<<
>>

3.5. София и философия: деифицирующая трансформация

Само качество знания, необходимо для сущностной мутации и возвышения онтологии личности, стало объектом анализа И. Н. Мол- чаловой . Исследовательница, сравнивая взаимоотношение понятии «София» и «философия» в античности, одновременно показывает доступность божественного знания человеку, который с его помощью деифицируется.
Согласно текстам, слово «философия» возникает в результате противопоставления божественной мудрости ограниченному человеческому знанию в рамках сформулированной Платоном концепции двух миров: мира чистого истинного бытия (мира идей) и мира чувственно воспринимаемых вещей. Именно учение о двух мирах приводит Платона к противопоставлению добродетелей человеческих и божественных, когда истинными добродетелями обладают только божественные существа, человеческие же добродетели лишь подражание божественным. Отказ Аристотеля и других философов от учения об идеях, разрушивший концепцию двух миров, замечает Молчанова, с необходимостью привел к формированию иного понимания как «Софии», так и «философии». Аристотель приходит к выводу, что муцрец не только знает следствия из начал, но и обладает истиной о началах, а «мудрость — это и научное знание, и постижение умом вещей по природе наиболее ценных»642 643 644. Мудрость, будучи сочетанием ума и науки, получает статус высшей науки о том, что всего ценнее. Следующий шаг, сделанный Стагиритом, это практически отождествление софии и философии. Призывом жить мудро, т. е. занимаясь философией, испытывать высшее наслаждение, становится «Протрептик». София в понимании Аристотеля перестает быть добродетелью одних только богов. «Ум и мудрость — это единственное бессмертное и божественное в нас... Поэтому нам следовало бы либо заниматься философией, либо сказать „Прощай, жизнь14, и уйти прочь (и, следовательно, умереть), так как все W О 161 другие вещи, по-видимому, являются великои ерундой и глупостью» (Fr. 61 Rose, В 108-110 D). Таким образом, отождествление софии и философии приводит Аристотеля к утверждению философии как высшего и наиболее ценного знания (таков статус «первой философии» в «Метафизике»), а философа как мудреца, преодолевающего в себе человека, чтобы стать богом. Этот вывод вместе с обосновывающими его аргументами и практиками, контаминированный с техниками познания трансцендентного и партиципации к нему у Платона, не только был сохранен Ликеем и Академией, абсорбирован неопифагореизмом, детализирован и развит неоплатонизмом, но и транслирован через осевую философскую традицию последующим векам вплоть до современности.
<< | >>
Источник: Хлебников Георгин Владимирович. Античная философская теология. Изд. 2-е, испр. и доп. 2014

Еще по теме 3.5. София и философия: деифицирующая трансформация:

  1. Введение СОФИЯ - ФИЛОСОФИЯ И ФЕНОМЕНОЛОГИЯ
  2. I. СОВРЕМЕННОЕ ЗНАНИЕ ИЛИ "МУДРОСТЬ" (СОФИЯ) И ФИЛОСОФИЯ КАК СТРЕМЛЕНИЕ К СОВЕРШЕННОМУ ЗНАНИЮ
  3. СОФИЯ СОВПОСОЛ
  4. Фридрих II и принцесса София
  5. ПАТРИМОНИАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП И ЕГО ТРАНСФОРМАЦИЯ
  6. 1.4.2 Трансформация аромата
  7. Трансформация ислама
  8. Постэкономическая трансформация
  9. Трансформация раннего христианства
  10. Трансформация конфуцианства
  11. ГЛАВА 18. СОЦИОЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКТОР В ТРАНСФОРМАЦИИ ЖИЗНЕННОГО СЦЕНАРИЯ ЧЕЛОВЕКА