<<
>>

1. Суд и процесс в России в первой половине XVIII в.

Высшей судебной властью в России обладал царь, а с 1721 г. - император, компетенция которого в сфере судопроизводства была неограниченной. Он же представлял и высшую судебную инстанцию в стране. Царю были подсудны, прежде всего, высшие должностные лица государства.
Хотя царь иногда лично рассматривал и жалобы, поступавшие на его имя. Однако, “учитывая их безмерное количество, было запрещено, под страхом сурового наказания, подавать жалобы непосредственно на высочайшее имя, минуя низшие инстанции”1. Следующей судебной инстанцией после учреждения в 1711 г. стал Сенат, которому подчинялись коллегии, включая и Юстиц- коллегию, а также все судебные органы Российского государства. “Сенат есть место в империи, которому подчинены все присутственные места”, а его власть “ограничивается единою властию Императорского величества, иной же власти он над собою не имеет”1. К компетенции Сената относились дела о преступлениях против государства, совершенных высшими должностными лицами. Он решал также дела о должностных преступлениях сенаторов. Являясь высшей апелляционной инстанцией, Сенат рассматривал жалобы на решения Юстиц-коллегии, Поместного приказа и других судов низших инстанций. Важно отметить, что решения Сената были окончательными и обжалованию не подлежали. Только монарх имел право их отменить. Сенат рассматривал также дела в качестве первой инстанции. Однако отсутствие четко определенной компетенции отдельных судебных органов и порядка обжалования принятых решений и приговоров способствовали накоплению в Сенате большого количества дел и замедлению делопроизводства. После смерти Петра I представители знатных фамилий Голицыных, Долгоруких и Трубецких попытались значительно расширить полномочия Сената с тем, чтобы ограничить власть императрицы Екатерины I. Однако ее фавориту Меньшикову удало* -добиться создания в феврале 1726 г. Верховного тайного совета, который получил законодательные полномочия. Сенат стал именоваться Высоким и превратился фактически в исполнительный орган власти. 12 февраля 1726 г. Верховный тайный совет направил Сенату указ, в котором ему предписывалось писать донесения в Верховный тайный совет. Но в связи с тем, что названный указ не был подписан Екатериной I, члены Сената высказали возражение против такого унижения. Однако уже на следующий день императрица подтвердила данный указ Верховного тайного совета. К тому же, 7 марта 1726 г. она подписала указ “О должности Сената”, в котором отчетливо просматривалась тенденция к превращению Сената во второстепенный государственный орган. Во второй статье данного указа это подтверждалось: “Надлежит Сенату для исправления дел съезжаться и сидеть по вся дни, кроме воскресных и праздничных дней, и отправлять оныя со всяким прилежанием и ревностию по указам, Уложению и государственным правам; разве такое дело случится, на которое нет ясных указов или какое новое и весьма важное, которое собственному нашему решению подлежит, о таком доносить нам в Верховном тайном совете, представя свое мнение и требовать резолюции”1. Как видно из данной статьи, Сенат становится будничным, ежедневно заседающим органом в отличие от Верховного тайного совета, который заседал только по средам и пятницам. Кроме того, ограничивались полномочия Сената относительно важных дел, которые прежде он передавал непосредственно на утверждение императору, а теперь вынужден направлять в Верховный тайный совет.
В шестой статье указа также значительно ограничивались права Сената в кадровых вопросах, так как утверждение важнейших должностных лиц на местах было отнесено к ведению Верховного тайного совета. “Сенату же выбирать и объявлять в провинции воевод, асессоров, камериров, рентмейстеров и земских и судных комиссаров, в губерниях президентов, в надворные суды и земских секретарей; а губернаторов, вице-губернаторов и обер- коммендантов и коммендантов, которые из воинских чинов, и та ких выбирать, снесшись с воинскою коллегиею (сие разумеется о тех, которые обязаны гражданскими делами, а которые гражданскими делами не обязаны, тех воинской коллегии по прежнему выбирать) и нам в Верховном тайном совете для определения представлять”1. Данная статья являлась унизительной для Сената, т.к. она в решении некоторых кадровых вопросов ставит орган отраслевого управления - Военную коллегию - выше Сената. После упразднения 4 марта 1730 г. Верховного тайного совета законодательные функции Сената, который стал именоваться Правительствующим, были в полной мере восстановлены. Тем не менее, после создания 10 ноября 1731 г. Кабинета министров во главе с Остерманом Сенат потерял свою самостоятельность. С 9 июня 1735 г. он был полностью подчинен Кабинету министров, который получил законодательные полномочия. Теперь набор подписей трех министров заменял подпись императрицы Анны Иоанновны. 12 декабря 1741 г. Указом императрицы Елизаветы Петровны была восстановлена роль Сената как законосовещательного органа и он широко пользовался правом издавать законы от своего имени. Был также восстановлен институт прокуратуры. Генерал- прокурором был назначен князь Н.Ю. Трубецкой, а обер- прокурором И.О. Брыл кин. Был установлен новый порядок обжалования по инстанциям, в соответствии с которым жалобы на решения Сената могли передаваться непосредственно императрице. Это объяснялось, прежде всего, неспособностью судов различных инстанций решать дела на основе принципа правосудия и большой поток жалоб направлялся на имя монарха. Императрица Елизавета Петровна лично рассматривала значительное число дел о наследовании. В связи с тем, что в российском законодательстве того периода отсутствовала четкая регламентация различных вопросов наследственного права, она часто принимала решение, основываясь не только на законе, но и на необходимости соблюдения интересов государства. Вследствие того, что жалобы в массовом порядке направлялись прямо императрице или в Сенат, минуя низшие судебные инстанции, 5 декабря 1744 г. был издан Указ, в котором были уточнены функции Сената. В соответствии с этим Указом Сенат не имел право принимать к своему рассмотрению дела, которые не прошли соответствующие процедуры в судах низших инстанций. Это решение способствовало некоторому ускорению процесса рассмотрения дел в Сенате. Однако этому препятствовал существовавший в то время принцип единогласия при принятии решений по конкретным делам. После учреждения Конференции при высочайшем дворе (5 октября 1756 г.) Сенат снова был лишен права издавать законы. Судебные функции Сената выдвигались, таким образом, на первый план. Большие требования предъявлялись к сенаторам, на которых возлагались обязанности обеспечивать соблюдение законов в процессе судопроизводства, а если возникало их нарушение, то необходимо “заблуждения в местах исправлять, подозрительных судей сменять и следовать, и паче всего изыскивать причины к достижению правды, а не к продолжению времени”1. 28 января 1762 г. Указом Петра 111 была упразднена Конференция при высочайшем дворе и все ее функции были переданы в Сенат и Иностранную коллегию. Но уже на следующий день был образован Апелляционный департамент, в который подавались жалобы на все судебные учреждения Российской империи, кроме Сената. Следует отметить, что судебными функциями обладали также приказы и коллегии, подсудность которых распространялась на дела чиновников, находившихся в их подчинении. В результате административной реформы Петра I вместо изживших себя приказов в 1717-1720 гг. были учреждены коллегии. Порядок их деятельности был определен в “Генеральном регламенте”, утвержденном царем 28 февраля 1720 г. Каждая коллегия состояла из общего собрания ее членов (присутствия) и канцелярии. Коллегии, являвшиеся центральными государственными учреждениями России, подчинялись непосредственно монарху и находились под контролем Сената. К их компетенции относились отдельные отрасли управления. В то же время некоторые из них обладали и судебными функциями. Так, например, Коммерц-коллегия рассматривала дела, связанные с торговыми и вексельными спорами. Вотчинная коллегия решала дела, касавшиеся вопросов землевладения и землепользования. Мануфактур-коллегия рассматривала дела мастеров, рабочих и учеников. Камер-коллегия занималась решением дел, связанных с правонарушениями в финансовой сфере. Особое место среди центральных государственных учреждений страны занимала Юстиц-коллегия, осуществлявшая судебное управление и надзор. Она была также апелляционной инстанцией для нижестоящих судов, занималась обобщением их практической судебной деятельности и вопросами подбора кадров. В 1730 г. в структуре Юстиц-коллегии были созданы Сыскной и Судный приказы. Подсудность первого приказа, рассматривавшего крупные уголовные дела, распространялась только на Москву и соседние губернии. Судный приказ решал дела, связанные с судебной волокитой губернаторов и воевод, а также апелляции на их решения. В 1713 г. в губерниях были учреждены ландрихтеры, которые назначались Сенатом по представлению губернатора по одному или два на губернию. Как правило, к их компетенции относились судебные дела, связанные с земельными спорами, розыском, а иногда и финансовыми вопросами. В 1719 г. в России была предпринята судебная реформа, одной из главных целей которой являлось отделение суда от администрации. Территория страны была разделена на судебные округа, в которых создавались надворные суды, состоявшие из президента, вице-президента и 2-6 членов суда (асессоров). Надворные суды рассматривали уголовные и гражданские дела населения городов, в которых они учреждались. Прежде всего, это были Санкт-Петербург, Москва, Казань, Курск, Нижний Новгород, Смоленск, Тобольск и Ярославль. В частности, Московский надворный суд рассматривал следующие дела: 1) дело капитана Федора Карандьева с бурмистром г. Зарайска Василием Лапиным с товарищами, оставившими ложный счет, на который записывали поместных крестьян Карандьева как проживавших в посаде (от 28 ноября 1710 г.); 2) дело о взыскании полковником Андреем Вельяминовым с князя Александра Черкасского за беглого крестьянина, проживавшего у него в течение 4 лет (от 22 июля 1723 г.); 3)дело майора Степана Палицына о взыскании им с капитана Дмитрия Лапина 12 руб. за причиненные убытки (от 21 августа 1723 г.); 4) дело о беглых крестьянах помещицы Урусовой (июнь 1723 г. - ноябрь 1724 г.)72 и т.д. Надворным судам подчинялись нижние суды, по отношении к которым надворные суды выступали в качестве апелляционной инстанции. Подсудность нижних судов распространялась на представителей дворянского сословия. В 1720 г. при надворных судах были учреждены прокуроры, обеспечивавшие надзор за соблюдением законов при осуществлении правосудия. Малозначительные дела крестьян рассматривали помещики. Дела городского населения решались в магистратах. Судебные дела представителей духовенства рассматривались в консисториях при епархиальных архиереях, в управлении духовных дел, а также в Святейшем Синоде, учрежденном в 1721 г. Возглавлял его обер-прокурор, назначавшийся императором. Политические дела рассматривались в Преображенском приказе (с 1695 г.) или в Тайной канцелярии (с 1718 г.). В 1731 г. в соответствии с указом императрицы Анны Иоанновны была учреждена Канцелярия тайных розыскных дел, которая явилась преемницей названных выше органов и занималась вопросами политического сыска и суда. Хотя по своему статусу в системе государственной власти и управления Канцелярия тайных розыскных дел приравнивалась к коллегиям, она находилась в непосредственном подчинении императрицы. В 30-50-е годы XVIII в. она занималась рассмотрением крупнейших политических дел: дела “верховников” (князей братьев Долгоруких и Д.М. Голицына), дело А.П. Волынского и др. За период с 1731 по 1762 г., когда она была упразднена императором Петром III, через Канцелярию тайных розыскных дел прошло свыше 10 тыс. чел.73 В ней рассматривались, в частности, дела об оскорблении представителей царской фамилии, высших должностных лиц, а также дела, связанные с выступлениями против существовавшего тогда государственного строя. Кроме того, Канцелярия тайных розыскных дел занималась также решением дел о должностных преступлениях, спорах и ссорах придворных лиц, дел о взяточничестве и др. В 1722 г. были упразднены нижние суды. В провинциях учреждались новые провинциальные суды, состоявшие из провинциального воеводы и асессоров. В отдаленных от провинциального центра городах воевода назначал судебного комиссара, имевшего право рассматривать незначительные уголовные и гражданские дела. Надворные суды, выступавшие в качестве апелляционной инстанции для провинциальных судов, имели право рассматривать дела, связанные с тяжкими преступлениями, за совершение которых полагалась смертная казнь. Однако попытка сделать надворные суды полностью независимыми от областной администрации явилась неудачной. В 1722 г. было принято решение о назначении президентами надворных судов губернаторов и вице-губернаторов, т.е. представителей областной администрации. В соответствии с Указом от 24 февраля 1727 г. надворные суды были ликвидированы, а их судебные функции перешли к губернаторам и воеводам. В первой четверти XVIII в. сформировалась также система военных судов. Генеральный кригсрехт (Высший военный суд) являлся высшей инстанцией и рассматривал важнейшие дела, связанные с государственными и воинскими преступлениями. Нижней инстанцией был полковой кригсрехт, рассматривавший все остальные дела. Военные суды по своему составу были коллегиальными. При каждом из них учреждался аудитор, который осуществлял надзор за соблюдением законности в отправлении правосудия. Приговоры Генерального кригсрехта выносились на утверждение в военную коллегию. Таким образом, в первой четверти XVIII в. судебную систему России характеризовали следующие черты: 1) коллегиальное устройство судов; 2) введение контроля над деягельностью судебных органов со стороны прокуроров, фискалов и аудиторов; 3) совмещение гражданской и военной юстиции. Судебный процесс был регламентирован в “Кратком изображении процессов или судебных тяжеб” 1715 г., представлявшим собой военный судебно-процессуальный кодекс. В соответствии с ним процесс делился на три части: 1) формальное оповещение о начале процесса и получение показаний от ответчика; 2) само судебное разбирательство; 3) вынесение приговора и его исполнение. Оповещение о явке всех заинтересованных в деле лиц в суд производилось в письменной форме. Претензии истца и объяснения ответчика также были письменными и непременно заносились в протокол. Первая стадия процесса завершалась показаниями ответчика, в которых он мог отвергнуть предъявленные ему обвинения или признать, дополнив их новыми обстоятельствами дела. Анализ доказательств осуществлялся во время второй стадии процесса. Все доказательства подразделялись на четыре вида: собственное признание, свидетельские показания, письменные доказательства и присяга. Собственное признание являлось важнейшим видом доказательства, для получения которого часто применялась пытка. Необходимо отметить, что применение пыток было достаточно четко регламентировано в нормативно-правовых актах рассматриваемого периода. Прежде всего определялась ее степень и продолжительность, которые непосредственно зависели от должностного статуса подозреваемого и принадлежностью к определенному сословию. Так, для дворян пытка была менее жестокой, чем для крестьян. Существовали возрастные ограничения: запрещалось пытать лиц, достигших 70-летнего возраста, а также подростков младше 15 лет. Учитывалось также и состояние здоровья. Так, запрещалось применять пытки к беременным женщинам. Кроме того, пытки разрешалось применять лишь определенное число раз с соответствующими перерывами для предоставления возможности обвиняемым восстановить свое здоровье. Следует особо подчеркнуть, что пытки могли применять и по отношению к свидетелям. В рассматриваемый период господствующей стала “формальная теория доказательств”, в соответствии с которой показания Мужчины считались более важными, чем показания женщины. Показания представителя высшего сословия считались более значимыми, чем показания лица, принадлежавшего к низшему сословию. Кроме того, показания служителя церкви оценивались значительно выше показаний светского человека. За дачу ложных показаний могла применяться такая мера, как отсечение пальцев руки. К тому же во время допроса свидете лей могли подвергнуть пыткам в том случае, если, по мнению су- дьи, этого требовали обстоятельства дела. Из письменных доказательств набольшего доверия заслуживали записи в городовых и судейских книгах. Что касается записей в торговых книгах, то они оценивались значительно ниже. Ценность такого документа еще более снижалась, если он не содержал личной подписи должника. Кроме того, учитывались также долговые обязательства и деловые письма. В целом многие письменные доказательства необходимо было подкрепить присягой. Приговор судебного органа составляли в письменной форме и подписывали члены суда, президент и аудитор. В присутствии сторон секретарь должен был публично зачитать приговор, в котором излагалось существо дела и основания для его решения. После принятия решения начиналась заключительная третья стадия процесса - вынесение приговора и его исполнение. Приговор низшей судебной инстанции можно было обжаловать только в высшей. Процедура пересмотра дела носила апелляционный характер. Поэтому высшая инстанция должна была заново рассматривать поступившее в порядке апелляции дело. В 1723 г. был принят Указ “О форме суда”, в котором наметился поворот к состязательной форме судебного процесса. В нем предлагалось заменить письменное судопроизводство устным. Кроме того, устанавливались сокращенные сроки явки сторон в суд, а также расширялось судебное представительство, которое могло применяться при рассмотрении любых дел на основании доверенности или поручительства. Характеризуя содержание данного указа, М.Ф. Владимирский-Буданов отмечал: «Это есть восстановление старого состязательного процесса с некоторыми (впрочем, существенными) изменениями: все изменения клонятся к сообше- нию судье более активной роли при борьбе сторон, так как «на судах много дают лишнего говорить»; тогда введена форма прошений по пунктам, стеснение сторон в сроках явки к суду»74. Хотя по Указу «О форме суда» предполагалось рассматривать наряду с гражданскими и некоторые уголовные дела (кроме дел об убийстве, разбое, краже с поличным, расколе и богохульстве), в реальной судебной практике данный указ применялся в основном в гражданском процессе. Однако уже в 1725 г. после смерти Петра I снова был расширен круг дел, рассматривавшихся на основе «Краткого изображения процессов или судебных тяжеб». Как считал М.Ф. Владимирский-Буданов, «общее значение суда по форме исчезло: к этому привели практика и последующие узаконения: с одной стороны, воинские «процессы» реципированы для невоенных судов, с другой - найдено было невозможным руководствоваться в уголовных судах «судом по форме»75. Таким образом, для развития судебного процесса первой четверти XVIII в. было характерно усиление розыскных инквизиционных начал. Состязательная форма ограничивалась и уступала место розыскной форме процесса. Это было обусловлено, прежде всего, усилением дальнейшей централизации органов государственной власти и управления в период становления абсолютизма в России. В период дворцовых переворотов (1725-1762 гг.) основные принципы судоустройства и судопроизводства не претерпели существенных изменений.
<< | >>
Источник: Бабенко В.Н.. Судебная система России: История и современ ность. 2007 {original}

Еще по теме 1. Суд и процесс в России в первой половине XVIII в.:

  1. Развитие права в России в конце XVII — первой половине XVIII в.
  2. РАЗДЕЛ IV Философия второй ПОЛОВИНЫ XVIII— первой ПОЛОВИНЫ XIX ВВ.
  3. § 1. Ревизионно-решающий порядок утверждения и пересмотра судебных решений в уголовном процессе России конца XV - первой половины XVI в. и его воссоздание в 1719-1722 гг.
  4. Сикхизм в XVIII — первой половине XX вв.
  5. РАЗДЕЛ II Великие философы XVII — первой ПОЛОВИНЫ XVIII вв.
  6. ТЕАТР И КУЛЬТУРА XVII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА
  7. Л. А. СОФРОНОВА. Поэтика славянского театра XVII - первой половины XVIII в.: Польша, Украина, Россия, 1981
  8. Глава 6. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ИДЕИ В НЕМЕЦКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ КОНЦА XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.
  9. 3. Судоустройство и судопроизводство в России в первой половине XIX в.
  10. Развитие права в России в первой половине XIX в.
  11. Кроче - антифашист. Характерные черты философского процесса в Италии в первой половине двадцатого века
  12. Предпосылки отмены крепостного права (социально-экономическое и политическое положение России в первой половине XIX в.)
  13. § 7. Вышний суд — несостоявшийся суд высшего звена в реформированной судебной системе России (1723-1726 гг.)