§ 2. Хозяйственные товарищества и общества 1. Общие положения Статья 66. Основные положения о хозяйственных товариществах и обществах

Комментарий к статье 66 1. Выделение в ГК общих положений для хозяйственных товариществ и обществ обусловлено как историческими, так и юридико-техническими соображениями. Во- первых, коммерческие организации, а среди них главным образом хозяйственные товарищества и общества, составляют основу исторического развития всех юридических лиц, на примере данных организаций можно проследить эволюцию правовых конструкций, используемых корпоративным правом как в отечественной правовой системе, так и в зарубежных правопорядках. Во-вторых, хозяйственные товарищества и общества, несмотря на ряд принципиальных различий в области правового регулирования их статуса и деятельности, имеют много общего. Хозяйственные товарищества и общества - наиболее распространенные формы ведения предпринимательской деятельности с использованием конструкции юридического лица, в связи с чем они наряду с прочими коммерческими организациями нередко именуются юридическими лицами торгового права (в противоположность организациям гражданского права, включающим в себя преимущественно некоммерческие организации). Концептуальным моментом отечественной системы законодательства о юридических лицах является требование наличия у коммерческой организации основного капитала (уставного (складочного) капитала, фонда и проч.), который, по замыслу законодателя, является минимальной имущественной основой деятельности юридического лица торгового права, гарантирующей интересы его кредиторов. Поддержание размера основного капитала осуществляется за счет ряда юридических гарантий, закрепляемых как ГК, так и специальными законами, посвященными отдельным организационно-правовым формам коммерческих организаций (порядок и сроки оплаты основного капитала при учреждении юридического лица, требование, в силу которого основной капитал не может быть менее стоимости чистых активов организации, необходимость уменьшения основного капитала, если стоимость чистых активов стала меньше величины основного капитала). Коммерческие организации в зависимости от того, требует ли закон поддержания основного капитала в определенном, фиксированном размере, подразделяются на организации с постоянным и переменным капиталом: хозяйственные товарищества относят к организациям с переменным капиталом, а хозяйственные общества - к юридическим лицам с постоянным капиталом. Так, для хозяйственных товариществ ГК не только не предусматривает каких-либо требований к минимальному размеру складочного капитала, но также не определяет каких-либо специальных правил, регламентирующих порядок и сроки его оплаты, процедуру его увеличения или уменьшения. Напротив, для хозяйственных обществ устанавливаются императивные нормы, направленные на закрепление и поддержание постоянного размера уставного капитала: минимальный размер, порядок формирования уставного капитала при учреждении хозяйственного общества и поддержание его размера в ходе осуществления деятельности общества. Следовательно, в правоприменительной деятельности при рассмотрении соответствующих споров следует оценивать те или иные нарушения действующего законодательства с позиций того, насколько они сообразуются с требованием поддержания основного капитала: так, при рассмотрении споров, связанных с формированием, увеличением или уменьшением уставного капитала хозяйственного общества, необходимо помнить о постоянном характере основного капитала такого общества и его соответствии стоимости чистых активов; в случае же с хозяйственными товариществами, напротив, отсутствует необходимость в поддержании фиксированного размера основного капитала. Вне зависимости от постоянного или переменного характера основного капитала коммерческой организации ГК исходит из идеи, согласно которой основной капитал должен быть разделен на доли, что вполне понятно: коммерческая организация имеет своей основной целью извлечение прибыли, а потому деление основного капитала на доли позволяет установить, в каком соотношении учредители участвовали в формировании основного капитала либо какую долю влияния имеет определенный участник на подобную организацию и, соответственно, на какую долю прибыли он вправе претендовать.
По общему правилу законодательство о юридических лицах исходит из того, что деление основного капитала на доли не имеет какой-либо предельной минимальной или фиксированной доли; единственное исключение здесь - акционерное общество: только для этой организационно-правовой формы законодатель предусматривает строгую фиксацию номинальной стоимости акций, за счет чего достигается деление всего уставного капитала на конечное число постоянных и равных по стоимости долей. Для всех прочих организационно-правовых форм хозяйственных товариществ и обществ не требуется фиксации минимальной доли, на равное количество которых подразделялся бы основной капитал, - доля того или иного участника определяется как часть от общего размера основного капитала, соответствующая внесенному в его оплату вкладу либо приобретенным впоследствии правам участия в основном капитале. Иными словами, ни складочный капитал хозяйственных товариществ, ни уставный капитал обществ с ограниченной или дополнительной ответственностью не должен подразделяться на конечное число равных долей (например, 10 долей по столько- то рублей, 10% или 1/10), имеющих одинаковую и неделимую стоимость или размер (в процентах или в виде дроби); напротив, капиталы подобных товариществ и обществ могут делиться на доли, размер которых может изменяться без каких-либо законодательных ограничений. Таким образом, основной капитал хозяйственных товариществ и обществ призван реализовывать двуединую функцию: (1) обеспечивать минимальную имущественную основу деятельности коммерческой организации и тем самым гарантировать интересы ее кредиторов; (2) выступать в качестве правовой конструкции, обеспечивающей распределение и фиксацию корпоративного контроля участников подобных хозяйственных товариществ и обществ над юридическим лицом. Исходя из указанного понимания назначения основного капитала коммерческой организации становится понятным, что основной капитал (уставный (складочный) капитал) не покрывает всего ее имущества, а является лишь тем минимумом, который обеспечивает начало хозяйственной деятельности подобной организации и последующее поддержание известного минимума имущественной обеспеченности. Хозяйственные товарищества и общества относятся к организациям, в отношении которых их участники имеют обязательственные, а не вещные права (см. п. 2 комментария к ст. 48), а потому в обмен на вклады, внесенные в оплату основного капитала, участники приобретают лишь права требования к юридическому лицу, набор и содержание которых определяется законодательством, причем объем приобретаемых прав определяется на момент внесения имущества в оплату основного капитала (к примеру, последующая переоценка юридическим лицом имущества, переданного в оплату основного капитала, не влечет автоматического увеличения объема прав участия). Соответственно, участники, передавшие имущественные вклады в оплату основного капитала, по общему правилу не вправе требовать возврата в натуре переданного ими имущества <*>. Логика подобного законодательного решения лежит в экономико- правовой сфере: если допустить возможность сохранения за учредителями (последующими участниками) хозяйственных товариществ и обществ прав требования возврата в натуре имущества, переданного ими в качестве вкладов в основной капитал, то свобода и самостоятельность соответствующего юридического лица в ведении хозяйственной деятельности была бы существенно ограничена, над ним постоянно довлела бы необходимость получения согласия участников на отчуждение имущества, ранее переданного в оплату основного капитала. Соответственно, контрагенты подобного юридического лица опасались бы приобретать у него какое-либо имущество, так как юридическое лицо не имело бы правомочий на отчуждение подобного имущества. Иными словами, лишение учредителей хозяйственных товариществ и обществ вещных прав на переданное в качестве вкладов имущество и предоставление взамен них обязательственных прав позволяет юридическому лицу существовать как самостоятельная юридическая личность - здесь проявляется так называемое организационное единство юридического лица. Признак организационного единства, характерный для любого юридического лица, находит свое продолжение в комментируемой норме Кодекса, согласно которой имущество, произведенное и приобретенное хозяйственным товариществом или обществом в процессе его деятельности, принадлежит ему на праве собственности, - все, что приобретается от имени такой организации, принадлежит ей самой, а не ее участникам. <*> Исключение составляют лишь случаи, когда в учредительных документах хозяйственного товарищества или общества содержатся положения, свидетельствующие о том, что в уставный (складочный) капитал учредителем (участником) передавались права лишь владения и (или) пользования соответствующим имуществом. Во всех иных случаях условия учредительного договора хозяйственного товарищества или устава хозяйственного общества, предусматривающие право учредителя (участника) изъять внесенное им в качестве вклада имущество в натуре при выходе из состава хозяйственного товарищества или общества, должны признаваться недействительными, если такая возможность не предусмотрена законом (п. 17 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8. См. также: п. 18 Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 апреля 1997 г. N 13 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 7)). Вклады в складочный капитал товариществ на вере, вносимые вкладчиками, также не являются исключением, поскольку имущество, внесенное вкладчиком в складочный капитал товарищества на вере, переходит в собственность товарищества (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 5 июня 2001 г. N 10667/00 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 11. С. 38 - 40). Разграничение имущественных вкладов, внесенных в оплату основного капитала и собственно основного капитала, с одной стороны, а также основного капитала и имущества хозяйственного товарищества или общества - с другой, приводит к важному практическому выводу: от коммерческой организации не требуется сохранять в натуре имущество, переданное в оплату основного капитала, оно может быть отчуждено другим лицам по различным основаниям, при этом размер основного капитала не изменяется каким-либо образом. Однако это также не означает, что коммерческая организация вправе распоряжаться принадлежащим ей имуществом без каких-либо ограничений, поскольку действующее гражданское законодательство предусматривает набор различных правовых мер, направленных на поддержание минимальной имущественной обеспеченности: требование соответствия стоимости чистых активов уставному (складочному) капиталу для хозяйственных обществ (товариществ), неограниченная имущественная ответственность товарищей по обязательствам хозяйственных товариществ, участниками которых они являются, нормы, направленные на предупреждение несостоятельности (банкротства), и проч. Комплекс указанных мер, по мысли законодателя, хотя и не обязывает юридическое лицо сохранять в натуре имущество, переданное учредителями, однако тем самым приводит к тому, что организации по общему правилу должно принадлежать имущество, как минимум, соответствующее размеру ее основного капитала. 2. В п. 2 называются организационно-правовые формы хозяйственных товариществ, создание которых допускается отечественным правопорядком. Некоторые зарубежные системы корпоративного права не признают статуса юридического лица за хозяйственными товариществами, относя подобные образования лишь к многосторонним договорам, к участникам которых предъявляются специальные требования (участники должны обладать статусом коммерсанта или являться юридическими лицами торгового права). Однако ГК относит хозяйственные товарищества к юридическим лицам, выделяя специальные организационно-правовые формы подобных товариществ. При этом ГК называет известные еще со времен средневековых итальянских республик формы товариществ, являющихся наиболее концентрированным выражением конструкции союза лиц (персонального товарищества): полное товарищество и товарищество на вере, или коммандитное товарищество (коммандита, комменда). Учитывая, что для ГК принципиальным является положение, согласно которому перечень допустимых организационно-правовых форм коммерческих организаций устанавливается Кодексом (см. п. 2 комментария к ст. 50), буквальное содержание п. 2 комментируемой статьи исключает возможность выделения в российском праве в качестве самостоятельной организационно-правовой формы так называемой акционерной коммандиты, получившей распространение в гражданском праве Франции, или коммандитного общества с ограниченной ответственностью, широко известного немецкому праву. В отечественных условиях допускается существование некого аналога акционерной коммандиты (однако без права выпуска ею акций - п. 7 ст. 66) или коммандитного общества с ограниченной ответственностью, когда единственным полным товарищем коммандитного товарищества остается соответственно акционерное общество или общество с ограниченной ответственностью, однако подобный паллиатив не рассматривается ГК в качестве самостоятельной организационно-правовой формы, а кроме того, подобная коммандита не может быть создана изначально с одним участником (полным товарищем), а лишь образована при выходе полных товарищей, в результате которого остается лишь один участник (п. 1 ст. 86). 3. В п. 3 комментируемой статьи закрепляются организационно-правовые формы хозяйственных обществ: акционерное общество (АО), общество с ограниченной ответственностью (ООО) и общество с дополнительной ответственностью (ОДО). Кодекс объединил одним понятием хозяйственного общества близкие по своему существу организационно-правовые формы коммерческих организаций. В качестве определяющего сущностного момента, позволяющего сгруппировать указанные организационно-правовые формы, выступает то, что подобные юридические лица не являются персональными союзами лиц, а представляют собой корпорации, соединение капиталов (АО) или форму, в отечественных условиях получившую характер переходной от союза лиц к союзам капиталов (ООО и ОДО). Организации, относящиеся к союзам капиталов, являются наиболее развитыми и завершенными с эволюционной точки зрения формами юридического лица, они венчают собой развитие рассматриваемой сферы права и законодательства. 4. Требованиям, которые предъявляются к участникам хозяйственных товариществ и обществ, посвящен п. 4 комментируемой статьи. В зависимости от того, связывает ли гражданское законодательство вопрос существования личности юридического лица с составом его участников, коммерческие организации подразделяются на организации с постоянным и переменным составом участников. В организациях с переменным составом смена участников, в том числе прекращение участия одного лица или появление нового участника, не отражается каким- либо существенным образом на личности самого юридического лица; в организациях же с постоянным составом участников, напротив, изменение в составе лиц, участвующих в такой организации, может повлечь ее прекращение. Как правило, организациями с постоянным составом участников являются лишь союзы лиц, в то время как объединения капиталов и прочие квазикорпоративные образования - организациями с переменным составом участников. Однако в российском гражданском праве не только все хозяйственные общества, но также и хозяйственные товарищества относятся к организациям с переменным составом участников, поскольку изменения в составе участников не отражаются на существовании юридического лица. Признаками организаций с постоянным составом участников могут обладать в отечественном праве лишь полные и коммандитные товарищества в ситуации, когда их учредительными договорами не предусмотрена возможность продолжить свою деятельность в случае выхода или смерти кого-либо из участников товарищества, признания одного из них безвестно отсутствующим, недееспособным или ограниченно дееспособным либо несостоятельным (банкротом), открытия в отношении одного из участников реорганизационных процедур по решению суда, ликвидации участвующего в товариществе юридического лица либо обращения кредитором одного из участников взыскания на часть имущества, соответствующую его доле в складочном капитале (п. 1 ст. 76, п. 5 ст. 82, ст. 81, п. 2 ст. 86 ГК). Во всех остальных случаях хозяйственные товарищества и общества представляют собой организации с переменным составом участников, а потому допускается в принципе неограниченная возможность (если на то, конечно, согласны существующие участники) изменения состава их участников. Кодекс закрепляет принципиально различные подходы в отношении того, кто может являться участником хозяйственных товариществ и обществ: участником хозяйственных обществ и вкладчиком коммандитного товарищества может быть, в принципе, любое лицо, в то же время в хозяйственном товариществе вправе участвовать лишь юридические лица торгового права (коммерческие организации) или индивидуальные предприниматели. Ограничение круга лиц, которые могут быть участниками хозяйственных товариществ, по мысли законодателя, призвано, вероятно, обеспечить надлежащий уровень осмотрительности при ведении дел хозяйственного товарищества (участники полного товарищества и полные товарищи коммандитного товарищества согласно п. 1 ст. 72 и п. 1 ст. 84 ГК вправе самостоятельно вести дела товарищества), а также более высокий уровень обеспеченности интересов кредиторов хозяйственного товарищества в случае, когда возникает вопрос ответственности товарищей по обязательствам товарищества. То же самое, по существу, ограничение повторяется на уровне специального закона: участие некоммерческих организаций в хозяйственных товариществах ограничено п. 2 ст. 24 Закона о некоммерческих организациях, предусмотревшим право некоммерческих организаций выступать лишь в качестве вкладчиков товариществ на вере. Напротив, участниками хозяйственного общества могут быть любые физические и юридические лица, при этом отечественному законодательству о юридических лицах не свойственно ограничение на участие в хозяйственном обществе по принципу резидентства, т.е. участниками могут быть не только российские лица, но также юридические лица, образованные в соответствии с законодательством зарубежных государств, иностранные граждане (подданные) и лица без гражданства. Между тем учреждения ограничиваются даже в праве участвовать в хозяйственных обществах и являться вкладчиками в товариществах на вере: для этого учреждению необходимо получить разрешение собственника, если иное не установлено законом. Очевидно, что подобное ограничение проистекает из конструкции ограниченного вещного права, права оперативного управления, на котором за учреждением закрепляется имущество (см. комментарий к ст. ст. 296, 298), направленного на ограничение прав учреждения по распоряжению закрепленным за ним имуществом. Ограничения на участие в хозяйственных обществах, установленные для государственных и муниципальных органов, проистекают из регулирующей политики государства в области имущественного оборота: во-первых, участие того или иного лица в коммерческой организации предполагает передачу имущества от одного лица другому, а потому широкое участие государственных или муниципальных органов в хозяйственных товариществах и обществах могло бы приводить к неконтролируемому перетеканию государственного или муниципального имущества в частную собственность в обход законодательства о приватизации; во-вторых, неограниченное участие публично-правовых образований в коммерческих организациях неизбежно влекло бы возникновение конфликта интересов между государством (муниципальными образованиями), наделенным средствами влияния на хозяйственную деятельность, и теми коммерческими организациями, в которых участвует государство (муниципальные образования), с одной стороны, и прочими участниками хозяйственного оборота - с другой. Очевидно, что при допущении широкой свободы государства (муниципалитетов) участвовать в хозяйственных товариществах и обществах подобные организации находились бы в преимущественном положении по сравнению с прочими хозяйственными товариществами и обществами. Итак, ГК исключает, в принципе, возможность участия государственных органов или органов местного самоуправления в хозяйственных товариществах и закрепляет общий запрет на участие в хозяйственных обществах, а также на право быть вкладчиком в товариществах на вере, при этом исключение из общего запрета может устанавливаться федеральным законом. Примерами подобных исключений являются положения ст. 80 БК и гл. IV Закона о приватизации 2001 г. Нарушение указанных запретов влечет очень серьезные последствия: акт о государственной регистрации соответствующих юридических лиц может быть признан недействительным, за исключением случаев, когда право учреждать хозяйственные общества было предоставлено соответствующим государственным органам или органам местного самоуправления федеральным законом, а также иными правовыми актами, изданными до введения ГК в действие; сделки, связанные с приобретением после введения в действие Кодекса (1 января 1995 г.) государственными органами или органами местного самоуправления, не уполномоченными на то в соответствии с законом, акций акционерных обществ либо долей в уставном капитале иных хозяйственных обществ, являются ничтожными в силу ст. 168 ГК (п. 26 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8). При этом следует помнить, что государственные органы и органы местного самоуправления вправе выступать в качестве участников (учредителей, акционеров) лишь открытых акционерных обществ (п. 4 ст. 7, п. 1 ст. 10 Закона об АО). Разработчики ГК сохранили за законодателем возможность в будущем ограничить или исключить право отдельных категорий граждан участвовать в хозяйственных товариществах и обществах, за исключением ОАО. Данное положение объясняется патерналистским стремлением закрепить в отношении отдельных категорий граждан механизм, обеспечивающий более высокий уровень защиты их прав и законных интересов, поскольку именно организационно-правовая форма ОАО предполагает возможность реализации наиболее серьезной защиты прав инвестора, а потому в отдельных сферах хозяйствования граждане по тем или иным причинам могут ограничиваться в свободе участия в хозяйственных товариществах и обществах. Несмотря на то что в п. 4 ст. 66 говорится лишь об участниках хозяйственных товариществ и обществ, содержащиеся в нем правила равно применимы как к участникам, включая акционеров и вкладчиков, так и к учредителям подобных юридических лиц. В отличие от ГК специальные федеральные законы, посвященные отдельным организационно-правовым формам юридических лиц, проводят терминологическое различие между учредителями и участниками: учредителями признаются лица, принявшие решение о создании в форме учреждения организации и в то же время становящиеся после государственной регистрации юридического лица участниками (акционерами) юридического лица; к подобным лицам можно и далее применять наименование учредитель, даже если они впоследствии перестанут быть участниками соответствующего юридического лица. Иное дело права и обязанности таких лиц: права и обязанности лица как учредителя прекращаются с исполнением обязанностей, связанных с учреждением хозяйственного товарищества или общества. Права и обязанности лица как участника (акционера, вкладчика) возникают с момента государственной регистрации юридического лица и действуют, в принципе, бессрочно (за исключением случая, когда юридическое лицо создается на срок - в таком случае права участника действуют в течение срока существования юридического лица). 5. Норма п. 5 комментируемой статьи направлена на развитие позиции отечественного законодателя, касающейся самостоятельности личности юридических лиц: в российском законодательстве последовательно проводится теория фикции юридического лица, предполагающая максимально возможное уравнивание юридических лиц с лицами физическими в области правосубъектности. Соответственно, законодатель не только допускает существование в гражданском обороте искусственно созданных образований, которыми являются юридические лица, но также разрешает юридическим лицам выступать учредителями и участниками иных организаций, вводя некоторые ограничения в этой части. Так, ГК ограничивает право юридического лица участвовать в хозяйственном товариществе только одним товариществом (п. 2 ст. 69, п. 3 ст. 82 ГК), а также ограничивает возможность создания или существования хозяйственного общества с одним лицом: хозяйственное общество не может иметь в качестве единственного участника (акционера) другое хозяйственное общество, состоящее из одного лица (п. 2 ст. 88, п. 6 ст. 98 ГК). Введение первого из указанных ограничений направлено на поддержание платежеспособности и реальной обеспеченности интересов кредиторов хозяйственного товарищества. Ограничение на участие в хозяйственных обществах юридических лиц, состоящих из одного лица, преследует цель предотвращения злоупотреблений правом на создание корпоративных оболочек, которые бы позволяли недобросовестным участникам оборота уклоняться от ответственности по обязательствам, скрывать имущество от кредиторов и проч. Однако общий запрет на участие хозяйственных обществ, состоящих из одного лица, в качестве единственного участника других хозяйственных обществ крайне негативно отражается на хозяйственных обществах, образующих холдинг, если головное общество создается в процессе приватизации, в результате которого в собственности государства закрепляется 100% акций такого общества, - при наличии указанного запрета создание холдинга оказывается невозможным. Совершенно не разработанным в ГК остается также вопрос ограничения перекрестного участия одних общественных товариществ и обществ в других. Подобная проблема имеет значение главным образом для хозяйственных обществ, поскольку в существующей редакции Кодекса, как и в других федеральных законах, регламентирующих деятельность отдельных видов хозяйственных обществ, отсутствуют какие-либо нормы, устанавливающие запрет на прямое взаимное участие одного хозяйственного общества в уставном капитале другого общества, являющегося участником этого общества (за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ст. 88, п. 6 ст. 98 ГК), вследствие чего на практике возникает множество нарушений прав и законных интересов участников (акционеров) хозяйственных обществ, связанных с выводом активов и трансфертным ценообразованием. 6. Несмотря на то что в п. 6 рассматриваемой статьи идет речь о вкладе в имущество хозяйственного товарищества или общества, данная норма посвящена тому, какие виды имущества могут вноситься в качестве вклада в оплату основного капитала (уставного (складочного) капитала) хозяйственного товарищества и общества (единственным исключением в этом случае является институт взносов в имущество обществ с ограниченной ответственностью, предусматриваемый ст. 27 Закона об ООО, - норма п. 6 ст. 66 ГК распространима на такие вклады). При этом законодатель предусматривает довольно либеральные правила на сей счет, допуская внесение в качестве подобных вкладов денег, прочих вещей, включая ценные бумаги, а также имущественные права или иные права, которые могут быть оценены в деньгах. Между тем п. 6 комментируемой статьи оставляет открытым ответ на вопрос о допустимости оплаты основного капитала коммерческой организации услугами или еще не выполненными работами. Из лексического толкования ст. 128 ГК следует, что услуги и работы составляют самостоятельную группу объектов гражданских прав, которая не охватывается понятием имущества, а потому ни услуги, ни не выполненные еще работы (если работа выполнена, то появляется материализованный результат, вещь, которая может передаваться в качестве вклада) не могут быть формой оплаты основного капитала хозяйственного товарищества или общества. При этом законодатель, закрепляя ограниченный перечень видов имущества, разрешаемого передаче в качестве вклада, придерживался, вероятно, известного ряду европейских стран принципа: в оплату основного капитала должно поступать имущество, а услуги и прочие действия личного характера могут быть доставлены хозяйственному товариществу или обществу в будущем его участниками или исполнительными органами в порядке управления таким хозяйственным товариществом или обществом. Поскольку п. 6 ст. 66 исчерпывающим образом закрепляет перечень имущества, допускаемого внесению в качестве вклада в оплату основного капитала, то прочие объекты гражданских прав, поименованные в ст. 128 ГК, но не указанные в п. 6, не могут стать вкладом в основной капитал хозяйственного товарищества или общества. Так, высшие судебные инстанции разъяснили, что собственно объект интеллектуальной собственности (патент, объект авторского права, включая программу для ЭВМ, и т.п.) или "ноу-хау" подобным вкладом быть не может, однако в качестве вклада может быть признано право пользования таким объектом, передаваемое обществу или товариществу в соответствии с лицензионным договором, который должен быть зарегистрирован в порядке, предусмотренном законодательством (п. 17 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8). Таким образом, право пользования указанными объектами, как и любое иное имущественное право, имеющее денежную оценку, может быть передано в качестве вклада в уставный (складочный) капитал. При рассмотрении вопросов, связанных с формированием основных капиталов коммерческих организаций, следует учитывать положения п. 6 ст. 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" (СЗ РФ. 2001. N 44. Ст. 4148; 2003. N 28. Ст. 2875), согласно которому отныне не допускается внесение права постоянного (бессрочного) пользования земельными участками в уставные (складочные) капиталы коммерческих организаций, а ранее внесенные в качестве такого вклада указанные права могут быть переоформлены на иное право в порядке, установленном федеральным законом. На случай, когда учредителями (участниками, акционерами) вносятся в оплату основного капитала неденежные вклады, Кодекс предусматривает необходимость их денежной оценки, т. е. определения их стоимостного выражения в рублях. При этом подобная оценка проводится по соглашению между учредителями (участниками, акционерами), что вполне понятно: если указанные лица допускают внесение неденежных вкладов в оплату основного капитала, то именно им следует определить, по какой стоимости такие вклады будут приниматься, соответственно, какая часть основного капитала организации и контроля над ней будет приходиться на вклад. Между тем законодатель ограничивает возможность учредителей (участников, акционеров) свободно определять стоимость неденежных вкладов, а потому в целях защиты прав и законных интересов кредиторов хозяйственного товарищества и общества ГК предусматривает возможность закрепления в специальном законе случаев, когда денежная оценка неденежных вкладов, произведенная учредителями (участниками, акционерами), подлежит проверке независимым оценщиком. Случаи, о которых идет речь в п. 6 рассматриваемой статьи, закрепляются в п. 2 ст. 15 Закона об ООО и п. 3 ст. 34 Закона об АО. Так, стоимость неденежного вклада в 200 МРОТ является для общества с ограниченной или дополнительной ответственностью тем порогом, после которого законодатель ограничивает возможность учредителей самостоятельно проводить денежную оценку неденежных вкладов, поскольку п. 2 ст. 15 Закона об ООО предусматривает обязанность привлечения независимого оценщика в случае, когда номинальная стоимость (увеличение номинальной стоимости) доли участника хозяйственного общества в уставном капитале, оплачиваемой неденежным вкладом, составляет более 200 МРОТ, установленных федеральным законом на дату представления документов для государственной регистрации общества или соответствующих изменений в его устав. При этом номинальная стоимость (увеличение номинальной стоимости) доли участника, оплачиваемой неденежным вкладом, не может превышать сумму оценки вклада, определенную независимым оценщиком. Для акционерных обществ вообще отсутствуют какие-либо ограничения по размеру стоимости вклада (вкладов), вносимого в оплату размещаемых акций, поскольку в п. 3 ст. 34 Закона об АО указывается на обязательность привлечения независимого оценщика для определения рыночной стоимости имущества, вносимого в оплату акций, если они оплачиваются неденежными средствами, вне зависимости от стоимости неденежного вклада. При этом величина денежной оценки имущества, произведенной учредителями общества или в соответствующих случаях советом директоров акционерного общества, не может быть выше величины оценки, произведенной независимым оценщиком. 7. Включение в текст комментируемой статьи нормы п. 7, согласно которой хозяйственные товарищества и общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью не вправе выпускать акции, не имеет какого-либо принципиального значения, а продиктовано, скорее, историческими предпосылками, поскольку на момент разработки и принятия Кодекса система законодательства о юридических лицах не была сформирована, что на практике, в принципе, не исключало возможности выпуска акций юридическими лицами, не являющимися акционерными обществами. Подобное недоразумение было исправлено и предотвращено раз и навсегда указанной нормой. Кроме того, введение запрета на выпуск акций какими-либо коммерческими организациями, за исключением акционерных обществ, исключает появление в отечественном правопорядке формы акционерной коммандиты, получившей распространение в некоторых государствах континентальной Европы.
<< | >>
Источник: С.П.Гришаев, А.М.Эрделевский. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. Постатейный. Подготовлен для системы КонсультантПлюс.. 2006

Еще по теме § 2. Хозяйственные товарищества и общества 1. Общие положения Статья 66. Основные положения о хозяйственных товариществах и обществах:

  1. Статья 68. Преобразование хозяйственных товариществ и обществ
  2. Статья 67. Права и обязанности участников хозяйственного товарищества или общества
  3. Статья 1176. Наследование прав, связанных с участием в хозяйственных товариществах и обществах, производственных кооперативах
  4. 2. Полное товарищество Статья 69. Основные положения о полном товариществе
  5. 3. Товарищество на вере Статья 82. Основные положения о товариществе на вере
  6. 7. Дочерние и зависимые общества Статья 105. Дочернее хозяйственное общество
  7. Статья 87. Основные положения об обществе с ограниченной ответственностью
  8. 6. Акционерное общество Статья 96. Основные положения об акционерном обществе
  9. 5. Общество с дополнительной ответственностью Статья 95. Основные положения об обществах с дополнительной ответственностью
  10. 2.4. ПРАВОВОЙ СТАТУС ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ
  11. 9.6. РАССМОТРЕНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫМИ СУДАМИ УКРАИНЫ ДЕЛ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ СУБЪЕКТОВ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. Статья 73. Обязанности участника полного товарищества
  13. Статья 71. Управление в полном товариществе
  14. Статья 1041. Договор простого товарищества
  15. Статья 77. Выход участника из полного товарищества
  16. Статья 79. Передача доли участника в складочном капитале полного товарищества
  17. Статья 76. Изменение состава участников полного товарищества
  18. Статья 309. Общие положения