МИСТИЦИЗМ

В период правления Александра I мистицизм был прямым наследником мистического течения в русском масонстве, представителями которого в XVIII веке были Шварц и розенкрейцеры. Преследования масонов при Екатерине и Павле не помешали росту этого направления, и произведения зарубежных мистиков в оригинале и в переводах печатались во все возрастающем числе.
Одной из основных причин повального увлечения мистицизмом при Александре были наполеоновские войны. Поражение Наполеона толковали как доказательство того, что на Россию возложена священная миссия, и она избрана Провидением для отражения Антихриста и возрождения христианства. Падение французского императора сравнивали с падением Белого Всадника в Апокалипсисе и видели в этом ГЛАВА 4. Антипросветительские движения. 85 пример непостоянства земной власти и ничтожества человеческих возможностей в сравнении с волей Божьей. Падение Наполеона служило также и аргументом против «самонадеянности человеческого разума» и, значит, ipso facto против требований, выдвигавшихся философами-просветителями, создать царство Божие на земле независимо от участия Бога. Тон этому умонастроению задавал сам Александр. Во второй половине своего правления царь, воспитанный на идеях швейцарского либерала-рационалиста Лагарпа, подпал под влияние баронессы фон Крюденер и участвовал в написании ее книги с характерным заглавием «Облако над святым местом, или Нечто такое, чего гордая философия не смеет даже предчувствовать». Александр советовался с баронессой, подготавливая свой проект создания Священного Союза, подписанный в сентябре 1815 г. королем Пруссии и императором Австрии. В этом документе участники Священного Союза именовались подданными «одной христианской нации», а три монарха -представителями Провидения. Следует отметить, что Александр искренне верил в придуманное им содружество христианских народов и готов был ради него даже рисковать национальными интересами России. Два других монарха подписали соглашение о Священном Союзе по чисто политическим мотивам. Австрийский император и фактически руководивший его внешней политикой министр граф Меттерних даже считали, что фразеология этого документа свидетельствует о том, что сознание его автора расстроено. Священный Союз справедливо называли альянсом международной феодальной реакции. Однако русский мистицизм в эпоху Александра I нельзя считать однозначно реакционным. Помимо реакционных течений в нем заявляли о себе искренние попытки осмыслить религиозный опыт в более широкой перспективе. Многие уверовавшие в мистические учения относились резко критически не только к рационализму XVIII столетия, но и к официальной православной Церкви, а это приводило к попыткам обоснования внецерковной «внутренней религиозности», которая обращалась непосредственно к чувствам и интуитивному опыту. Большой симпатией пользовались в этот период протестантские секты, особенно квакеры, которые учили, что мистический «естественный свет», горящий в душе каждого верующего христианина, указывает путь к спасению без посредников церкви. Большой интерес вызывала деятельность британского Библейского общества в Санкт-Петербурге. Самой крупной фигурой среди русских мистиков той эпохи был Александр Лабзин (1766-1825). В Московском университете он был одним из любимых учеников розенкрейцера Шварца и под его влиянием присоединился к масонскому движению. В 1806 г. Лабзин осно- 86 Анджей Валщкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ... вал журнал «Сионский вестник», который почти сразу же был запрещен по настоянию церковных властей. Однако в 1817 г., когда обер-прокурор Священного Синода А. Голицын, который сам был мистиком, возглавил министерство образования, издание «Сионского вестника» вновь было разрешено.
В течение 1917-1818 гг. «Сионский вестник» был чрезвычайно влиятельным периодическим изданием -настолько влиятельным, что даже православные священники были подвержены его влиянию. Патриарх Фотий, непримиримый враг мистической ереси, назвал Лабзина человеком-идолом, которому поклоняются Синод и петербургская Духовная академия. Это, конечно, было сильным преувеличением: большинство церковников, естественно, относились к Лабзину враждебно, а Синод покровительствовал его идеям не столько по убеждению, сколько из желания заслужить одобрение императора и князя Голицына. «Сионский вестник» проповедовал идею «внутреннего христианства» и необходимость нравственного пробуждения. Журнал уверял своих читателей в том, что стоит им только нравственно возродиться и наполнить свою жизнь верой, как они обретут сверхрациональные способности познания и смогут проникнуть в тайны природы и обрести в них ключ к высшему откровению за пределами Церкви. Таким образом, религия, которую проповедовал Лабзин, была внеконфессиональным и антицерковным христианством. Сердца людей, учил Лабзин, наполнились верой в Христа в первый день творения; первобытные языческие народы были поэтому ближе к подлинному христианству, чем те народы, которые хотя и стали крещенными, но оказались ослеплены ложными ценностями цивилизации. Официальная церковь - сообщество христиан низшего сорта, а Библия - «немой наставник, указующий знаками на живого учителя, обитающего в сердце». По мнению Лабзина, все догмы просто придуманы людьми: Иисус вовсе не хотел, чтобы люди думали одинаково, он хотел, чтобы они поступали справедливо. Слова Христа: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные» свидетельствуют о том, что Христос не имел в виду создать какую-либо иерархию, опосредующую взаимоотношения между людьми и Богом. Когда царь Александр подпал под влияние патриарха Фотия, судьба Лабзина была решена. Издание его журнала вновь было запрещено, и как только представился первый же повод, Лабзин был приговорен к ссылке, откуда уже не вернулся. Одна из интересных фигур в русском мистицизме - Михаил Сперанский (1772—1839), о котором упоминалось выше в связи с Карамзиным. Сперанский был сослан в 1812 г. якобы за поддержку Наполеона, но идеи этого реформатора законодательства обнаруживают интересное и курьезное сочетание мистицизма и юридического ра- ГЛАВА 4. Антипросветительские движения. 87 ционализма восемнадцатого века. Сперанский получил образование в Духовной академии и был другом масона Лопухина. Изучая «Кодекс» Наполеона, Сперанский одновременно читал произведения Якоба Бёме, Сен Мартена, мадам Гуйон и греческих отцов Церкви. Проводившиеся под его руководством реформы были вдохновлены идеей истинно христианского общественного устройства. Сперанский полагал, что введение в России принципов представительства, власти закона и финансовой подотчетности вполне совместимо с евангельскими предписаниями, в которых, как он считал, содержится решение политических проблем. В ссылке Сперанский стал еще более фанатичным мистиком и жестким оппонентом Церкви. Официальная церковная доктрина, - писал он, - это «совершенно ложная система христианства». После восшествия на престол Николая 1 мистические направления очень скоро были пресечены. Важнейшим шагом на этом пути стало закрытие масонских лож, которые составляли основу движения. Ложи запретили еще в 1822 г., но в атмосфере страха, воцарившейся в обществе после поражения восстания декабристов, ни о какой тайной деятельности уже не могло быть и речи. Однако мистические тенденции продолжали существовать в скрытом виде: их можно обнаружить в идеях Чаадаева и романтиков-любомудров, а также у молодого Бакунина и у славянофилов.
<< | >>
Источник: Валицкий А. История русской мысли от просвещения до марксизма. 2013

Еще по теме МИСТИЦИЗМ:

  1. Под ред.: Е. Г. Балагушкина. Аналитика мистицизма, 2011
  2. ЛЕКЦИЯ № 17. Религиозный мистицизм
  3. Различие значений мистики и мистицизма
  4. МИСТИЦИЗМ
  5. Аналитическая теория мистики и мистицизма
  6. Рост независимого мистицизма
  7. Суфизм — исламский мистицизм
  8. СЦИЕНТИЗМ И МИСТИЦИЗМ
  9. Три уровня функционирования мистицизма
  10. Монашеские дВшкения и идеал медитативного мистицизма
  11. Космополитизм и религиозный мистицизм философских учений римского эллинизма
  12. Отв. ред.: Е.Г. Балагушкин, А.Р. Фокин. Мистицизм: теория и история [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии. - М.: ИФРАН. - 203 с.; 20 см. - Библиогр. в примеч, 2008
  13. С О Д Е Р Ж А Н И Е