<<
>>

8.1. Платон и Плотин. Философская терапия в форме «заботы о себе»

В античности один из методов автотрансформации философствующего индивида в высшее состояние был внутренне связан с его гносеологической когнитивной деятельностью. Этот процесс, в частности, рассмотрен Д.
А. Бабушкиной871. Исследовательница, детально изучив, опираясь на работы Фуко, механизм изменения и самовозрастания души у Платона и Плотина посредством постижения истины (что в свою очередь позволяет признать существование божественного в самости человека), не только показала, что ключевую роль в становлении субъекта играет понятие «заботы о себе» (epimeleia seautou), но и продемонстрировала, что основополагающим в платоновской и неоплатонической форме этого положения является проект самопознания, который оборачивается задачей познания в себе божественного начала, благодаря чему и происходит онтологическое изменение и возвышение познающего. М. Фуко видел одну из магистральных тем философии — начиная с античности и до современности — в заботе о себе (epimeleia seautou), которая вписана в более широкую рубрику культуры себя. Под культурой себя предлагается понимать мировоззрение, согласно которому бытие человека: 1) может и должно быть упорядоченно правильным образом, 2) правильность порядка задается самим человеком, 3) причем для достижения правильного порядка своего бытия человек должен достичь определенного состояния, 4) для чего следует ассимилировать определенный набор навыков872. Тем самым формируется конкретная структура и план действий по саморазвитию посредством философии. Фуко выделяет три составные определения понятия заботы о себе: отношение к (себе, другим, миру) как в смысле обращения, так и в смысле понимания; «форма внимания, взгляда», подразумевающая перенесение взгляда извне на себя; а также определенный образ действий, который субъект осуществляет по отношению к самому себе и с помощью которого он «изменяет, очищает, преобразует... себя»873 посредством определенных навыков и упражнений. При этом забота о себе имеет две области осуществления: духовную (самопознание) и телесную (забота о теле). Преобразование себя в иных терминах звучит как становление субъекта и составляет процесс и итог самопознания. Изменение субъекта есть необходимое условие познания истины, которой человек изначально не обладает. И наоборот, только в перспективе познания истины осуществляется становление субъекта: «С точки зрения духовного опыта, —• пишет Фуко, — никогда акт познания сам по себе и как таковой не мог бы обеспечить постижения истины, не будь он подготовлен, сопровождаем... завершаем определенным преобразованием субъекта»874. Таким образом, преобразование субъекта, переход его в иное состояние и бытие, оказывается и путем самореализации субъекта от stultitia к sapientia, от субъекта в широком смысле как того, кто действует, к субъекту в узком смысле, который, являясь субъектом по бытию, к тому же осознает себя таковым. Самопознание, согласно Фуко, есть форма заботы о себе, возникшая еще в античности («gnothi seauton»), где полная формула ее впервые была составлена Платоном, а затем вновь возрождена Декартом (познание становится единственным способом достижения истины), который заложил основу современной европейской культуры себя. Фуко полагает, что платоновская и неоплатоническая традиция толкования заботы о себе характеризуется тем, что 1) забота о себе принимает форму самопознания, 2) самопознание становится условием достижения истины, 3) постижение истины позволяет признать существование божественного в себе.
«Познать самого себя, познать божественное начало, познать его в себе — это... является основополагающим в платоновской и неоплатонической форме „заботы о себе11»875. Согласно Платону, познание себя осуществляется через иное, а увидеть себя можно, смотря на то, что позволит увидеть себя (Alcib. I, 132 b—133 с). Применяемая ментальная техника здесь такова: душа должна всмотреться не просто в душу, а «в познающую, разумную ее часть»; само же самопознание осуществляется через подобие, так как разумная часть души подобна божеству (I, 133 с). Бабушкина предполагает, что душа, познавая «всё божественное», видит свои несовершенства и, познавая себя такой, какой она должна быть в божественном, постигает себя как сущность. При этом, узнавая свою сущность, душа становится такой, какой она должна быть, потому, что само познание и есть действие улучшения. «Вглядывание в божество», смотрение в иное и высшее, и посредством этой деятельности уподобление ему и пар- тиципация — вот та линия интерпретации самопознания, самоизменения и самовозрастания души, которую рецептировал и развил Плотин в традиции876. Он различает два модуса мышления: когда мыслящее мыслит объект и когда мыслит самое себя (Enn. V. 6.1). В первом случае мыслимое-субстанциальное иное, чем мыслящее, и потому имеет место 148 логическая и онтологическая двойственность. Во втором случае мыслимое и мыслящее составляют одновременно и двойственность (логическую) и единство (онтологическое). Самопознание или мышление самого себя, которое присуще уму, Плотин — очевидной аллюзией на Аристотеля — именует «высшим принципом мышления» (V. 6.1). Если Платон редуцировал человека к душе, к той ее части, которая наиболее близка божественному, то, по Плотину, «образом» божества является ум, которому присуща способность истинного самопознания, так как в уме процесс самопознания совпадает с процессом мышления. Вместе с тем, указывает Бабушкина, именно в акте самопознания возникает субъект (изменяется модус бытия души). Таким образом, можно говорить о связи субъективности человека и его мышления, ибо для того чтобы стать субъектом, необходимо не только мыслить себя, но и мыслить себя в соответствии со своей сущностью. Если, по Платону, человек есть такое сущее, сущность которого есть субъект (ср.: VL7), то, судя по рассуждениям Плотина, можно сказать, что субстанциальное отличие «человека» составляет способность мышления (обладания умом). Вместе с тем обе характеристики находятся в неразрывной связи с понятием самопознания182. Плотин говорит о двух видах самопознания: рассудка и ума. Познание себя рассудком — это установление границ познавательной способности и деятельности рассудка (V. 3.4). Самопознание рассудка есть познание через иное (где высший принцип ум), поскольку он не может обратиться к себе и рефлектировать сам на себя (в отличие от ума). Поэтому рассудок не знает себя как познающее. Вместе с тем схема самопознания ума (V. 6.5-12) такова: ум направлен на самое себя и знает, чем он является по истине. Будучи деятельностью (мышлением), Ум тождествен своей сущности, которую и составляет мышление. Так как в уме нет ничего, кроме него самого, то, мысля, ум с необходимостью мыслит себя. При этом самопознание ума оказывается апорийным: ум как познающее одновременно и един и множествен; будучи тождествен себе, он есть также свое иное — это задается структурой созерцания. Ум познает только то, что в нем есть, т. е. сущности. Самопознание человека и его изменение к высшему и лучшему состоянию, по Плотину, следовательно, происходит посредством обращение души на саму себя; она может познавать себя как рассудок, но это не приведет к истинному знанию себя. Для того чтобы познать себя высшим способом, постичь, что она есть по истине, душа должна стать причастной истине как таковой, а для этого претерпеть изменение своего бытия: она должна перестать быть тем, что она есть и возвыситься до ума, стать тем, что она не есть. Такое преобразование души совершается посредством того, что она становится причастной уму, уподобляется ему. Самопознание души — познание себя как «образа ума» (с одновременным обращением к уму), его принцип — сообразность. «Образ ума», это та его часть, которая, как пишет Плотин, наиболее причастна божественному и поэтому осуществляет самопознание (ср.: Plato. Alcib. I. 133 с). Она составляет «самость» человека, указывает Бабушкина, которую и следует интерпретировать как объект заботы о себе (самопознания)877. Плотин выстраивает еще одну схему техники редуцирования человека к самости: 1) умное отделение тела (того, что Платон назвал бы принадлежностью) от «Я» (души), после чего следует отделение (2) пластической или организующей (plattousa psyche), (3) ощущающей и (4) страстной частей души (это желания, гнев и всё то «нечистое», что влечет вниз к земле) (Enn. V. 3.9). Таким образом, душа, познающая себя, лишь «всматривается в черты, как бы следы ума и сообразуется с ним» (V. 3.9). О сообразности как принципе истинного самопознания Плотин пишет так: «Пользуясь другой высшей способностью, мы поднимаемся до созерцания ума, который знает самого себя, или, точнее, ставши причастниками ума, так как он наш, а мы — его достояние, мы познаем и ум и самих себя» (V. 3.4)878; для этого необходимо мыслить себя так, как мыслит себя ум. Бабушкина следующим образом суммирует основные характеристики техники самопостижения и возрастающего изменения души сообразно с познанием ума, как они представлены в тексте Плотина (V. 3): 1) процесс познания себя состоит а) в обращении на себя и уз- рении себя; б) в делении предмета виденья и отсекании всего привходящего (рассудочное постижение); в) в чистом (эйдетическом) созерцании себя. 2) Чистое созерцание предполагает удержание взгляда на самом себе — душа переходит в инобытие (становление субъекта); субъект самопознания становится своим иным, отчуждая себя как познаваемое (что задается самой структурой познания), субъект знает себя как иное и через иное, будучи вместе с тем тождественным себе. 3) Вместе с тем душа остается обращенной на ум как на образец, как на то, от чего она получает свое бытие. 4) Самопознание является условием, с одной стороны, осознанной деятельности, и с другой — постижения истины. Таким образом, самопознание души — это познание себя сообразно тому, как познает себя ум; оно предполагает иное (ум) и преображение бытия души (уподобление уму, становление субъектом). Обращаясь на саму себя, душа преобразуется, становясь уже не со- бой-прежней для того, чтобы обрести энтелехию себя через уподобление высшему (божественному) иному879. Но для этого, как показывают ученые, одного разума недостаточно.
<< | >>
Источник: Хлебников Георгин Владимирович. Античная философская теология. Изд. 2-е, испр. и доп. 2014

Еще по теме 8.1. Платон и Плотин. Философская терапия в форме «заботы о себе»:

  1. 1. Историко-философское место Платона.
  2. 1. ПРОБЛЕМА ПЛАТОНА 1.1. Жизнь и сочинения Платона
  3. Сами по себе, мы выстоим; сам по себе, я не устою
  4. Схема обследования и терапии, принятая в «Центре когнитивной терапии».
  5. Структура когнитивной терапии. Подготовьте пациента к терапии.
  6. ЗАБОТА О МЕРТВЫХ
  7. Забота о будущем
  8. 3. ПЛАТОНИКИ ДО ПЛОТИНА
  9. ТЕМА 3. ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ИДЕИ ПЛОТИНА
  10. плотин
  11. 5. ПЛОТИН
  12. Глава одиннадцатая Плотин и неоплатонизм
  13. 1874 ГОД. ЗАБОТА ОБ ОБРАЗОВАНИИ И ОТЪЕЗД И.К. ПЕДАШЕНКО.
  14. Жизнь Плотина
  15. СВЕТ ПЛОТИНА
  16. Глава XXX. ПЛОТИН
  17. 1. ГЕНЕЗИС И СТРУКТУРА ПЛОТИНОВСКОЙ СИСТЕМЫ 1.1 Аммоний, учитель Плотина
  18. ОБЯЗАННОСТЕЙ ПО ОТНОШЕНИЮ К САМОМУ СЕБЕ Н Н И Г А ВТОРАЯ О НЕСОВЕРШЕННЫХ ОБЯЗАННОСТЯХ ЧЕЛОВЕКА ПО ОТНОШЕНИЮ К САМОМУ СЕБЕ (С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЕГО ЦЕЛИ)
  19. Философский плюрализм: истолкование философского творчества и многообразия философских учений, школ у течений и направлений