<<
>>

31. Проблема генезиса науки в работе Дж. Нидама «Общество и наука на Востоке и на Западе»

В чем, по мнению Дж. Нидама, необходимо искать причины европел ского происхождения науки?

Какие проблемы являются важными и наиболее сложными при срав нении состояний Европы и Китая?

Почему основанная на невмешательстве концепция человеческой де ятельности была первоначально благоприятной дтя развития науки?

Какой характер носила наука в Китае и Западной Европе?

Основная литература

Нидам Дж.

Общество и наука на Востоке и на Западе // Наука о науке. М , 1966. С. 149—177.

Дополнительная литература

Очерки истории естественнонаучных знани \ в древности. М., 1982.

Нидам Дж. Общество и наука на Востоке и на Западе <Наука о науке. М., 1966. С. 174—177>

Изучение великих цивилизаций, в которых не развились стихийно современная наука и техника, ставит проблему причинного объяснения того, каким способом современная наука возникла на европейской окраине старого мира, причем поднимает эту проблему в самой острой форме. В самом деле, чем большими оказываются достижения древних и средневековых цивилизаций, тем менее приятной становится сама проблема. На протяжении последних тридцати лет историки науки в западных странах проявляли тенденцию отвергать социальные теории происхождения современной науки, и это имело кое-какие основания в начале XX столетия. Форма, в которую такие теории облекались, была, бесспорно, несколько вульгарной, из чего, правда, никак не следует, что эти теории не могли быть разработаны более глубоко. Следует считаться и с тем, что эти гипотезы производили впечатление неустановившихся и необоснованных в тот период, когда сама история науки начинала складываться в фактологическую научную дисциплину. Большинство историков всегда готовы согласиться, что наука оказывает влияние на общество, но лишь немногие допускают мысль о том, что общество тоже влияет на науку. Прогресс науки им представляется независимым благородным движением в определениях имманентного развития или автономной филиации идей, теорий, логических и математических методов, практических открытии, которые, подобно факелу, передаются от одного великого человека к другому. Историки в своем большинстве — или «имманентники», или «автономисты», которые рассматривают >

развитие науки по Кеплеру: «Г'оислал Господь человека, и имя ему...»

Изучение других цивилизации ставит поэтому перед традиционной исторической мыслью ряд серьезных психологических трудностей. Наиболее очевидны! и естественны [ способ объяснения загадки науки представляется таким, который вскрыл бы фундаментальные различия в социально-экономическол структуре и в степени стабильности между Европой и азиатскими цивилизациями. Эти различия призваны были бы объяснить не только загадку европейского возникновения науки, но и европе? ского возникновения капитализма вместе с протестантизмом, национализмом и всем тем, чему нет параллелей в других цивилизациях. Мне кажется, что подобное объяснение можно довести до большой степени вероятности. В нем никоим образом нельзя пренебрегать факторами из мира идей (язык и логика, религия и философия, теология, музыка, гуманизм, восприятие и времени, и движения), но при всем том объяснение должно опираться на глубокий анализ определенного общества, его укладов, мотивов, нужд, трансформаций. С имманентной или автономной точек зрения такое объяснение нежелательно, и историки инстинктивно противятся изучению других цивилизаций.

Но если, с одноь стороны, отрицается состоятельность или даже возможность социологического анализа причин «научнс \ революции» позднего Ренессанса, которые повели к возникновению современной науки, если социологический подход считают слишком революционным анализом «научно [ революции» и, с другой стороны, желают в то же самое время объяснить людям, почему европейцы оказались способными сделать то, чего китайцам и индийцам не удалось, то здесь волей-неволеь возникает неизбежная дилемма.

Одно решение — чистая случайность, второе — расизм, каким бы неприятным он ни представлялся. Приписывать происхождение науки чистому случаю — значит прямо заявить о банкротстве истории как формы просвещения человеческого разума. Подчеркивание географических особенностей и различий климата не дает выхода из тупика, поскольку сразу же возникают проблемы городов-государств, морской торговли, сельского хозяйства и т.п., то есть те самые конкретные факты, с которыми автономист не желает иметь дела. «Греческое чудо», как и сама «научная революция», обречены в этом случае оставаться вечными загадками. Единственной альтернативой та кому объяснению <...> выступает доктрина о том, что определенная группа народов, в данном случае «европейская раса», обладает каким-то врожденным превосходством, выделена среди всех других групп народов. Нет смысла возражать против научного исследования человеческих рас, против естественной антропологии, сравнительной гематологии и других научных дисциплин. Но доктрина европейского превосходства не имеет ничего общего с наукой и есть обыкновенный расизм, явление политическое. Боюсь, что европеец-автономист втайне сочувствует формуле: «Лишь мы — люди, и мудрость родилась вместе с нами». Но поскольку расизм (в открытой форме, во всяком случае) не пользуется уважением среди мыслящих соотечественников и совершенно неприемлем в международном плане, автономист просто чувствует себя в неприятном положении, и это положение, следует ожидать, будет становиться со временем все более неприятным. Именно поэтому я радуюсь растущему интересу к проблемам связи науки и общества в последние столетия европейской истории, радуюсь растущему размаху исследований социальных структур других цивилизаций, & также научным описаниям того, чем они отличаются друг от друга в своей основе.

В целом я считаю, что если и Существует какое-либо объяснение загадки науки, то как раз доступные анализу различия между социально-экономическими формациями Китая и Западной Европы когда-нибудь объяснят и превосходство китайской науки и техники в средние века, и возникновение современной науки только в Европе.

Каким представляется прогресс науки историкам науки?

Ролью каких факторов можно объяснить превосходство китайской науки и техники в средние века и возникновение современной науки только в Европе?

<< | >>
Источник: А.И. Зеленкова. Философия и методология науки : учеб. пособие для аспират ов / А.И. Зе Ф56 ленков, Н.К. Кисель, В.Т. Новиков [и др.] ; под ред. А.И. Зеленкова. — Минск : АСАГ. - 384 с.. 2007

Еще по теме 31. Проблема генезиса науки в работе Дж. Нидама «Общество и наука на Востоке и на Западе»:

  1. 14. Взаимоотношения науки и общества в работе Дж. Беркала «Наука в истории общества» •
  2. Евразийцы о проблеме «Восток—Запад»
  3. Проблема «Восток—Запад» в истории философии
  4. Конференции философов по проблеме «Восток—Запад»
  5. 2. Контркультура 60—70 гОДОВ и проблема синтеза духовных традиций Востока и Запада
  6. С. Рзакулизаде. ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ ВОСТОЧНОЙ ФИЛОСОФИИ XIII—XVI вв. (регион ислама) И ПРОБЛЕМА ЗАПАД—ВОСТОК, 1983
  7. Внешний этос науки (наука и общество)
  8. 15. В.И. Вернадский о генезисе науки и научных революциях в трудах по истории науки
  9. 8. Проблема научной рациональности в работе JI. Лаудана «Наука и ценности» •
  10. 32. Проблема гуманизации науки в работах ИТ. Фролова
  11. 10. М. Вебер о призвании ученого и ценности науки в работе «Наука как призвание и профессия» •
  12. 17. И.Т. Фролов и Б.Г. Юдин о социально -этических проблемах современного научного познания в работе «Этика науки» •
  13. 26. В.А. Фок о стиле мышления неклассичес^ і науки в работе «Квантовая физика и философские проблемы»
  14. Глава V Между Западом и Востоком
  15. ЗАПАД И ВОСТОК
  16. Эзотерические традиции Востока и Запада
  17. Раздел третий «ВОСТОК—ЗАПАД»: БУДУЩЕЕ
  18. 16.3. Запад и Восток в диалоге культур
  19. Метафизика Р. Генона в диалоге «Восток—Запад: