<<
>>

6.2. Психотехника пифагорейцев как схема развития человека в сверхчеловека

Но какое место в этой структуре занимает сам человек? Какова цель человеческого существования на земле? Чтобы ответить на эти вопросы, следует обратиться к религиозно-философской практике и доктрине пифагорейцев.
Прием членов своего союза Пифагор проводил тщательно, лично изучая склонности и дарования кандидатов. Пользуясь секретами физиогномики, он всматривался им в лица, надеясь узнать способности духа и глубинные основания характера; заставляя прохаживаться перед собой, старался угадать по походке и невольно принимаемым позам привычки и «наклонности души». Если человеческий материал казался подходящим, кандидатов допускали к дальнейшим тестам, которые продолжались уже не менее двух, а иногда и пять лет. Все это время неофит подвергался суровым испытаниям, которые включали в себя различные воздержания, «практику в добродетелях», особенно «добродетели дружбы», и даже пытку «огнем и железом» — чтобы узнать способность кандидатов переносить боль для участия в инициирующих мистериях союза. Им также предписывалось сохранять все эти годы абсолютное молчание, — разрешалось слушать беседы и лекции, но нельзя было ни задавать вопросы о непонятном, ни комментировать услышанное, — доктрины братства неофитам следовало запоминать наизусть. Целью этого запрета было «научиться размышлять, разучиться болтать», ведь «Что самое сильное? Мысль». Ученики не могли, кроме того, лицезреть самого Пифагора или входить в его жилище. Этот низший класс послушников назывался «акусмати- ками» («слушающими») и «экзотериками» («внешними»), — в отличие от полноправных членов братства, которые именовались «эзотериками» («внутренними») и «математиками» («знающими»). Как для тех, так и для других авторитет Пифагора оставался непререкаемым. Психотехника пифагорейцев включала в себя приемы развития умственных способностей: памяти, интуиции, наблюдательности, способности к рефлексии и анализу. Ее основу составляет ежевечерний, после возвращения домой, и ежеутренний экзамен сознания, когда человек — обычно, еще лежа в постели, — в уме как бы «просматривает» прошедший день (вечером), стараясь вспомнить все детали происшедшего, задавая самому себе вопросы: «Что я сегодня сделал? чего не сделал из должного? какие поступки заслуживают осуждения и требуют раскаяния? каким следует радоваться?»219. Естественно, данную процедуру можно распространить и на предшествующие дни, недели и годы. Ямвлих еще подробнее описывает эту психотехнику, подчеркивая, что пифагорейцы практиковали запоминание стихов Гомера и Гесиода «для исправления души» и обращали особое внимание на упражнение памяти, стремясь сохранять в ней всё, чему они не только обучались, но и о чем говорили. Для этого пифагореец ежедневно не вставал с постели до тех пор, пока не перебирал в памяти и не вспоминал все случившееся накануне. С этой целью он мысленно пытался восстановить всё, что он сказал или услышал, начиная с самого начала, например, припоминая, какое приказание, встав после сна, отдал домашним, затем, что было сразу за этим, потом, что еще позже, и так восстанавливал в памяти и оценивал свои последующие слова и поступки. Вспоминал также, кого первым он встретил, выйдя из дома, кого второго и что было сказано сначала, что потом, и что еще позже. Точно таким же образом пифагореец вспоминал и о других событиях, стремясь последовательно восстановить в памяти всё, случившееся за день в том порядке, в каком происходили эти события. Если свободного времени после сна у него было больше, он пытался припомнить таким же образом, что произошло позавчера. Эффективность этих упражнений Ямвлих считает настолько высокой, что именно на их счет относит не только появление в Италии огромного количества философов, поэтов и законодателей, но сам расцвет страны, которая благодаря Пифагору и его методу «стала называться Великой Грецией»227. Кроме того, развитие памяти имело, видимо, также сакральное значение, состоящее в воспоминании (анамнесисе) протобытия и знаний души еще до ее изгнания с небес и падения в тело. Можно предположить, что благодаря многолетним упражнениям в таком «припоминании», человек мог развить в себе абсолютную память, мгновенно восстанавливая в уме события любого предшествующего отрезка своей жизни, а обращая эту же технику вперед и развивая прогностическую интуицию — в деталях предвидеть (и, возможно, тем самым продуцировать) события как ближайшего, так и отдаленного будущего. В Пифагорейском союзе существовали также точные и краткие правила, организующие и направляющие не только сознание, но и всю жизнь человека к сверхцели — блаженному существованию «в теле» и достижению сверхчеловеческого состояния после смерти, «восстановлению богоподобия». Все предписания делились на две части: служащие подготовке («очищению») тела и предназначенные для совершенствования ума, расположения его к восприятию высших истин и прямой связи с божественным миром, ведь «прежде следует стать человеком, а затем уже богом». Перед началом применения собственно «очищающих» правил пифагорейцы рекомендовали почтить «бессмертных богов» молитвой, распространяя это положение на все случаи жизни, т. е. перед началом любого дела следовало словами или хотя бы мысленно обратиться за помощью и благословением божества. От них это правило перешло в пословицы и поговорки практически всех европейских народов (ср. «без бога — ни до порога»). Кроме почитания богов следовало оказывать подобающее уважение «родителям и родственникам, тем, кто поближе», так как, по мнению пифагорейцев, родители являются для нас как бы аналогами высших божеств, а демоны, или низшие божества, подобны «почтенным родственникам»220. Интересно, что эти два правила почти буквально повторяют заповеди Библии: почитание Бога и родителей.
<< | >>
Источник: Хлебников Георгин Владимирович. Античная философская теология. Изд. 2-е, испр. и доп. 2014 {original}

Еще по теме 6.2. Психотехника пифагорейцев как схема развития человека в сверхчеловека:

  1. 2. ПИФАГОРЕЙЦЫ И ЧИСЛО КАК НАЧАЛО 2.1. Пифагор и так называемые пифагорейцы
  2. В. Н. Мясищев отмечал, что правильное понимание невроза как болезни развития личности требует понимания личности человека и закономерностей ее развития (Мясищев В. Н., 1960). В данном разделе раскрывается своеобразие раннего психического развития детей, впоследствии заболевающих неврозами. В общепринятом значении это — анамнез их жизни, раскрываемый посредством стандартизованного интервью с родителями. Помимо этого, характеристики раннего развития детей и самочувствия матери фиксировались опросн
  3. Полибиева схема как национальная традиция
  4. Человек как предмет философии. Теории происхождения человека. Биологическое, социальное и психологическое в человеке
  5. Психотехника
  6. Сверхчеловек.
  7. «Я» Сверхчеловека
  8. Глава вторая Как избежать мгновенной смерти, или Общая схема действий в первые минуты аварии
  9. 1.Сущность человека. Биологическое и социальное в развитии человека.
  10. 2. ВОЗРАЖАТЬ, СОГЛАШАЯСЬ. ПСИХОТЕХНИКА "ДА-НО"
  11. "Так говорил Заратустра". Идея сверхчеловека
  12. ПИФАГОРЕЙЦЫ
  13. 3. ПСИХОТЕХНИКИ ЗАЩИТЫ ОТ НЕКОРРЕКТНЫХ ПРИЕМОВ В ДИСКУССИИ
  14. B. ПИФАГОР И ПИФАГОРЕЙЦЫ
  15. Физическая и духовная эволюция человека. Труд как способ взаимодействия человека и природы. Экологические аспекты труда.
  16. В. АНОНИМНЫЕ ПИФАГОРЕЙЦЫ (древнеперипатетическая доксография)
  17. Пифагор (580-500 гг. до н.э.) и пифагорейцы
  18. 10.5. ЧЕЛОВЕК КАК ОТСУТСТВИЕ ЧЕЛОВЕКА