Проблема революции в концепции Н. А. Рожкова

В первую очередь остановлюсь на картине всемирной истории, данной в 12-томном труде Н. А. Рожкова (1868-1927) «Русская история в сравнительно-историческом освещении. (Основы социальной динамики)» (1919-1926).
Им была осуществлена, очевидно, единственная «композиция истории по оси эпох социальных революций», интересная по форме, в основном ложная по содержанию, но — и это главное — свободная от еще не возникших штампов истмата.

История человечества (из 12 томов исключительно России посвящены только 4, в остальных русская история дана как часть мировой) разбита Н. А. Рожковым на следующие стадии: первобытное обшество-дикость- варварство-феодализм в двух взаимосвязанных ипостасях (деревенский «обычный» плюс городской «муниципальный»255) — Старый порядок — капитализм. Переход со стадии на стадию, в полном соответствии с идеями Маркса, считается социальной революцией.

Применительно к доклассовому обществу никакой четкости у автора нет. «Первобытное общество» — это период антропосоциогенеза, завершающийся появлением человека современного типа; дикость и варварство разбиты еще на несколько периодов, поэтому социальной революцией называется и появление хомо сапиенса256, и начало обработки металлов257 и т. д.

Но для классового общества критерий социальной революции выдержан строго — это переход власти к новому классу. Их три: феодальная, дворянская и буржуазная.

«Феодализмом» Н. А. Рожков счел строй всех классовых обществ, возникших из доклассовых, как в эпоху Древнего Востока, так и в Античности, и в Средние века. Всюду господствует землевладельческая знать. Ее приход к власти — феодальная революция258. Она может быть завершенной (Западная и Восточная Европа, Византия, Армения, Грузия, Египет, Персия, Израиль, Китай, Япония и т. д.) и незавершенной (Русь, Литва, Сербия, Болгария). Во втором случае страны обречены на отставание.

На смену феодализму приходит новый строй — Старый порядок, он же торговый капитализм, он же абсолютизм. Господствующий класс — дворянство. Его могущество обеспечивается крепостничеством или рабством (они тождественны). «Политический строй характеризуется самодержавием (монархическим абсолютизмом) и бюрократией»259, но реально у власти стоит дворянство; торгово-ростовщическая буржуазия умеренно оппозиционна, крестьянство «переживает настроения отчаяния», находящее выход в бунтах и сектантстве.

Установление данного строя — дворянская революция, чьи «типичные черты в хозяйственной сфере сводятся к победе торгового капитализма, товарного или денежного хозяйства с национальным и международным рынком, к росту обрабатывающей промышленности при сохранении первенствующего положения за сельским хозяйством, и к переходу основной массы земли от феодальной аристократии — духовной и светской — в руки дворянства»260. Данная революция также называется торгово-ка- питалистической261. Ее пережили и Египет (1500-1315 годы до н. э.), и Месопотамия при Хаммурапи, и древние евреи в VI-] веках до н. э., и Греция в V-IV веках до н. э., и Рим на рубеже эр, и, конечно, Европа в XV-XVI веках. В России дворянская революция растянулась от Ивана Грозного вплоть до конца XVIII века. Ее содержание — «переход власти от удельной, княжеско-боярской знати к дворянству в его массе»262.

Классический Старый порядок — Франция, египетское Новое царство, эллинистические монархии; отклонения — слабый Старый поря- док в Англии и запоздалый — в других европейских странах, особенно в России.

Старый порядок на Востоке кончается гибелью стран (иногда они именуется обществами, иногда — культурами) в результате завоевания, а в Античности — новым переходом к феодализму, регрессом. Если следовать схеме, то данный «попятный процесс» следовало назвать феодальной контрреволюцией, но Н.

А. Рожков ограничивается констатацией: «его можно поставить в параллель с теми процессами происхождения феодализма»263, о которых шла речь раньше.

Наконец, в Европе и России Старый порядок свергается революциями, которые автор называет то буржуазными, то буржуазно-демократическими, то демократическими. Их осуществляет союз различных классов, возглавляемый буржуазией. Результат — «производственный (аграрный и промышленный) капитализм».

Здесь хотелось бы отметить важный вывод Н. А. Рожкова: буржуазная революция завершается лишь тогда, когда «буржуазия одна получает власть, не делясь ею с дворянством или, выражаясь точнее, делясь ею только с тем дворянством, которое уже само переродилось в буржуазию»264. Поэтому период буржуазной революции в Англии оканчивается 1688 годом; в Германии — 1866-м (Образование Северо-Германского Союза); во Франции — 1830-м. Дальнейшие революции (1848, 1870-1871) — уже не социальные, а, как выражается автор, «переход от грубо-хищнического капитализма к культурному».

Иная точка зрения характерна для В. И. Ленина, датировавшего период «буржуазно-демократической» революции во Франции 1789-1871 годами и называвший революции 1830, 1848, 1870-1871 годов «волнами» единой революции265.

На мой взгляд, прав Н. А. Рожков. Буржуазная революция окончена, когда окончательно побежден абсолютизм и поддерживающее его дворянство, а не какой-либо иной противник. С 1830 года власть во Франции принадлежит исключительно классу буржуазии.

Период капитализма кончается социалистической революцией, за которой должно последовать бесклассовое общество. Недостатки концепции Н. А. Рожкова настолько очевидны, что останавливаться на них нет смысла. Фантастичность представлений о древней истории вызвана некритическим следованием концепции Э Мейера, которая будет рассмотрена ниже. Важнее достоинства: во-первых, само стремление дать картину не просто смены формаций как стадий всемирной истории, а череды сменяющих друг друга социальных революций; во-вторых, понимание того, что эти революции — зачастую дело «верхов», а не «низов»; наконец, в-третьих, выделение крепостничества (под токви- левским псевдонимом «Старый порядок») в отдельную стадию, переход к которой был революционным свержением власти феодалов новым классом, условно именуемым «дворянством».

Эти взгляды Н. А. Рожкова, насколько мне известно, не имеют аналогов в нашей исторической науке. Для сравнения: С. М. Дубровский (1900-1970), выдвинувший в полемике с Н. А. Рожковым свою схему всемирной истории, где вместо «старого порядка» шла «крепостническая формация», признавая, что «переход от феодальной формы государства к абсолютной монархии сопровождается ожесточенной борьбой... нарождающегося класса крепостников против старого класса феодалов»266, примером чего служит опричнина, не рискнул дать этому переходу название «революция».

<< | >>
Источник: Завально Григорий Алексеевич. Понятие «революция» в философии и общественных науках: проблемы, идеи, концепции. Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: КомКнига. — 320 с.. 2005

Еще по теме Проблема революции в концепции Н. А. Рожкова:

  1. Завально Григорий Алексеевич. Понятие «революция» в философии и общественных науках: проблемы, идеи, концепции. Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: КомКнига. — 320 с., 2005
  2. Глобально-стадиальный подход к истории и проблема революции. Магистральные и локальные революции
  3. Современная концепция революции
  4. Немарксистские концепции революций
  5. § 3. Немарксистские концепции социальной революции
  6. КОНЦЕПЦИЯ НАУЧНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ Т. КУНА
  7. § 2. Марксистские концепции социальной революции
  8. Проблема революций в истории Новейшего времени
  9. 621 . Основные проблемы теории революции
  10. 1. Концепция отчуждения Проблема дегуманизации человека
  11. Проблема революций в других периферийных странах
  12. Проблема революций в истории Античности
  13. Исторический материализм и проблема революции
  14. Революция как философская проблема