УЧЕНИЕ О ЯЗЫКЕ

Особую роль в философии символизма Флоренского игра- ' ет тонко разработанная философия языка, философия терминов языка, антиномий, учение о строении слова. Здесь немалую роль играет общий подход к диалектике языка, к пониманию его как части символического описания.
В этом контексте Флоренский анализирует также и науку. Распространенному пониманию научного знания как отражения действительности, выражения некоторых реальных событий он противопоставляет идею о мире науки как символическом описании. Флоренский одним из первых в европейской философии создал теорию символических форм применительно к науке, утверждая, что "наука есть язык"22. Сведение науки к языку и рассмотрение ее как особого вида языка предвосхищает последующие выкладки европейской философии.

Большую роль в этот исторический период развития философской мысли играет сопоставление науки и философии как областей языкового творчества. "И наука, и философия, — пишет Флоренский, — описание действительности, т. е. язык, тут и там имеющий свой особый закал. Словесная природа как науки, так и философии, — это их общее, родовая стихия их жизни Но они противоположны и противоречивы в своих устремлениях Несокрушимым кристаллом хотела бы отвердеть наука; огненным вихрем, ветром вьющимся, коловращением, упругим, как гиростаты, — явит свою определенность философия"23. Вместе с тем противоположность науки и философии довольно быстро взламывается, они как бы меняются местами. "Наука, жесткая и непреклонная по замыслу своему, на деле, в историческом своем раскрытии, имеет и текучесть и мягкость. Философия же, подвижно-стремительная и гибкая, — такою хочет быть, — не чужда жесткой и догматической хватки"24

И наука, и философия трактуются как определенные модусы языка, но в существе своем, они составляют одно — язык. И для философии, и для науки чрезвычайно важно исследовать антиномии языка. Это Флоренский и делает, обобщая при этом лингвистическую философию своего времени и исторический опыт лингвистики, начиная с Вильгельма фон Гумбольдта. Одним словом, для него чрезвычайно важно собрать все, что есть результат осмысления и исследования языка. А потому, скажем, поэзия символизма, ее эксперименты, эксперименты футуристической поэзии языка, — все не проходит мимо Флоренского. Он не оценивает их специально, но для него очень важно, что идет сложная игра со словами — словотворчество25. "Опыты" А. Крученых и В. Хлебникова воспринимаются и как свободное исследование, расширяющее возможности нашего понимания языка.

Не только языковые новшества российских футуристов, но и все, что делается в литературе, в грамматике, в языковедении привлекает внимание Флоренского.

Это делает его одним из самых замечательных специалистов начала XX в. в области философии языка, что было не вполне обычно для философствующего богослова. "Язык, — говорит Флоренский, выражая свою любимую идею, — антиномичен. Ему присущи два взаимоисключающие уклона, два противоположные стремления"26. И поэтому необходимо исследовать именно антино- мичность терминов, напряженность словесной антиномичности. Предмет исследования здесь — полюса речи, антиномичность всего, в чем состоит специфика слова, с одной стороны, а другой, его значение как некого символа, как одной из символических форм. Ученый-лингвист, Флоренский вместе с тем никогда не забывает о чисто богословских проблемах (о чем свидетельствуют его сочинения, например "Имя- славие как философская предпосылка").

Таковы основные идеи замечательного философа, богослова, ученого, выдающегося представителя российской культуры Павла Александровича Флоренского.

ЛИТЕРАТУРА

1 Игумен Андроник (Трубачев), Половинкин С. М. Флоренский // Русская философия. Словарь. М., 1995. С. 586

О жизни и сочинениях П. Флоренского см. также: Иеродиакон Андроник (Трубачев). Основные черты личности, жизни и творчества священника Павла Флоренского // Журнал московской патриархии. 1982. №4; Половинкин С. М. П. А. Флоренский: Логос против хаоса.

М., 1989; Хоружий С. С. Философский символизм Флоренского и его жизненные истоки // Историко-философский ежегодник'88. М. 1988; Хоружий С. С. О философии священника Павла Флоренского // Флоренский П. А. Столп и утверждение истины. М., 1990. Т. 1 (I) С. VIII. 2

Флоренский П. А. Столп и утверждение истины. Т. 1 (I). С. 483 3

Там же. С. 483-484. "См.: Там же. С. 485, 486. 5 Там же. С. 487.

«Там же. С. 488. 7

Там же. С. 489. 8

Там же. С. 15 — 16. 9

Там же. С. 23. 10

Там же. С. 75. 11

Там же. 12

См.: Там же. С. 76—77. 13

Там же. С. 83.

14Там же. Т. 1 (II) С. 597. 15

Там же. С. 822. 16

Там же. С. 823. 17

Там же. Т. 1 (I). С. 157. 18Там же. Т. 1(H). С. 825. 19Там же. Т. 1(1). С. 327. 20

Там же. С. 350-351. 21

Там же. Т. 2. С. 44, см. 45. 22

Там же. С. 125. 23

Там же. С. 152. 24

Там же. С. 154. 25

См.: Там же. С. 174-175. 26

Там же. С. 200.

<< | >>
Источник: Н. В. Мотрошилова и проф. А. М. Руткевич. История философии: Запад-Россия—Восток (книга третья: Философия XIX — XX в.). 2-е изд. — М.: «Греко- латинский кабинет» Ю. А. Шичалина. — 448 с.. 1999

Еще по теме УЧЕНИЕ О ЯЗЫКЕ:

  1. "ОПЫТ О ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ РАЗУМЕНИИ". ПРОСТЫЕ И СЛОЖНЫЕ ИДЕИ. УЧЕНИЕ О ЯЗЫКЕ
  2. 3.2 Учение Евтихия и учение Диоскора
  3. Литература к лекции II На русском языке: 1)
  4. Литература к лекции I На русском языке: 1)
  5. На грузинском языке[66]
  6. На румынском языке
  7. На греческом языке
  8. На английском языке
  9. ЛИТЕРАТУРА НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ
  10. Присутствие монахов в разговорном языке
  11. О ЯЗЫКЕ КАК ОБЩЕСТВЕННОМ ЯВЛЕНИИ
  12. 3. Научная литература на русском языке
  13. 1. Нормативные материалы на русском языке
  14. ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ
  15. ИЗДАНИЯ КАНТА НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ
  16. ПРИМЕЧАНИЯ Рукописные копии на французском языке