>>

ПРЕДИСЛОВИЕ К АНГЛИЙСКОМУ ПЕРЕВОДУ

3 Эта книга писалась в Польше и стала итогом моих исследований по интеллектуальной истории России примерно за двадцать лет'. Книга не только плод моих индивидуальных усилий, но и результат живого обмена мыслями с польских историками философской и общественной мысли, а также с польскими историками русской литературы.
Мой интерес к русской мысли возник из убеждения, разделяемого многими людьми в моей стране, что проникнутое симпатией понимание русской культуры жизненно важно для поляков. За этой книгой стоит определенная традиция, которой я глубоко обязан. Несмотря на широко распространенное представление о якобы враждебном отношении поляков ко всему русскому, даже в разделенной Польше были ученые и писатели, которые высоко ценили, а иногда даже восхищались великими традициями русской интеллигенции и которые считали своей задачей создание интеллектуальных мостов между Россией и Польшей или - еще большее притязание - между Россией и Западом. Достаточно упомянуть здесь, что одна из первых историй русского революционного движения (и лучшая вплоть до первой мировой войны) была написана польским марксистом Людви-ком Кульчицким2; что первый исторический роман, прославлявший героев «Народной воли» и всю интеллектуальную традицию русского народничества, был написан самым влиятельным польским философом и литературным критиком начала двадцатого века Станиславом Бржозовским"; наконец, что польский католический философ Мариан Здзеховский одним из первых в Европе (наряду с чешским философом и государственным деятелем Томасом Масариком) в полной мере осознал значительность русской религиозной философии. Первые двое из упомянутых авторов оказали сильное влияние на мое воображение и мышление, когда в изменившихся исторических обстоятельствах я начал самостоятельные исследования в сфере истории идей в России. Польское название книги: Rosyjiska filozofia i mysl spoteczna od Oswejecenia do marksizmu. Варшава, 1973. См.: Kulczicki L. Rewoluja rosyjska. Два тома; Львов, 1909. Немецкий пере-°fl,,Geschichte der russischen Revolution, был опубликован в Готе в 1910 году. Заглавие романа (опубликованного в 1908 году) - Plomienie, что означает 1ламя». Русская культура очаровала Бжозовского, и он посвятил ей немало траниц в своих книгах. Среди прочего он - автор блестящего эссе о Герцене. 4 К сказанному мне приятно добавить, что книга эта возникла также в результате моих частых поездок в Великобританию и Соединенные Штаты. Я затрудняюсь сказать, что именно дали мне контакты с английскими и американскими учеными, но без этих контактов книга, несомненно, отличалась бы от той, какова она есть. В Предисловии к английскому переводу, как мне кажется, уместно будет воздать должное этому обстоятельству. Вскоре после опубликования моей первой книги1 я получил стипендию Форда на один год исследований в Соединенном Королевстве и в Соединенных Штатах. Сначала я остановился в Оксфорде, где встретил сэра Исайю Берлина, который проявил неподдельный интерес к моим идеям и очень побуждал меня взяться за амбициозный план - написать обобщающую монографию о споре славянофилов и западников в России девятнадцатого века. Вскоре после этого я приехал в Соединенные Штаты, где оказался среди молодых, но уже заявивших о себе американских специалистов по русской интеллектуальной истории (Р.
Пайпс, Дж.Х. Биллингтон, М. Малиа, Н.В. Ряза-новский, Г.Л. Клайн и другие); они неоднократно и подолгу разговаривали со мной, разделяя мое ощущение важности нашей общей области исследований. Интеллектуальная история России становились к тому времени (в 1960 году) модной темой в Соединенных Штатах в силу вполне очевидных причин: как и в Польше, этот возросший интерес был, прежде всего, выражением усилившегося среди американских интеллектуалов убеждения в том, что более глубокое знание и понимание Советской России является жизненно важным делом для самой Америки и что один из ключей к такому пониманию следует искать в изучении интеллектуальной биографии русской нации. Как и мои американские коллеги, я имел особое удовольствие обсуждать свои мысли с выдающимися представителями старшего поколения ученых, приехавших в Соединенные Штаты из России, -Романом Якобсоном, Александром Гершенкроном, Питеримом Сорокиным, отцом Георгием Флоровским и Борисом Николаевским. В Калифорнийском университете (Беркли) мне была предоставлена возможность прочитать мою первую лекцию по-английски . Та лекция и стала первым наброском моей концепции русского славяно- 1 Walicki A. Osobowosc a historia. Studia z dziej6ww literaturyi mysli rosyjskiej . Варшава, 1959. 2 Она была напечатана в California Slavic Studies, 1963. No. 2 / под названием «Личность и общество в идеологии русских славянофилов. Исследование по социологии знания». 5-фильства, позднее развитой в моей книге «В кругу консервативной утопии»1. В последующие годы особенно плодотворными для меня оказались две заграничные поездки на гранты: одна - в All Souls College, Оксфорд (в 1966-1967 гг. и осенью 1973 г.), где я получил возможность расширить свои контакты с британскими учеными, другая -приглашение преподавать в Стэнфорде в зимний и весенний семестры 1976 г. В 1966-1967 учебном году я участвовал в семинаре Исайи Берлина по русской интеллектуальной истории и написал книгу о русском народничестве2. Мое пребывание в Стэнфорде в качестве "visiting Kratter professor of history" увеличило число моих американских друзей (хочу упомянуть в этой связи в особенности профессора Теренса Эммонса) и дало мне неоценимую возможность приобрести опыт преподавания американским студентам. На основе этого своего опыта я пришел к убеждению, что предлагаемую книгу можно использовать в Соединенных Штатах и других англоязычных странах в качестве учебника по русской интеллектуальной истории. Здесь, пожалуй, следует сделать одно уточнение. Хотя я - историк философии (мой подход к философии больше исторический, чем чисто философский), философским проблемам в моей книге все же уделено больше внимания, чем это имеет место в большинстве американских книг по русской интеллектуальной истории. Однако философия в ней рассматривается - наряду с богословскими, политическими, экономическими и другими идеями - не в качестве автономной академической дисциплины, а как часть общей истории тех интеллектуальных течений, которые сформировали сознание мыслящих русских людей, начиная от эпохи Просвещения и до рубежа XX века. Как мне кажется, американские историки русской культуры (возможно, из-за отсутствия у них специальной философской подготовки) больше, чем их коллеги в какой-либо другой стране, пренебрегают анализом 1 Эта книга была опубликована на польском языке под названием: W kr^gu konserwatywnej utopii. Struktura i przemiany rosyijskirgo slowianofilstwa. Варшава, 1964. Специфику польского заглавия удалось сохранить в итальянском переводе книги: Una Utopia Concervatrice. Турин, 1973. По-английски книга вышла под названием: The Slavophile Controversy: History of a Conservative Utopia in Nineteenth Century Russian Thought. Оксфорд, 1975. Английский перевод той, как и этой, книги сделан Хильдой Эндрюс-Русецкой. 2 The Controversy over Capitalism. Studies in the Social Philosophy of the Russian Populists. Oxford, 1969. Первый вариант этой книги был написан и опубликован по-польски в качестве предисловия к изданной под моей редакцией двухтомной антологии сочинений русских народников: Filozofia spoleczna narodnictwa fosyjskiego. Варшава, 1965. 6 философских аспектов истории русской мысли . Зачастую американские студенты вынуждены пользоваться старой классической книгой Масарика (несомненно, очень ценной, но устаревшей и написанной с точки зрения весьма своеобразной философии)2, или же им приходится черпать знания по русской философии из очень односторонних книг, написанных русскими православными философами-эмигрантами, - что еще хуже3. В силу этих обстоятельств мне хочется надеяться, что философские разделы моей книги будут полезны не только небольшому числу американских и других ученых, специализирующихся по русской философии как таковой, но и более многочисленной группе читателей, интересующихся русской интеллектуальной историей в широком ее понимании. Настоящее издание по существу совпадает с польским оригиналом. Изменения коснулись только примечаний: для того чтобы книга была более современной и для того чтобы увеличить ее дидактическую ценность для англоязычных читателей, я счел целесообразным включить в нее библиографические ссылки на недавно опубликованные по-английски важные работы. Это было трудным решением, поскольку основная часть научной литературы по нашему предмету, естественно, написана по-русски. Принимая это решение, я руководствовался теми же соображениями, которые я высказал в кратком резюме моей книги, опубликованном в The Russian Review, я писал там, что значительная часть русской и советской исследовательской литературы по истории русской мысли «известна специалистам, а неспециалисты легко могут найти библиографические сведения в книгах, опубликованных по-английски»4. Анджей Валицкий. Август 1978 г. Важными исключениями из этого правила являются исследования по русской интеллектуальной истории, принадлежащие профессиональным философам -Джорджу Клайну (George L. Klein) и Джеймсу Скэнлану (James P.Scanlan). Интересно отметить, что самая ценная американская антология русских мыслителей, которой широко пользуются изучающие историю Россию, имеет заголовок: «Русская философия». См.: Russian Philosophy, ed. By J.M. Edie, J.P. Scanlan and MB. Zeldin, with the collaboration of George L. Klein. 3 vols. Chicago,1956. 2 Masaryk Т.О. The Spirit of Russia. 2 vols. London and New York, 1955. Впервые книга Масарика была опубликована в Германии в 1913 году. Два примера - книги Н. Лосского и В. Зеньковского: Lossky N.O. A History of Russian Philosophy. London, 1952; Zenkovsky V.V. A History of Russian Philosophy, trans. By G.L. Klein. Вторая из этих книг - ценное исследование религиозных течений русской мысли, но обе они дают искаженную картину нерелигиозных направлений в русской религиозной философии. 4 Walicki A. Russian Social Thought: An Introduction to the Intellectual History of Nineteenth Century Russia, The Russian Review. 36, no. 1. Jan. 1977. P. 2n.
| >>
Источник: Валицкий А. История русской мысли от просвещения до марксизма. 2013

Еще по теме ПРЕДИСЛОВИЕ К АНГЛИЙСКОМУ ПЕРЕВОДУ:

  1. Предисловие к русскому переводу
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ К АНГЛИЙСКОМУ ИЗДАНИЮ. ОТ АВТОРА
  3. ДИГНАГА О ВОСПРИЯТИИ (ПЕРЕВОД ФРАГМЕНТА ИЗ "ПРАМАНА-САМУЧЧАЯ-ВРИТТИ")343 В.Г. Лысенко (.Предисловие к публикации)
  4. § 2. Перевод долга Статья 391. Условие и форма перевода долга
  5. 2 АНГЛИЙСКАЯ ЭМПИРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ
  6. (5) Переводы.
  7. АНГЛИЙСКИЙ ПЕРИОД
  8. АНГЛИЙСКИЕ КОМПАНИИ
  9. АНГЛИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО В 30-е гг.
  10. АНГЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
  11. ТЕМА 6. ЭСТЕТИКА АНГЛИЙСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ
  12. На английском языке
  13. Переводы