<<
>>

ЛЕГАЛЬНЫЙ МАРКСИЗМ

Спор о капитализме достиг своего пика в 1890-е гг., когда марксизм стал влиятельным направлением в России и приобрел широкое распространение в рабочем движении. Именно в ту пору, когда политика министра финансов графа Витте быстро изменяла облик страны, дебаты между народниками и марксистами направили внимание русской интеллигенции на проблемы капиталистической индустриализации.
Важную роль в этих дебатах сыграло течение, известное под именем «легальный марксизм». Ленин называл его «совершенно курьезным явлением», которое было бы невозможным в 1880-е и в начале 1890-х гг.: В стране самодержавной, полным порабощением печати, в эпоху отчаянной политической реакции, преследовавшей самомалейшие ростки политического недовольства и протеста, - внезапно пробивает себе дорогу в подцензурную литературу теория революционного марксизма, излагаемая эзоповским, но для всех понятным языком. Правительство привыкло считать опасной толь- 464 Анджей Балицкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ... ко теорию (революционного) народничества, не замечая, как водится, его внутренней эволюции, радуясь всякой направленной против нее критике. Пока правительство спохватилось, пока тяжеловесная армия цензоров и жандармов разыскала нового врага и обрушилась на него, - до тех пор прошло немало (на наш русский счет) времени. А в это время выходили одно за другим марксистские книги, открывались марксистские журналы и газеты, марксистами становились повально все. Марксистам льстили, за марксистами ухаживали, издатели восторгались необычайно ходким сбытом марксистских книг . Ленин имеет здесь в виду, разумеется, «легальный» марксизм в самом широком смысле этого слова, т.е. всю в целом марксистскую литературу, которая печаталась легально. Широкое распространение марксистской литературы объяснялось (как подчеркивал Ленин) альянсом между людьми крайних и людьми умеренных убеждений, то есть альянсом революционных марксистов и «легальных» марксистов sensu stricto - сторонников легальных методов борьбы, которые видели в марксизме такую теорию, которая делает упор на необходимости капиталистической индустриализации и либеральной свободы. Велущим представителем этого течения был Петр Струве (1870-1944). После опубликования его работы «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии в России» (1894) легальный марксизм стал влиятельным течением со своими периодическими изданиями и своим представительством среди университетских профессоров (А. Скворцов, А. Чупров, М. Туган-Барановский и др.). Можно даже сказать, что для среднего русского интеллигента (если он не был непосредственно связан с революционным движением) марксизм в России начался не с Плеханова, но со Струве2. Предшественником Струве был Н. Зибер, профессор Киевского университета и автор исследования «Давид Риккардо и Карл Маркс», о котором положительно отзывался сам Маркс . Книга эта целиком была напечатана только в 1885 г., но отдельные ее части - диссертация о теории стоимости Риккардо (1871) и ряд статей под названием «Экономическая теория Маркса» - появились в 1870-е гг. и внесли большой вклад в дело популяризации марксизма среди членов «Земли и воли». Стоит отметить, что работы Зибера оказали значительное влияние на молодого Плеханова, который ссылался на них в своей статье «Закон экономического развития общества и задачи социализ- 1 Ленин В.И.
Что делать? // Он же. ПСС. 4-е изд. Т. 5. М, 1951. С. 333-334. 2 Самое обстоятельное исследование о Струве до 1905 г. -Pipes R. Struve, Liberal on the Left, 1870-1905. Cambridge. Mass, 1970. 3 См. послесловие ко второму немецкому изданию «Капитала». ГЛАВА 18. От народничества к марксизму 465 ма в России». Советские ученые обычно склонны видеть Зибера в более благоприятном свете, чем Струве, и отмечают его роль в пропаганде марксизма в России. С другой стороны, если рассматривать общую типологию различных версий русского марксизма, то невозможно отрицать, что именно Зибер инициировал либерально-экономическое истолкование, подхваченное позднее легальными марксистами. Согласно Зиберу, Маркс был, прежде всего прочего, учеником и продолжателем Риккардо. «Капитал», писал Зибер, является «не чем иным, как продолжением и развитием начал, лежащих в основании учений Риккардо и Смита»1. Основной акцент Зибер делал на эволюционной неизбежности капитализма. Общественные формации, писал он, - это не вопрос выбора, а неизбежный результат естественного развития; сознательное вмешательство людей не может достичь чего-то большего, чем повивальная бабка, которая разве что сокращает время родовых мук. Необходимость пройти через капиталистический этап развития определяется всеобщим законом экономического развития; можно противодействовать каким-то общественно вредным последствиям индустриализации с помощью заводского законодательства по английскому образцу, но «попытка ликвидировать капитализм прежде, чем он будет готов ликвидировать сам себя, равносильна попытке поднять себя за волосы»2. Экономическое развитие имеет эволюционный характер, и его естественные этапы невозможно ни перескочить, ни искусственно сократить: институциональная структура государства всегда автоматически приспосабливается к экономическому базису. Зибер настолько верил в автоматический прогресс, что был убежден, что и переход к социализму произойдет без всякой революции, когда этот переход станет экономически оправданным. Вопрос о введении новой системы, полагал он, должен решить международный конгресс, состоящий из представителей развитых индустриальных стран. Человек с такими взглядами не мог не быть абсолютно враждебен народничеству. Зибер был уверен, что крестьянская община обречена на исчезновение и что развитие экономики требует экспроприации и пролетаризации большей части российского крестьянства. Зибер часто повторял, что из русского крестьянства не будет толку, если оно не пройдет через «индустриальный котел». Для Зибера было аксиомой, что разбросанные здесь и там хозяйства мелких независимых производителей нужно заменить крупным капиталистическим производством. Не удивительно, что Аксельрод заметил в письме к Плеханову, что теория Зибера приводит русских социалистов к безрадостному выводу: «кресть- 1 Зибер Н.И. Избранные экономические произведения. М., 1959. Т. 1. С. 556. 2 Там же. Т.2. С. 673. 466 Анджеи Валицкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ... янство предоставить на волю исторической стихии, а самим сделаться либералами, или же самим сидеть сложа руки» . Достойно внимания, что как раз по этому вопросу Струве придерживался другого мнения: не социалисты должны стать либералами, полагал он, но либералам (если они хотят иметь влияние) хотя бы на какое-то время следует стать социал-демократами. Несомненно, этот аргумент со всей ясностью указывает на политическую слабость либерального движения в России. В своих «Критических заметках...» Струве нападал на народническое учение и отстаивал прогрессивную природу капиталистической индустриализации. Воля индивидов и их субъективные идеалы ничего не стоят, утверждает Струве, полемизируя с «субъективной социологией». Поэтому корректный подход к капитализму - подход не идеологический, но объективный - это позиция ученого, который демонстрирует неизбежность данного процесса. «Приходится сделать вывод, что нам недостает культуры, и мы должны пойти на науку к капитализму», - таков вывод книги. Эта позиция, естественно, вызвала взрыв негодования в народнических кругах. Для того чтобы понять последовавшую реакцию, нужно принять во внимание тот факт, что как Плеханов, так и немецкие социал-демократы еще прежде сделали серьезную ошибку: они относились к крестьянам как к однородной реакционной массе и что в программе немецких социал-демократов, одобренной в Эрфурте в 1891 г., говорилось о крахе мелких независимых предприятий (включая фермы) как о «естественной необходимости» экономического развития. Все эти факторы в итоге привели к тому, что народнические авторы в каждом марксисте подозревали пропагандиста экспроприации крестьян или даже представителя интересов буржуазии. В полемике между марксистами и народниками одним из самых активных участников был Михайловский, который резко выступал не только против Струве и легальных марксистов, но и против марксизма как такового, обвиняя его в фатализме и доктринерской негибкости в соединении с диалектической софистикой, догматическим самодовольством и высокомерным безразличием к судьбе живых людей. Особое возмущение вызывала фраза, что нужно «брать уроки у капитализма». Но только молодой Ленин счел необходимым отказаться disown от нее и ясно показать различие между взглядами Струве и революционным марксизмом. Среди большинства других марксистов того времени «Критические заметки...» принесли Струве большую известность и уважение, а его ревизионистские взгляды старались не замечать ради его вклада в борьбу против народничества. ГЛАВА 18. От народничества к марксизму 467 Переписка Г.В. Плеханова и П.Б. Аксельрода. М., 1925. Т. 2. С. 197. На первом съезде русских социал-демократов в Минске в 1898 г. именно Струве предложили написать манифест партии. Эта программа, одобренная съездом, показывает общую платформу, на которой легальные и революционные марксисты сумели договориться; в ней ничего не говорилось о захвате власти или гегемонии пролетариата, а задача, стоявшая перед рабочим классом, определяется тем, чтобы занять место «слабой и трусливой» буржуазии в борьбе за политические свободы. Сам Струве позднее признавал, что для него лично вопрос о политических правах имел гораздо больше значения, чем конечная цель социализма. Он «страстно любил свободу», тогда как социализм как таковой никогда не вызывал у него никаких эмоций, не говоря уже о страсти: «Я стал адептом социализма просто путем размышлений, и таким образом я пришел к выводу, что социализм - исторически неизбежный результат объективного процесса экономического развития»1. Важно то, что уже в своих ранних «Критических заметках...» Струве предвосхищает кое-какие основные идеи «ревизионизма» Бернштейна. Струве отверг теорию о неизбежном конечном крахе капитализма ("Zusammenbruchstheorie") и обнищании пролетариата ("Verelendungstheorie"), и, несмотря на то что он видел в марксизме «единственную научную теорию» общественного развития, он все же считал, что философские основания марксизма недостаточны и должны быть дополнены кантовским критицизмом. Не удивительно, что в конце 1890-х гг. он сразу принял активное участие в немецком ревизионистском движении. Его статья о марксистской теории общественного развития (Die Marxische Theorie der sozialen Entwicklung, 1899)" в некоторых отношениях гораздо более радикальна в своей критике Маркса, чем тезисы Бернштейна. Струве в ней называет Маркса «утопистом» (точно так же как прежде он во имя Маркса обвинял в утопизме народников) и изображает социальную революцию, в сущности, как эволюционный процесс, подчеркивая, что социализм не «отрицание» капитализма, но скорее неизбежный итог естественного развития самого капитализма. Нас не должно удивлять то обстоятельство, что в России ревизия марксизма была предпринята даже раньше, чем в Германии. Когда Плеханов писал: «Своеобразная черта нашей недавней истории, что даже вестернизация нашей буржуазии проходила под знаменем марксизма»3, то он имел в виду то же самое, что подразумевал и Струве, утверждая, что легальный марксизм по существу своему - «оправда- 1 Struve P. В. My Contacts and Conflicts with Lenin // Slavonic Review. Vol. 12. April, 1934. P. 577. 2 См. в: Archive fiir soziale Gesetzgebung und Statistik, Bd. 14. Berlin, 1899. 3 Плеханов Г.В. Сочинения. Цит. изд. Т. 24. С. 281. 468 Анджей Валицкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ... ГЛАВА 18. От народничества к марксизму 469 ние капитализма», и что роль его в развитии русской мысли можно сравнить с ролью экономического либерализма на Западе. Можно сказать, что легальный марксизм был первой прокапиталистической идеологией, обращавшейся к русской интеллигенции. Он приобрел широкую популярность главным образом потому, что он не был явно буржуазен и, как казалось, происходил из социалистической традиции. С другой стороны, вряд ли нужно удивляться тому, что теория, так глубоко проникнутая идеей капитализма, с самого начала должна была взяться за соответствующую ревизию марксизма. К 1900 г. большинство прежних легальных марксистов разорвало, в конце концов, отношения с русским социал-демократическим революционным движением и присоединилось к либеральным вождям «земства», сформировав тем самым союз, которому впоследствии суждено было стать ядром будущей Конституционной демократической партии. Сам Струве стал лидером правого крыла этой либеральной группировки. Те лидеры народников, которые с самого начала относились к легальным марксистам как к сторонникам буржуазии (Михайловский был одним из них), теперь, казалось, были реабилитированы. Однако Плеханов, что характерно, не счел себя обязанным прекратить свой политический альянс со Струве; в соответствии со своей прежней программой он продолжал думать, что сотрудничество с прогрессивными фракциями буржуазии - единственный путь к завершению вестернизации России. Для Струве легальный марксизм был только недолгим переходным периодом. В последующие годы идейная эволюция Струве вела его от марксизма (дополненного кантианством) к новому идеализму (Струве был одним из авторов важного сборника статей под вызывающим названием «Проблемы идеализма», 1902). В 1909 г. он принял участие в знаменитом философском сборнике «Вехи», который призывал к полному разрыву с революционными и материалистическими традициями русской интеллигенции и к возврату к русской религиозной мысли, особенно к идеям славянофилов, Достоевского и Соловьева. Сходная эволюция (от легального марксизма к «Вехам») характерна для идейного пути Николая Бердяева, Сергея Булгакова и Семена Франка - мыслителей, которые после революции 1905 г. стали ведущими представителями движения, известного под названием «русского религиозного ренессанса».
<< | >>
Источник: Валицкий А. История русской мысли от просвещения до марксизма. 2013

Еще по теме ЛЕГАЛЬНЫЙ МАРКСИЗМ:

  1. 2. ПЕРВЫЕ ЗАСЕДАНИЯ ЛЕГАЛЬНОГО ПК
  2. Поговорим о марксизме Чувствовали ли вы тогда себя скованными тем, что работать надо было лишь в рамках марксизма?
  3. ОТ МАРКСИЗМА К ИДЕАЛИЗМУ.
  4. VII. МАРКСИЗМ И НЕОМАРКСИЗМ
  5. Глава 9. ФІЛОСОФІЯ МАРКСИЗМУ
  6. О Марксе и марксизме
  7. Глава I. Марксизм в викторианской Англии
  8. НАПРАВЛЕНИЯ, БАЗИРУЮЩИЕСЯ НА ФИЛОСОФИИ МАРКСИЗМА
  9. Марксизм о религии
  10. МАРКСИЗМ И ИСТОРИЦИЗМ
  11. § 23. ФИЛОСОФИЯ МАРКСИЗМА
  12. ЛЕКЦИЯ 5. НЕМЕЦКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ И МАРКСИЗМ.
  13. 2.6. Социологическая теория марксизма
  14. МАРКСИЗМ И КОММУНИЗМ
  15. Демонополизация марксизма
  16. Объективированный марксизм
  17. Экзистенциализированный марксизм
  18. Марксизм и метанаука
  19. 1. Становлення і розвиток марксизму
  20. Лекция 6. ФИЛОСОФИЯ МАРКСИЗМА