<<
>>

Почему на столе у Гальвани стояла электрическая машина

  Посмотрим, что мог знать Гальвани об электричестве и почему оно могло его интересовать. До начала XVIII века науки об электричестве фактически не существовало,. и по очень простой причине — нечего было изучать.
В самом деле, с античных времен люди знали о любопытных свойствах янтаря, встречались, конечно, и с такими явлениями, как молния, были знакомы даже с «животным электричеством», но никому и в голову не приходило, что между громом небесным, еле слышным потрескиванием янтаря и ударом средиземноморского ската есть что-то общее. Даже самого слова «электричество» не было. Его ввел в науку один из ученых Нового времени — придворный врач английской королевы Елизаветы — Джиль- берт, который показал, что не только янтарь, но и другие тела (алмаз, сера, смола и др.), если их потереть, притягивают легкие предметы. Эти тела он назвал электрическими. Металлы ему наэлектризовать не удалось, и он пришел к выводу, что в них электричество не возникает, (Этот вывод,, благодаря авторитету Джильберта, продержался свыше 200 лет — запомните его: он сослужил плохую службу Гальвани.)
Всерьез наука об электричестве начала развиваться именно в XVIII веке. Прежде всего люди научились получать электричество. В самом начале XVIII века английский физик-экспериментатор Ф. Гауксби создает одну из первых электрических машин со стеклянным шаром, который приводился в быстрое вращение с помощью большого колеса и шкива. Усовершенствованные электрические машины служили более надежным источником электричества, чем кусочек янтаря или серы. Они позволяли получать высокие напряжения и искровой разряд, что сделало возможным систематическое изучение электрических явлений.
Уже в первой половине XVIII века были сделаны первые важные открытия в области электричества. В 1729 г, английский физик С. Грей обнаружил, что вещества делятся на проводники и изоляторы. В 1733 г. французский академик Ш. Дюфе открыл существование двух типов зарядов (позже Б. Франклин ввел термины «положительный заряд» и «отрицательный заряд»).
В 1745—1746 гг. почти одновременно в двух местах был изобретен первый конденсатор, так называемая лейденская банка. Обычно это открытие описывают так: «В городе Лейдене два физика пытались наэлектризовать воду в стеклянном сосуде, который один из них держал в руках. Когда он коснулся проводника, опущенного в воду, он испытал сильный удар от электрического разряда. Другой физик поставил айалогичный опыт в Померании». Однако употребление слова «физик» в этом рассказе — пример явной модернизации. Один из изобретателей лейденской банки Мушенброк действительно был ученым,, но не физиком, а философом и математиком. Вторым был «...некто Кунеус,- богатый гражданин города Лейдена». Опыт в Померании ставил соборный декан» [*]).
Дальше мы неоднократно увидим, как одни и те же открытия почти одновременно делались разными людьми в разных местах. И это вовсе не случайно. Накопленные наукой знания при их обдумывании приводят разных людей к выдвижению сходных гипотез, постановке сходных опытов или доказательству сходных теорем.
Лейденская банка, которую стали изнутри и снаружи оклеивать станиолем, позволяла накапливать большой эаряд, Искру от батареи лейденских банок можно было видеть на расстоянии в 200 шагов.
Разряд лейденской банки был вполне чувствителен для человека.
Все эти открытия на фоне общего интереса к научным экспериментам не могли не обратить на себя внимание не только в научных кругах. Появилась мода на занятия электричеством среди различных слоев общества. Опыт с лейденской банкой был, например, повторен в присутствии французского короля в Версале аббатом Нолле [†]). 180 гвардейцев образовали цепь, взявшись за руки, причем первый держал в руке банку, а последний замыкал цепь, извлекая искру. Удар чувствовался всеми в один и тот же момент. «Было курьезно видеть разнообразие жестов и слышать мгновенный вскрик, исторгаемый неожиданностью у большей части получающих удар»,— пишет очевидец.
Еще больше усилился интерес к электрическим явлениям, когда Б. Франклин открыл атмосферное электричество. До его опытов считали, что гром возникает оттого, что верхняя часть облака ударяется о его нижнюю часть. В 1752 г. Франклин с сыном запустили воздушного змея во время грозы и, когда веревка намокла, извлекли из ее нижнего конца искры, такие же, как из электрической машины, и даже зарядили лейденскую банку. Опыты эти были весьма небезопасны. Русский академик, друг Ломоносова, Г, В, Рихман при аналогичных опытах по изучению атмосферного электричества в 1753 г, был убит молнией •).
Первым практическим результатом исследований электричества было изобретение громоотвода (в 1753 г. тем же Франклином), Хотя громоотводы начали применяться, большинство людей не понимало принципа их действия. Например, во Франции кавалеры во время грозы вынимали шпаги из ножен и поднимали их вверх, считая,; что таким образом защищаются от молнии» В некоторых местах население возражало против установки громоотводов: первый судебный процесс одного из домовладельцев, желавшего установить на своем доме громоотвод, против чего возражали соседи, был выигран Робеспьером в пользу владельца.
Одновременно с исследованием электрических явлений росли надежды на их практическое использование,; иногда — особенно, естественно, вначале — самые фантастические. Например, когда обнаружилось, что при разряде лейденской банки через тело убитой лягушки мышцы последней вздрагивали, стали говорить о том, что с помощью электричества можно будет воскрешать мертвых. Как ва сто лет до того все явления природы пытались объяснить воздушным давлением, так теперь электричеством: например, землетрясение объясняли электрическим разрядом внутри земли и т, д. С помощью электризации «ускоряли» распускание цветов, прорастание семян; цыплята из наэлектризованных яиц якобы выводились быстрее, чем из обычных [‡] [§]).
Врачи электризовали и лекарства, и больных и писали о положительных результатах, Есть свидетельства, что воду в опытах, в результате которых открыли лейденскую банку, электризовали именно для того, чтобы проверить ее лечебное действие. Заметим, что С, Грей еще за
15 лет до того показал, что заряд распределяется по поверхности тела, а не проникает внутрь его, так что сама вода остается незаряженной. Тем не менее находилось немало людей, которые утверждали, что наэлектризованная вода хорошо лечит. Утверждалось, например, что парализованных больных надо для излечения заряжать положительно, а психически больных — отрицательно.
Появилось множество людей, которые утверждали, что они обладают особенно сильным электрическим действием и поэтому могут излечивать больных. Подвергать себя электризации стало до того модным, что тот, кто не мог проникнуть в лаборатории ученых, «электризовался» у ярмарочных шарлатанов.
Таким образом, то, что написано выше об интересе к науке, не следует воспринимать как безоблачно радужную картину полного триумфа разума и просвещения. Суеверия, мистика — тени научного знания, к сожалению, часто сопровождающие научные открытия, И эти тени тем гуще, чем ярче свет, т, е. чем необычнее, новее явление. Одним из показателей уровня культуры человека и образованности общества является умение отличать «свет от тени».
Теперь мы можем попытаться объяснить, почему на • столе у Гальвани оказалась электрическая машина. В то время это был распространенный прибор для различных научных исследований, а иногда просто для развлечений. Существовали специальные мастерские, где каждый мог заказать себе такую машину, и ее старался иметь любой уважающий себя ученый. Кроме того, как мы уже говорили, электризацию связывали с лечебным воздействием, и поэтому врач Гальвани мог использовзть машину и для медицинских опытов.
Однако каким бы правдоподобным ни казалось это последнее предположение, оно, вероятно, неверно, Гальвани был серьезным ученым и едва ли держал у себя электрическую машину только ради моды. Она стояла на лабораторном столе, где ставились опыты с лягушками, и нет никаких данных, что Гальвани занимался электризацией людей. Он, как уже говорилось, занимался физиологией нервов и мышц. И чтобы правильно ответить на наш вопрос, нам придется продолжить анализ. Посмотрим теперь, в каком состоянии были физиологические знания во времена Гальвани.
<< | >>
Источник: Беркинблит М. Б., Глаголева Е. Г.. Электричество в живых организмах. 1988

Еще по теме Почему на столе у Гальвани стояла электрическая машина:

  1. 18. Луиджи Гальвани, его теория. Спор с Вольтом
  2. ПОЧЕМУ Я - ЭТО НЕ Я, А ДРУГОЙ, И ПОЧЕМУ С НИМ НАДО СЧИТАТЬСЯ?
  3. 3.2.5. Электрический ток
  4. ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА СИГНАЛИЗАЦИИ
  5. ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ ПРИ ПОРАЖЕНИИ ЭЛЕКТРИЧЕСКИМ ТОКОМ
  6. ПРОИЗВОДСТВО И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ
  7. Когда и почему Вы почувствовали потребность перебраться в Ленинград? Почему Ленинград, а не, скажем, Москва?
  8. ОКРАСКА В ЭЛЕКТРИЧЕСКОМ ПОЛЕ ВЫСОКОГО НАПРЯЖЕНИЯ
  9. ОСВОБОЖДЕНИЕ ПОСТРАДАВШЕГО ОТ ДЕЙСТВИЯ ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ТОКА
  10. 11.2. Факторы, влияющие на тяжесть поражения электрическим током
  11. V.2. ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ РЕЖИМ ВОЗДУХА НАСЕЛЕННЫХ ПОМЕЩЕНИЙ
  12. КЛАССИФИКАЦИЯ ПОМЕЩЕНИЙ В ОТНОШЕНИИ ПОРАЖЕНИЯ ЛЮДЕЙ ЭЛЕКТРИЧЕСКИМ ТОКОМ
  13. Страницы жизни героя, 1942. Звериные клетки и электрический стул
  14. VLl. ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ РЕЖИМ ЗАВОДСКИХ И ФАБРИЧНЫХ ЦЕХОВ, ШАХТ И ДРУГИХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ПОМЕЩЕНИЙ
  15. Круговые машины
  16. ЧАСТЬ IV СОЗДАНИЕ МАШИНЫ
  17. Часть IV СОЗДАНИЕ МАШИНЫ
  18. Продольные машины
  19. 3.1. Пожарные машины