы охотно признаем только меньшую погрешность бессознательных актов, в частности бессознательного мышления, ЕЮ МЫ будем оспаривать положение Гаргмана о безусловной безошибочности бессознательных психических актов.

Наоборот, везде где [мы] стараемся дополнить сознательный процесс бессознательным, в последнем предполагаются свойства, присущие первому.

Внезапное появление в сознании готового решения какой-либо задачи, которую мы не могли долго решить, мы объясняем бессознательным мышлением, которое в то время, как сознание было занято посторонними вещами, продолжало заниматься [этой] задачей. Здесь возможны две гипотезы: или бессознательная мысль является, как "deus ex machjna", "не колеблется и не сомневается, но мгновенно обнимает в один и тот же момент и результат, и производящий его целый мыслительный процесс, мыслит все члены процесса зараз" (Гартман), или же эта мысль продолжает совершать ту же кропотливую работу, что сознательная мысль, переходя через ряд сомнений и ошибок к истине, per aspera ad astra. При первом предположении, стадия в которой получается верный результат, должна сейчас же следовать за моментом, когда обсуждение задачи перешло из сознания в область бессознательного, процесс бессознательного мышления затем обрывается и через некоторое время задача опять воскресает в сознании: в психической жизни таким образом предполагается сомнительный разрыв.

Гораздо вероятнее второе предположение, при котором весь процесс предполагается непрерывно заполняющим все время, когда сознание не занято обсуждением задачи вплоть до результата, который всплывает за порог сознания.

Таким образом, по нашему мнению, бессознательное мышление так же ошибается (хотя и в меньшей степени), как сознательная мысль.

Большая быстрота и легкость бессознательной мысли зависит еще от следующих причин. В то время, как в сознании может быть в данный момент только одна мысль, бессознательная мысль может сразу совершать по нескольку работ. Возможно в одно время слушать чтение и шить.

На этом основании можно предположить, что в напряженной мысли с главным, так сказать, центром притяжения, с главной системой движущихся психических элементов, представляющих сознание, образуются еще частные центры притяжения, частные системы. Между различными системами устанавливается сообщение только в критических случаях.

<< | >>
Источник: Д.Д.Мордухан-Болтовской. Философия. Психология. Математика. М.: Серебряные нити.-560 с.. 1998 {original}

Еще по теме §4. Необходимость для объяснения математического мышления введения в рассмотрение бессознательного мыслительного процесса.:

  1. МЕТОДИКИ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ УРОВНЯ И ТЕЧЕНИЯ МЫСЛИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ
  2. 11.1. Некоторые подходы к теоретическому анализу и объяснению процессов мышления в исторической перспективе
  3. СПЕЦИФИКА НЕЛИНЕЙНОГО НАУЧНОГО МЫШЛЕНИЯ И НЕОБХОДИМОСТЬ ЕГО ФОРМИРОВАНИЯ У УЧАСТНИКОВ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА Ольга Сташкевич
  4. 49. Процесс решения мыслительной задачи
  5. §7. Различные роли бессознательной мысли в мышлении математика и философа.
  6. ПСИХОЛОГИЯ МАТЕМАТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ.
  7. 11.3. Теории мышления в отечественной психологии Структурная организация процессов мышления 1.
  8. 31. ПРОЦЕССЫ, ФОРМЫ, СВОЙСТВА МЫШЛЕНИЯ. ВООБРАЖЕНИЕ, ТВОРЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ
  9. 8. Мышление и интеллект 8.1. Мышление как психический процесс
  10. § 1 РАЗРАБОТКА МЕТОДИК КОРТ, ДИАГНОСТИРУЮЩИХ МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ
  11. Становление новой картины мира и нового мышления XX века                                                  (рационализм и иррационализм, идея бессознательного и психоанализ,                               экзистенциализм)