<<
>>

1. Отсутствие всякого философского изложения.

Прежде всего мы очень часто наблюдаем в трактате Диогена Лаэрция то, что можпо было бы назвать нуле- вым состоянием историко-философского анализа. Конкретно это сказывается в том, что очень часто, и даже чересчур часто, философские идеи излагаемых мыслителей вовсе никак не затрагиваются, даже и не упоминаются.
В подобных случаях изложение превращается либо в простое перечисление имен, либо с этими именами связываются какие-нибудь анекдоты, забавные рассказы, биографические подробности или в самом лучшем случае какие-нибудь изречения иной раз моралистического характера, иной раз практически- жизненного, а иной раз и просто случайно возникшие у автора трактата в силу простой и безыдейной ассоциации по смежпости.

То, что у семи мудрецов нет никакой философии,— это ясно как по заверению самого Диогена Лаэрция, противопоставляющего «мудрецов» «любителям мудрости», то есть только еще влекущимся к мудрости (I 12), так это остается ясным и для нас, современных читателей Диогена Лаэрция. Но сейчас мы перечислим длинный ряд имен философов, которых уже сам Диоген Лаэрций считает философами и о философских идеях которых в трактате не сказано ни слова.

Таковы: Зенон Элейский (IX 29), Мелисс Самос- ский (IX 24), пифагореец Архит Тарентский (VIII 79—83) и Эпихарм Косский (VIII 78), Федон Элид- ский (II 105), Евбулид Милетский (II 108), Евфант Олинфский (II 110), Менедем Эретрийскии (II 125— 144). Обращает на себя внимание то обстоятельство, что знаменитые ученики Сократа, известные нам по диалогам Платопа и из других источников, философски тоже никак пе охарактеризованы. Таковы: Критон Афинский (II 121), Симон Афинский, кожевник (II 122—123), Главкон Афинский (И 124), Симмий Фи- вапский (II 124), Кебет Фивапский (II 125). О философии Менедема Эретрийского (II 125—144) ни слова, как и об академиках Ксенократе Халкедопском (IV 6—15), Полемоне Афинском (IV 16—20) (причем о Ксенократе и Полемоне у Диогена мы находим весьміі красочные биографические сведения), Кратете Афинском (IV 21—23), Кранторе Солском (IV 24-27). А ведь Ксенократ, например, был вторым главой всей платоновской Древней академии (после Спевсшша). Ни одной идеи представителей и вождей также и Новой академии: Лакида Киренского (IV 59—61), Кар-

Q Диоген Лаэртскнй 33

неада Киренского (IV 62—66) и Клитомаха Карфагенского (IV 67) — тоже не указано. А ведь Карнеадбыл главой академического скептицизма, который, насколько можно судить, должен был бы быть близким к воззрению самого Диогена Лаэрция, поскольку Диогеп всячески раздувает деятельность, правда, неакадемического скептика Пирропа Элидского (IX 61—70). , Странным образом у Диогена Лаэрция отсутствует всякая философская характеристика также и перипатетиков: Феофраста Эресийского (V 36—57), Стратона Лампсакского (V 58—64), кроме самых общих указаний на его занятия физикой (V 64), Ликопа Троад- ского (V 65—69), хотя он и стоял во главе Ликея це-* лых 44 года, Деметрия Фалерского (V 75—85) и Ге- раклнда Понтийского (V 86—94).

Платой и Аристотель изложены у Диогена довольно подробно, о чем мы скажем ниже. Но производит чудо-» внщное впечатление то обстоятельство, что в изложении Платона отсутствует систематическое учение об идеях (кроме беглого упоминания в III 15 о платоновских идеях в связи с вопросом о человеческой памяти, а также об идеях как о причинах в III 77), а в изложении Аристотеля отсутствует учение о формах, о диа- ноэтических добродетелях. О перводвигателе Аристотеля говорится очень косвенно, и притом едва ОДНОЙ строкой (V 32)'. Совершенно не затронуто принципиальное расхождение Аристотеля с Платоном, оно заменено лишь словами Платона о том, что Аристотель брыкает его как «сосунок-жеребенок свою мать» (V2). О философских идеях у киников, кроме разве только моральных наставлений, Диоген Лаэрций тоже ровно ничего не говорит. Казалось бы, с философской точки зрения так важен вопрос об отношении общего и единичного у киников в сравнении хотя бы с тем же Платоном, их антагонистом. Но об этом учении, о связи общего и единичного, Диоген Лаэрций ничего не говорит пи в изложении киников, пи в изложепии Платона. У Диогена Лаэрцня пет ни слова о философских идеях у киников. Об очень важной гносеологии Антисфена ни слова, но зато очень много о добродетели, которая у него проповедуется (VI 1—19). Об Онесикрнте Эгпн- ском и других учениках Диогена Спнопского (VI 84)', о Кратете Фивапском (VI 85—93), о Метрокле Маро- нейском (VI 94), о Гиппархии Маропейской (VI 96— 98)', о Мениппе Финикийском (VI 99—101), о Мепеде- ме Ламнсакском (VI 402),—тоже ни одного философ* ского тезиса. Об одном из основателей стоицизма, Клеанфе Ассийском (VII 168—176), и о Сфере Бос- норском (VII 177) тоже ничего философского.

Такое обширпое употребление философских имеп у Диогена Лаэрция без малейших философских характеристик соответствующих мыслителей, как видим, является одним из центральных методов предлагаемой им истории философии.

<< | >>
Источник: ДИОГЕН ЛАЭРТСКИЙ. О ЖИЗНИ,УЧЕНИЯХ И ИЗРЕЧЕНИЯХ ЗНАМЕНИТЫХ ФИЛОСОФОВ. 1979 {original}

Еще по теме 1. Отсутствие всякого философского изложения.:

  1. ЧАСТОЕ ОТСУТСТВИЕ ВСЯКОГО УПОМИНАНИЯ О ФИЛОСОФСКИХ ИДЕЯХ МЫСЛИТЕЛЕЙ ИЛИ ТЕЗИСНОЕ ИХ ИЗЛОЖЕНИЕ
  2. 2. Краткие и случайные философские тезисы без всякого их разъяснения и аргументации.
  3. Сон как следствие всякого утомления, утомление как следствие всякого чрезмерного возбуждения.
  4. Философский плюрализм: истолкование философского творчества и многообразия философских учений, школ у течений и направлений
  5. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ОБ ОТЛИЧИТЕЛЬНЫХ ЧЕРТАХ ВСЯКОГО МЕТАФИЗИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ
  6. ПРИСУТСТВИЕ И ОТСУТСТВИЕ
  7. Четвертый день ТРИ СТОРОНЫ ВСЯКОГО РАЗВИТИЯ. ГЛАВНЫЕ ЗАКОНЫ ДИАЛЕКТИКИ
  8. молитвы НА РАЗНЫЕ СЛУЧАИ Перед началом всякого дела
  9. Отсутствие «discretio»
  10. Безумие отсутствия перспективы
  11. Доброе поучение должно выслушивать от всякого, кто бы ни предлагал оное
  12. 2. ОТСУТСТВИЕ «ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ УЩЕРБНОСТИ».
  13. ГЛАВА XXXII. ОБ ОТРЕЧЕНИИ ОТ СЕБЯ САМОГО И ОБ ОСТАВЛЕНИИ ВСЯКОГО ВОЖДЕЛЕНИЯ.
  14. Отсутствие мирового порядка
  15. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ О ПЕРВОМ ВЕЛЕНИИ ВСЯКОГО ДОЛГА • ПЕРЕД САМИМ СОБОЙ § 14
  16. ОТСУТСТВИЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЦЕНТРАЛИЗАЦИИ
  17. § 17. Основоположение о синтетическом единстве апперцепции есть высший принцип всякого применения рассудка
  18. § 17. Основоположение о синтетическом единстве апперцепции есть высший принцип всякого применения рассудка
  19. ИЗЛОЖЕНИЕ