<<
>>

Мюнхенский кризис. — Франко объявляет о своем нейтралитете. — Влияние Мюнхена на Испанию. — Националисты стоят на своем. — Советский Союз меняет свс политику. — Вывод интернациональных бригад. — Муссолини| отводит 10 ООО бойцов. — Парад «интернационалистов» в Барселоне. — Речь Пассионарии. — Комиссия Лиги Наций. — Филип Чэтвуд в Испании. — Последнее наступление на Эбро. Потери в сражении на Эбро.— Англо-итальянское соглашение пп Средиземному морю вступает в силу.

Чешский кризис пришел к грустному завершению. К тому^ времени в Женеве собралась Лига Наций, как выяснилось^ последний раз. Негрин и Альварес дель Вайо еще раз noqj тались поднять испанский вопрос. Война, оставшаяся у за спиной, вступила в свою самую мрачную и решаюі фазу.

После падения Корберы сражение на Эбро обрело хп рактер жестоких стычек в окопах, артиллерийских и авиани онных налетов. До конца октября линия фронта оставал;ь ? без движения, хотя активные боевые действия вдоль нее in прекращались. Негрин лично, не ставя в известность ни кпм мунистов, ни басков с каталонцами, разработал новый пр • ект компромисса. 9 сентября он тайно встретился с герцом^ Альбой, представителем националистов в Лондоне, в лп Зиль под Цюрихом. Но, как он и предполагал, пока Фрат находится у власти, никакого компромисса достичь не уда» ? ся. Тем не менее десять дней спустя Муссолини прише ї і выводу, что мирное соглашение в Испании неизбежно.

В связи с этим герцог Альба обратился к Англии и Фран^ ции. В министерстве иностранных дел ему сообщили, 4t(j если Франко объявит о своем нейтралитете, французский неральный штаб не будет предпринимать никаких дєйсте В противном случае, если разразится война, немедленно следует наступление в Марокко и через Пиренеи. Франко! замедлительно объявил, что, если в Европе начнутся воен^ действия, он будет соблюдать нейтралитет. Германии и лии он объяснил, что, учитывая нынешнее состояние И< нии, это, к сожалению, неизбежно. «Отвратительно! — з« тил Чиано. — Наши мертвые в Испании поворачиваютс своих могилах!» В свете объявленной генералиссимусом но/ тики, чтобы задобрить Францию, немецким и итальянским! войскам не разрешалось приближаться к французской границе ближе чем на 130 километров.

Затем состоялась встреча в Мюнхене. Хорошо извеси чем она кончилась для Чехословакии. Что же до Йенам Муссолини («он бегал по комнате, засунув руки в карманы, — как его описал Чиано. — Его великий дух всегда опережал людей и события... Он уже думал о других проблемах») сказал Чемберлену, что незамедлительный отвод 10 ООО человек может «создать атмосферу» для начала переговоров об англоитальянском соглашении. Муссолини сказал, что уже «сыт по горло» Испанией, где, по его словам, он потерял 50 ООО человек. И что он устал от Франко, который то и дело упускает из рук возможность одержать победу. Чемберлен, обрадованный своими дипломатическими успехами в «разрешении» чехословацкой проблемы, предложил созвать такую же конференцию, чтобы «разобраться с Испанией». Для ее проведения необходимо будет пригласить обе стороны, чтобы обсудить условия мирного соглашения, а четыре державы, присутствовавшие в Мюнхене, помогут выработать его. Сведения о таком предложении просочились, вызвав в республике опасения, что ее может ждать судьба Чехословакии доктора Бенеша. Через несколько дней временное прекращение нападений итальянцев па английские корабли в портах республики подошло к концу. В первый же октябрьский день пострадали восемь судов. іКроме того, были задержаны и захвачены английские кораб- Ьи, доставлявшие продовольствие в порты республики. I Ходжсон, английский представитель в Саламанке, сказал ІЇІтореру, что Британия хотела бы предложить свое посредничество в Испании.

Шторер задал вопрос, примет ли Франко такой компромисс, в то время как его войска «истекают кровью на Вбро». Но сам генералиссимус, сидя рядом со Шторером на обе- k 1 октября, возбужденно говорил лишь о триумфе фюрера в Мюнхене. Он промолчал, когда посол предположил ему «чеш- Дкий метод» как образец для разрешения других международных опросов. 2 октября Негрин выступил с речью по мадридскому Идио, объявив, что испанцы должны прийти к взаимопониманию друг с другом. Он во всеуслышание потребовал ответа: не- Кели националисты хотят продолжать войну до полного унич- Ьжения страны? Мир в первый раз убедился, что Негрин полон Ьлания начать мирные переговоры. Но старания Ходжсона, Шцеленные на «компромисс ввиду полной победы», оказались Воль же бесплодными. 4 октября Швендеманн, глава испанско- Щотдела на Вильгельмштрассе, признал, что намерения Герма- ни не допустить появления большевистской Испании, в сущНОСТИ, были достигнуты путем компромиссов. Так же как и ее Иономические интересы в Испании. Но, добавил он, «появле- Ке сильной Испании, союзницы Германии» может быть обес- Ичено только полной победой Франко. И 6 октября Хордана Hp раз объяснил Штореру: компромисс будет означать, что все жертвы Гражданской войны принесены впустую. Республику необходимо силой'принудить к безоговорочной капитуляции. Брошюра националистов, в это время опубликованная в Париже, откровенно заявляла: «Гражданская война была вызвана попыткой переговоров между соперничающими силами, нашедшими себе воплощение в республике». Ни в коей мере не собираясь идти к миру, Франко потребовал от Германии поставки 50 ООО ружей, 1500 легких и 500 станковых пулеметов, а также сотни 75-миллиметровых орудий. Это, заверил он немцев, может обеспечить окончательную победу националистов. Немцы согласились при условии формального признания их прав на все шахты. Тем не менее до ноября договор так и не был заключен.

После Мюнхена Советский Союз пришел к естественному выводу о невозможности заключить союз с Англией и Францией против Гитлера. Сталин стал обдумывать еди ственную имеющуюся у него возможность избежать втягив ния в войну. Она заключалась в дружбе с Гитлером за сч западных демократий. Возможность такого поворота полит ки он предполагал даже в период самых больших успехо Народного фронта. Но теперь, как выяснилось, эта полити стала единственным выходом. Сталинское правительство х тело иметь руки свободными, чтобы в случае необходимост предпринять любые действия для самообороны. Это означ' ло, что вмешательству России в испанскую войну приход конец — равно как и интернациональным бригадам. Сове ский пресс-атташе публично заявил, что они готовы к выв ду из Испании. Далее последовало согласие Сталина, чтоб еще до того, как Комитет по невмешательству окончательн договорится о выводе волонтеров, интербригады самосго" тельно покинули Испанию.

Теперь их роль действительно была сыграна до конц Организация бригад была успешно перенята республиканец армией. Более того, большинство членов интербригад соста ляли испанцы. Часть из них были добровольцами, но мпог попали сюда из тюрем, рабочих лагерей и дисциплинарны батальонов. Офицеры, командовавшие иностранными добр вольцами, в основном тоже были испанцами. Так, напримо 15-ю интербригаду возглавлял испанский майор Вальедор Даже Батальон Линкольна теперь на две трети состоял из и панцев. Так что во время мюнхенского кризиса Негрин Женеве мог без большого риска для хода войны предложи вывод всех иностранных добровольцев из республиканец Испании. Он попросил Лигу Наций осуществлять за этим ; блюдение. Таким образом, Негрин продемонстрировал о презрение к Комитету по невмешательству и восславил

Лиги Наций, в чем она настоятельно нуждалась. Генеральный секретарь Лиги, обычно сдержанный англофил Авенол, не мог скрыть своего удовлетворения. «Мастерский ход!» — воскликнул он, встретив Аскарате в коридоре Дворца наций. Трудно понять мотивы их действий, но Венгрия и Польша проголосовали против вовлеченности Лиги Наций в этот проект. Очевидно, эти два небольших государства боялись вызвать раздражение у Гитлера или Муссолини. I октября было достигнуто соглашение, что Лига станет наблюдать за выводом добровольцев, создав для этой цели комиссию из 15 офицеров во главе с генералом и двумя полковниками.

Советский Союз и Коминтерн постепенно снижали накал пропаганды в пользу республики, но продолжали слать помощь, хотя и в меньших масштабах. Это частично объяснялось тем фактом, что французская граница снова закрылась и теперь было трудно с уверенностью утверждать, что любая помощь дойдет до места своего назначения. Морской путь, даже между Марселем и Барселоной или Валенсией, практически нельзя было принимать во внимание из-за эффективной блокады националистов.

Продолжались тяжелые бои на Эбро, Франко готовил в тылу мощное контрнаступление. На республиканской стороне комиссары продолжали взывать: «Ни шагу назад! Стоять!» Битва все еще продолжалась, когда начался отвод интербригад. Последний бой с их участием состоялся 22 сентября, когда пошла в атаку 15-я интербригада. Британский батальон снова понес тяжелые потери. В этом бою погиб сын американского писателя Ринга Ларднера, который одним из последних американцев вступил в ряды волонтеров. На прощальном параде интербригад в Барселоне 15 ноября Негрин и Пассионария обратились к ним со словами благодарности. Речь Ибаррури вызвала к жизни идеалы тех, кто столь многим пожертвовал для Испании в ее героические дни. Первым делом она обратилась к женщинам Барселоны: «Матери! Женщины! Когда пройдут годы и затянутся раны войны, когда вместе со свободой, любовью и благополучием вернется гуманная память об этих печальных кровавых днях, когда умрут чувства злобы и все испанцы будут испытывать гордость за свою свободную страну — тогда поговорите со своими детьми. Расскажите им об интернациональных бригадах. Расскажите им, как из-за гор и морей, пересекая границы, ^ощетинившиеся штыками и спасаясь от злобных псов, готовых рвать их плоть, эти люди крестоносцами свободы являтись в нашу страну. Они оставляли все — свои дома, свою Ьодину и своих близких, отцов, матерей, жен, братьев, сес- тер и детей, чтобы, явившись, сказать нам: «Мы здесь! Ваше дело, дело Испании — это наше дело. Это дело всего передового, прогрессивного человечества». Сегодня они покидают нас. Многие из них, тысячи их остаются здесь, под покровом испанской земли, и все испанцы будут вспоминать их с самыми глубокими чувствами».

Затем она обратилась к стоящим на параде членам бригад: «Товарищи из интербригад! Политические причины, соображения государства, благополучие того дела, ради которого вы с безграничным благородством проливали свою кровь, вынуждают расстаться с вами — одни из вас вернутся в свои страны, а другим суждено изгнание. У вас есть право испытывать гордость. Вы вошли в историю. Вы стали легендой. Вы показали героический пример единства демократии. Мы не забудем вас, и, когда на оливковом дереве мира снова появятся листья, сплетенные с лаврами победы Испанской республики, — возвращайтесь!» Парад с трудом сдерживал эмоции. Конечно же было правдой, как вспоминал Пьетро Ненни, что все они, сами того не зная, «жили в «Илиаде». Толпы приветствовали огромные изображения Негрина, Асаньи — и Сталина. Все было завалено цветами. На кораблях и по железной дороге волонтеры интербригад стали перебираться во Францию разъезжаться по домам — где бы те ни были.

Комиссия Лиги Наций, возглавляемая финским генерало Я лан дером, английским бригадиром Молесуортом и француз ским полковником Хомо, насчитала в вооруженных сила' республики 12 673 иностранца. Из них примерно 7000 был на фронте и участвовали в битве на Эбро. Много было таких кто принял испанское подданство. К середине января Испа нию оставили 4640 человек 29 национальностей — 2141 фран цуз, 407 англичан, 347 бельгийцев, 285 поляков, 182 шведа 194 итальянца, 80 швейцарцев и 548 американцев. Оставшим ся 6000 пришлось пережить катастрофу в Каталонии, столк нуться с испытаниями, которые были тяжелее того, что и довелось испытать во время Гражданской войны2.

В это же время в Испании находилась и другая комиссия В октябре 1937 года республика предложила Англии, что он может договориться о соглашении, по которому те испански граждане, кто желает покинуть территорию национал исто могут быть обменены на арестованных, находящихся в рука республики. Договорились, что комиссия во главе с фельдма шалом сэром Филипом Чэтвудом может посетить Испани дабы провести всеобщий обмен заключенными. Чэтвуд, пра да, появился лишь в сентябре 1938 года. Работа комиссии сл жилась не очень успешно. Она смогла обеспечить несколь

небольших обменов. 100 английских пленников обменяли на 100 итальянцев. Когда в конце войны сэр Чэтвуд вернулся в Лондон, он утверждал, что убедил республику прекратить казни пленных и добился у генерала Франко отмены 400 смертных приговоров. Последнее утверждение соответствовало истине, в отличие от первого, поскольку республика сама объявила об этом. Сэр Филип, солдат старой школы, высоко оценил республиканскую Испанию, поскольку Негрин надел во время его визита смокинг.

Все же 30 октября на Эбро началось наступление националистов. Удар был нанесен по линии фронта длиной в километр на северных склонах Сьерра-де-Кабальс. Едва только рассвело, на республиканские позиции обрушился удар орудий 175 батарей националистов и итальянцев и более чем 100 самолетов. Налет длился три часа, и 50 республиканских истребителей не смогли оказать никакого воздействия на эту воздушную армаду. Затем па штурм пошел целый армейский корпус Гарсиа Валиньо. Мо- хаммед эль-Муссиан вместе с 1-й наваррской дивизией занял позиции республиканцев, оставленные во время мощной артподготовки. Бой на высотах Сьерра-де-Кабальс продолжался кесь день, но к ночи они оказались в руках националистов, включая 19 тщательно укрепленных позиций. Националисты сообщили, что захватили 1000 человек и 14 самолетов; на поле боя осталось 500 трупов. Это поражение стало тяжелым ударом для республики, поскольку Сьерра-де-Кабальс господствовала над нсей округой.

Но самое худшее ожидало ее впереди. В ночь с 1-го на 2 ноября Галера штурмом взял высоты Пандольс, еще остававшиеся у республики. К 3 ноября, продолжая наступление, он оставил за собой деревню Пинель и вышел к Эбро. Правый фланг армии националистов достиг своей цели. 7 ноября пала Мора-ла-Нуэва. Затем националисты обрушились на центральный участок фронта по направлению к горе Пикоса. И этом секторе республика искусно возвела эшелонированную систему обороны. После падения горы Пикоса мощный натек вооруженных сил националистов убедил республику, что іщтву на Эбро можно считать проигранной. Оставался только вопрос времени, сколько еще может продержаться республика прежде, чем ее постигнет окончательный крах. Порядок VI ал ось сохранить лишь благодаря спокойствию и распоряди- и льнссти Листера. К 10 ноября к западу от Эбро оставались лишь шесть батарей республиканцев. Они поддерживали їм нем шесть дивизий, в рядах которых командиры неустанно повторяли: «Стоять, стоять, стоять!» Но республика сама решила оставить последние оборонительные позиции. Горная

і ' X. Томас 513

«Гражданская война в Испании»

деревня Фатарелья 14 ноября сдалась Ягуэ. Последний этап конфликта был отложен, поскольку на поле боя, еще недавно выжженном летней жарой, выпал первый снег. 18 ноября республиканцы оставили правый берег Эбро. Вскоре Ягуэ захватил Рибарройю, последнюю республиканскую деревню, и предмостный плацдарм. Отважные англосаксонские репортеры: Хемингуэй, Бакли, Мэттыо и Шин — были последними, кто пересек реку.

Республиканцы оценили свои потери в этом сражении в 70 ООО человек, что, скорее всего, соответствовало действительности. 20 ООО из них попали в плен, и 30 ООО погибли. Часть из республиканских дивизий потеряла до половины своего личного состава. Три четверти интербригадовцев, которые! пересекли Эбро, пали в боях. Немецкое посольство в Саламан-[ ке не без оснований пришло к выводу, что националисты потеряли 33 ООО человек. Республиканская авиация уменьшилась! на 200 самолетов. Кроме того, были оставлены большие запа-| сы разнообразного военного снаряжения, включая 1800 пуле-1 метов и 24 000 ружей. Откровенно говоря, на севере Испании| республика потеряла все свои силы.

В тот же день 16 ноября, когда последние республиканцы! покинули правый берег Эбро, вошло в силу англо-итальян-1 ское соглашение. Оно стало последствием Мюнхена. ФоринІ Офис согласился на него, поскольку из Испании обещали| вывести 10 000 итальянцев, о чем Муссолини в Мюнхене договорился с Чемберленом. По настоянию последнего реализа» ция соглашения была отложена до ноября. В Испании продолжали оставаться примерно 12 000 отборных вояк дивизиі «Литторио» под командой Гамбары. Берти был смещен. Кро« ме того, оставались летчики, танковый корпус и артиллеристы, а также командование четырех смешанных дивизий испан^ цев. Остальные итальянцы были готовы покинуть Испанию,! 20 октября в Неаполь прибыли 10 000 солдат. Король Виктор- Эммануил и население страны восприняли их появление боа особой радости. Но Чиано вскоре забыл свое недовольство) когда получил от Франко сувенир — батальную картину Су\ лоаги, на которой битва была озарена сполохами пламени] Таким образом, кабинет Чемберлена пришел к выводу, «п'< долгожданное соглашение наконец вступило в силу.

Через сутки, выступая в палате общин, Иден вспомнил] как, подписывая в апреле это соглашение, лорд Перт сказал! что «предпосылкой» для вступления его в силу будет разрсшв{ ние испанского вопроса. Но вместо этого, как сказал Идеи, v счет Испании состоялась англо-итальянская сделка. Справсд| ливость этого замечания подтвердилась, когда 3 ноября, иы{

ступая в палате лордов, Галифакс сообщил: «Муссолини неизменно давал понять, что, независимо от точки зрения Британии, он не готов смириться с поражением Франко». Гражданская война в Испании полыхнула и в Северном море. В семи милях от Кромера вооруженное торговое судно националистов «Надир» потопило пароход «Кантабрия» с грузом продовольствия для республики. В ноябре подверглись нападениям одиннадцать английских судов, стоящих в республиканских портах. Но английская публика была куда больше занята появлением на своих берегах гигантской панды, игрой «Монополия» и умилительным зрелищем королевской семьи, распевавшей «Под раскидистым ореховым деревом», чем заботами о потонувших судах.

Примечания 1

Один из руководителей восстания в Астурии 1934 года, Валье- дор в 1936—1937 годах воевал там же. В 1938 году он совершил побег из тюрьмы в националистской Испании. 2

7 декабря 305 членов Британского батальона были восторженно встречены на вокзале Виктория: Эттли, сэром Стаффордом Крипп- сом, мистером Галлахером и Томасом Манном. Сэм Уайлд отдал батальону последний приказ — «Разойтись!». Независимый комитет помощи изо всех сил поддерживал семьи погибших.

<< | >>
Источник: Томас Хью. Гражданская война в Испании. 1931—1939 гг. / Пер. с англ, И. Полоцка. — М.: ЗАО Центрполи- граф. — 573 с.. 2003

Еще по теме Мюнхенский кризис. — Франко объявляет о своем нейтралитете. — Влияние Мюнхена на Испанию. — Националисты стоят на своем. — Советский Союз меняет свс политику. — Вывод интернациональных бригад. — Муссолини| отводит 10 ООО бойцов. — Парад «интернационалистов» в Барселоне. — Речь Пассионарии. — Комиссия Лиги Наций. — Филип Чэтвуд в Испании. — Последнее наступление на Эбро. Потери в сражении на Эбро.— Англо-итальянское соглашение пп Средиземному морю вступает в силу.:

  1. Сражение на Эбро. — Его непродуманность. — Начало кампании. — Националисты застигнуты врасплох. — Наступление на Гандесу. — Война на истощение. — Внутренн кризис республики. — Новое правительство доктора Негрина. Попытки заключения сепаратного мира. — План вывода. — Муссолини соглашается отвести часть сил. — Чехословацки кризис и Испания.
  2. Сражение при Б руне те. — Республиканская армия. — 15-я интернациональная бригада. — Наступление. — Наступление остановилось. — Смерть Натана. — Безвыходное положение в Лондоне, — Компромиссный план контроля ІІлимута. — Германо-испанское экономическое соглашение. — Контрнаступление националистов в Брунете, — Конец сражения. — Потери республиканцев. — Неподчинение в интернациональной бригаде.
  3. Советская помощь. — Содействие Коминтерна. — Сталин колеблется. — Визит Тореза в Москву. — Создание Интернациональной бригады. — Путешествие в Альбасете. — Мар ти, Лонго и их штаб. — Клебер. — Советские грузовые суда. — Другие тревоги. — Геринг требует персонал для работы в Испании.
  4. Республика просит помощи у Франции. — Блюм соглашается. — Франко оброі^оется за помоїцью к Муссолини. — Реакция но войну в Москве. — Сталин раздумывает. — Тольятти, Дюкло, Видали и Гере отправляются в Испанию. —- Франко взывает к Гитлеру. — Блюм и Дельбос летят в Лондон. — Совет Идена. — Условия Англии.
  5. Вмешательство и невмешательство. — Блокада со стороны националистов. — Германия и Италия признают националистов. — Испано-итальянское соглашение от 28 ноября. ?— Обсуждение немецкой и итальянской помощи. — Фаупель. — Испания перед Лигой. — Британский план посредничества. — Британия и волонтеры. — Американские добровольцы. — Закон об эмбарго в США. — «Мар Кантабрико». — План контроля. ~ Муссолини и Геринг.
  6. Битва за Мадрид. — Мобилизация населения. — Появление первой из интернациональных бригад. — Их роль в обороне. — Националисты держатся. — Появление в Мадриде Дуррути. — Асенсио пересекает Мансанарес. ~ Бой в Университетском городке. — Мадрид в огне.
  7. Казнь Хосе Антонио. — Мигель де Унамуно. — Испания националистов зимой 1936 года. — Юстиция националистов. — Экономические условия националистской Испании. — Отношение церкви. — Слухи.
  8. 4. Германия и Советский Союз в гражданской войне в Испании
  9. Б.М. Фирсов: «...0 СЕБЕ И СВОЕМ РАЗНОМЫСЛИИ...»9
  10. ФИРМЫ НА СВОЕМ ПРОСТРАНСТВЕ
  11. Проявляйте гибкость в своем реагировании на угрозы
  12. ИССЛЕДОВАНИЕ ВОПРОСА, ПРЕТЕРПЕЛА ЛИ ЗЕМЛЯ В СВОЕМ ВРАЩЕНИИ ВОКРУГ ОСИ, БЛАГОДАРЯ КОТОРОМУ ПРОИСХОДИТ СМЕНА ДНЯ И НОЧИ, НЕКОТОРЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ СО ВРЕМЕНИ СВОЕГО ВОЗНИКНОВЕНИЯ