2. Объективные и субъективные причины постепенного исчезновения категории "вещное право" из законодательства и правовой доктрины

Есть основания полагать, что именно ко второй половине 20-х гг. прошлого века получают свое окончательное оформление объективные и субъективные предпосылки сначала изменения фокуса исследований вещного права, а затем и полного отказа от этой категории.

Необходимо согласиться с Ю.К.

Толстым и Е.А. Сухановым в том, что важнейшей объективной причиной постепенного отказа от категории вещных прав в советское время послужили факт национализации земли и, как следствие, отказ от деления всех видов вещей на движимые и недвижимые <1>.

<1> См.: Гражданское право: Учебник. 1-е изд. / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. Ч. 1. СПб., 1996. С. 284 - 285 (автор главы - Ю.К. Толстой); Гражданское право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 2. С. 141 - 142 (автор главы - Е. А. Суханов).

Многочисленные источники свидетельствуют о том, что первым вещным правом на чужую вещь (jura in re aliena) был предиальный сервитут, т.е. право на чужой земельный участок <1>. И в дальнейшем ограниченные вещные права в европейских континентальных правопорядках возникли и развились в связи с необходимостью обеспечить участие несобственников в использовании уже присвоенной собственником чужой недвижимости, главным образом земельных участков <2>. Иными словами, возможность существования ограниченных вещных прав без признания права частной собственности на землю представить достаточно сложно.

<1> См. об этом: Митюков К.А. Курс римского права. С. 119; Покровский И.А. История римского права. М.: Статут, 2004. С. 349 - 350; Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 1994. С. 204 - 206; и др.

<2> См.: Гражданское право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 2. С. 141 (автор главы - Е.А. Суханов).

К концу 20-х - началу 30-х гг. в СССР и РСФСР окончательно утвердилось регулируемое нормами публичного права "право землепользования". Закрепленное в Земельном кодексе РСФСР 1922 г. и Общих началах землепользования и землеустройства от 15 декабря 1928 г. <1> как некий правовой титул на землю, оно тем не менее не могло рассматриваться ни как вещное, ни как обязательственное, поскольку из него искусственным образом было изъято имущественное содержание <2>. Советское государство тщательно оберегало земельный участок от того, чтобы он был признан товаром и вещью в гражданско-правовом смысле этого слова.

<1> СЗ СССР. 1928. N 69. Ст. 642.

<2> "Земельные правоотношения в СССР, - пишет В.К. Григорьев, - отличаются от обычных гражданско-правовых отношений, поскольку они не являются имущественными эквивалентными отношениями, так как с национализацией земли последняя перестала иметь денежную оценку и изъята из гражданского оборота" (Григорьев В. К. Советское земельное право. М.: Госюриздат, 1957. С. 11).

Ввиду окончательной победы публично-правовых начал в регулировании земельных отношений все чаще стало вытесняться из правового оборота и право застройки. Изначально оно было задумано как ограниченное вещное право на городской земельный участок, находящийся в государственной собственности, которое давало застройщику "...солидные преимущества перед простым арендным договором" <1>.

Однако постепенно ему на смену стало приходить право бессрочного пользования городским селитебным участком для строительства. Дело в том, что в соответствии с Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 1 августа 1932 г. "О предоставлении учреждениям, предприятиям и организациям обобществленного сектора земельных участков для строительства на праве бессрочного пользования" <2> на это право, как и на право застройки, было распространено действие нормы о сохранении прав на земельный участок при переходе права собственности на находящиеся на участке строения. Но, в отличие от права застройки, за право бессрочного землепользования уже не нужно было платить.

<1> Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Т. 3. М., 1931. С. 50.

<2> СУ РСФСР. 1932. N 66. Ст. 295.

Соответственно и в науке гражданского права право застройки постепенно начинает рассматриваться не как вещное, а как договорное право. Упор почему-то делается не на правовую природу, а на договорную основу данного права <1>. В итоге Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 февраля 1949 г. <2> действие этого права на территории Российской Федерации было прекращено.

<1> См.: Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Т. 3. С. 51 - 55.

<2> Ведомости ВС РСФСР. 1949. N 8.

Говоря о субъективных предпосылках постепенного отказа от категории "вещное право" в советское время, вновь можно сослаться на Ю.К. Толстого. Он пишет: "На отрицательное отношение законодателя к категории вещных прав повлияла и ее оценка в юридической науке. В работах В.К. Райхера, О.С. Иоффе и других ученых довольно убедительно доказывалось, что четкие критерии для ее вычленения отсутствуют, а социально-экономические и правнополитические основания для ее закрепления в нашем законодательстве отпали" <1>.

<1> Гражданское право: Учебник. 1-е изд. / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. Ч. 1. СПб., 1996. С. 285 (автор главы - Ю.К. Толстой).

Отнюдь не разделяя один из выводов уважаемого автора о том, что кому-либо в юридическом мире, включая выдающихся цивилистов В.К. Райхера и О.С. Иоффе, удалось доказать отсутствие четких критериев для вычленения вещных прав, необходимо согласиться с Ю.К. Толстым в другом. Именно после выхода в свет в 1928 г. работы В.К. Райхера "Абсолютные и относительные права" <1>, сознательно это произошло или нет, изучению проблем вещного права как непосредственного господства лица над вещью советской правовой наукой стало уделяться гораздо меньше внимания, чем ранее.

<1> См.: Райхер В.К. Абсолютные и относительные права // Известия экономического факультета Ленинград. политического ин-та. 1928. Вып. 1. XXV. С. 273 - 306.

Парадокс заключается в том, что упомянутая работа В. К. Райхера, содержащая весьма серьезную критику вещных прав, является выдающимся произведением именно по теории вещного права и одной из самых значимых в рамках этой проблемы за весь советский период. Но дело, как представляется, не только в глубине воздействия работы В.К. Райхера на современников и последующие поколения.

К 1928 г. коренным образом изменились политическая и экономическая ситуации в стране. В СССР одержал окончательную победу плановый путь развития экономики, что составляет еще одну объективную причину исчезновения категории "вещное право". Это означало свертывание тех элементов рыночной экономики, которые были допущены в период нэпа. Теория вещного права с ее основной идеей о непосредственном господстве лица над вещью и абсолютной защитой такого права становилась не просто ненужной, но и вредной.

В итоге объективные и субъективные предпосылки совпали. О возврате к изучению вещного права в его классическом понимании в рамках тех экономических отношений, которые складывались в СССР, говорить было достаточно сложно. Право застройки, как уже отмечалось, сходило на нет. Право залога все чаще относили к обязательственному праву. Кроме того, из залоговых правоотношений исчезли те, что составляют существо ипотеки - залога недвижимости. В изучении права собственности на первый план выходили аспекты, которые диктовались реальной хозяйственной жизнью.

Весьма характерно, что в лучшей работе по истории советской науки гражданского права "Развитие цивилистической мысли в СССР" О.С. Иоффе также выделяет 1922 - 1928 гг. в качестве самостоятельного этапа развития цивилистики в СССР <1>. Для этого этапа, по мнению автора, характерен массовый характер частно-товарных отношений, под углом зрения которых рассматриваются и имущественные отношения с участием государственных хозяйственных организаций. Последние, в свою очередь, еще не опирались сколько-нибудь широко на акты планирования как на непосредственное юридическое основание <2>. С 1929 г. на первое место выдвигаются планово- хозяйственные отношения между социалистическими организациями при одновременном вытеснении частно-товарных отношений <3>.

<1> См.: Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч. I. Л.: Изд-во ЛГУ, 1975. С. 37.

<2> Там же.

<3> Там же. С. 38.

<< | >>
Источник: В.Н. ЛИТОВКИН, Е.А. СУХАНОВ, В.В. ЧУБАРОВ. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ / М.: Статут. - 731 стр.. 2008

Еще по теме 2. Объективные и субъективные причины постепенного исчезновения категории "вещное право" из законодательства и правовой доктрины:

  1. § 2. Почему категория "вещное право" постепенно из советского гражданского законодательства исчезла? Общий подход к изучению права собственности в советский период
  2. ПОСТЕПЕННОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ «ЧИСТЫХ» КОЧЕВНИКОВ ДО XVII В.
  3. § И Что такое вещное право?
  4. Субъективный и объективный разум
  5. ПРОБЛЕМА СУБЪЕКТИВНОГО И ОБЪЕКТИВНОГО В ЦЕННОСТИ
  6. 15.2. ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ФАКТОРЫ ТРУДОВОЙ АДАПТАЦИИ
  7. 1. ДИАЛЕКТИКА ОБЪЕКТИВНОГО И СУБЪЕКТИВНОГО В ИСТОРИИ
  8. ДИАЛЕКТИКА ОБЪЕКТИВНОГО И СУБЪЕКТИВНОГО В МЫШЛЕНИИ
  9. Субъективное и объективное знание в теориях познания
  10. 7.1. Объективные и субъективные предпосылки создания глобального общества
  11. Научное рассмотрение художественного произведения и его задачи Объективное и субъективное в литературоведении
  12. 3. МАТЕРИАЛИЗМ XVII в. О МАТЕРИИ КАК КАТЕГОРИИ ОБЪЕКТИВНОГО БЫТИЯ
  13. Объективность и право на вмешательство
  14. Глава 2. Законодательство и иные правовые акты о правоохранительных органах
  15. Доктрина информационной безопасности РФ о состоянии и совершенствовании правовых отношений в информационной сфере
  16. 4.1. Конституция РФ и Доктрина информационной безопасности РФ о правовом обеспечении информационной сферы
  17. ГЛАВА IV ОБ ИСТИННЫХ ПРИЧИНАХ ИЗМЕНЕНИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВ НАРОДОВ
  18. § 4. Российское законодательство о правовом положении иностранцев-собственников. Национальный режим
  19. 2.1 Общая характеристика Законодательства и иные правовые акты о правоохранительных органах и их деятельности
  20. § 22. Необходимость всеобщего согласия, которая мыслится в суждении вкуса, есть субъективная необходимость, которая при предположении общего чувства представляется объективной