<<
>>

§ 2. Понятие и признаки вещных прав 1. Вещные права и отношения собственности

Вещные права представляют собой важную, но далеко не единственную юридическую форму экономических отношений присвоения (собственности). Анализ экономических отношений собственности, строго говоря, не составляет задачу юридической науки, хотя по сложившейся в советское время традиции цивилисты уделяли ему едва ли не больше внимания, чем экономисты <1>.

<1> Результатом этого стало даже появление мнения о том, что собственность вообще является юридической, а не экономической (политэкономической) категорией (см. особенно: Шкредов В.П. Экономика и право. Опыт экономико-юридического исследования общественного производства. 2-е изд. М., 1990).

При этом анализе отношений собственности преобладал не менее традиционный "вещный" подход, при котором в качестве объектов отношений присвоения рассматривались главным образом материальные блага (средства производства и т.д.), т.е. вещи. Между тем экономическое и научно-техническое развитие давно привело к необходимости признания такими объектами не только вещей, но и других товаров, прежде всего таких нематериальных благ, как различные результаты интеллектуального творчества.

Разумеется, речь в данном случае идет об объектах экономических отношений собственности, составляющих весьма широкую категорию, а не о гораздо более узкой группе объектов вещного права собственности. Как материальные, так и нематериальные блага в качестве объектов экономических отношений характеризуются прежде всего своей товарной формой и, лишь будучи товарами становятся объектами гражданских (имущественных) прав, которые, конечно, не сводятся только к праву собственности. Уже из этого видно, что право собственности и вещные права в целом являются лишь одной из многочисленных юридических (гражданско-правовых) форм экономических отношений собственности.

Вместе с тем в экономической и юридической литературе под объектами экономических отношений собственности долгое время понимались именно материальные блага, т.е. вещи, а другие, нематериальные блага товарного характера (различные права требования, результаты интеллектуальной деятельности, нематериальные услуги и т.д.), по существу, оставались за рамками рассмотрения. В этом отразилось хотя и традиционное, но методологически ошибочное отождествление экономических и юридических отношений собственности. Его следствием стало отождествление объектов права собственности (индивидуально-определенных вещей) с объектами экономических отношений собственности (товарами), а дискуссии о содержании этих отношений свелись к спорам о том, можно ли их считать отношениями лица с вещью либо надо рассматривать как отношения между лицами по поводу вещей.

В отечественной юридической литературе с дореволюционных времен отношения собственности характеризуются двояко: -

во-первых, как отношение лица к имуществу (материальным благам) как к своему, присвоенному, поскольку его можно непосредственно использовать по своему усмотрению и в собственных интересах (вещественная сторона отношений собственности); -

во-вторых, как отношение между людьми по поводу этого имущества, которое состоит в том, что лицу, присвоившему конкретный объект, другие лица не должны препятствовать в его самостоятельном использовании, а оно может отстранять или допускать этих лиц к его использованию по своему усмотрению, в том числе путем заключения с ними различных договоров (общественная сторона отношений собственности).

В разное время подчеркивалась значимость одной из названных сторон: в дореволюционной литературе преобладали взгляды на собственность как на отношение лица к вещи, тогда как в советский период они осуждались и отношения собственности пытались свести только к отношениям между людьми по поводу вещей.

Но фактически каждый из этих подходов прямо или косвенно признавал значимость другого: дореволюционные цивилисты отмечали "новую теорию вещных правоотношений", которая не сводит их к отношениям "господства лица над вещью", а рассматривает как "отношение между управомоченным лицом и всеми третьими лицами по поводу вещей" <1>; советские цивилисты не исключали понимания собственности в качестве отношения лица к вещи как к своей <2>.

<1> Синайский В.И. Русское гражданское право. С. 196 - 197.

<2> При этом одни критиковали такой подход (см., например: Советское гражданское право. Т. 1 / Отв. ред. О.С. Иоффе, Ю.К. Толстой, Б.Б. Черепахин. Л., 1971. С. 224, автор главы - Ю. К. Толстой), а другие оправдывали его, указывая, что "отношение лиц по поводу вещей и отношение к вещи как к своей или как к чужой - две стороны одного и того же волевого экономического отношения" (Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М.: Юрид. лит., 1963. С. 23 - 24).

Интересно, что в настоящее время некоторыми современными учеными критикуется выделение именно общественной стороны отношений присвоения, которая, по их мнению, не составляет их содержание, ограничивающееся только отношением лица к вещи (Иванов А.А. Собственность и товарно-денежные отношения // Труды по гражданскому праву. К 75-летию Ю.К. Толстого / Под ред. А.А. Иванова. М., 2003. С. 56 - 58).

В действительности обе эти стороны имеют место и важны для правового регулирования: вещественная сторона отношений присвоения предопределяет содержание и реальный объем правомочий субъекта соответствующего имущественного права, т. е. возможности и границы дозволенного использования присвоенного им объекта; общественная сторона определяет необходимость и содержание охраны управомоченного лица от возможных посягательств иных лиц на его имущество, т. е. обеспечивает его власть над соответствующим объектом.

Содержательная же характеристика экономических отношений собственности как предмета юридического (гражданско-правового) регулирования заключается в их рассмотрении в качестве фактических отношений принадлежности (присвоенности) конкретных объектов (имущества), влекущих отчуждение последних от всех иных лиц и предоставляющих возможность хозяйственного господства над присвоенным имуществом, соединенную с необходимостью несения бремени его содержания <1>.

<1> Подробнее см.: Гражданское право: Учебник: В 4 т. Т. II. 3-е изд. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2005. С. 18 - 20.

Она вовсе не сводится к совокупности экономических возможностей владения, пользования и распоряжения имуществом, ибо последняя на самом деле является лишь слепком с традиционной триады правомочий собственника в российском гражданском праве <1> (кстати, отсутствующей в других правопорядках <2>), причем настолько укоренившейся в отечественном правосознании, что ее прямой перенос в сферу политэкономии остался, по существу, незамеченным.

<1> Следует также указать на ошибочность попыток искать истоки этой триады в римском праве: идея о jus utendi, jus fruendi и jus abutendi как о правомочиях собственника принадлежит средневековым глоссаторам, а не римским юристам (см.: Дорн Л.Б. Догма римского права. СПб., 1865. С. 5 и след.); в российское право она "попала" в начале XIX в.

благодаря В.Г. Кукольнику и М.М. Сперанскому (см. об этом: Рубанов А.А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе. М., 1986. С. 105 - 106), получив законодательное закрепление в известной ст. 420 т. X ч. I Свода законов Российской империи и будучи затем неизменно воспроизводимой во всех отечественных ГК.

<2> Ее можно встретить лишь в некоторых правовых системах, близких к российской, прежде всего - в странах СНГ (см., например, п. 1 ст. 317 Гражданского кодекса Украины 2003 г.). См. также: Васильев Л. Българско вещно право. Второе изд. София, 2001. С. 83 - 84.

Гражданско-правовое оформление рассматриваемых экономических отношений присвоения (собственности) весьма многообразно: оно включает в себя как вещные права (не ограничивающиеся правом собственности), так и все другие разновидности имущественных прав: исключительные права (оформляющие присвоение нематериальных результатов творческой деятельности и некоторых других объектов товарного характера); корпоративные права (оформляющие присвоение имущества искусственно созданных субъектов - юридических лиц, большинство которых являются корпорациями); обязательственные и наследственные права (оформляющие присвоение имущества как результат его перехода от одних лиц к другим).

Это обстоятельство давно отмечено в отечественной литературе. Так, А.В. Венедиктов указывал, что "собственность в самом широком смысле - собственность как совокупность общественно-производственных отношений в целом - юридически опосредствуется не только путем права собственности, но и путем всей системы иных имущественных прав как вещного (ограниченные права пользования чужой вещью), так и обязательственного характера" <1>.

<1> Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. С. 31.

Следовательно, специфика вещных прав, в том числе и права собственности, определяется не тем, что они юридически оформляют какую-то определенную часть экономических отношений собственности. Она определяется юридическими критериями, позволяющими достаточно четко отграничить этот вид имущественных прав от других их разновидностей, прежде всего от обязательственных прав, поскольку каждая из них связана с установлением для имущества (товаров как объектов гражданских прав) особого гражданско-правового режима.

Конечно, в действительности такой режим устанавливается не для товаров (объектов), а для людей, совершающих по поводу соответствующих объектов юридически значимые действия. Но важно отметить, что объекты гражданских прав отличаются друг от друга именно своим правовым режимом, а не физическими или экономическими свойствами, причем особенности такого режима формируются в виде тех или иных разновидностей имущественных (гражданских) прав. Обусловленность же самого этого режима содержанием или особенностями различных экономических отношений в лучшем случае косвенная, опосредованная, ибо на него влияют не только экономические факторы. Выше было показано, что однородные по сути имущественные отношения, например по присвоению и использованию земельных участков, в различных правопорядках юридически оформляются совершенно по-разному (ср. германские "вещные права" - Sachenrechte и американские "титулы" - estate как разновидность property rights).

<< | >>
Источник: В.Н. ЛИТОВКИН, Е.А. СУХАНОВ, В.В. ЧУБАРОВ. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ / М.: Статут. - 731 стр.. 2008

Еще по теме § 2. Понятие и признаки вещных прав 1. Вещные права и отношения собственности:

  1. § 1. Возникновение категории вещных прав 1. Вещные права в римском праве
  2. Глава 20. ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИХ ВЕЩНЫХ ПРАВ
  3. Важнейшими объектами права собственности и других вещных прав являются земельные участк
  4. 2.3.5.2. Среди разнообразных прав субъектов гражданского права одними из важнейших являются вещные права, опосредствующие принадлежность вещей (телесного имущества) конкретным субъектам, т.е. своеобразную статику имущественных отношений
  5. 2. Признаки вещных прав
  6. 4. Признаки ограниченных вещных прав
  7. 1. Содержание и признаки вещных прав
  8. Глава 2. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ВЕЩНЫХ ПРАВ
  9. Раздел II. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА
  10. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА НА ЗЕМЛЮ
  11. Глава 18. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА НА ЖИЛЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ
  12. 2. Исходные положения о дополнительных признаках и свойствах права собственности как вещного права
  13. Глава 2. РАЗГРАНИЧЕНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ ПУБЛИЧНОГО ПРАВА
  14. 2.3.5.2.4. Как право собственности, так и другие нарушенные вещные права защищаются путем либо истребования имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск), либо требования по суду устранения нарушений прав собственников, даже если эти нарушения и не были соединены с лишением владения (негаторный иск)
  15. § 3. Виды вещных прав 1. Отдельные виды ограниченных вещных прав