<<
>>

§3. Правовое регулирование возмещения материального вреда в странах континентальной системы права

Наибольший интерес в вопросе правового регулирования деликтной ответственности в сфере возмещения материального вреда представляют: ответственность за вред, причиненный действиями третьих лиц и источниками повышенной опасности; ответственность, наступающая без вины (строгая ответственность); ответственность производителя за некачественную продукцию (ответственность за продукт) и ответственность за причинение экологического вреда.
Ответственность за вред, причиненный действиями третьих лиц. Согласно § 831 ГГУ таким условием, например, является то обстоятельство, что это третье лицо должно быть назначено предпринимателем для исполнения служебных обязанностей (zu einer Verrichtung bestellt). Согласно немецкой судебной практике в качестве такого исполнителя (Vemchtungsgehilfe) может быть признан лишь тот, кто зависит от указаний данного предпринимателя и контролируется им. В это число попадает большая группа нанятых предпринимателем рабочих и служащих. Например, нанятая врачом для обслуживания рентгеновского аппарата медицинская сестра является исполнительницей (в смысле § 831 ГГУ). Иначе обстоит дело, если рентгеновский аппарат вместе с обслуживающей его медсестрой предоставлен врачу в пользование госпиталем и врач не имеет права давать ей инструкции, как с этим аппаратом обращаться. В этом случае врач не несет за нее ответственности. Самостоятельно работающие ремесленники, водители грузовиков или строители не являются исполнителями в смысле § 831 ГГУ, если они не находятся в отношениях подчинения с заказчиком. Иначе обстоит дело, когда один предприниматель передает другому во временное подчинение своих рабочих или служащих. Здесь также все зависит от того, сохраняются ли за таким предпринимателем право и обязанность осуществлять определенный надзор и контроль за «одолженными» им работниками. Другим условием ответственности предпринимателя является то, что ущерб должен причиняться его исполнителем в результате осуществления последним предписанных ему должностных функций. При этом не обязательно, чтобы выполнение действий, явившихся непосредственной причиной ущерба, было поручено исполнителю. Достаточно, чтобы эти действия попадали в круг его обычных служебных обязанностей. Если нанятый водитель трейлера изменил указанный ему маршрут движения и при этом совершил наезд на прохожего, то внутренняя связь между несчастным случаем и исполнением служебных обязанностей имеет место и при отклонении от заданного пути следования в пределах допустимого. И наоборот, такая связь отсутствует в случае так называемого «левого рейса». Таким образом, если исполнитель причинил ущерб в результате «исполнения возложенных на него служебных обязанностей», то нанявший его предприниматель несет ответственность но предъявленному ему иску, если не сможет доказать, что, выбирая себе подчиненного (исполнителя) и осуществляя над ним руководство и контроль, он соблюдал все требуемые в подобных случаях меры предосторожности. При этом, исходя из смысла § 831 ГГУ, не имеет значения, что действия подчиненного предпринимателю исполнителя носили виновный характер. Даже в тех случаях, когда в действиях исполнителя нет небрежности, предприниматель также должен приводить доказательства в свое оправдание.
Однако следует учитывать, что речь о доказательствах в свое оправдание может идти только в тех случаях, когда отсутствие вины подчиненного объясняется отсутствием у него деликтоспособности, недостаточной образованностью, неподготовленностью или слабой технической оснащенностью для исполнения порученного ему дела. Только в этом случае будет вполне обоснованно воспользоваться, согласно § 831 ГГУ. презумпцией о наличии вины предпринимателя в найме неспособного исполнителя или в том, что он недостаточно того инструктировал или заставил работать на плохом оборудовании. Во всех остальных случаях, когда подчиненный проявлял требуемую предосторожность, предприниматель, который его нанял, не подлежит ответственности по § 831 ГГУ. Так, например, если районным властям был предъявлен иск о возмещении ущерба в связи с несчастным случаем в городском бассейне и установлено, что спасатель этого бассейна при исполнении своих обязанностей точно следовал инструкции, то районные власти не несут ответственности за причиненный вред и им не требуется приводить оправдательные доказательства. В случае виновного поведения подчиненного или при невозможности, исходя из обстоятельств дела, исключить вину предпринимателя все зависит от того, сможет ли он привести доказательства в свое оправдание согласно § 831 ГГУ. Судебная практика предъявляет к этим доказательствам исключительно строгие требования, особенно в случаях, имеющих большое практическое значение, в частности, когда имеет место несчастный случай, произошедший по вине сотрудника транспортного предприятия, например машиниста тепловоза, водителя грузовика, трамвая, дежурного по переезду, служащих вокзала. Так, от крупных транспортных компаний требуют, чтобы они регулярно устраивали неожиданные проверки своему персоналу. В ходе этих проверок контролеры должны убедиться, что лица, управляющие транспортными средствами, водят их с должной тщательностью и аккуратностью. Это является и общепринятой практикой в отношении молодых, недавно нанятых на работу или еще неопытных водителей грузовиков. Для исков о возмещении ущерба, предъявляемых пострадавшими в железнодорожной катастрофе на основании § 831 ГГУ, вина машиниста значения не имеет. Его вина, как правило, не обсуждается. Все зависит от того, в достаточной ли мере, например, железнодорожное предприятие-ответчик осуществляло контроль и наблюдение за профессиональными навыками машиниста, которые состоят в том, как он сдал экзамен по вождению, каков был его профессиональный опыт во время инцидента, совершал ли он подобные ошибки раньше или они были для него неизбежны. Обо всех этих обстоятельствах истец может не знать. Поэтому в подобных случаях ему нужно либо предъявить иск па основе § 831 ГГУ, либо довольствоваться более скромными суммами, выплаты которых за причиненный ущерб он может потребовать от транспортного предприятия или его персонала даже при отсутствии их вины на основании Закона о дорожном движении или Закона об ответственности за причинение ущерба. Ответственность за вред, причиненный источниками повышенной опасности. Ответственность, основанная на презумпции вины, может не зависеть от наличия вины, если причинителю вреда (делинквенту) не удается доказать свою невиновность. Такого рода ответственность характеризуется как «ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности», если она связана с особым риском. В ФРГ такая ответственность за причинение имущественного вреда регулируется рядом специальных законов, предполагающих так называемую ответственность без вины. В последнее время наиболее важное значение приобрели такие виды ответственности, как ответственность владельцев транспортных средств, владельцев предприятий, занимающихся технической эксплуатацией дорог, владельцев энергетических и иных установок, а также некоторые другие. Закон 1978 года предусматривает ответственность без вины в следующих случаях. Предприниматели, осуществляющие эксплуатацию рельсовых и подвесных дорог, а также трамвайных линий (§ 1), несут ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью лиц, пострадавших в результате пользования этими дорогами, в размере 600 ООО евро в случае единовременной выплаты либо в размере 36 ООО евро (§ 9) ежегодно. В случае если ущерб причинен имуществу лица, то максимальный размер ответственности может составить 300 000 евро (§ 10). Допускается также и предъявление требования о возмещении вреда неимущественного характера с выплатой соответствующего денежного возмещения (§ 6). Владельцы энергетических установок несут ответственность в том же размере, что и предприниматели, осуществляющие эксплуатацию рельсовых и подвесных дорог (§ 2). Предприниматели, осуществляющие свою деятельность в рамках крупных производств (фабрик, рудников и каменоломен), несут ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью лиц, пострадавших по вине должностных лиц данных предприятий либо лиц, осуществляющих надзор за их деятельностью (§ 3). Ответственность владельцев транспортных средств регулируется нормами Закона о дорожном движении. Так, владелец автомашины несет ответственность за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу лиц, возникший в ходе эксплуатации автомобиля, в том числе и за вред, произошедший по непредвиденным обстоятельствам. За ущерб, причиненный жизни и здоровью пострадавшего, единовременное возмещение может составлять сумму 600 000 евро, либо выплата может носить периодический характер, а ее размер может составить 36 000 евро в год. За ущерб, причиненный имуществу пострадавшего, максимальный размер возмещения составляет 300 000 евро (§ 12 и § 3). В случае получения увечий несколькими пострадавшими или их гибели максимальный размер единовременного возмещения может составлять 3 000 000 евро. Периодические платежи могут быть установлены в размере 45 000 евро в год (§ 12). В случае ущерба здоровью или жизни пострадавшего возможно предъявление иска о возмещении морального вреда. Ответственность без вины существует и для лиц, пострадавших при использовании воздушного транспорта, а условия ее наступления и размер ответственности регулируется нормами Закона о воздушном транспорте. Владельцы пароходств, а также морских и речных судов несут ответственность за ущерб, причиненный здоровью, жизни или имуществу пострадавших лиц, если этот ущерб произошел вследствие виновных действий членов судовой команды. Порядок выплаты и размер данного ущерба определяется в соответствии с § 485 Германского торгового уложения — для морских судов и § 3 Закона о внутренних речных перевозках — для речных судов. Предприниматели, осуществляющие свою деятельность в фармацевтической сфере, включая лиц, торгующих лекарственными средствами, несут ответственность за вред, причиненный этими средствами, в соответствии с § 84 Закона о лекарственных средствах. В случае гибели потерпевшего либо причинения ему увечий размер возмещения вреда составляет 600 000 евро в случае единовременной выплаты или пожизненную ренту в размере 36 000 евро ежегодно (§ 88). Если же вопрос касается гибели или увечья нескольких потерпевших, то ответственность причинителя вреда ограничивается 120 000 000 евро в случае единовременной выплаты или пожизненной рентой в размере 7 200 000 евро. Помимо возмещения имущественного ущерба допускается предъявление исковых требований о возмещении морального вреда. Ответственность без вины предполагается и при возмещении имущественного вреда, который возлагается на владельцев установок по производству, расщеплению и передаче атомной энергии, а также владельцев радиоактивных веществ и продуктов их переработки. Как и в вышеперечисленных случаях, допускается предъявление исковых требований о возмещении морального вреда. Ответственность за причинение экологического вреда. В ФРГ этот вид ответственности также регулируется рядом специальных законов, в том числе предполагающих и так называемую ответственность без вины. Так, нормами Закона о защите окружающей среды от 10 декабря 1990 года предусматривается, что ответственность без вины может наступить в случае вредного воздействия на окружающую среду, возникшего как при нормальной работе соответствующих установок, так и в случае аварии, причинившего вред здоровью, жизни или имуществу потерпевших (§ 1 Закона). Ущерб выражается во вредном воздействии на окружающую среду, вызванном веществами, вибрацией, шумом, давлением, излучением, газом, паром, теплом и т. д. (§ 3). Правом на подачу соответствующего иска обладает любое потерпевшее лицо. Иск может быть предъявлен лицу, эксплуатирующему соответствующую установку, либо ее владельцу (в случае ее незавершенности), либо последнему из владельцев, если установка находится на консервации (§ 1 и 2). Размер ответственности ограничивается суммой 85 000 000 евро за причинение телесных повреждений и такой же суммой за причинение вреда имуществу потерпевшего (§ 15). В связи с высоким размером возмещения обязанностью владельцев подобных установок, а также лиц, ответственных за их эксплуатацию, является страхование имущественного риска, связанного с возможными случаями причинения вреда (§ 19). Законом допускается предъявление исковых требований о денежном возмещении причиненного морального вреда (§ 13). Ответственность производителя за некачественную продукцию (ответственность за продукт), как уже указывалось выше, была вызвана объективными требованиями современного торгового оборота, который характеризуется отсутствием прямых связей между производителями товаров и их потребителями. Как правило, в настоящее время все товары реализуются через торговую сеть, представители которой в большинстве случаев не виноваты в том, что продаваемые ими товары являются некачественными. В то же время по общему правилу вина причинителя вреда является необходимым условием для заявления требований о возмещении убытков. В большинстве изучаемых нами стран эта проблема была решена путем принятия специальных законов, регулирующих ответственность производителя недоброкачественной продукции перед потребителем. В ФРГ па основании абз. 1 § 823 ГГУ потребитель может предъявить исковое требование непосредственно производителю некачественного товара, однако в этом случае на него возлагается обязанность доказывания вины производителя. В большинстве случаев это является трудновыполнимой задачей хотя бы потому, что потребитель, как правило, некомпетентен в вопросах производства, приемки по качеству и иных вопросах изготовления этой продукции. Результатом является фактическая правовая незащищенность потребителя перед производителем. Выход из сложившегося положения был найден в 1968 году, когда Федеральным судом ФРГ было принято решение о деликтной ответственности производителя, на основании которого потребитель получил следующие преимущества: во-первых, за причиненный вред неимущественного характера выплачивалась денежная компенсация; во-вторых, но делам данной категории был установлен разумный срок исковой давности; в-третьих, требования о возмещении вреда могли предъявлять не только непосредственные контрагенты продавца, но и любые другие лица, интересы которых затрагивались в данном деле. Поэтому, независимо от договорных обязательств, заявить требование о привлечении к деликтной ответственности мог любой потерпевший, которому был причинен ущерб вследствие пользования недоброкачественной продукцией, например пешеход, пострадавший из-за лопнувшей покрышки автомобиля. Однако самым существенным положением вышеуказанного решения стало то, что бремя доказывания в случае причинения вреда лицу или вещи при использовании недоброкачественной продукции было возложено па недобросовестного производителя. Именно изготовитель этой вещи должен доказать, что он невиновен в недостатках этой вещи. Однако это положение не решает проблемы в полном объеме, так как на множество вопросов, возникающих при его реализации, ответа суд не нашел. Так, спорной является обязанность изготовителя возместить ущерб, нанесенный самой купленной вещью, когда недостаток, ранее ограниченный частью купленной вещи, уничтожает впоследствии все изделие целиком (так называемый «пожирающий ущерб»), например, когда в результате несчастного случая, вызванного использованием недоброкачественной шины, полностью разрушается все транспортное средство. Судебная практика в ФРГ признает право потерпевшего требовать возмещения вреда, поскольку наступивший позже ущерб не идентичен по своему содержанию первоначальному недостатку вещи (и поэтому дополнительно снижает стоимость купленной вещи). Проблематичным является и определение размера ответственности за неэффективность продукции, например в случае ущерба, причиненного владельцам фруктовых деревьев, применившим новое средство против вредителей, которое поначалу действовало эффективно, но позднее утратило свои потребительские качества. Судебная практика в данном случае обязывает изготовителя постоянно проверять эффективность действия своей продукции и при необходимости предупреждать потребителя о возможном ухудшении ее потребительских свойств. Об обязанности изучения рынка и упреждающего информирования потребителей шла речь в гак называемом «деле "Хонды"», когда мотоциклист, управлявший мотоциклом марки «Хонда» на высокой скорости, погиб в результате ДТП. Экспертиза установила, что ДТП произошло из-за потери устойчивости вследствие дефекта покрышки колеса, которое выпускалось другой фирмой, поставлявшей фирме «Хонда» данные покрышки. Правоприменительная практика ФРГ признала необходимость изучения состояния рынка и предупреждения потребителей о недостатке вещи, которая хотя и производилась третьим лицом, но вместе с тем являлась комплектующей деталью основного изделия, то есть мотоцикла «Хонда». Здесь обязанность по возмещению вреда на основании абз. 1 § 823 ГГУ в силу ответственности за вину выходит за установленные рамки и приближается к ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности. Аналогичным образом обстоит дело в случае, когда предприятие, разливающее лимонад в бутылки, обязано «проверить безупречность качества конечной продукции (наполненной лимонадом бутылки) и обеспечить ее сохранность». Судебная практика возлагает бремя доказательства отсутствия своей вины на изготовителей и в том случае, когда производителями той или иной продукции являются малые предприятия, в которых процесс производства легко можно наблюдать со стороны (например, изготовление каких-либо блюд в небольших кафе). Суд исходит из положения, что лицо, которому был нанесен ущерб, не обязано иметь представления даже о способе приготовления яичницы и потому не должно принимать на себя бремя доказывания по данному вопросу. Таким образом, судами ФРГ начиная с 1968 года выносились достаточно эффективные судебные решения по делам об ответственности за вред, причиненный недоброкачественной продукцией. Одновременно назрела потребность законодательного закрепления выводов суда на практике. В связи с этим в 1989 году в Германии был принят Закон об ответственности за недоброкачественную продукцию. Причиной его принятия послужили не только отдельные недостатки в правовом регулировании деликтной ответственности за недоброкачественную продукцию, но и необходимость имплементацин в национальное право Директивы ЕС от 25 июля 1985 года об ответственности за недоброкачественную продукцию независимо от наличия вины. В результате этого шага в германском праве образовались две параллельно существующие системы норм, регулирующих положения об одном виде ответственности. На практике по-прежнему доминирует ответственность, регулируемая нормами абз. 1 § 823 ГГУ, поскольку Закон 1989 года имеет и ряд существенных недостатков. Так, например, ограничена ответственность за повреждение вещи (п. 2 абз. 1 § 1, § 11) и ее максимальный размер (§ 10 Закона), а также исключена денежная компенсация в случае причинения вреда неимущественного характера. Тем не менее Закон 1989 года имеет и ряд достоинств. Например, ответственность по данному Закону в первую очередь несет изготовитель (§ 6), которым признается лицо, производящее «конечный продукт, основной материал или часть продукции». Изготовителем признается также и импортер товара или тот, кто выдает себя за импортера, указывая свое имя на товаре. Основанием для ответственности служит сбыт недоброкачественной продукции. Продукция считается недоброкачественной, если ее качество не соответствует обоснованным ожиданиям потребителя (абз. 1 § 3), однако она не может быть признана недоброкачественной только на том основании, что позднее в продажу поступил ее вариант с улучшенными потребительскими свойствами (абз. 2 § 3). Ответственность изготовителя не наступает, если недостаток невозможно было распознать в силу существующего уровня науки и техники на момент выпуска продукции (п. 5 абз. 2 § 1). Объем обязанности но возмещению убытков (§ 6) и сроки исковой давности не имеют существенных расхождений с общими положениями гражданского права, действующими в иных случаях причинения вреда источниками повышенной опасности. Обязанность изготовителя по возмещению убытков теряет силу по истечении 10 лет с момента выпуска недоброкачественной продукции, если до истечения указанного срока пострадавший не заявил своих требований в судебном порядке (абз. 1 § 13). Вместе с тем указанное положение не применяется к требованиям, вытекающим из других оснований. Согласно § 14 Закона предусмотренная им обязанность по возмещению убытков может быть исключена по соглашению сторон. Во Франции существует специфический подход к решению дайной проблемы. Здесь суды принимают решения о возмещении вреда, причиненного недоброкачественной продукцией, исходя из нарушения договорных обязательств, и подчеркивают, что должен рассматриваться в качестве продавца тот, кто знал о недостатках вещи и в силу своей профессии не мог об этих недостатках не знать. Отсюда следует, что продавец не только обязан возместить покупателю весь ущерб, причиненный плохим качеством проданного ему товара, но и, согласно ст. 1643 ФГК, не может ссылаться на защитную оговорку, специально включенную им в договор с целью исключить применение к нему этой строгой ответственности. Так как в подобном случае речь идет о договорной ответственности, то потерпевший — конечный потребитель может предъявить иск только розничному торговцу. Розничный торговец вправе без промедления привлечь к процессу в качестве третьего лица оптового торговца, чтобы тот, в свою очередь, освободил его от обязанности возмещать ущерб потребителю, поскольку сам несет ответственность (также строгую) перед ним. Оптовый торговец может проделать то же самое в отношении производителя и, таким образом, будет задействована вся цепочка покупателей. Это позволит потребителю в конце концов «достать» производителя и получить компенсацию, не доказывая вину производителя. Более того, чтобы избежать такого каскада возвратов, суды позволяют конечному покупателю «перепрыгнуть» сразу через несколько ступенек в лице предыдущих продавцов, если те оказались неплатежеспособными или недосягаемыми для него, и предъявить иск непосредственно первоначальному продавцу или производителю. Только потерпевшие, так называемые «случайные свидетели» (то есть те, кто стоит вне цепочки покупателей), вынуждены прибегать к деликтным искам, и французские суды зачастую выносят решения в пользу данных лиц. При этом в качестве юридического обоснования своих решений они используют ст. 1382 и ряд иных статей ФГК, пре- зюмирующие вину производителей ipso facto, если те пускают дефектные товары в торговую сеть или не снабжают их должной инструкцией но использованию. Конечно, пустив дефектный товар в торговый оборот, производитель его более не контролирует. Но, тем не менее, его все еще можно рассматривать в качестве гаранта отсутствия у вещи скрытых недостатков. Если же потерпевший считает необходимым, то он вправе предъявить иск владельцу вещи по ст. 1384 ФГК. В случае, когда собственником вещи является конечный потребитель, он может, как было показано выше, «раскрутить» цепочку посредников-торговцев и убедиться в том, что ответственность «заканчивается» на производителе. В Германии долго не могли решить, следует ли строгую ответственность производителя обосновывать нормами деликтного права ГГУ или выводить из особых квазидоговорных отношений между ним и потребителем. Наконец Верховный суд ФРГ принял решение, что потерпевший, не состоящий с производителем в прямых договорных отношениях, может требовать возмещения вреда только на основании норм деликтного права, а сам иск должен опираться на § 823 ГГУ. Это означает, что в принципе задачей истца является доказать нарушение ответчиком-производителем обязанности соблюдать необходимые меры осмотрительности и заботливости. Однако в ГГУ из этого принципа в том, что касается ответственности производителя, было сделано исключение. Истцу достаточно доказать, что товар покинул завод производителя с дефектами и что эти дефекты являются причиной нанесенного ему вреда. Если это доказательство не опровергнуто, то ответственность производителя считается установленной. Освободиться от ответственности производитель сможет лишь в том случае, если сумеет доказать, что и он, и его работники, участвовавшие в изготовлении товара, действовали с соблюдением всех предписанных в подобных случаях мер тщательности и осмотрительности. Верховный суд ФРГ впервые применил этот важный принцип в так называемом «деле о куриной чуме». В этом деле владелец птицефабрики обратился с просьбой провести вакцинацию кур против чумы к ветеринару, который использовал вакцину производителя- ответчика. Через несколько дней после противочумной прививки у кур началась эпидемия чумы и подохло более четырех тысяч кур. Удалось установить, что вакцина из-за дефектов производственного процесса содержала вредные примеси и что эпидемия чумы на птицефабрике разразилась именно из-за данного некачественного препарата. Этого обстоятельства, по мнению Верховного суда ФРГ, оказалось достаточно для признания ответственности ответчика. 25 июля 1985 года Совет ЕС принял Директиву о сближении законодательства и правовых актов исполнительной власти государств- членов, регулирующую ответственность за дефектные товары, которая затем была инкорпорирована в национальное право почти всех государств-членов. Директива предусматривает, 362 что производитель должен нести ответственность без вины за телесные повреждения и материальный ущерб, причиненный его дефектными товарами. Дефектными в смысле Директивы считаются товары, «если они не обеспечивают безопасности, на что с учетом всех обстоятельств каждый вправе рассчитывать». Из текста Директивы следует поэтому, что ответственность производителя за телесные повреждения не зависит от должного соблюдения им необходимых мер предосторожности. Это может относиться к недостаткам производства, так как при наличии таких недостатков дефектность данного товара и тем самым ответственность производителя выявляются непосредственно в результате сравнения с остальной качественно изготовленной продукцией. В случае конструктивных дефектов и ошибочных инструкций дело обстоит иначе. Это объясняется тем, что практически не существует различий между безопасностью, «на которую каждый вправе рассчитывать», и безопасностью, которую, руководствуясь здравым смыслом, должен гарантировать осмотрительный производитель при изготовлении своих изделий и при разработке указаний, предупреждающих о присущих этим изделиям недостатках. Кроме того, государства-члены в рамках представленной Директивой возможности принятия альтернативных решений но ряду вопросов освобождают производителя от ответственности в случаях, когда состояние науки и техники в момент выпуска производителем своего товара для коммерческой реализации не позволяет выявить присущий этому товару дефект. Поэтому регулирование ответственности за изготовление продукции, уже существующее благодаря усилиям судебной практики во Франции, Г ермании и Англии, не претерпело значительных изменений. Директива ЕС лишь усложнила это регулирование. Так, наряду с нормами, которые были введены в государствах- членах во исполнение указанной Директивы, остались в силе нормы национального права, регулирующие ответственность за выпуск недоброкачественной продукции. Кроме того, поскольку отдельные виды ущерба (нематериальный ущерб, ущерб промыслового характера, имущественный ущерб, сумма которого ниже установленных стоимостных границ) возмещению согласно Директиве не подлежат, потерпевший во многих случаях вынужден опираться при предъявлении иска на оба правовых основания.
<< | >>
Источник: Неизвестный. Гражданское и торговое право зарубежных стран. 2005 {original}

Еще по теме §3. Правовое регулирование возмещения материального вреда в странах континентальной системы права:

  1. Статья 1188. Применение права страны с множественностью правовых систем
  2. § 2. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина Статья 1084. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных либо иных обязательств
  3. § 1. Общие положения о возмещении вреда Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда
  4. Вопрос 75. Возмещение вреда
  5. § 3. Возмещение вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ или услуг
  6. Глава I. ПРЕДМЕТ, МЕТОД, СИСТЕМА УЧЕБНОГО КУРСА ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВА БУРЖУАЗНЫХ СТРАН И СТРАН, ОСВОБОДИВШИХСЯ ОТ КОЛОНИАЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ
  7. Статья 1087. Возмещение вреда при повреждении здоровья лица, не достигшего совершеннолетия
  8. Вопрос 65. Понятие и система гражданско-правовых способов защиты права собственности
  9. ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО В РЕЗУЛЬТАТЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ АКЦИИ, И СОЦИАЛЬНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ЛИЦ, ПОСТРАДАВШИХ В РЕЗУЛЬТАТЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ АКЦИИ
  10. ГЛАВА VII ОСНОВЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЧНОСТИ в БУРЖУАЗНЫХ СТРАНАХ И СТРАНАХ, РАЗВИВАЮЩИХСЯ ПО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ ПУТИ
  11. Раздел VI. Управление и правовое регулирование безопасности жизнедеятельности
  12. Глава 6 УПРАВЛЕНИЕ И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  13. 3.1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА