<<
>>

Раздел VI, в котором описано, какой урон претерпевает Церковь от льгот, коими пользуются различные церковные учреждения во вред общему праву, и предложены средства его устранения

Льгота — это освобождение от обязательства подчиняться вышестоящему лицу или послабление такого обязательства. Существуют разные виды льгот: одни исходят из права, другие — из фактического положения дел.
К льготам по праву относятся те, которыми пользуются в силу уступки, сознательно сделанной вышестоящей законной инстанцией. Льготами по факту пользуются, не имея на то специального документа81, но исключительно благодаря обычаю, существующему с незапамятных времен. Если первый вид льгот находит одобрение у казуистов как исходящий от законной власти, то и второй вид, хоть сам по себе и не обоснован, не всегда ими осуждается, поскольку те, кто с незапамятных времен пользуются некой привилегией, могли раньше на самом деле иметь соответствующие документы на нее, пусть сейчас и не в состоянии их представить. Льготами в Церкви пользуются четыре основные категории лиц: архиепископы свободны от примасов, епископы — от архиепископов, монахи — от епископов, а каноники — от епископов и архиепископов. Льготы эти различаются в зависимости от обстоятельств: некоторые относятся только к лицам, а другие — еще и к местам их проживания, но в каждом случае по-разному. Существует три вида местных льгот. Первой пользуются монастыри нищенствующих орденов, которые епископ не инспектирует, хотя, если ему случается там побывать, его принимают со всей торжественностью, и он может отдавать указания и исполнять все епископские обязанности, когда сочтет необходимым. Второй вид льгот имеют многие другие церковные учреждения, где епископов не принимают и где они не могут осуществлять ни одну из епископских обязанностей, пока не объявят, что это не направлено на ущемление прав и привилегий этих мест. Такому порядку подчиняются аббатства Мар- мутье, Вандом и многие другие. Льготами третьего вида наделены некоторые территории, в пределах которых юрисдикция епископа совершенно не действует. Ему не подчиняются даже тамошние миряне, над коими лишь одни обладатели такой льготы имеют юрисдикцию и власть, называемую обыкновенно lex diocesana82. Аббатства Сен-Жермен-де-Пре, Корби, Сен-Флоран-ле-Вьей, Фекан и многие другие имеют эту привилегию на всей своей территории, где епископская юрисдикция во всей полноте принадлежит одним только монахам. Они выдают освобождение от объявлений о предстоящем заключении брака324, обнародуют увещательные послания325, объявляют торжественные индульгенции, назначают сроки проведения служб во время постов, согласно полученным из Рима указаниям; акты о назначении владельцев бенефициев издаются от их имени; они даже претендуют на право выбирать таких епископов, каких им заблагорассудится, и отдавать распоряжения без позволения епархиального епископа; наконец, они выписывают грамоты, разрешающие принимать указания от такого епископа, какого они сами выберут. Такова льгота, которой пользуется шартрский капитул: в силу ее действия епископ не имеет права входить в церковь, если не даст письменного обещания сохранить все привилегии этой церкви, не может присутствовать ни при святом причастии, ни при помазании святым елеем. Эти лица совершенно не подчиняются епископской юрисдикции, так что когда какой-нибудь каноник совершает проступок, то капитул назначает судей для процесса над ним, а если на их решение подается апелляция, то в Рим обращаются с просьбой прислать судей in partibus, поскольку эта церковь ad sanctam romanam Ecclesiam, nullo admisso medio, pertinet83.
Они выпускают индульгенции, имеют более ста приходов в своем ведении, вершат епархиальный суд во всей полноте, а апелляции на все их приговоры направляются в Рим; они же отдают распоряжение насчет проведения всех больших крестных ходов. Такого рода льготы имеет монастырь Св. Мартина в Туре326. В старину архиепископы подчинялись примасам, к которым Папа направлял паллий327, дабы они имели власть и начальство над митрополитами. С тех пор французские архиепископы, кроме Турского, Санского и Парижского, получили, согласно булле или предписанию, позволение не подчиняться примасам84. Некоторые епископы также добились от Папы освобождения от власти своих архиепископов4*. Почти все монахи не подпадают под обычную юрисдикцию, и их право основано на собственной уступке оного епископами и папами. Самые древние из их льгот, как, например, те, что были предоставлены им 700—800 лет назад, исходят от епископов и архиепископов; но все льготы, полученные ими после того, были предоставлены им папами с целью либо воспрепятствовать тому, чтобы епископские приезды и дворы тревожили их уединение, либо защитить их от сурового обращения со стороны тех, кто их притеснял или, по их мнению, мог это сделать. Последними из тех, кто освободился от подчинения вышестоящему начальству, являются каноники. При своем появлении они были столь тесно связаны со своими епископами и подчинены им, что ничего не могли делать без их позволения, а выйти из повиновения епископам считалось в те времена величайшим прегрешением. Многие полагали, что все их льготы исходят от антипап либо очевидно введены тайком или же просто основаны на владении с незапамятных времен; однако не подлежит сомнению, что некоторые из них древнее и имеют больше оснований, нежели те, которые вошли в силу и стали действительными благодаря антипапам. Самые легитимные из пап предоставили некоторые льготы85 благодаря уступкам со стороны епископов или в результате заключенных с ними договоров, либо по их собственному побуждению — под предлогом оградить каноников от дурного обращения, которое они якобы претерпевают от епископов. Дабы добраться до сути этого предмета и провести четкое разграничение между льготами законными и незаконными, необходимо отдельно рассмотреть грамоты, которыми они были введены. Некоторые льготы были даны папами до того, как началось несчастье под названием раскол330, а другие — после его завершения. Первые следует считать законными и действительными, но поскольку подобные буллы освобождают от подчинения общему праву, что всегда предосудительно, то их надлежит подвергать тщательному изучению, дабы не ошибиться насчет их содержания, ибо известно, что многие буллы могут выдаваться за такие, которые дают льготы, тогда как на самом деле они являются лишь приобретенными в прошлом охранительными грамотами или грамотами, предоставляющими некоторые особые привилегии, но не освобождающими от обычной юрисдикции, а также грамотами, дающими капитулам лишь полномочия на осуществление юрисдикции, подчиненной епископской, подобно той, что имеют в ряде церквей архидиаконы: отлучать от Церкви, запрещать совершение богослужений или обрядов, налагать публичную епитимью, — хотя при этом они всегда подчинены юрисдикции епископов. Что касается булл второго рода, то они являются ничтожными, потому что те, кто их выдавал, не имели законной власти; в частности, по распоряжению Папы Мартина V, изданному на Констанцском соборе331, признаются недействительными все буллы, изданные во время раскола86, а потому настаивать на их применении в нарушение общего права можно лишь из злого умысла или по неведению. Грамоты третьего рода были пожалованы либо для предоставления новых льгот, либо для подтверждения прежних. В первом случае подобные грамоты должны быть объявлены недействительными на том основании, что они прямо противоречат декрету, о котором упоминал Мартин V, либо потому, что были получены втихомолку, и по этому поводу Парижский и Тулузский парламенты вынесли решения против анжерского и кагорского капитулов332. Во втором случае грамоты, предоставленные лишь для подтверждения древнего права, которое никогда не бывает установлено удовлетворительным образом, должны, по мнению всех беспристрастных людей, быть объявлены лишенными всякой силы. Остается выяснить, являются ли правильными и действительными льготы, основанные на простых уступках со стороны епископов, на заключенных с ними договорах или вынесенных против них и их капитулов арбитражных решениях по этому поводу87. Если епископам не дозволяется ни при каких обстоятельствах отчуждать свои светские права без выгоды и явной пользы, то еще менее они могут поступиться своей духовной властью, ибо нанесут при этом серьезный урон Церкви, члены которой тем самым оказываются отделены от головы, а уставы, на коих она держится, подменены, что вызывает путаницу, пагубную и разорительную для нее. В силу этого принципа недействительность уступок, полюбовных сделок или арбитражных решений совершенно очевидна. Никто не вправе передавать по договору или заключать сделку по поводу того, чем не распоряжается свободно, а если и находятся авторы, полагающие, что можно заключать контракты в духовой сфере, то и они всегда делают некоторые исключения, среди коих сохранение подчинения стоит на первом месте, и воистину, такие права настолько недействительны в том, что касается рассматриваемого предмета, что даже если они утверждены папами, то все равно не приобрели бы достаточной силы, чтобы отнять у преемников епископов их право, окажись они лишенными своего главенствующего положения одним из трех упомянутых выше способов. Разум подсказывает, что ни один из этих способов не может быть действительным в силу противоречия общему праву, и он же дает понять также, что грамоты, просто подтверждающие указанные выше уступки, сделки или арбитражные решения, не дают никакого права тем, кто желает ими воспользоваться, ибо не могут иметь больше силы, нежели те основы, из которых они исходят. Осталось рассмотреть один вопрос, а именно, является ли обладание льготами по обычаю и за давностью лет, как ими владеют капитулы вопреки власти своих епископов, достаточно веским основанием для того, чтобы заставлять Церковь терпеть то зло, какое несут с собой льготы. Обычай — это правило весьма обманчивого свойства88. Дурные обычаи, пусть и весьма древние, повсеместно осуждаются, а все, которые противоречат общему праву и нарушают порядок, установленный церковными уставами, должны подлежать осуждению и не могут служить справедливым основанием для владения за давностью лет, причем в каноническом праве гораздо меньше, чем в гражданском, ибо церковные уставы ведут свое начало от более достоверных принципов. А посему это затруднение надлежит разрешать, говоря, что обычай должен служить правоосновани- ем, если владение может осуществляться по общему праву, но никогда в отношении того, владение чем это право нарушает, в каковом случае обычай совершенно не имеет силы, если не сопровождается документом настолько достоверным, что он не может быть подвергнут никаким сомнениям. Из этого следует, что поскольку общее право подчиняет всех каноников их епископам, то не существует обычая, способного освободить их от этого подчинения. Невозможно представить себе, источником и причиной каких бедствий являются льготы. Они опрокидывают порядок, установленный Церковью по законам разума, который требует, чтобы нижестоящие подчинялись вышестоящим. Они разрушают согласие, которое должно существовать между головой и членами, они попустительствуют всевозможным нарушениям и оставляют безнаказанными многие преступления, совершенные как привилегированными лицами, так и многочисленными своевольниками, прячущимися за их спинами. Искоренить это зло можно двумя способами: либо совершенно отменив все льготы, либо удовольствовавшись приведением их в порядок. Мне хорошо известно, что первый способ как более радикальный применить сложнее, но, поскольку сие не является невозможным, я все-таки рекомендую его Вашему Величеству, зная, что Вы всегда находили удовольствие в осуществлении того, за что Ваши предшественники браться не решались. Не считаю, впрочем, уместным использовать его применительно ко льготам, коими пользуются монахи и монастыри. Поскольку монашеские общины разбросаны по различным епархиям, а единообразие духа, каковой должен ими руководить, требует, чтобы монахи находились под началом одного своего настоятеля, а не нескольких епископов с различным образом мыслей, я смело заявляю, что необходимо оставить им законные привилегии, коими они владеют, но было бы справедливо выяснить обоснованность оных, изучив грамоты, которым монахи порой придают более широкое толкование, нежели дозволяет разум. Но я настаиваю, что можно отменить все прочие льготы с такой выгодой для Церкви, что одной этой побудительной причины общего характера будет достаточно, дабы отринуть в этом случае частные интересы. Чтобы взяться за осуществление какого-либо дела, довольно знать, что оно справедливо, а уж если оно еще и необходимо, то заняться им следует в обязательном порядке. Поскольку до сих пор Церковь обходилась без предлагаемой мною реформы, то я не думаю, что данная реформа так уж неизбежна, но утверждаю тем не менее, что она была бы чрезвычайно полезна, так как отняла бы у епископов все доводы для оправдания упущений при отправлении своих обязанностей. Чтобы воспользоваться первым из предлагаемых мною способов, нужно лишь, чтобы Его Святейшество отменил льготы и привилегии, о которых идет речь, а епископам были возвращены полномочия на осуществление юрисдикции над своими капитулами и всеми прочими, кто имеет льготы, за исключением вышеупомянутых. Булла такого содержания, сопровождаемая декларацией Вашего Величества, утвержденной парламентами и Большим советом, разорвала бы цепи, сковывающие руки прелатам Вашего королевства, и возложила бы на них ответственность за непорядки, творящиеся в их епархиях, за которые сегодня они почт что не в состоянии отвечать. Добиться такой буллы, на мой взгляд, было бы просто, поскольку она соответствовала бы предложениям Тридентского собора333, который определенно провозгласил, что капитулы и каноники не могут в силу какой бы то ни было льготы, обычая, владения, приговора, присяги или конкордата противиться инспекциям, замечаниям и наказаниям со стороны их епископов или иных лиц, назначенных представителями оных89. И даже если это предложение не понравится в Риме, где новшества, пусть и полезные, довольно часто встречают неодобрение, а многие добрые дела — всяческое сопротивление, все равно Ваше Величество можете обеспечить в этой обла сти соблюдение постановлений Собора, — тогда и никакие другие шаги будут не нужны. Прекрасно знаю, что это средство не найдет одобрения у парламентов335, которые обычай и практику нередко ставят выше всех приводимых доводов. Однако заранее предвидя и хорошо учтя все преграды, которые могут встретиться на пути, я смело говорю, что было бы гораздо лучше преодолеть их, нежели остановиться из-за какого бы то ни было сопротивления, и Ваше Величество можете взяться за осуществление данного преобразования с тем большим основанием, что, вернув эти вопросы в лоно общего права, Вы приведете их в первоначальный вид, и к тому же государям приличествует проявлять отвагу в некоторых случаях, когда речь идет не только о правом деле, но и о таком, важность коего не может быть поставлена под сомнение90. Хотя полезность предложенных мною двух способов, которые в сущности сводятся лишь к одному, должна способствовать их одобрению, тем не менее имеющееся у меня опасение по поводу того, что трудность применения сделает их непригодными, заставляет меня перейти ко второму способу, предполагающему назначить комиссаров, епископов, каноников и монахов, которые совместно с депутатами Совета и парламентами потребовали бы изучения всех льгот и привилегий Церквей, с тем чтобы те из них, что будут представлены Вашему Величеству как справедливые и действительные, были бы упорядочены, а те, у коих не окажется законных оснований, — урезаны и отменены91. Осуществить это предложение тем легче, что Орлеанские ордонансы336, изданные при Франциске П, содержат особую статью насчет упорядочения льгот92. Если впоследствии Папе будет благоугодно в каждой митрополии предоставить делегированным судьям, о которых мы упоминали выше, право властью Святого Престола упорядочить то, за что епископы сами взяться не смогут из-за льгот, сохранивших силу и действие, а Ваше Величество поручит своему Совету рассматривать споры, могущие иметь место относительно данного предмета, то Вы окончательно уничтожите все неприятности, происходящие из-за таких привилегий.
<< | >>
Источник: Перев. с фр. Л.А. Сифуровой. Ришельё Арман-Жан дю Плесси, кардинал-герцог. Политическое завещание, или Принципы управления государством. 2008

Еще по теме Раздел VI, в котором описано, какой урон претерпевает Церковь от льгот, коими пользуются различные церковные учреждения во вред общему праву, и предложены средства его устранения:

  1. Раздел IV, где показано, какое значение имеет регалия314, на которую претендует в отношении французских епископств парижская церковь Сент-Шапель, и описаны средства, как ее отменить к удовлетворению всех сторон
  2. Раздел II, где предложены общие средства, которые можно использовать для прекращения беспорядка в системе правосудия
  3. Раздел V, в котором говорится о силе на море, совершенно необходимой французскому королевству, и описаны различные области применения больших кораблей и галер
  4. Раздел II, в котором показано, что государь должен быть силен своей высокой репутацией, и предложены самые необходимые средства для достижения этой цели
  5. Раздел XI, в котором предлагаются средства для устранения злоупотреблений, совершаемых обладателями ученых степеней359 при получении бенефициев
  6. РАЗДЕЛ X О могуществе воспитания; о способах усовершенствовать его; о препятствиях и путях про- гресса этой науки. О легкости, с какой можно будет по устранении этих препятствий наметить план идеального воспитания
  7. Раздел I, в котором описаны в общих чертах пороки системы правосудия и рассмотрен, в частности, вопрос о том, способно ли упразднение продажности и наследования должностей стать действенным средством для излечения подобных недугов
  8. ПОРЯДОК действий государственного учреждения города Москвы "Городская служба перемещения транспортных средств" (государственное учреждение ТСПТС") и ГУВД г. Москвы при помещении задержанного транспортного средства на специализированную стоянку, его хранении и выдаче (в ред. постановления Правительства Москвы от30.05.2006 № 347-ПП)
  9. Раздел II, в котором описано, какого рода способности нужны хорошему советнику
  10. ГЛАВА VII, в которой показано нынешнее состояние дел при королевском дворе и предложены самые необходимые средства для приведения оного в надлежащий вид