Война в Пиренеях. — Падение Тортосы. — Кампания Маэстрасго. — Недовольство среди националистов. — Речь Ягуэ 19 апреля. — Республика разрезана надвое. — Сотрудничество с Францией. — Тринадцать пунктов Негрина. — Альварес дель Вайо снова в Лиге Наций. — План относительно добровольцев. — Бомбежки и гибель судов. — Английские корабли в опасности. — Немцы ссорятся из-за шахт. — Ситуация в середине июня. — Наступление на Валенсию. — Валенсия спасена.

Тем не менее республика не считала, что потерпела поражение. Главным образом это объяснялось тем, что 17 марта французы заново открыли границу на Пиренеях, а частично — реорганизацией генерального штаба, где царил призрак неминуемого поражения.

Новое правительство Негрина выдвинуло нового главнокомандующего вместо Рохо, старательного и талантливого бывшего сержанта легиона, коммуниста Модес- то. То ли потому, что Рохо просто устал и поэтому поддался влиянию пессимизма Прието, но с появлением нового командования в генеральном штабе республики воцарился новый дух. Эти перемены тут же отразились на ходе военных действий. Кроме того, не исключено, что командиры националистов и их войска приустали после серии блистательных кампаний.

Тем временем серьезность военной ситуации заметно укрепила единство рабочего класса. 18 марта UGT и CNT подписали соглашение, ознаменовавшее дальнейший отход от идеалов анархизма. Промышленность теперь полностью была подчинена централизованному экономическому планированию. Коллективизация сельского хозяйства могла носить добровольный характер. В то же время UGT согласился обр ' титься с просьбой в правительство приостановить разг коллективных ферм и поддержать установление рабочего ко троля на тех предприятиях, которые этого заслуживают. О профсоюза пришли к соглашению, что их основная цель обеспечить максимальный выпуск продукции. На деле ко

лектиВизация всюду уступила место государственному контролю. Правительство неустанно назначало «посредников» в качестве наблюдателей на те концерны, которые все еще управлялись комитетами рабочих. Министерство экономики должно было снабжать эти концерны сырьем, которого в противном случае у них не хватало бы. Кроме того, республика попыталась, хотя и без больших успехов, убедить эмигрировавших бизнесменов вернуться в Испанию.

В Пиренеях генералы Сольчага, Москардо и Ягуэ продвинулись до реки Сегре и ее притока Ногуэры-Палларесы, который тянулся до французской границы1. Они оставили анклав, занимаемый одной республиканской дивизией полковника Бельтрана, псевдоним которого был Хитрец, в Валье- дель-Альто-Синка, как раз у границы. По руслу Эбро, которая после слияния с Сегре текла к морю, и образовался Северный фронт. Оно представляло собой естественную линию обороны для Каталонии, которую республиканцы надежно укрепили саперными сооружениями.

У устья Эбро итальянцы взяли Тортосу только 18 апреля. Город наконец пал, и бойцы откровенно радовались, что хоть какое-то время им не придется участвовать в боях. Их командир генерал Берти хотел отвести их на отдых подальше от поля боя, но Франко настоял, чтобы им выделили «спокойный сектор на спокойном участке фронта» выше по Эбро.

На южной стороне клина националистов, который вышел к самому морю, наступление франкистов тоже основательно замедлилось. Здесь ударные дивизии Варелы под командованием генералов Баутисты Санчеса, Дельгадо Серрано и Гар- сиа Эскамесы пошли в наступление от Теруэля через унылые равнины Маэстрасго. Республиканская линия обороны была Прорвана первым же ударом. Но тут изменилась погода — хлынули проливные дожди. Они заметно помогли обороняющимся, которые успели получить подкрепление, в том числе истребители и зенитки.

Наступление окончательно остановилось Л апреля. 1 мая была сделана еще одна попытка вырвать по- (>гцу, сияние которой было так близко. В 20 километрах от С редиземного моря и в 35 километрах к востоку от Варелы ї ї перал Аранда поднял войска в новую атаку. Генерал Гарсиа Валиньо, фланги которого были прикрыты силами Варелы и Аренды, возглавил небольшую мобильную часть, которая тоже впнулась вперед. Но все три линии наступления встретили жссточенное сопротивление. Дрались за каждый пригорок. Наступление, хотя и медленно, все же продолжалось, но его рудности вызвали новый прилив политического недовольства националистской Испании. Франко критиковали за то, что он нанес удар к югу на Валенсию вместо того, чтобы наступать в восточном направлении на Каталонию. Ягуэ, выступая 19 апреля на юбилейном банкете фалангистов в Бургосе в честь основания объединенной партии фалангистов и карли- стов, высоко оценил боевое искусство республиканцев и назвал немцев и итальянцев «стервятниками». За это он понес наказание — его надолго отстранили от командования. Через сутки у фалангистов возник новый повод для возмущения. Появился указ, который не только официально давал иезуитам право на возвращение, но и предоставлял им такое положение, которым они не обладали даже при монархии. Два красноречивых священника — брат Менендес Рейгада и брат Лудзури- ка, апостолический администратор епископата в Басконии, — стали ближайшими советниками Франко. Вскоре были восстановлены и нормальные отношения с Ватиканом.

Республика давно ожидала и опасалась, что ее территория будет рассечена надвое, но, когда это произошло, были введены в действие административные меры. База интернациональных бригад в Альбасете была переведена в Барселону. Несколько городков в провинции Таррагона превратились в базы снабжения. Между Барселоной и Валенсией была установлена почтовая связь, которую обеспечивали подводные лодки; они же доставляли пассажиров и грузы. Республиканские лидеры регулярно пересекали по воздуху линии мятежников, курсируя между двумя половинами своей территории. Генерал Мьяха получил и военную и гражданскую власть в центральных провинциях. Последствия такого рассечения оказались далеко не столь серьезными, как можно было бы ожидать. Новое французское правительство Даладье2 открыло каналы в Южной Франции, чтобы республиканские корабли могли переходить из Средиземного моря в Атлантику. В н;; чале мая Даладье сообщил американскому послу в Пари» Буллиту, что он полностью открыл французскую границу. Рої сия, сказал он, согласна перебросить в Каталонию 300 самолетов на том условии, что из Франции их будут транспорт ровать французы. Даладье предоставил для перевозки мощн грузовики, но все же в Аквитании на протяжении нескольк миль пришлось срубать деревья вдоль дорог, чтобы самоле не цеплялись за них крыльями. Фланден, член кабинета, п зднее признал, что в апреле и мае через границу в Пирене было переброшено 25 ООО тонн военного снаряжения (в оси ном присланного из России, но немалая часть была закуп на и во Франции). Но в дискуссиях относительно модели Че берлена, которые начал вести с Италией Жорж Бои министр иностранных дел в правительстве Даладье, не б

достигнуто никакого прогресса. Переговоры были окончательно прерваны 15 мая, когда Муссолини публично заявил, что не знает, какой в них толк, потому что в Испании обе страны находятся «по разные стороны баррикад».

В этой атмосфере для республики появился проблеск надежды — 1 мая Негрин опубликовал декларацию, где были перечислены цели войны, которые преследует республика; образцом для нее послужили четырнадцать пунктов президента Вильсона. Пункты Негрина оговаривали следующие требования: абсолют- пая независимость Испании; вывод всех иностранных воинских формирований; всеобщие выборы; никаких репрессий; уважение прав и свобод регионов; обеспечение собственности капиталистов, но не больших трестов и монополий; реформа сельского хозяйства; гарантия прав рабочих; «культурное, физическое и моральное развитие народа»; армия вне политики; отказ от войны; сотрудничество с Лигой Наций; взаимная амнистия врагам. Десять из этих пунктов были предложены Альваресом дель Вайо и три — Негрином3.

В какой-то мере все тринадцать пунктов Негрина были перечнем условий заключения мира. С этого времени Негрин, человек умный и осторожный, делал попытки вступить в мирные переговоры. У него состоялось несколько встреч с немецким послом в Париже графом Вельчеком, но установить контакт с Франко ему так и не удалось. Кроме того, он надеялся иступить в переговоры через кузена Серрано Суньера, но снова его постигла неудача. Трудно осуждать Негрина за продолжение войны, поскольку никакой альтернативы капитуляции це существовало. После неудачи своих попыток ему оставалось лишь возлагать надежды на всеобщую войну, которая, как он Надеялся, в конечном итоге и разрешит все проблемы Испании. Но коммунистическую партию такой подход решительно не устраивал4. В то же время стало известно, что Ривас Чериф, шурин и близкий друг Асаньи, генеральный консул республики в Женеве, тоже попытался вступить в переговоры с другой стороной, но и его постигла неудача5. 13 мая Альварес дель Вайо снова предстал перед Советом Лиги Наций. Он настаивал, чтобы те государства, которые в Октябре потребовали пересмотра политики невмешательства, вши она в ближайшее время не докажет свою эффективность, Приступили к этому пересмотру. Но лорд Галифакс, новый Министр иностранных дел в правительстве Чемберлена, прети иратил немедленное голосование по этому вопросу. Без омнения, всю его энергию поглощало развитие кризиса в Ігчословакии. У некоторых делегаций, таких, как Китая или Ншюй Зеландии, которые в данный момент могли бы поддер- жать Испанию, не было времени проконсультироваться со своими правительствами. Они воздержались. Поздним вечером того дня, когда был поднят этот вопрос, голосование все же состоялось. Испания и Россия проголосовали за резолюцию, призывающую к действиям; Англия, Франция, Польша и Румыния — против нее, а остальные девять государств, входивших в совет, воздержались. Увеличение числа тех, кто воздержался, отражало растущие симпатии к республике, даже среди тех, кто по традиции придерживался правых взглядов. Кроме того, на американское правительство было оказано давление со стороны всех групп с призывом положить конец эмбарго на поставки оружия в Испанию. Известный коммунист Дрю Пирсон заметил, что «Вашингтону доводилось видеть все виды лоббирования... но раньше ему редко приходилось сталкиваться с людьми во всех концах страны, тратящими деньги на дело, от которого они не получат никакой материальной выгоды». Бывший государственный секретарь Х.Л. Стимсон и недавно покинувший свой пост посла в Германии Вильям Додд подписали петицию против эмбарго. Эйнштейн и другие ученые тоже присоединились к этой кампании. Член палаты представителей Байрон Скотт и сенатор Най внесли в конгресс резолюцию, требующую положить конец эмбарго. 3 мая Корделл Холл встретился со своими советниками в госдепартаменте, чтобы обсудить резолюцию сенатора Ная. Холл и другие чиновники согласились, что эмбарго должно быть снято. Без сомнения, это решение усилиями ряда лиц стало из; вестно, и оно попало в «Нью-Йорк тайме». Новый америка: ский посол в Лондоне Кеннеди, католик и убежденны сторонник правительства Чемберлена, протелеграфировал своем серьезном беспокойстве — эта мера может вызвать пр должение Гражданской войны. Католики в Соединенных Шт тах также протестовали против такой помощи «большевика и атеистам». Рузвельт, который в это время проводил отпу на рыбалке в Карибском море, сказал Холлу, чтобы тот торопился, и, когда президент вернулся в Вашингтон, реш ние об отмене эмбарго было пересмотрено.

Тем временем Литвинов пожаловался Луису Фишеру, ам риканскому журналисту, закупавшему оружие для республи что его друзья постоянно терпят поражения. «Вечно оборон ются, — сетовал он, — вечно отступают». — «Если вы дади им еще 500 самолетов, они смогут выиграть войну», — ска- Луис Фишер. Литвинов возразил, что они куда больше приг дятся Союзу в Китае, чем в Испании. Правда, у него лично любом случае самолетов не имеется. «Я имею дело всего ли с дипломатическими документами», — добавил он. Тем менее он пообещал обратиться к своему начальству. Но если бы даже ему удалось убедить их поставить еще 500 самолетов, псиебросить их в Испанию было почти невозможно. С 13 июня Даладье под давлением Британии снова закрыл границу. Частично это было сделано для того, чтобы поощрить Франко принять план вывода волонтеров. Доставку грузов из Советского Союза через Средиземное море признали невозможной из-за блокады националистов. Те несколько месяцев, в течение которых оружие и боеприпасы могли свободно поступать в республику, подошли к концу. Через месяц Первая палата французского Апелляционного суда вынесла решение: золото Банка Испании, хранившееся во Франции в «Мон де Марсан», принадлежит «частному обществу» и поэтому не может быть возвращено республике. Хотя это решение и не было политическим актом (на самом деле министр финансов Поль Рено и Г'астон Палевски, его заместитель, были среди самых ярых сторонников республики), оно показывало подлинные чувства Франции по отношению к испанской войне.

С 1 июня в Испанию к националистам стали прибывать новые итальянские части, Чиано заверил Мильяна Астрая и группу испанских летчиков, прибывших в Рим, что, «несмотря па все комитеты, Италия не оставит Испанию, пока флаг националистов не взовьется на самых высоких башнях Барселоны, Валенсии и Мадрида». В это время итальянское воинство отдыхало в низкопробных кабаре и борделях Сарагосы.

Британское правительство пусть и неохотно, но все же шфнулось к «испанскому вопросу» — ведь националисты с поной силой начали бомбить республиканскую Испанию. Ближе к концу мая возобновились и бомбежки Барселоны, ми ряду с налетами на другие прибрежные города Средиземноморья, включая Аликанте и Валенсию. 1 июня бомбы упали всего в полумиле от домов английского вице-консула и консула США в Аликанте. 2 июня налету подвергся Граноль- fpe, городок в 30 километрах от Барселоны, в котором не >>ило никаких военных объектов. Погибли от 350 до 500 че- юнек (главным образом женщины и дети). Галифакс послал " Бургос несколько телеграмм с протестами. Сэр Невилл Ісмберлен попросил Вайцзеккера использовать все влияние і мании, чтобы положить конец этим беспорядочным нале- м. С той же просьбой к Чиано обратился Перт, а к кардиту Пачелли — английский посланник при Святом Престо- Чиано, как всегда вежливо, пообещал сделать все, что в о силах. Пачелли объяснил, что в этих вопросах Святой рестол постоянно использует свое влияние на Франко. На- нец Англия решила поддержать идею комиссии, которая

должна была разобраться с этими налетам и убедиться, что они в самом деле были направлены на военные цели. Но ни одна из стран, к которым Англия обратилась с предложен и ем принять участие в комиссии (США, Швеция, Норвегия, Голландия), на это не согласилась, оберегая свое спокоіі ствие. Тем не менее Британия послала для проведения рас следования двух своих офицеров. Хотя они выяснили, что почти в каждом случае бомбы падали на гражданские объск ты, их выводы ни к чему не привели.

Ситуация продолжала ухудшаться, и причиной тому были возобновившиеся нападения на английские суда в испансмш территориальных водах. К тому времени почти всю морскую] торговлю с республикой вели английские корабли, посколь ку скандинавские купцы решили, что риск погибнуть илц| быть захваченным слишком велик. От середины апреля д(« середины июня 22 британских судна (из 140, что поддержи-] вали торговлю с республикой) подверглись нападениям были потоплены или же получили серьезные повреждении,! Погиб 21 английский моряк и несколько наблюдателей of J Комитета по невмешательству. По словам сэра Александра Кадогана, сменившего в Форин Офис Ванситтарта, кабинсі Чемберлена был «очень огорчен». Английские судоводитслі настойчиво взывали о помощи. Правительство ежедневно подвергалось нападкам оппозиции в палате общин за то, чиї позволяет сохранять такое положение дел. Оппозицию от бенно возмутило назначение на пост парламентского заме, тителя министра труда Аллана Ленокс-Бойда, общепризнан ного сторонника генерала Франко. Назначение это, особешу| учитывая трагическое положение с ростом безработицы, бі сочтено сознательной провокацией. Даже богатый словари^ запас мистера Р.А. Батлера, парламентского заместителя нистра иностранных дел (когда лорд Галифакс выступ* палате лордов, он брал на себя обязанности главного пра! тельственного оратора по иностранным делам в палате щин, где ему приходилось выступать чаще, чем даже пре! ер-министру), не смог объяснить, почему правительство! разрешает ни поставки зениток в республиканскую ИспанІ ни вооружать торговые суда. Тем не менее стало ясно, налеты на английские корабли, главным образом итальяж авиации с Мальорки, носят продуманный характер. Неск ко консерваторов, таких, как Дункан Сэндис, единоду поддержали Ноэль-Бейкера в палате общин, протестуя і тив унизительности этой ситуации. Бнвен вспомнил, к таких случаях поступал Клайв6 в Индии, а Ллойд-Джс потребовал в виде ответного удара разбомбить итальяш

военные базы на Мальорке. Черчилль заявил: «Я думаю, мы имеем полное право сказать генералу Франко: «Если это будет продолжаться и впредь, мы будем захватывать ваши корабли в открытом море... Я могу понять, когда ради мира приходится идти на унижения. Я поддержал бы правительство, если бы чувствовал, что мы стараемся укрепить безопасность в мире. Но боюсь, что наше унижение будет неправильно понято. Я боюсь, что оно... лишь подвергнет нас опасностям, от которых мы всеми силами стараемся уберечь нашу страну». Лорд Сесил Челвуд отказался от роли «партийного хлыста»7 консерваторов в палате лордов из-за неэффективности действий правительства. Доктор Темпл, архиепископ Йоркский, вместе с другими прелатами воззвал к I «решительным действиям». Но Чемберлен заметил в своем (дневнике: «Я обдумывал самые разные формы возмездия, но 1мне абсолютно ясно, что ни одна из них не принесет результата, пока мы не будем готовы вступить в войну с Франко... 1 Конечно, может дойти и до этого, если Франко и дальше бу- |дет делать глупости». Чемберлен, конечно, понимал, что вой- bra с Франко, пусть даже она не заставит английский народ ІПереносить чрезмерные трудности, будет означать войну и с {Германией вкупе с Италией. И снова правительство оказалось |ие готово поступиться хоть частью своей политики «всеобщего умиротворения». Националисты предложили сделать Аль- |мсрию «зоной безопасности», но это решение было отвергнуто и республикой, и Комитетом британских судовладельцев, |Поскольку лишь одна седьмая часть судов, в то время посе- цавших порты республики, могла разместиться в Альмерии. Ситуация продолжала накаляться. Но самые различные решения ее, предлагавшиеся в Бургосе сэром Робертом Ходжсо- К>м, доказали свою неэффективность. И на виду у британ- їкого военного корабля было потоплено английское же судно. Такое случилось «впервые в истории», скорбно признал Боу- Цк , американский посол и убежденный сторонник демократи и". Отметил это и Прието в своей речи в Барселоне: «Кто ни подумать, что такое возможно? Мы, строя международна отношения, постоянно сталкивались с гордой надменно- Англии, которая не терпела ни малейшего ущерба ее ма- альным интересам, ни угрозы жизни своим подданным, ют перед нами на кладбище тела английских моряков, рые заплатили своими жизнями за веру, что находятся |пм защитой империи».

11 родолжающиеся бомбежки наконец вынудили лорда lepra сказать Чиано, что он опасается падения правительства Ісмбсрлена «в случае подолжения налетов». С начала июля им был положен конец, и самолеты шесть или семь недель не поднимались в воздух — просто для того, чтобы предо г вратить такое катастрофическое развитие событий для Фрап ко и Муссолини. Кризис ухудшил отношения между испап скими националистами и их союзниками. Ибо, если Германия и Италия отрицали свою ответственность, она, в сущности, возлагалась на Франко. Шторер получил инструкцию заявить каудильо: «Германия надеется, что он убережет легион «Кон дор» от поношений».

И тут Германия втянулась в гораздо более серьезную ссору Франко. Несмотря на возражения, что ему не стоило бы этог< делать, Франко подписал закон о горном деле, не показав ег< предварительно Штореру. Немцев должно было удовлетворит! разрешение инвестировать до 40 процентов капитала и возмож| ность в виде исключения увеличить эту долю. Таким образом, устраивал этот закон, но не способ его публикации. Шторер возмущенно осведомился, является ли он еще «персона грата» Ему объяснили, что Франко был очень занят. «Неужели настолі ко, — ответствовал Шторер, — что он не смог выделить лолчас немецкому послу?» Позже Шторер принял Хордана, которі объяснил ему, как они с Франко отстаивали интересы Герман* на заседании кабинета министров и добились внесения благ< приятных для нее поправок. «Прими вас Франко до публикаці декрета, — добавил он, — вражеская пропаганда стала бы утве{ ждать, что генералиссимус уступил нажиму Германии». — «Н^ газеты не стали бы сообщать о моем визите», — возразил Шт( pep. С кислой миной Германия приняла извинения и сам зако| о концессиях.

Тем временем наступление националистов в Маестрасго вдоль побережья Средиземного моря продолжалось, но очеі медленно. Силы республики под командой генерала Мене^ деса сопротивлялись умело и мужественно. Командир легі на «Кондор», генерал Фолькманн, сменивший Шперрле, общал, что материальная часть работает на пределе. Толі 14 июня, после нескольких дней ожесточенных боев на п< ступах к Кастельону, что лежал в шестидесяти милях к от Винароса, Аранде удалось взять город. Сорок политик ских заключенных были расстрелены, и перед тем, как cf покинули последние республиканские части, город отдан ні разграбление. Националисты с гордостью сообщили о взяпц большого портового города Эль-Грао-де-Кастелло. Тепсрі они стояли всего в пятидесяти милях к северу от Валенсик^ Но когда до Сагунто оставалось пройти всего восемь милі, северу, военное противостояние зашло в тупик. Национала стам к тому времени удалось добиться единственного усно* ха — генерал Ируретагойена взял анклав «Хитреца» в Валье- дель-Альто-Синка. 16 июня пал пиренейский город Бьельса. 4000 человек ушли во Францию. Французские власти опросили каждого из них: в какую часть Испании он хочет перебраться. 168 человек изъявили желание оказаться на стороне националистов.

Ни в Испании, ни вне ее ситуация, сложившаяся к середине июня, не позволяла предполагать, что война близится к концу. В лагере националистов оптимизм весенних месяцев практически сошел на нет. Повсеместно чувствовалась усталость. По словам Шторера, «террор, который Мартинес Ани- до установил на стороне националистов», был «невыносим даже для фаланги». Снова, как и в начале войны, методы старого режима в Испании шокировали новых террористов фаланги. Негрин, выступая в Мадриде 18 июня, сказал, что, если Испания хочет сохранить себя свободной страной, вой- па более не должна продолжаться ни единой секунды. Но единственным путем достижения мира для Франко продолжала оставаться капитуляция, а отнюдь не урегулирование. За іраницей Литвинов объявил, что Советский Союз будет только рад уйти из Испании на условии «Испания для испанцев», а 17 июня в «Правде» Илья Эренбург предложил протянуть ••руку примирения» фалангистам, которых он назвал «испанскими патриотами».

27 мая Майский наконец согласился с планом вывода добровольцев, разработанным в Комитете по невмешательству. В Испанию предполагалось послать две комиссии. Одну, которая должна была пересчитать количество иностранцев, и другую для контроля вывода из страны. Стоимость этой операции колебалась от 1,75 миллиона фунтов стерлингов до .',25 миллиона. Расходы должны были взять на себя страны, провозгласившие политику невмешательства. План урегулирования был послан для оценки обеим сторонам испанского конфликта.

Отношение к нему националистов выразил Хордана. Он объяснил Штореру, что, «приняв план в принципе, Невилл Чі-мберлен укрепит свое положение, но умелым маневриро- панием и контрпредложениями выиграет максимум времени, к течение которого война будет продолжаться». Общие на- < і роения лучше всего выразил Майский, подставив и свою прану, когда сказал, что «общая манера поведения посреднических сил заставляет меня сомневаться, в самом ли деле ьудет иметь место эвакуация «добровольцев».

5 июля армия националистов в Леванте предприняла мощное усилие, чтобы прорваться к Валенсии9. Гарсиа Валиньо

двинулся с севера из Кастельона, но его остановил горный хребет Сьерра-де-Эспадан, тянувшийся почти до самого моря, с отрогов которого нельзя было подавить правительственные войска Дурана. 31 июля Варела вместе с Берти и его тремя итальянскими дивизиями, а также наваррцами Сольчаги двинулся на юг из Теруэля. Тяжелое вооружение итальянцев решило исход сражения в первые же его дни, но республиканцы сопротивлялись, как всегда, стойко. Части карабинеров долго держались у Мора-де-Рубьелос. Но после падения Сар- риона пришлось оставить и надежные оборонительные позиции вдоль Сьерра-де-Торо. Фронт начал распадаться на отдельные участки, напоминая тревожную ситуацию в Арагоне. При мощной поддержке артиллерии и авиации наваррская и итальянская пехота за пять дней покрыла 100 километров по всему фронту шириной в 30 километров. Единственным препятствием на пути к мирным и процветающим окраинам Валенсии, беззащитным перед лицом войны, стали оборонительные сооружения перед небольшой деревней Вивера, откуда они тянулись до Сьерра-де-Эспадан. Тем не менее линия обороны была продумана блистательно и с выдумкой. Перекрытия блиндажей оказались способны выдержать попадание 1000-фунтовой бомбы. Наступление националистов остановили. Снаряды и бомбы не оказывали никакого воздействия на обороняющихся, которые состояли только из испанцев под командой Менендеса. Все атаки пехоты националистов отбрасывал убийственный пулеметный огонь. 18— 23. июля националисты понесли тяжелые потери, которые, по оценке республики, составляли 20 ООО человек. Стало ясно, что наступление захлебнулось. Валенсия была спасена.

Примечания

1 Тысячи обитателей Северного Арагона ушли во Францию. Было подсчитано, что в апреле границу пересекли 20 000 человек, 8000 из которых сквозь снежные завалы преодолели высоту в 7000 футов. Французское правительство отказалось принимать участников военных действий. Все же в Лачоне их опросили, куда они хотят направляться. Более 5000 согласились вернуться в Каталонию, а 254 человека решили перейти на территорию националистов. Гражданские беженцы получя- >111 временное убежище во Франции, но в конечном итоге и они вернулись в Испанию.

1 Хотя оно было гораздо более правым, чем правительство Блю- М» и Шатана, социалисты все же поддерживали его.

1 Тем не менее смягчение республиканского режима продолжа- оставаться мечтой. Например, церкви в массе так и не открыли, іше что с марта священники получили право оказывать помощь медицинских подразделениях. Это было понято как дарованное

им разрешение врачевать не только тела, но и души. А 26 июня командиры получили приказ — не препятствовать своим подчиненным обращаться к духовным лицам. В целом он был принят благожелательно. 4

Тем не менее даже Пассионария в речи на пленуме Централь- ного комитета Испанской коммунистической партии 23 мая воззва ла ко всеобщей «гордости испанцев», имея в виду и тех, кто был по другую сторону линии фронта. Она призвала их выгнать всех «захватчиков» и бороться за тринадцать пунктов как «основу новой Испании». 5

Несколько ранее республиканский кабинет министров был и высшей степени обескуражен публикацией на стороне националистов мемуаров Асаньи, похищенных из дома Черифа в Женеве: в них были даны точные и злые характеристики давних коллег Асаньи н правительствах республики. 6

К л а й в, Роберт, барон Плэсси (1725—1774) — английский завоеватель и администратор, который установил британское правление в Индии, одержав победы над французами в 1751 году и над набобом Бенгалии в 1757-м. (Примеч. пер.)

1 «Партийный хлыст»— депутат какой-либо партии, который и в палате общин и в палате лордов следит за порядком голосования своих коллег по партии. (Примеч. пер.)

s Типичной реакцией была карикатура Д. Лоу от 16 июня, в которой он вложил в уста своего излюбленного персонажа полковник^ Блимпа такие слова: «Итак, сэр, пришло время сказать Франко, что, если он потопит еще 100 наших кораблей, мы вообще удалимся и і Средиземного моря»,

9 Ансальдо сказал, что это наступление стало результатом лично инициативы Франко. Некоторые паникеры в националистской пании были убеждены, что за кампанией стоят немцы, которые с раются продолжить войну. Генерал Вигон, монархист, ныне нач- ник генерального штаба при Франко, возразил, что вряд ли Фран мог пойти на такую глупость, поскольку он тщательно изучил такт ку и стратегию Первой мировой войны.

<< | >>
Источник: Томас Хью. Гражданская война в Испании. 1931—1939 гг. / Пер. с англ, И. Полоцка. — М.: ЗАО Центрполи- граф. — 573 с.. 2003

Еще по теме Война в Пиренеях. — Падение Тортосы. — Кампания Маэстрасго. — Недовольство среди националистов. — Речь Ягуэ 19 апреля. — Республика разрезана надвое. — Сотрудничество с Францией. — Тринадцать пунктов Негрина. — Альварес дель Вайо снова в Лиге Наций. — План относительно добровольцев. — Бомбежки и гибель судов. — Английские корабли в опасности. — Немцы ссорятся из-за шахт. — Ситуация в середине июня. — Наступление на Валенсию. — Валенсия спасена.:

  1. Сражение на Эбро. — Его непродуманность. — Начало кампании. — Националисты застигнуты врасплох. — Наступление на Гандесу. — Война на истощение. — Внутренн кризис республики. — Новое правительство доктора Негрина. Попытки заключения сепаратного мира. — План вывода. — Муссолини соглашается отвести часть сил. — Чехословацки кризис и Испания.
  2. Наступление в Эстремадуре. — Кампания против POUM. — Политический кризис в Валенсии. — Падение Ларго Кабальеро. — Доктор Негрин. — Цравительство Негрина.
  3. Глава 71 Испания националистов и Испания республиканцев после окончания кампании на Эбро. — Тяжелое положение республики и ее сдержанность, — Конец POUM. — Планы мирных переговоров. — Кампания в Каталонии. — Две армии. — Первоначальное сопротивление. — Крах. — Падение Барселоны.
  4. Наступление в Арагоне, — Республиканская армия. — Мельчите. — «Неизвестные подводные лодки». — Конференция в Пионе. — Испания в Лиге Наций. — Италия признает Иионские соглашения. — Муссолини упал духом. — Конец арагонского наступления. — Астурийская кампания. — Падение Хихона и завершение войны на севере.
  5. Негрин в Париже. — Блюм формирует свое новое правительство. — Открытие границ. — Мощный налет на Барселону. — Муссолини удовлетворен. — Крах в Арагоне продолжается. ~ Ягуэ вторгается в Каталонию. — Убий спи SIM. ~ Негрин и Прието. — Мятеж в Барселоне. — Падет Прието. — Негрин составляет новое правительство. — Националисты выходят к Средиземному морю. — Англо- итальянский пакт.
  6. Заговор полковника Касадо. — Негрин и Касадо. — Продовольственная ситуация в Мадриде. — Встреча на аэродроме Лос-Льянос. — Отставка Асаньи. — Кризис в коммунистической партии. — Вспышки мятежей в Картахене. — «Пронунсиаменто» Касадо. — Бессилие Негрина. — Бегство Негрина и коммунистов во Францию.
  7. Вмешательство и невмешательство. — Блокада со стороны националистов. — Германия и Италия признают националистов. — Испано-итальянское соглашение от 28 ноября. ?— Обсуждение немецкой и итальянской помощи. — Фаупель. — Испания перед Лигой. — Британский план посредничества. — Британия и волонтеры. — Американские добровольцы. — Закон об эмбарго в США. — «Мар Кантабрико». — План контроля. ~ Муссолини и Геринг.
  8. Теологические последствия падения Бильбао. — Письмо епископов Басконии епископам всего мира. — Ответ епископа Витории. - Споры во Франции. — Преследование националистами баскских священнослужителей.
  9. НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ РЕСПУБЛИКАНЦЕВ В ПАРКЕ КАСА-ДЕЛЬ-КАМПО (9—12 апреля 1937 года)
  10. Мюнхенский кризис. — Франко объявляет о своем нейтралитете. — Влияние Мюнхена на Испанию. — Националисты стоят на своем. — Советский Союз меняет свс политику. — Вывод интернациональных бригад. — Муссолини| отводит 10 ООО бойцов. — Парад «интернационалистов» в Барселоне. — Речь Пассионарии. — Комиссия Лиги Наций. — Филип Чэтвуд в Испании. — Последнее наступление на Эбро. Потери в сражении на Эбро.— Англо-итальянское соглашение пп Средиземному морю вступает в силу.
  11. Гражданская война в Гражданской войне. — Барсело взял контроль над Мадридом. — Сиприано Мера отвоевал центр города. — Перемирие. — Переговоры с националистами. — Говорит Бургос. — Неудача переговоров. — Наступление националистов. — Эвакуация столицы. — Уход к побережью. — Окончание войны.
  12. Республика осенью 1937 года. — Негрин и коммунисты. — Окончательное поражение Ларго Кабальеро. — Прието избавляется от комиссаров. — Пассионария выступает против Прието. — SIM. —- «Туннель смерти». — Скандал из-за Альбасете. — Экономические условия республики. — Хемингуэй пишет «Пятую колонну— Конгресс писателей. - Мальро, Эрнандес и Спендер. — Ошибка Бертольта Брехта. — Слухи о мире.