<<
>>

Оценочное суждение

Когда я был подростком, один из моих двоюродных братьев однажды вернулся домой, раскрасневшийся от волнения, и заявил, что изобрел нечто, что сделает нас богатыми. Он шел по улице и смотрел на старушку, мучительно передвигавшуюся с помощью палки.
Его осенило: насколько ей было бы легче идти, если на конец палки прикрепить колесико. Тогда старушке не пришлось бы поднимать палку каждый раз при следующем шаге: она просто катила бы палку впереди себя. Брат все удивлялся, как такая простая мысль раньше никому не пришла в голову. Для утешения мы ему чего-то налили и мягко объяснили, в чем он не прав. Его идея была бы хороша, если бы не один фатальный недостаток. Судить о ценности новых идей может быть очень трудно. По большому счету, они почти всегда опережают свое время. В середине 1830-х годов Майкл Фарадей впервые продемонстрировал электромагнитное явление в Лондонском королевском обществе53 Он стоял в освещенной газом лекционной аудитории перед маститыми учеными и показывал яркие искры, мелькающие между двумя медными сферами. Зрители были впечатлены, но многие из них не знали, что об этом думать. Один из них сказал: «Все это очень интересно, мистер Фарадей, но какая от этого польза?» И Фарадей якобы ответил: «Не знаю. А какая польза от новорожденного младенца?» Современный мир невозможно представить без электричества. Наша жизнь зависит от него почти во всем: производство продуктов питания, транспорт, отопление, освещение и телекоммуникации. Однако в XIX веке электричеством не пользовались так широко, как мы к этому сейчас привыкли. Дома в то время не были наполнены телевизорами и посудомоечными машинами, ожидающими завершения экспериментов Фарадея. Применение электричества последовало за его укрощением. Открытия Фарадея создали обстоятельства, в которых применение электричества стало оправданным и усовершенствованным. В то время многие люди просто не видели смысла в его открытии. Так часто бывает с творческими просветлениями. Они опережают свое время и смущают толпу. Множество ученых, изобретателей, художников и философов были осмеяны в свое время. Но меняются ценности, и оригинальные мысли творцов прошлого получают заслуженную оценку и уважение у последующих поколений. Вспомните о Галилее, чьи работы о геоцентризме (согласно которым Солнце находится в центре солнечной системе) были осуждены как еретические и не признавались научными. Художников-авангардистов все время пытали: «Разве это искусство?»12. Многие художники умерли в нищете, хотя сегодня их работы стоят целого состояния. Однако не забудем и о тех ученых, которых в свое время считали провидцами, — по той же причине они были дискредитированы дальнейшей историей. Вспомните предыдущую главу и мой рассказ о френологической теории Галля. Мало сейчас найдется ученых, серьезно воспринимающих идею об интерпретации черт личности по форме черепа. Однако в середине XIX века френология оказывала значительное влияние на формирование идей в области психиатрии. Наше восприятие прошлого редко остается неизменным. Мы живем во времени, которое можно назвать нескончаемо настоящим. Наши знания о других исторических периодах могут вовсе не соответствовать тому, как они воспринимались и осознавались в свое время. Наше восприятие прошлого неполное и избирательное. Все то, что мы включаем в прошлое и относим к нему, всегда открыто для перемен и пересмотра. Часто это происходит из-за изменений в современных ценностях. Людей, о которых давным-давно забыли или которых не замечали, могут неожиданно начать воспринимать как ключевых фигур культурного прогресса из-за сдвига в современной моде или политическом мировоззрении. Многие викторианцы, например, сделав Рафаэля центральной фигурой Возрождения, любили его за сентиментальность и самоуверенность. Сегодня больше ценят Микеланджело за его бесконечные сомнения в себе — и строят свое восприятие той эпохи на его личности. Таким образом, наше ощущение истории и самих себя включает постоянный выбор и пересмотр ценностей. История не может стать мертвым прошлым, потому что слишком живо наше настоящее.
<< | >>
Источник: Робинсон, К.. Образование против таланта. / Кен Робинсон ; пер. с англ. Наталии Макаровой. — М.: Манн, Иванов и Фербер, Эксмо. — 336 с.. 2013

Еще по теме Оценочное суждение:

  1. § 16. Суждение вкуса, в котором предмет признается прекрасным в зависимости от определенного понятия, не есть чистое суждение
  2. ГЛАВА VIII О РАЗНИЦЕ МЕЖДУ СУЖДЕНИЯМИ ОБЩЕСТВА И СУЖДЕНИЯМИ ОТДЕЛЬНЫХ СООБЩЕСТВ
  3. § 1. Суждение вкуса есть эстетическое суждение
  4. 12.1. ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОЦЕНОЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  5. Государственное регулирование оценочной деятельности
  6. Оценочные образы науки
  7. Оценочные (рейтинговые) шкалы
  8. Приобретение права на занятие оценочной деятельностью
  9. § 23. Переход от способности суждения о прекрасном к способности суждения о возвышенном
  10. Права, обязанности и ответственность оценщиков и субъектов оценочной деятельности