<<
>>

§ 2. Особенности отдельных правонарушений в киберпространстве (распространение экстремистских материалов в Интернете; клевета в Интернете; незаконное распространение порнографических материалов в Интернете; нарушение правил интернет-торговли; нарушение авторских и смежных прав в Сети)

Конечно, все виды правонарушений в Интернете рассмотреть невозможно, поэтому мы сделаем акцент на ответственности за те виды правонарушений и преступлений в области распространения информации, которые сегодня наиболее характерны.

Став неотъемлемой частью жизни, Интернет вместе с тем зачастую используется для совершения правонарушений, посягающих на конституционные права и законные интересы личности.

Он в итоге становится источником противоправных, антиобщественных проявлений.

Распространение экстремистских материалов в Интернете. Юридические аспекты борьбы с экстремистской деятельностью в Интернете на сегодняшний день исследовались лишь в общем виде. Поэтому остановимся на них в контексте идей интернет-права. Следует отметить, что в России до недавнего времени не существовало обширных правовых средств противодействия таким негативным явлениям, как экстремизм, ксенофобия, проявление нетерпимости разного толка, расовой, национальной или религиозной розни, связанной с насилием или призывами к насилию. Сегодня механизм противодействия указанным выше явлениям определяет Федеральный закон от 25 июля 2002 г. "О противодействии экстремистской деятельности". Несмотря на сложность и противоречивость правовых конструкций и положений данного нормативного правового акта, следует признать, что даже такие непрозрачные "правила игры" лучше, чем отсутствие регламентации в данной сфере.

Закон о противодействии экстремистской деятельности определил, что на территории России запрещается издание и распространение печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов, содержащих признаки экстремистской деятельности, которые обозначены в ст. 1 данного Закона.

К подобным материалам относятся:

а) официальные материалы запрещенных экстремистских организаций;

б) материалы, авторами которых являются лица, осужденные в соответствии с международно-правовыми актами за преступления против мира и человечества и содержащие признаки, предусмотренные п. 1 ст. 1 Закона;

в) любые иные материалы (в том числе анонимные), содержащие признаки экстремистской деятельности.

Ссылаясь на ст. 13 Закона, можно с уверенностью констатировать, что незаконная информация экстремистского толка преследуется правоохранительными органами и в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования (Интернете), даже если носителя информации сложно обнаружить или по каким-то причинам он не может быть представлен в материальной форме (диск, накопитель, дискета и т. д.) следствию или суду. Например, только в период с января по апрель 2007 г. Министерство внутренних дел РФ выявило порядка 148 сайтов террористической и экстремистской направленности <1>. В основном это сайты, где возбуждается вражда и ненависть к представителям других народов, содержатся призывы к осуществлению экстремистской деятельности, предложения об услугах киллеров, информация по приготовлению взрывчатых веществ.

<1> Из них в Рунете было выявлено более 70 сайтов, в США - 49, в Нидерландах - шесть, в Германии - пять, в Великобритании - четыре, в Канаде - три и в Турции - два. Информация об информационных ресурсах, расположенных в зарубежных сегментах глобальной сети, была направлена в правоохранительные органы соответствующих стран // http://www.mvd.ru/about/press/4712/#Hl.

В настоящее время законодатель уточнил, что для квалификации подобных правонарушений и преступлений не имеет значения форма предоставления информации.

Еще раз подчеркнем: речь идет о распространении в Сети печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов, содержащих все признаки экстремистской деятельности. Важным является не форма предоставления сведений, а содержание подобной информации. И сам факт ее размещения в Интернете. Поэтому при наличии всех признаков экстремистской деятельности создание, хранение и распространение такого рода сведений должно преследоваться по закону.

Статья 12 Закона имеет прямое отношение к противодействию подобной деятельности в электронной среде Интернета. Она устанавливает прямой запрет на использование сетей связи общего пользования для осуществления экстремистской деятельности. В случае если Сеть все же используется для осуществления подобной деятельности, применяются соответствующие меры государственного воздействия с учетом особенностей отношений, регулируемых законодательством в области связи.

Однако следует указать на неоднозначность правоприменительной практики в данном случае. На практике от ответственности освобождены интернет-провайдеры и телефонные компании, предоставляющие услуги доступа к глобальной сети и телефонной связи членам экстремистских организаций. Их роль здесь может быть чисто технической, а может быть и намеренной. В повседневной жизни правоохранительным органам будет трудно доказать умысел этих субъектов. Они осуществят связь, не зная о том, кому именно предоставляют эти услуги; информационным посредникам трудно, а порой и невозможно предварительно проверить информацию на предмет содержания в ней признаков экстремизма. Вместе с тем следует признать: такого рода противоправная деятельность имеет широкое распространение благодаря беспрецедентным возможностям Интернета. Многие информационные ресурсы намеренно поощряют экстремистскую деятельность. Это способствует "раскрутке" такого портала и привлечению большего числа пользователей, а значит, и финансовых средств. На наш взгляд, законодателю следует урегулировать данный пробел и определить процедурные нормы привлечения к юридической ответственности субъекта преступления в Интернете за подобные деяния (когда такие действия носят систематический характер, а намерение и вина лица очевидны).

Наиболее существенным моментом в регулировании данного вопроса является определение федеральным законом подсудности споров, связанных с экстремизмом, и некоторых процедурных норм судопроизводства по данным делам. По закону установление наличия в информационных материалах признаков экстремистской деятельности осуществляется федеральным судом по месту обнаружения и распространения таких материалов или по месту нахождения организации, осуществившей их издание, на основании представления прокурора. Решение суда об установлении наличия в информационных материалах признаков экстремистской деятельности является основанием для изъятия нереализованной части бумажного тиража. Организация, дважды в течение 12 месяцев осуществившая издание экстремистских материалов, лишается права на ведение издательской деятельности. Можно предположить, что подобные меры должны применяться и к субъектам интернет-права. Незаконные материалы по решению суда должны быть удалены из Сети, лица - наказаны, а сайт может быть заблокирован (во всяком случае, может быть недоступен для пользователей российской зоны Интернета).

Копия вступившего в законную силу судебного решения о признании информационных материалов экстремистскими направляется в федеральный орган исполнительной власти в сфере юстиции.

В настоящее время формируется федеральный список экстремистских материалов. Он подлежит периодическому опубликованию в СМИ <1>. Полномочия по ведению списков экстремистских материалов возложены с 5 мая 2006 г. на Федеральную регистрационную службу в соответствии с Указом Президента РФ от 2 мая 2006 г. N 450 <2>. Помощь в формировании списка оказывает Генеральная прокуратура РФ. Решение о включении материалов в Федеральный список экстремистских материалов может быть обжаловано в суд в установленном порядке.

<1> См., например, первый такой список: Российская газета. 2007. 14 июля.

<2> СЗ РФ. 2006. N 9. Ст. 2069.

Материалы, включенные в федеральный список экстремистских материалов, не подлежат распространению на территории Российской Федерации. Лица, виновные в незаконном изготовлении, распространении и хранении в целях дальнейшего распространения указанных материалов, привлекаются к административной либо уголовной ответственности. Все это также имеет место и в отношении лиц, распространяющих подобную информацию в Интернете.

Следует отметить, что процедура привлечения к ответственности за распространение экстремистских материалов в Интернете с каждым годом становится более понятной, позиция законодателя - определенной.

Клевета в Интернете. Чтобы опорочить человека, заинтересованному субъекту (лицу) достаточно разместить соответствующие сведения на каком-либо посещаемом сайте в Интернете, и их будет обсуждать неограниченный круг лиц, на них будут ссылаться как на источник информации. Таким образом распространяется информация, дискредитирующая простых граждан, участников интернет-отношений, известных государственных деятелей, конкурентов в избирательных кампаниях разных уровней и т.д.

Известно, что ч. 1 ст. 23 Конституции РФ закрепляет право лица на защиту чести и доброго имени. В силу ст. 150 ГК РФ защищаются нематериальные блага: достоинство личности, честь и доброе имя, деловая репутация и иные личные неимущественные права. Эти законодательные положения применимы и в Интернете. Однако в ходе интернет- споров часто приходиться разбираться, что такое честь, репутация, достоинство и др.

Надо отметить, что "честь", "достоинство", "репутация" - близкие категории. Вместе с тем в целях проводимого исследования следует их отграничить. По мнению К.Б. Ярошенко, когда имеет место объективная оценка субъекта (личности) окружающими, речь идет о чести. Если в основу положена внутренняя (субъективная) оценка лица, его самооценка, то следует говорить о его достоинстве. Репутацию автор определяет как общественную оценку или общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках физического или юридического лица. Деловая репутация связана с профессиональными, предпринимательскими качествами субъекта. Деловой репутацией может обладать каждый участник интернет-отношений (любой гражданин), занимающийся хозяйственной деятельностью, а также любое юридическое лицо. Честь, достоинство, деловая репутация субъекта (гражданина) в совокупности определяют "доброе имя", неприкосновенность которого гарантирует Конституция РФ <1>.

<1> См. более подробно об этом: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. 2-е изд. М., 2003. С. 394 - 397.

Сведения признаются порочащими честь, достоинство или деловую репутацию, если они не соответствуют действительности, причем бремя доказывания лежит на субъекте (лице), их распространяющем, в соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ.

Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении субъектом или организацией действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту), и другие утверждения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию, умаляющие честь и достоинство.

Под распространением понимается опубликование таких сведений в печати, трансляция по радио, телевидению, демонстрация в хроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных юридическим лицам, или сообщениях в иной (в том числе устной) форме нескольким или хотя бы одному лицу.

Приведенные определения применимы и к сфере Интернета. Это положение подтверждает п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" <1>.

<1> К распространению сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, Пленум Верховного Суда РФ относит: опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известны третьим лицам (ВВС РФ. 2005. N 4).

В соответствии со ст. 151 и 152 ГК РФ субъект (истец) может требовать: -

пресечения дальнейшего распространения информации в Сети, а также ее опровержение тем же способом, которым она была распространена; -

имущественной ответственности ответчика (компенсация морального вреда, возмещение убытков, штраф в случае неисполнения судебного решения по опровержению информации). В п. 2 ст. 152 ГК РФ специально определен порядок опровержения порочащих сведений, которые распространены в СМИ. Более подробно он регламентирован в Законе РФ "О средствах массовой информации" (ст. 44). Опровержение в периодическом печатном издании должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком "Опровержение", как правило, на том же месте полосы, что и опровергаемые сообщение или материал. По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемые сообщение или материал. Объем опровержения не может более чем вдвое превышать объем опровергаемого распространенного сообщения или материала. Нельзя требовать, чтобы текст опровержения был короче одной стандартной страницы машинописного текста. Опровержение по радио и телевидению не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется для прочтения диктором стандартной страницы машинописного текста.

Кодекс РФ об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность в случае непредоставления возможности обнародовать опровержение или иное разъяснение в защиту чести, достоинства и деловой репутации зарегистрированного кандидата до окончания срока предвыборной агитации (ст. 5.13).

На наш взгляд, административное наказание (штраф от 10 тыс. до 20 тыс. руб.) можно налагать на владельцев информационных сетевых ресурсов, если на последних в период предвыборной агитации размещалась информация, способная нанести ущерб чести, достоинству или деловой репутации зарегистрированного кандидата.

Уголовным кодексом РФ предусмотрена уголовная ответственность за клевету и оскорбление субъекта (лица). Уголовная ответственность за клевету и оскорбление - государственная гарантия защиты чести и достоинства личности, в том числе лиц, работающих в сфере Интернета.

В соответствии со ст. 129 УК РФ клеветой признается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, которое наказывается штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Более жесткое наказание предусмотрено за клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - штраф в размере до 120 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

Мы считаем, что, поскольку Интернет признается публичным пространством, клевета, распространяемая на сайтах в Интернете, должна квалифицироваться в соответствии с указанными нормами права и наказываться вышеназванными мерами. Исключения для субъектов интернет-отношений в этом случае невозможны. Поэтому ч. 2 ст. 129 УК РФ может быть сформулирована так:

"2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, а равно в информационно-коммуникационных сетях, в том числе и Интернете," - далее по тексту.

Если клевета соединена с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, то наказание ужесточается вплоть до ограничения свободы на срок до трех лет, либо до ареста на срок от четырех до шести месяцев, либо до лишения свободы на срок до трех лет.

Так, Закон "О противодействии экстремистской деятельности" к экстремизму относит публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или субъекта РФ, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей экстремистской деятельности (ст. 1).

Отдельно ч. 2 ст. 130 УК РФ предусмотрена ответственность за оскорбление - унижение чести и достоинства другого лица в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, выраженное в неприличной форме, - наказывается штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до 180 часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Оскорбление как преступление должно быть выражено в неприличной, т. е. циничной, форме, глубоко противоречащей правилам поведения, принятым в обществе. Оскорбление - это нанесение обиды в различных формах (например, в виде ругательств или нецензурных прозвищ; письменно в виде записок или писем неприличного содержания; в виде телодвижений - пощечин, плевков в лицо и т.п. действий).

В отличие от клеветы при оскорблении не имеет значения, соответствует ли действительности отрицательная оценка личности пострадавшего или нет.

На наш взгляд, ч. 2 ст. 130 УК РФ может быть сформулирована следующим образом:

"2. Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, а равно в информационно-коммуникационных сетях, в том числе и Интернете," - далее по тексту.

Следует отметить, что суды испытывают определенные трудности при решении споров относительно указанных правонарушений, связанных с Интернетом, а иногда и вовсе не готовы к рассмотрению дел данной категории. Анализ показал, что среди множества проблем судебной практики по этим делам можно выделить несколько, непосредственно касающихся механизмов распространения информации: 1) сложность определения самого события преступления и правильной квалификации деяния; 2) сложность установления круга лиц, привлекаемых к юридической ответственности и обязанных компенсировать моральный вред и материальный ущерб пострадавшему; 3) фиксация (собирание, представление) доказательств, их допустимость и достоверность; 4) отсутствие необходимого опыта у органов следствия по расследованию данных преступлений, недостаточность процедурных норм, сложность проведения следственных действий.

Например, американские полицейские называют следующие проблемы в борьбе с кибертерроризмом: недостаток квалифицированных кадров, пробелы в законодательстве (противоречия и нечеткость формулировок американского законодательства, в частности понятий экстремистской и террористической информации); технологические трудности; недостаточное международное сотрудничество. В целом зарубежные специалисты исходят из того, что основной проблемой в сфере борьбы с киберпреступностью является сложность идентификации виновных лиц и оценки масштаба последствий преступного деяния.

Процесс распространения информации в Интернете в этом случае можно описать как процесс, в котором помимо самого автора участвуют два субъекта (лица): владелец сайта (сетевого информационного ресурса) и владелец сервера (хост-провайдер). Следовательно, потенциальными ответчиками могут являться как хост-провайдеры (разместившие информационный ресурс на своем сервере), так и владельцы информации.

Возможность анонимного присутствия в Сети позволяет скрыть подлинные имена автора, источника и лица, разместившего информацию. Примером могут служить интерактивные "гостевые книги", которые открываются на сайтах для выражения мнения посетителей по данной теме в качестве одной из форм изучения общественного мнения. Естественно, что каждый последующий посетитель имеет возможность познакомиться с мнением предыдущего. Найти автора "мнения", как правило, не представляется возможным.

Вместе с тем судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее такие сведения (например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций либо распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать). В соответствии с п. 6 ст. 152 ГК РФ суд в указанном случае вправе по заявлению заинтересованного лица признать распространенные в отношении его сведения не соответствующими действительности порочащими сведениями. Такое заявление рассматривается в порядке особого производства (подраздел IV раздела II ГПК РФ) <1>.

<1> Об этом см.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц".

Пострадавший от подобного "клеветнического мнения" в судебном порядке в соответствии с п. 6 ст. 152 ГК РФ вправе требовать признания распространенных сведений не соответствующими действительности и их удаления с сайта, но рассчитывать на материальное возмещение, к сожалению, не может.

В случае если не соответствующие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Проблема заключается в том, что для доказательства в суде факта распространения порочащих сведений в Сети конкретными субъектами (лицами) требуется проведение достаточно сложных процедур: просмотр протоколов доступа, проверка учетных записей провайдеров, определение телефонных номеров и их владельцев, просмотр содержимого серверов, установление владельцев серверов, зачастую находящихся в разных странах, что связано с исполнением международных поручений, и т. д.

Конечно, есть система оперативно-розыскных мероприятий органов МВД, ФСБ и других силовых структур, позволяющая найти правонарушителя, действующего на территории, скажем, государств СНГ. Однако экстерриториальность Интернета позволяет размещать компрометирующую информацию на территории другого государства (например, заключив договор хостинга <1> с провайдером, находящимся за пределами России) <2>.

<1> Хостинг (англ. Web-hosting) - это услуга по размещению чужой информации на своем веб-сервере или чужого веб-сервера на собственной "площадке". Договор хостинга - это соглашение, согласно которому провайдер осуществляет предоставление на время свободного дискового пространства на сервере для размещения сайта, принадлежащего другому лицу за определенную плату.

<2> Необходимо различать такие понятия, как "российский сегмент Интернета" и "русскоязычный Интернет". Под российским сегментом Интернета принято понимать совокупность информационных ресурсов серверов, находящихся на территории нашей страны, интернет-адреса которых зарегистрированы РосНИИРОС и другими действующими регистраторами (в домене .ru). Под русскоязычным Интернетом понимается совокупность информационных ресурсов, представленных на русском языке, независимо от места нахождения и регистрации содержащих их серверов.

Поскольку данные информационных систем и сетей не всегда находятся в статическом состоянии, традиционные процедуры сбора доказательств должны быть адаптированы для информационно-коммуникационных сетей. Речь идет о возможностях сбора вредной информации в режиме реального времени и законном перехвате информации органами следствия. Некоторые из этих мер изложены в Рекомендации Совета Европы от 11 сентября 1995 г. N R (95) 13 относительно проблем уголовных процедур, связанных с технологией обработки информации <1>.

<1> См.:

https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?id=538299&Site=COE&BackColorInternet=DBDCF2&BackC olorIntranet=FDC864&BackColorLogged=FDC864.

Представим, что субъект интернет-отношений (лицо), распространивший порочащие сведения, установлен. Перед истцом в подтверждение своих исковых требований возникает проблема сбора и представления в суд доказательств. " Обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений" <1>. Естественно, что ответчик поспешит удалить из памяти сервера доказательство своего правонарушения.

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц".

Отсутствие у истца процессуально закрепленных прав на проведение мероприятий, фиксирующих необходимые доказательства (факт размещения незаконной информации в Интернете), само по себе не является препятствием, так как суд вправе обязать сторону представить доказательства (ст. 56, 57 ГПК РФ). Если в деле помимо ответчика - владельца информационного ресурса будет представлена третья сторона - хост-провайдер, суд может обязать последнего подтвердить факт размещения на дисковом пространстве его сервера компрометирующей информации.

Если исходить из того, что сервер, в памяти которого размещена незаконная информация, является идеальным вещественным доказательством в суде, надо учитывать следующие трудности: исследовать весь объем хранящейся на сервере информации будет проблематично из-за большой емкости его памяти; при изъятии сервера могут быть нарушены права других пользователей Интернета, разместивших информацию на данной "площадке"; техническая экспертиза и мониторинг содержимого памяти сервера весьма дорогостоящая процедура; не исключено, что в результате таких действий окажется парализована вся работа провайдера, из-за того что его лишили основного орудия труда.

Такие возможности провайдера, как ведение протокола доступа, учетных записей, а также наличие на компьютере сервера лог-файла <1>, позволяющего фиксировать все осуществляемые на нем действия, можно использовать в помощь правосудию. Для этого необходимо обязать провайдеров регулярно копировать информацию с лог-файла, бережно хранить и представлять ее при первом требовании заинтересованных и компетентных государственных органов. Такие доказательства считаются допустимыми и в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством применяются судами в качестве письменных (ст. 71 ГПК РФ).

<1> Лог-файл (от англ. "log files") представляет собой специальный файл, содержащий системную информацию о работе сервера и сведения о действиях пользователей: дату и время визита пользователя; IP-адрес компьютера пользователя, а также иные настройки. Исследуя лог-файлы, можно получить сводные показатели активности потребителей интернет-услуг, изучить закономерности поведения различных групп, их предпочтения, интересы.

По такому же пути идет и законодательство других стран. В Великобритании в марте 2006 г. был принят Закон о противодействии терроризму (UK Terrorism Act, 2006) <1>, в котором определены четкие процедуры взаимодействия полиции с хост-провайдерами по удалению террористических материалов, блокированию экстремистских сайтов, улучшению международного сотрудничества в данной сфере. В Италии с 2005 г. действует Закон о борьбе с терроризмом, в соответствии с которым сервис-провайдеры обязаны хранить лог-файлы, а также иные данные о трафике пользователей. Кроме того, по итальянскому Закону операторы связи должны сохранять информацию о пропущенных и непринятых телефонных звонках.

<1> См.: http://www.agentura.ru/dossier/uk/counterterror/.

Наиболее приемлемым способом доказывания юридического факта на сегодняшний день является заверение у нотариуса интернет-страниц. Заинтересованное лицо составляет на имя нотариуса запрос, в котором просит удостоверить факт нахождения спорной информации по определенному адресу в Интернете. В таком запросе обычно указываются: адрес страницы, конкретные спорные фразы или выражения, обосновывается цель обеспечения доказательств. Нотариус устанавливает местонахождение информации в Интернете, распечатывает ее на бумажном носителе, проверяет наличие запрашиваемой информации в распечатанном экземпляре. Таким образом, он выполняет несколько нотариальных действий: получение доказательств и осмотр этих доказательств. Обычно, заверяя протокол осмотра интернет-страницы, нотариус указывает, каким образом он получил доступ к информации, описывает последовательность своих действий. Заверенная распечатка документа выступает письменным доказательством, так как соответствует требованиям, предъявляемым к письменным доказательствам, исходя из положений ст. 71 ГПК РФ и ст. 75 АПК РФ <1>. Примерно то же самое делает и следователь. Необходимо отметить, что нотариус обеспечивает доказательства только по спору, находящемуся на досудебной стадии разбирательства (или до рассмотрения дела в административном порядке) в силу ст. 102 Основ законодательства РФ о нотариате <2>. На стадии судебного разбирательства обеспечение доказательств осуществляется по запросу суда.

<1> См. также: Инструктивные указания Госарбитража СССР от 29 июня 1979 г. N И-1-4 "Об использовании в качестве доказательств по арбитражным делам документов, подготовленных с помощью электронно-вычислительной техники" // Сборник инструктивных указаний Государственного арбитража СССР. 1983. С. 47.

<2> Ведомости РФ. 1993. N 10. Ст. 357.

В случае положительного рассмотрения интернет-спора суд принимает решение, которое, по сути, направлено на восстановление положения, существовавшего до нарушения права (а также на возмещение убытков или компенсацию морального вреда). Мы считаем, что в качестве меры обеспечения иска на основе судебного акта может быть блокирован доступ со стороны провайдера, т.е. установлены так называемые фильтры (программы фильтрации, содержащие перечень интернет-адресов, соединение с которыми не осуществляется).

С нашей точки зрения, необходима также независимая организация (так называемый Web-депозитарий), обладающая законодательно установленным правом фиксировать и затем подтверждать в суде факт размещения в Интернете той или иной информации. Такую структуру вполне могли бы образовать провайдеры, поскольку создание государственной организации подобного рода будет стоить дорого.

Таким образом, правовое регулирование ответственности за распространение информации, порочащей честь и достоинство, хорошо разработано. Однако механизм его применения к современным интернет-отношениям пока еще разработан слабо. Но, как нам видится, именно в судебных процессах должна вырабатываться практика применения давно существующих норм к новым отношениям в области Интернета.

Незаконное распространение порнографических материалов в Интернете. По статистике, в глобальной сети работает 4 - 5 млн. порнографических сайтов. Ежегодный оборот торговли порнографией через Интернет составляет порядка 3 млрд. долл. США. Минимальная сумма, необходимая для создания полноценного платного порносайта с легально приобретенным контентом, равна 25 тыс. долл. США. В 2007 г., по данным МВД, в России было зарегистрировано 248 преступлений, связанных с распространением в Интернете детской порнографии. Для сравнения, в 2006 г. органами следствия было зафиксировано 146 таких преступлений (в 2005 г. - всего 31). Возбуждение уголовных дел в России связано преимущественно с распространением порнографических материалов с участием несовершеннолетних лиц. Наши правоохранительные органы уверяют, что Россия не является производителем детской порнографии и большинство вредной информации подобного содержания экспортируется к нам из-за рубежа.

В самом общем смысле под порнографией принято понимать изображение или описание секса с упором на физиологические подробности. Юридические определения, существующие в разных странах мира, весьма расплывчаты и периодически претерпевают изменения. Скажем, в настоящий момент в Европе и США порнографией считается только непосредственный показ проникновения или орального секса, в Японии - любое изображение гениталий. В Китае с 1990 г. действует Закон, по которому распространение порнографии карается смертной казнью. Такая же ситуация и в Ираке. В Дании, Швеции, Австралии, Нидерландах отношение к порнографии самое лояльное. В Нидерландах нет практически никаких ограничений на производство порнофильмов.

Следует отметить, что эротическая и порнографическая продукция в большинстве стран мира не запрещена, а ограничена. Эти ограничения в основном касаются: 1) времени публичного показа данной продукции, 2) места расположения секс-шопов, 3) вовлечения несовершеннолетних в этот бизнес. При этом главная цель введения ограничений - сделать данную продукцию малодоступной для несовершеннолетних, так как порнография оказывает травмирующее воздействие на психику подростка.

Однако в Интернете большинство данных ограничений становятся неэффективными. Это связано с тем, что порноиндустрия в Интернете - это огромный и слабо контролируемый государствами бизнес; большинство запросов в Интернете связаны именно с посещением порносайтов. Например, в киберпространстве будет сложно соблюсти норму Закона "О средствах массовой информации" о том, что распространение выпусков специализированных радио- и телепрограмм эротического характера без кодирования сигнала допускается только с 23 до 4 часов по местному времени, если иное не установлено местной администрацией (ст. 37).

В России, по экспертным оценкам, в среднем компания, занимающаяся размещением порнографических материалов в Сети, зарабатывает 120 - 140 тыс. долл. США в месяц, доходы за месяц более крупных порталов составляют 300 - 500 тыс. долл. США. Отдельно в этом бизнесе стоят одиночки, не имеющие своего продукта, но привлекающие посетителей на чужие платные интернет-площадки. Они создают сложные системы бесплатных страничек, на которых размещают картинки и приглашение посетить платные ресурсы. Доходы таких одиночек составляют в месяц 2 - 3 тыс. долл. США. Таких агентов в России, по подсчетам разных экспертов, 5 - 7 тыс. человек.

Исследуемая категория уголовных дел на практике относится к категории проблематичных. Во-первых, в российском законодательстве не содержится четкого определения порнографии. В каждом конкретном случае порнографию от эротики должен отличить экспертный совет. Для этого необходима комплексная судебная медико- психологическая экспертиза. Во-вторых, чтобы избежать ответственности, российские распространители данного контента размещают серверы с порнографической продукцией за пределами России, на информационных ресурсах государств, где это законодательно разрешено. Таким образом, если властям и удается решить конфликты, то это связано с международно-правовой работой и стоит очень дорого.

Нам представляется важным упорядочить данные отношения в Интернете как законодательными, так и техническими(!) мерами. Во-первых, необходимо добиться того, чтобы порнографическую продукцию можно было покупать (продавать) только в лицензированных интернет-магазинах. Во-вторых, государство должно лицензировать стрип-бары, работающие в Интернете, причем следует запретить вход на интернет- площадки лицам, не достигшим 18 лет. В-третьих, следует выделить специальную доменную зону (зоны) для осуществления данного бизнеса. В-четвертых, нужно развивать международно-правовое сотрудничество в сфере борьбы с детской порнографией, педофилией, сводничеством. Обязать активных игроков Интернета в России подписать специальную хартию "Рунет против детской порнографии".

На наш взгляд, необходимо также дополнить ст. 242.1 "Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних" УК РФ третьей частью:

"3. Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями через компьютерную систему или информационно- телекоммуникационную сеть с участием лиц, заведомо не достигших четырнадцатилетнего возраста (детей), -

наказываются лишением свободы на срок до восьми лет с конфискацией средств совершения преступления."

Например, подобная статья существует в Уголовном кодексе Украины. Часть 3 ст. 301 "Ввоз, изготовление, сбыт и распространение порнографических предметов" УК Украины устанавливает наказание сроком от трех до семи лет лишения свободы.

Следует обратить внимание на то, что в феврале 2008 г. Министерство культуры и массовых коммуникаций РФ совместно с Министерством юстиции РФ разработали специальный законопроект "Об ограничении оборота продукции эротического и порнографического характера". В нем дано отсутствующее до сих пор в российском законодательстве определение порнографии. Это "детализированное, натуралистическое изображение, словесное описание или демонстрация полового акта, половых органов, имеющие целью сексуальное возбуждение". Эротика, в свою очередь, определяется как "демонстрация сексуальных отношений людей, не содержащая элементы порнографии". При этом к эротической и порнографической продукции не относятся произведения, имеющие научную или художественную ценность, а также носящие образовательный или медицинский характер.

Важным шагом в этой сфере будет скорейшее подписание и ратификация нашей страной Европейской конвенции о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия 2007 г., к которой присоединилось большинство европейских стран. Представляется, что здесь нужно действовать прежде всего именно путем заключения международных многосторонних договоров. Причем государства должны не просто провозглашать свои приоритеты по защите молодого поколения от сексуальной эксплуатации, а выделять специальные фонды на защиту детей от психологического насилия.

Интересным здесь будет также и зарубежный опыт. Так, например, Уголовный кодекс Исландии предусматривает достаточно суровое наказание только за просмотр детской порнографии. Статья 210 УК Исландии квалифицирует как уголовное преступление "владение фотографиями, фильмами или подобными носителями, где дети изображены в откровенных или непристойных ситуациях". За первые годы введения этой статьи к уголовной ответственности были привлечены около 200 человек.

В США в 2006 г. на рассмотрение Конгресса был внесен законопроект Stop the Online Exploitation of Our Children Act <1>, призванный пресечь распространение детской порнографии в Сети. В случае его принятия владельцы сайтов, на которых размещаются порнографические материалы с участием детей, понесут суровую уголовную ответственность. Вначале администратор интернет-ресурса получит предупреждение с требованием немедленно удалить вредную информацию, а о факте публикации будет сообщено в Национальный центр по делам пропавших и подвергшихся насилию детей (NCMEC) <2>, специалисты которого свяжутся с местным полицейским управлением. В противном случае администрацию онлайнового ресурса будет ожидать штраф в размере 300 тыс. долл. США и возбуждение уголовного дела. Помимо этого предусматривается создание базы данных, в которую должны быть занесены онлайн-контакты лиц, осужденных за сексуальные преступления. За отказ предоставить подобные данные для пользователей предусмотрено тюремное заключение сроком до 10 лет.

<1> См.: http://politechbot.com/docs/mccain.child.sex.offender.120806.pdf.

<2> См.: National Center for Missing and Exploited Children // http://www.missingkids.com/. Нарушение правил интернет-торговли. Крайне важной в интернет-праве является в настоящее время проблема ответственности за качество информации, предоставляемой продавцом в рамках электронной торговли. Остановимся на ней подробнее.

Практика показывает, что приобретение товаров через Интернет сопряжено со многими возможными конфликтными ситуациями, которые следует учитывать как продавцам, так и покупателям, т.е. всем субъектам (участникам) интернет-отношений.

На наш взгляд, сегодня информация продавца (субъекта) размещается в Интернете в двух формах: либо в виде общих сведений о самом продавце и товарах, которыми он располагает; либо в виде конкретных сведений о товаре (его стоимости, комплектации, условиях доставки и оплаты) с предложением в случае согласия с указанными условиями заполнить бланк заказа, оплатить товар и ждать его доставки.

С такой схемой предложения товаров мы вполне согласны, поэтому рассматривать механизм правового регулирования ответственности за качество информации целесообразно в двух направлениях.

Первый случай - размещение информации в виде общих сведений о продавце и товарах, которыми он располагает, и предложений связаться с ним. Сразу оговоримся, что в данном случае конкретная сделка происходит уже вне рамок сети Интернет.

Возникает вопрос о правовой природе такой информации и последствиях ее недостоверности.

Анализ законодательных актов Российской Федерации показывает, что объявление подобного рода можно квалифицировать либо как рекламу, либо как информационное сообщение.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона "О рекламе" (далее - Закон о рекламе) под рекламой понимается информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

В случае если информация продавца соответствует указанным критериям, отношения между покупателем и продавцом можно квалифицировать как отношения между рекламодателем и потребителем рекламы.

Отсюда вытекают и последствия размещения ненадлежащей рекламы. Ненадлежащая реклама в соответствии со ст. 3 Закона о рекламе - это реклама, не соответствующая требованиям законодательства Российской Федерации. Закон признает ненадлежащей рекламой недобросовестную, недостоверную, неэтичную, заведомо ложную и иную рекламу, в которой допущены нарушения требований к ее содержанию, времени, месту и способу распространения, установленных российским законодательством.

Недобросовестной признается реклама, которая содержит некорректные сравнения рекламируемого товара с находящимися в обороте товарами, которые произведены другими изготовителями или реализуются другими продавцами; порочит честь, достоинство или деловую репутацию лица, в том числе конкурента; представляет собой рекламу товара, реклама которого запрещена данным способом, в данное время или в данном месте, если она осуществляется под видом рекламы другого товара, товарный знак или знак обслуживания которого тождествен или сходен до степени смешения с товарным знаком или знаком обслуживания товара, в отношении рекламы которого установлены соответствующие требования и ограничения, а также под видом рекламы изготовителя или продавца такого товара; является актом недобросовестной конкуренции в соответствии с антимонопольным законодательством.

Недостоверной является такая реклама (ст. 5 Закона о рекламе), в которой присутствуют не соответствующие действительности сведения в отношении таких характеристик товара, как: природа, состав, способ и дата изготовления, назначение, потребительские свойства, условия применения, наличие сертификата соответствия, сертификационных знаков и знаков соответствия государственным стандартам, количество, место происхождения; наличие товара на рынке, возможность его приобретения в указанных объеме, периоде времени и месте; стоимость (цена) товара на момент распространения рекламы; дополнительные условия оплаты; доставка, обмен, возврат, ремонт и обслуживание товара; гарантийные обязательства, сроки службы, сроки годности. К ненадлежащей рекламе можно отнести и рекламу товаров эротического характера, если в ней допущены нарушения тех ограничений, которые установлены для эротических изданий ст. 37 Закона РФ "О средствах массовой информации". Ненадлежащей является также порнографическая реклама (порнореклама), запрещенная ст. 242 УК РФ.

Предыдущий Федеральный закон "О рекламе" 1995 г. содержал также понятие заведомо ложной рекламы (ст. 9): это такая реклама, с помощью которой рекламодатель умышленно вводит в заблуждение потребителя рекламы.

Рассмотрим, какую ответственность в соответствии с законодательством о рекламе несет продавец за распространение ненадлежащей рекламной информации.

Статья 38 действующего Закона о рекламе гласит, что нарушение физическими или юридическими лицами законодательства Российской Федерации о рекламе влечет за собой ответственность в соответствии с гражданским законодательством. Нарушение рекламопроизводителями и рекламораспространителями законодательства о рекламе влечет за собой и административную ответственность.

Таким образом, к ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о рекламе могут быть привлечены только юридические или физические лица - индивидуальные предприниматели, которые являются рекламодателями или рекламопроизводителями (в нашем случае - субъект интернет-отношений, т. е. продавец) и рекламораспространителями (в нашем случае - хост-провайдер), и только за действия, указанные в ст. 38 Закона о рекламе: за нарушение законодательства Российской Федерации о рекламе в части содержания информации; в части оформления, производства, подготовки рекламы; в части, касающейся времени, места и средств размещения рекламы.

Лица, права и интересы которых нарушены в результате ненадлежащей рекламы, вправе обратиться в установленном порядке в суд, арбитражный суд с исками о возмещении убытков (включая упущенную выгоду), компенсации вреда, причиненного здоровью морального вреда, о публичном опровержении ненадлежащей рекламы.

В случае установления антимонопольным органом факта распространения недостоверной рекламы он вправе сделать соответствующее предписание об устранении такой рекламы. Антимонопольный орган вправе обратиться в установленном порядке в суд или арбитражный суд с иском к рекламодателю о публичном опровержении недостоверной рекламы, т. е. о размещении контррекламы за счет рекламодателя. При этом суд или арбитражный суд определяет форму, место и сроки размещения такого опровержения.

В соответствии со ст. 14.3 "Нарушение законодательства о рекламе" КоАП РФ за ненадлежащую рекламу или отказ от контррекламы налагается административный штраф в следующем размере: на граждан - от 2000 до 2500 руб.; на юридических лиц - от 40 тыс. до 500 тыс. руб.

Ранее действующее законодательство о рекламе предусматривало возможность наступления и уголовной ответственности по ст. 182 УК РФ. В настоящее время эта статья отменена <1>.

<1> 8 декабря 2003 г. Президент РФ подписал Федеральный закон N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации". В п. 106 указанного Закона установлено, что ст. 182 "Заведомо ложная реклама" УК РФ утратила юридическую силу (СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4848).

Говоря о заведомо ложной рекламе, надо отметить, что она рассматривалась как уголовно наказуемый пример недобросовестной конкуренции, когда умышленно завышается подлинное качество товара или оказываемых услуг, приписываются или значительно завышаются их реальные достоинства, свойства и основные характеристики либо принижается фактическое качество товаров и услуг, предлагаемых конкурентами. Уголовная ответственность наступала в случае, когда этими действиями причиняется значительный ущерб. Само понятие "значительный ущерб" относилось к оценочным категориям (ст. 158 УК РФ). Являлся ли ущерб значительным для потерпевшего в каждом отдельном случае, определял суд с учетом всех обстоятельств дела.

Следует особо обратить внимание на высокий уровень криминализации рекламного бизнеса, непрозрачность, а порой и отсутствие каких-либо правовых отношений между рекламодателями. Все это привлекает внимание преступников и способствует укоренению в этой сфере теневых правил общения участников рекламной деятельности. Исключение ст. 182 УК РФ лишь усилит и обострит данные негативные процессы. Поэтому отмена уголовной ответственности за описанные выше деяния, на наш взгляд, не своевременна.

Однако в ряде случаев объявления, соответствующие критериям рекламы, тем не менее не подпадают под действие Закона о рекламе и не могут квалифицироваться как реклама. Это относится к случаям, когда предлагаемая неограниченному кругу лиц информация о товаре не связана с осуществлением продавцом предпринимательской деятельности. Такое исключение предусмотрено п. 6 ч. 2 ст. 2 и п. 4 ст. 20 Закона о рекламе. Такого рода информация размещается на сайтах (например, baraholka.ru или molotok.ru), где каждый пользователь Интернета может разместить свое объявление о продаже автомобиля, гаража, мебели и т.п.

Согласно ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Систематическое получение прибыли от осуществляемой деятельности подразумевает, что такая деятельность не должна носить разового характера. Такой вывод подтверждается п. 10 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 1998 г. N 37 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о рекламе" <1>, где под рекламой понимается объявление рекламодателя, которое предназначено для неопределенного круга лиц и по своему смыслу и характеру не исчерпывается разовым предложением.

<1> Вестник ВАС РФ. 1999. N 2.

На наш взгляд, объявление типа "Продаю люстру б/у" не подпадает под действие Закона о рекламе, а на такую информацию, как, например, "Стенки, спальни", действие указанного Закона распространяется. К таким сообщениям можно применять Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (далее - Закон об информации). В соответствии со ст. 2 этого Закона информацией являются сведения (сообщения, данные) о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления. Информация, ставшая доступной пользователям, в том числе посредством информационных систем, в первую очередь должна отвечать критерию достоверности. Лица, получившие недостоверную информацию, имеют право на возмещение понесенного ими ущерба в соответствии с п. 6, 7 ст. 8 Закона об информации.

Из вышеизложенного следует, что российское законодательство содержит ряд гарантий прав потенциального покупателя, который, воспользовавшись размещенной в

Интернете информацией продавца (субъекта), обнаружил ее несоответствие действительности.

Еще один способ - это размещение информации в виде конкретных сведений о товаре (его стоимости, комплектации, условиях доставки и оплаты) с предложением заполнить бланк заказа и оплатить товар.

Именно такой способ в настоящее время наиболее распространен. Если потенциальный покупатель, познакомившись с предложением продавца, заполнит бланк и оплатит товар, сделка будет заключена в рамках сети Интернет.

Так, " продажа товаров дистанционным способом" - это продажа товаров по договору розничной купли-продажи, заключаемому на основании ознакомления покупателя с предложенным продавцом описанием товара, содержащимся в каталогах, проспектах, буклетах либо представленным на фотоснимках или посредством средств связи, или иными способами, исключающими возможность непосредственного ознакомления покупателя с товаром либо образцом товара при заключении такого договора. Такое определение этому понятию впервые дают Правила продажи товаров дистанционным способом, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 27 сентября 2007 г. N 612.

В данном случае информация будет рассматриваться как публичное предложение о заключении договора. Даже если такую информацию считать рекламой, то в соответствии со ст. 11 Закона о рекламе последствия признания рекламы приглашением делать оферты либо публичной офертой (публичное предложение о заключении договора в рекламе) определяются в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Согласно ст. 437 ГК РФ реклама рассматривается как приглашение делать оферты, если в ней не указано иное. Реклама, содержащая все существенные условия договора, в которой усматривается воля рекламодателя заключить договор на указанных в рекламе условиях с любым, кто отзовется, признается публичной офертой. О рекламе как о публичной оферте говорится в ст. 494 ГК РФ, посвященной розничной купле-продаже. Предложение товара в его рекламе признается публичной офертой, если оно содержит все существенные условия договора розничной купли-продажи. Аналогичное положение содержится в п. 12 Правил продажи товаров дистанционным способом.

В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Названные Правила определяют, что продавец должен еще до заключения договора предоставить покупателю информацию об основных потребительских свойствах товара и адресе (месте нахождения) продавца, о месте изготовления товара, о своем полном фирменном наименовании, о цене и об условиях приобретения товара, о его доставке, сроке службы, сроке годности и гарантийном сроке, о порядке оплаты товара, а также о сроке, в течение которого действует предложение о заключении договора (п. 8 Правил).

Продавец, не предоставивший покупателю возможность получить соответствующую информацию о товаре, несет ответственность и за недостатки товара, возникшие после его передачи покупателю, в отношении которых покупатель докажет, что они возникли в связи с отсутствием у него такой информации. Например, покупатель вправе отказаться от товара в любое время до его передачи, а после передачи товара - в течение семи дней. В случае если информация о порядке и сроках возврата товара надлежащего качества не была предоставлена в письменной форме в момент доставки товара, покупатель вправе отказаться от товара в течение трех месяцев с момента его передачи (п. 21 Правил).

Следует подчеркнуть, что действующий Закон о рекламе особое внимание уделяет рекламе, распространяемой по сетям электросвязи и размещаемой на почтовых отправлениях (ст. 18). Он устанавливает, что распространение рекламы по сетям электросвязи, в том числе посредством использования телефонной, факсимильной, подвижной радиотелефонной связи, допускается только при условии предварительного согласия абонента или адресата на получение рекламы. При этом реклама признается распространенной без предварительного согласия абонента или адресата, если рекламораспространитель не докажет, что такое согласие было получено. Рекламораспространитель обязан немедленно прекратить распространение рекламы в адрес лица, обратившегося к нему с таким требованием.

Таким образом, российское законодательство должным образом регулирует институт ответственности за распространение некачественной рекламы и информации нерекламного характера в Сети, а также отсутствие той обязательной информации о товаре, которую продавец (субъект) должен предоставить потенциальному покупателю, своему партнеру по интернет-отношениям.

Нарушение авторских и смежных прав в Сети. И наконец, остановимся на проблеме ответственности за распространение информации, нарушающей авторские права.

Известно, что вопрос о правовом регулировании и защите исключительных прав в сети Интернет в последнее время имеет особую актуальность, так как Сеть переполнена материалами, нарушающими авторские и смежные права, а ведь интеллектуальный потенциал страны - залог конкурентоспособности экономики страны.

Данные правоотношения регулируются как международным, так и действующим российским законодательством: Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений, Парижский акт от 24 июля 1971 г. (с изм. от 1979 г.) - Российская Федерация участвует с 1995 г.; Всемирная конвенция об авторском праве, подписанная в Женеве в 1952 г., - СССР присоединился в 1973 г.; Договор ВОИС по авторским правам 1996 г. <1> - Российская Федерация не участвует; Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм <2>, подписанная в Женеве в 1971 г., - Российская Федерация участвует с 1995 г.; Международная конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (Римская конвенция 1961 г.) <3> - Российская Федерация участвует с 2003 г.; Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашение ТРИПС) <4>; Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 г. <5> - Российская Федерация не участвует; Гражданский кодекс РФ и др.

<1> Договор ВОИС по авторским правам (Женева, 20 декабря 1996 г.). Текст на русском языке опубликован в издании: Шамраев А.В. Указ. соч. С. 215 - 220.

<2> Постановление Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. N 1224 "О присоединении Российской Федерации к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений в редакции 1971 г., Всемирной конвенции об авторском праве в редакции 1971 г. и дополнительным протоколам 1 и 2, Конвенции 1971 г. об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм" // СЗ РФ. 1994. N 29. Ст. 3046. Текст Конвенции на русском языке опубликован в издании: Бюллетень международных договоров. 1999. N 8. С. 3 - 7.

<3> Постановление Правительства РФ от 20 декабря 2002 г. N 908 "О присоединении Российской Федерации к Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций" // СЗ РФ. 2002. N 52. Ч. II. Ст. 5217. Текст Конвенции на русском языке опубликован в издании: Бюллетень международных договоров. 2005. N 7. С. 11 - 20.

<4> Соглашение на русском языке опубликовано не было. Текст на английском языке опубликован в издании: International Investment Instruments: A Compendium. Vol. I. N.Y. and Geneva, 1996. P. 337 - 371..

<5> Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам (Женева, 20 декабря 1996 г.). Текст на русском языке опубликован в издании: Шамраев А.В. Указ. соч. С. 220 - 227.

Сегодня в Интернете можно найти практически любые книги, статьи, аудио- и видеозаписи, а также другие материалы, размещенные с нарушением исключительных прав их создателей.

Правонарушения в этой области представлены в следующих формах: 1)

преобразование произведения в электронную версию и последующее размещение на сайте Интернета без согласия на это автора; 2)

копирование материалов сайта для дальнейшего их распространения в реальном мире или размещения на другом сайте без ведома и согласия на это автора материалов.

Если авторские права на произведение, опубликованное в реальном мире, нарушены путем копирования и размещения данного произведения на сайте без согласия на это автора, ему достаточно при обращении в суд доказать факт незаконного размещения произведения. Доказывание авторства при этом не вызовет каких-либо трудностей.

Однако ситуация осложняется, если произведение впервые было опубликовано именно в сети Интернет на определенном сайте или сам сайт - результат творческой деятельности дизайнера и программиста.

В нормативных актах можно встретить упоминание сайта в нескольких значениях: как источник информации, официальная веб-страница, официальный сайт организации, веб-узел и т.д. По нашему мнению, сайт соответствует понятию базы данных, так как представляет собой совокупность гипертекстовых документов. По мнению Е.М. Макаровой, в силу ст. 1240 ГК РФ его можно рассматривать и как "сложный объект, представляющий собой сочетание различных объектов интеллектуальной собственности, каждый из которых может иметь самостоятельную правовую охрану" <1>.

<1> Макарова Е.М. Проблемы правового регулирования использования Интернета в предпринимательской деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 85.

Статья 1 Закона РФ "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" определяла базу данных как объективную форму представления и организации совокупности данных (например, статей, расчетов), систематизированных таким образом, чтобы эти данные могли быть найдены и обработаны с помощью ЭВМ.

В соответствии со ст. 1259 ГК РФ базы данных являются объектами авторского права, что определяет режим их использования.

Согласно ст. 1 Закона РФ "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" воспроизведение базы данных - это изготовление одного или более экземпляров базы данных в любой материальной форме, а также их запись в память ЭВМ.

В соответствии со ст. 1270 и 1280 ГК РФ воспроизведение баз данных путем копирования для личных целей не допускается без согласия автора и без выплаты вознаграждения. Исключение составляют случаи, если копию делает законный обладатель базы данных для собственного пользования.

Следовательно, копирование материалов с сайта - это нарушение имущественных прав автора сайта, к которым в соответствии со ст. 1270 ГК относится воспроизведение базы данных, распространение, модификация и другое использование.

Воспроизведение части сайта, являющейся самостоятельным произведением, охраняемым авторским правом (в силу ст. 1259 ГК РФ), является нарушением имущественных прав автора. Можно сделать вывод, что копирование сайта (совокупности авторских статей) и дальнейшее использование копии является нарушением и прав автора сайта, и прав автора статьи.

Это положение подтверждает Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторских и смежных правах" <1>. Так, п. 25 Постановления определяет, что размещение объектов авторского права и (или) смежных прав в телекоммуникационных сетях, в частности в сети Интернет, является использованием данных объектов, если по инициативе лица, совершившего запись, неопределенный круг лиц получает доступ к этому произведению или объекту смежных прав. Созданные (полученные) в результате такого использования экземпляры произведений или объектов смежных прав с нарушением Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" являются контрафактными. Лица, осуществившие подобные действия, признаются нарушителями авторского права и (или) смежных прав. К указанным лицам могут быть отнесены, в частности, владельцы сайта, на котором были размещены контрафактные произведения или объекты смежных прав.

<1> БВС РФ. 2006. N 8.

В случае нарушения прав субъекты (т.е. авторы программы и иные правообладатели) в силу ст. 18 Закона РФ "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" и ст. 49 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" могли требовать: 1)

признания прав; 2)

восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и прекращения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; 3)

возмещения лицом, нарушившим исключительное право, причиненных убытков в соответствии с гражданским законодательством.

Согласно п. 3 ст. 1299 и ст. 1301 ГК РФ обладатели исключительных прав вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: -

в размере от 10 тыс. до 5 млн. руб., определяемом по усмотрению суда, исходя из характера нарушения; -

в двукратном размере стоимости экземпляров произведений или объектов смежных прав либо в двукратном размере стоимости прав на использование произведений или объектов смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведений или объектов смежных прав.

Обладатели исключительных прав вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования произведений или объектов смежных прав либо за допущенные правонарушения в целом.

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения независимо от наличия или отсутствия убытков. Авторы и исполнители в случае нарушения их личных неимущественных прав или имущественных прав также вправе требовать от нарушителя возмещения морального вреда.

За защитой своего права субъекты рассматриваемых отношений (правообладатели) могут обратиться в суд, арбитражный или третейский суд, органы прокуратуры, органы дознания, органы предварительного следствия в соответствии с их компетенцией.

Суд или арбитражный суд может вынести решение о конфискации контрафактных экземпляров (причем без ходатайства истца), а также материалов и оборудования, используемых для воспроизведения контрафактных экземпляров, и об уничтожении либо о передаче их в доход соответствующего бюджета либо истцу по его просьбе в счет возмещения убытков (ст. 1302 ГК РФ).

Одной из гарантий реализации авторских и смежных прав является уголовно- правовая защита этих прав, установленная ст. 146 УК РФ. Однако уголовная ответственность за нарушение авторских прав исключается, если оно не причинило крупного ущерба.

В соответствии с ч. 1 ст. 146 УК РФ присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю, наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

Согласно ч. 2 ст. 146 УК РФ незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, наказываются штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 146 УК РФ те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в особо крупном размере; лицом с использованием своего служебного положения, наказываются лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Однако реализация этих правовых норм на практике слабая. В действительности в суде жертвам данного вида преступления довольно сложно доказать факт нарушения их прав, когда незаконное размещение объектов авторского права имело место в компьютерных системах или сетях общего доступа.

В целях предпринятого исследования предлагается ч. 2 ст. 146 УК РФ изложить в следующей редакции:

"2. Незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторских и смежных прав, совершенные в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение или сопряженные с получением дохода в крупном размере, или причинившие крупный ущерб, а равно незаконное размещение объектов авторского права в компьютерных системах или сетях общего доступа с предоставлением права свободного или возмездного копирования, -

наказываются штрафом в размере до четырехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет с конфискацией компьютерных систем или без таковой".

Следует отметить, что Президентом РФ в 2003 г. был внесен на рассмотрение в Государственную Думу проект Федерального закона "О внесении изменений в статью 146 Уголовного кодекса Российской Федерации", который в определенной мере восполнил пробел в отношении размера причиненного вреда.

Так, крупный ущерб применительно к рассматриваемому составу преступления в Уголовном кодексе на сегодняшний день определяется как стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав, которая превышает 50 тыс. руб., а в особо крупном размере - 250 тыс. руб. Данный признак отныне не является оценочным.

До 2003 г. при определении крупного имущественного ущерба применительно к нарушению авторских и смежных прав необходимо было, исходя из юридической природы и специфики данного деяния, руководствоваться объективным и субъективным критериями, а крупного морального ущерба - субъективным критерием и принятыми в обществе оценками правил поведения в данной сфере. Объективным критерием выступал размер гонорара за произведение, а субъективным - оценка ущерба (имущественного или морального) как крупного самим автором.

В соответствии со ст. 7.12 КоАП РФ незаконное использование экземпляров произведений в целях извлечения дохода в случаях, если экземпляры произведений являются контрафактными либо на экземплярах произведений указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав, а равно иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 1500 до 2000 руб. с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на должностных лиц - от 10 тыс. до 20 тыс. руб. с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения; на юридических лиц - от 30 тыс. до 40 тыс. руб. с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения.

Таким образом, нормативно-правовая база, регулирующая ответственность за правонарушения в области авторских прав, находится на этапе своего становления. В судебном процессе субъект (истец) должен доказать, что он обладает исключительными правами (является автором или другим законным правообладателем) и его права нарушены.

В том случае, если произведение автора было опубликовано в реальном мире, проблем с доказательствами авторства не будет. Однако, если произведение впервые было опубликовано в сети Интернет, могут возникнуть осложнения с доказыванием авторства спорной работы и времени ее публикации.

Согласно гражданско-процессуальному законодательству доказательствами по гражданскому делу могут быть любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Такими фактическими данными могут быть публикации спорных объектов исключительных прав на материальных носителях; нотариальное засвидетельствование даты создания произведения; свидетельства и материалы, предоставленные поисковыми системами Интернета, провайдерами и т. д. <1>.

<1> В качестве примера интересен судебный процесс по иску ООО "ПромоРу" к "Познавательной книге плюс". Суд признал соответствующими принципам относимости и допустимости представленные истцом доказательства появления материалов книг в Интернете раньше срока их публикации ответчиком: электронные аналоги материалов книг, подтверждение хост-провайдера, интернет-провайдера и компании - владельца поисковой системы "Апорт". См. об этом подробнее: Наумов В.Б. Право и Интернет: Очерки теории и практики. 2002. С. 237.

Доказательства авторства могут содержаться и в самом произведении. Творчество является отражением личности автора и протекает во времени, следовательно, эксперты (искусствоведы и литературоведы) смогут определить автора по характерным нюансам стиля произведения.

В 1984 г. введен в действие ГОСТ 6.10.4-84 "Придание юридической силы документам на машинном носителе и машинограмме, создаваемом средствами вычислительной техники", который устанавливает требования к составу и содержанию необходимых реквизитов, придающих юридическую силу электронным документам, а также порядок внесения изменений в эти документы. Среди подобных реквизитов: наименование документа; наименование организации, выпустившей документ; местонахождение организации (или почтовый адрес); дата изготовления документа; код лица, ответственного за правильность изготовления документа (код лица, утвердившего документ), а также номер телефона, телетайпа, должность и фамилия лица, имеющего право удостоверять записанный на машинном носителе документ и машинограмму.

Мы считаем, что отсутствие нормативных требований к сетевым публикациям (аналогичных требованиям ГОСТ 7.4-95 "Издания. Выходные сведения" <1> и Перечня выходных сведений, размещаемых в непериодических печатных изданиях <2>) затрудняет официальные ссылки на сетевые публикации (особенно те, что не имеют аналогов в иной форме) и не способствует охране прав авторов и иных правообладателей. И несмотря на то, что с 2002 г. в России был введен ГОСТ 7.83-2001 "Электронные издания. Основные виды и выходные сведения: Межгосударственный стандарт" <3>, он не решил ключевых правовых проблем равноценного признания и условий применения сетевых публикаций.

<1> ГОСТ 7.4-95 "Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Издания. Выходные сведения", введен Постановлением Госстандарта России от 18 октября 1995 г. N 545 (в ред. от 1 июля 2000 г.). М., 2003.

<2> Приказ Мининформпечати России от 28 июня 1993 г. N 127 "Об утверждении Перечня выходных сведений, размещаемых в непериодических печатных изданиях" // БНА. 1993. N 110.

<3> ГОСТ 7.83-2001 "Электронные издания. Основные виды и выходные сведения" внесен Госстандартом России, принят Межгосударственным советом по стандартизации, метрологии и сертификации. Постановлением Государственного комитета РФ по стандартизации и метрологии от 15 января 2001 г. N 14-ст Межгосударственный стандарт ГОСТ 7.83-2001 введен в действие с 1 июля 2002 г. в качестве национального стандарта России. М., 2002; http://orel.rsl.ru/offlcial/7_83.htm.

Действительно, необходимо принять новый стандарт, предусматривающий требования именно к сетевым публикациям с учетом их специфики, или распространить на указанные публикации ГОСТ 7.4-95.

В этом случае первичная публикация в Интернете будет носить официальный характер, что облегчит доказывание авторства в суде. Причем под сетевой публикацией мы предлагаем понимать зафиксированную на материальном носителе информацию с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать, доступную потенциально неограниченному кругу пользователей через информационно-телекоммуникационные сети.

Конечно, самый лучший способ обеспечить себе доказательства авторства заранее - сдать на хранение нотариусу отпечатанное или переведенное на другой носитель произведение. В случае возникновения проблем субъект (автор) сможет представить суду опечатанный конверт, содержащий произведение, с проставленной на нем датой. Свидетельские показания, а также доказательства, представляемые провайдером, суд также должен принимать во внимание.

Мы предлагаем помимо правовых средств защиты исключительных прав использовать здесь также технологии, наделяющие электронный документ возможностью саморазрушения в случае его незаконного использования.

<< | >>
Источник: И.М. РАССОЛОВ. ПРАВО И ИНТЕРНЕТ / ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ / 2-е издание, дополненное. 2009

Еще по теме § 2. Особенности отдельных правонарушений в киберпространстве (распространение экстремистских материалов в Интернете; клевета в Интернете; незаконное распространение порнографических материалов в Интернете; нарушение правил интернет-торговли; нарушение авторских и смежных прав в Сети):

  1. § 6. Форум прав в Интернете и решение актуальных проблем регулирования интернет-отношений
  2. Особенности составления протоколов при совершении отдельных нарушений Правил дорожного движения
  3. Интернет
  4. 9-4. Православный Интернет
  5. Технологам на основе Интернета
  6. Воздействие Интернета
  7. Глава 4 СТРУКТУРА И ПРИНЦИПЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ИНТЕРНЕТА
  8. Структурные компоненты Интернета
  9. Ресурсы Интернета
  10. § 3. Сущность интернет-права
  11. 3.5. Интернет в Совете Федерации
  12. ЦЕРКОВЬ И СМИ. ИНТЕРНЕТ
  13. § 2. " Дерево целей" в Интернете
  14. § 4. Возможные модели регулирования в Интернете
  15. Функциональное назначение Интернета
  16. ГИС и Интернет
  17. Глава 3. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ИНТЕРНЕТ-ПРАВУ
  18. 7.2. Роль Интернета в мировом информационном пространстве
  19. Жанр видений в религиозном Интернете Чернега О. П.