<<
>>

В.А. Шнирельман От «Влесовой книги» до «арийской идеи»: украинский дискурс


Популярность «Влесовой книги» (далее — ВК) не ограничивается русскими националистами. Не меньшую страсть к ней испытывают на Украине, где, как и в России, она обслуживает интересы как радикальных националистов, так и местных неоязычников.
Однако в отличие от России там ещё в 1990-х гг. ВК вошла в учебные программы и начала изучаться как подлинный уникальный источник по древнейшей истории украинского народа. При этом, благодаря активной мифотворческой деятельности некоторых ультрапатриотов, о которых речь пойдёт ниже, возник странный сплав из ВК, фантастической интерпретации трипольской археологической культуры эпох неолита-энеолита, историософии украинского неоязычества и оккультных идей, сдобренных изрядной долей «ведических знаний», заимствованных из неоиндуизма. И всё это легло в основу мифа о «древнейшей украинской цивилизации», который не только будоражит воображение некоторых журналистов, писателей и политиков, но и пытается внедриться в сферу образования. Уместно отметить, что нередко эта цивилизация представляется «арийской».
Как и почему это произошло? По сути, подобно России, распространению поддельных исторических документов на Украине способствовала среда, связанная со становлением и развитием местного национализма, который отчасти также выступал в форме неоязычества. Выше уже отмечалось, что фабрикация ВК была связана с деятельностью эмигрантов, выходцев с территории Украины. При этом украинские эмигранты с особым воодушевлением отдавались деятельности по созданию мифа о древних героических предках, так как ими двигали мечты о независимости Родины. Они полагали, что такие мифы, во- первых, смогут мобилизовать украинцев на национально-освободительную борьбу, а во-вторых, что было для них ещё важнее, укрепят самосознание украинской диаспоры и уберегут её от ассимиляции на чужбине. Эти мифы страдали явной мегаломанией: их создатели, во-первых, пытались доказать абсолютную автохтонность украинского народа (поэтому одни искали предков среди скифов, другие вспоминали о более ранней трипольской эпохе, а третьи обращали свои взоры к временам палеолита), а во-вторых, рисовали героическую историю экспансии древних «украинцев» по планете вплоть до того, что те оказывались еЫи не «первонародом», то, во всяком случае, культуртрегерами и создателями важнейших мировых цивилизаций. Такая историософия легла в основу текстов, ставших символом веры ряда украинских неоязыческих общин, возникших в США, Канаде и Великобритании ещё в 1960-1970-х гг. Надо ли удивляться тому, что в этой среде ВК пользовалась необычайной популярностью? Однако в противовес русским националистам там её считали

«древнейшей украинской летописью»2.
Параллельно миф о героических первобытных предках развивался и на Украине, где в 1960-1980-е гг. энтузиасты-дилетанты настойчиво искали следы «этрусков-славян» или «пеласгов-славян», изучали «трипольский алфавит», обнаруживали «истинную историю украинцев» в глубинах первобытной эпохи и включали в «генеалогию украинского народа» известные народы далёкой древности (шумеров, гиксосов, финикийцев, кельтов, этрусков и пр.). При этом к концу советской эпохи на Украину начали проникать тексты, созданные в зарубежье эмигрантами-неоязычниками3.
В 1990-х гг. там стали массовыми тиражами распространяться апологетические произведения, посвящённые ВК, причём написанные как зарубежными авторами, так и местными любителями «украинской древности». Частично такие тексты, созданные русскими неоязычниками, поступали из России и успешно продавались в Киеве на майдане Незалежности. Тогда на Украине появились и свои переводчики ВК. Эта подделка приобрела популярность у творческой интеллигенции, включая писателей и поэтов.
В середине 1990-х гг. на Украине был опубликован ещё один сомнительный документ, так называемая «Рукопись Войнича» («Послание ориан хазарам»), будто бы являющаяся дошедшим до нас аутентичным текстом VII—VI вв. до н.э., освещающим спор о языческой вере между древними украинцами и хазарами4. Рукопись доказывала, что хазары якобы заселяли Украину более чем на 1000 лет ранее их реального появления. Речь идёт об очередной фабрикации, происхождение которой вызывает споры. Однако это не помешало жившему в США инженеру украинского происхождения Дж. Стойко «прочитать» и опубликовать её в Нью-Йорке5.
Мало того, начиная с конца 1990-х гг. изучение ВК наряду с «Посланием ориан хазарам» как якобы древнейших письменных памятников входит на Украине в курс украинской литературы. Такого рода учебники имели даже рекомендации от Министерства просвещения Украины и Киевского национального университета им. Шевченко. В этих учебниках поддельные летописи обсуждались в одном ряду с «Авестой», «Шахнаме» и «Словом о полку Игореве», и их преподавали студентам-филологам в качестве образцов «праукраинской литературы»6.
В советское время под украинской националистической версией ранней истории принято было понимать схему М.С. Грушевского, начинавшего историю украинцев с антов. Однако многие современные украинские националисты идут значительно дальше и возводят корни украинского народа напрямую к «трипольцам-ориям» V—III тыс. до н.э. С начала 1990-х гг. эта идея активно продвигалась, например, газетой западноукраинских националистов «За вшьну Украшу»7 и львовским националистическим журналом «Державнють», который устами своего главного редактора обещал читателям знакомить их с «истинной историей украинцев», якобы берущей истоки в V тыс. до н.э.8 На тех же позициях стояли киевские неоязыческие журналы «Сварог»9 и «Индо-

Европа»10, а также газеты «Свпло Ор1яни» в Запорожье и «Свгговид» в г Тальне Черкасской области. Статьи на эту тему начиная с конца 1980-х гг публиковались популярным журналом «УкраГна i свгг» и газетой «Л1тературна Украша». Неоязыческая версия предыстории украинского народа была весьма щедро представлена в киевском иллюстрированном журнале «Укра'шський Свгг», выходившем с 1992 г., причём в первой половине 1990-х гг. одним из любимых авторов этого журнала был археолог Ю.А. Шилов, о котором речь пойдёт ниже. Той же моде отдал дань и журнал «Основа», орган писательской организации Украины. Время от времени фантазии на тему «украинской предыстории» появлялись и в популярной газете «Веч1рнш Кшв». Мало того, те же идеи находили отражение на страницах научно-популярного журнала «Наука i суспшьство», пропагандировавшего идеи одного из главных эмигрантских создателей «украинской веры» Л. Силенко11 и «арийские» фантазии Ю.М. Каныгина.
«Арийская идея» не оставляет равнодушными и украинских радикальных националистов. Чтобы как-то увязать её со столь же любезной их сердцу «трипольской идеей», они конструируют двухчленную модель возникновения украинского этноса из смешения местных «хлеборобов-трипольцев» и пришлых «степняков-арийцев»12. Тем самым «древнеукраинский этнос» приобретает необычайную временную глубину протяжённостью не менее пяти тысячелетий и становится едва ли не древнейшим этносом современной Европы. Мало того, сторонники этого подхода относят «арийский язык» к славянским и напрямую отождествляют его с «древнеукраинским». В итоге степные культуры бронзового века, равно как и их наследники — скифы-пахари и скифы-земледельцы, оказываются славянскими, причём не только по языку, но и по расовым признакам. Одновременно древние «украинцы» отождествляются и с роксоланами. Подчёркивается, что степняки будто бы передали украинцам свой «чистый расовый тип». При этом об их смешении с местными трипольцами как-то забывается.
В любом случае Украина называется колыбелью славянской культуры и цивилизации, причём вся её территория к востоку от Карпат оказывается исконной территорией «украинских славян». Это позволяет, во-первых, легализовать права этнических украинцев на всю территорию нынешней Украины, а во-вторых, предоставить им привилегированный статус среди всех остальных славянских народов, так как «с Украины вышли все современные славянские народы». В частности, |ранние славянские переселенцы в районы северных бо- реальных лесов России и Белоруссии называются «украинцами», а местные славянские народы объявляются продуктом смешения небольшого числа этих пришлых «чистых украинцев» с прежним местным населением. Такого взгляда на этногенез украинцев придерживается, например, праворадикальная Украинская национальная ассамблея (УНА)13.
Украинские профессиональные историки, археологи и лингвисты весьма скептически относятся ко всем этим построениям и по мере сил стремятся охладить пыл патриотически настроенных дилетантов14. Однако голоса про
фессионалов звучат в этом хоре весьма слабо, и дело доходит до того, что фантазии о происхождении украинцев от трипольцев и скифов рекомендуются Министерством образования Украины как добротный материал для обучения старшеклассников15. В итоге версия о необычайной древности украинского народа была в 1990-е гг. весьма популярной на Украине как у школьников и студентов, так и среди музейных работников и даже профессиональных этнологов.
Впрочем, даже далеко не все украинские специалисты оказались стойкими к давлению со стороны националистической историософии. В этом отношении показателен пример бывшего археолога Ю.А. Шилова, получившего хорошее образование в МГУ и специализировавшегося в советские годы на изучении курганов эпохи бронзы. Однако, разойдясь с коллегами по вопросу об интерпретации этих курганов, он порвал с профессиональной археологией и с начала 1990-х гг. посвятил себя созданию «альтернативной науки». Похоже, он не жалеет о своём уходе из профессиональной науки и с гордостью называет себя академиком самопровозглашённых Украинской Международной академии оригинальных идей и Православной Русской академии.
С начала 1990-х гг. Шилов всеми силами доказывает, что цивилизация и государственность на Украине сложились ещё в VI-V тыс. до н.э., т.е. раньше, чем где бы то ни было в мире. Любопытно, что он, видимо, единственный в мире знает, что «сами трипольцы называли свою страну Араттой» и что именно оттуда «вели свой род шумерские цари»16. Правда, источник такой осведомлённости остаётся неясным. В его работе находит место и идея о зарождении шумерской письменности на Украине, откуда будто бы происходили и сами шумеры, и их жрецы, которые и перенесли письменную традицию через Кавказ в Месопотамию17. В этом Шилов опирается на фантазии маргинального российского ассириолога А.Г. Кифишина, который, не пользуясь признанием среди профессиональных шумерологов, ухитрился «дешифровать» якобы древнейшие «протошумерские» надписи, найденные под Мелитополем (гроты Каменной Могилы). Кифишин утверждает, что там было обнаружено до 160 каменных табличек с надписями и 130 наскальных надписей, относившихся якобы ещё к ледниковому периоду (sic!). По его мнению, уже в то время там правили «цари-боги», к которым и восходили более поздние шумерские династии18. По мнению Шилова, возникшее в трипольское время на Украине «арийское государство» было бесклассовым и им руководили просвещённые жрецы-воины. Поэтому эту эпоху следует называть «эпохой священной демократии»19. Свои идеи Шилов широко публиковал в популярной прессе20.
Книга Шилова об Украине как родине ариев и местоположении древнейшего государства Аратты21 удостоилась особой похвалы в новом респектабельном украинском журнале «Генеза». Этот журнал особенно подчёркивал ту мысль, что «Веды» сложились будто бы на берегах Днепра и что якобы благодаря труду Шилова стала очевидной прямая преемственность между «Нижнеднепровской Арианой, Киммерией, Таврией, Скифией, державой ан
тов, Киевской Русью и Запорожьем». Иными словами, части украинской интеллигенции представляется соблазнительным искать корни современных украинцев среди ведических ариев22. Произведение Шилова не ускользнуло от внимания и русских националистов, не упустивших случая подчеркнуть, что их излюбленная идея «славянско-арийского единства» поддерживается по крайней мере некоторыми специалистами23. Вместе с тем даже некоторые русские националисты вынуждены признать наличие в работах Шилова мистики и оккультизма24, что вряд ли совместимо с его претензиями на научность.
Действительно, дискуссия, проведённая украинским журналом «Археолопя», показала, что украинские специалисты-археологи весьма скептически воспринимают построения Шилова25. При этом речь идёт даже не столько о его исторических реконструкциях, сколько о самой методике полевых исследований. Ведь методика фиксации изначальной формы кургана остаётся слабо разработанной. Поэтому в силу как объективных, так и субъективных причин археологам не удаётся добиться искомой точности, а без этого говорить
о              какой-либо фигурной (тем более «антропоморфной») форме кургана, на чём настаивает Шилов, не приходится. Специалисты демонстрировали особенности «интуитивного метода» исследований Шилова и показывали, каким образом он выдаёт свои фантазии за якобы достоверные факты. Столь же серьёзные нарекания у них вызвали его некритические сопоставления археологических данных с материалами такого сложного памятника, как «Ригведа». В итоге они сочли его реконструкции древних «мифологических систем» сомнительными, а сопоставления древних курганов с «обсерваториями» — безосновательными26.
Неоднозначной была и рецензия на книгу Шилова известного российского лингвиста О.Н. Трубачёва. Тот, с одной стороны, отдавал должное Шилову как, пожалуй, единственному верному последователю своих идей о пребывании индоариев в Северном Причерноморье и противопоставлял его более «консервативным» специалистам-скифологам, не спешившим эти идеи подхватывать. Но, с другой стороны, сам Трубачёв сомневался в справедливости именно тех идей, которыми более всего дорожил Шилов. Так, он предупреждал против излишне прямолинейного отождествления археологической культуры с этнической группой и считал гипотезу Шилова о некоем «арийско-хурритском союзе» в Приазовье неубедительной. Основываясь на лингвистических фактах, он отрицал наличие у индоиранцев пашенного земледелия и считал невозможной связь термина «арии» с праиндоевропейским глаголом «пахать», как на том настаивал Шилов. Он, разумеется, отвергал ряд произвольных этимологических построений Шилова и выражал изумление по поводу таких идей, как «трипольская письменность» или отождествление трипольской культуры с Араттой. Свою рецензию Трубачёв заканчивал положительной оценкой книги, но подчёркивал, что эта оценка касается вложенного в книгу огромного труда, но отнюдь не его результатов27.
В 2002 г. книга Кифишина о «письменности» из Каменной Могилы28 полу
чила одобрение у Верховной рады Украины и удостоилась «Знака Почёта» от главы киевской администрации А. Омельченко. В связи с этим корреспонденты московской газеты «Труд» подчёркивали, что не нашедшие поддержки у специалистов идеи Шилова и Кифишина были восторженно встречены националистами и прочими любителями «арийской идеи». Фактически журналисты с тревогой писали об экспансии паранаучных концепций, получающих всё большую популярность в обществе29. Эта небольшая заметка тут же получила отповедь Шилова, размещённую на одном из неоязыческих (!) сайтов. Любопытно, что в своём ответе основательность своих построений Шилов аргументировал не достоверностью реконструкций, а пространным списком приложенной к книге справочной литературы, что и предлагал считать «фактами». А научным признанием своей работы он счёл тот факт, что рецензенты назвали его труд «монографией». Он упрекал украинских археологов в замалчивании публикаций, включая его собственные, которые по сути, как отмечено выше, не имели прямого отношения к науке. Демонстрируя свою установку на популизм, он подчёркивал, что для него «народное доверие» много важнее квалифицированного мнения коллег-учёных. Этим он сам выводил себя за рамки научного сообщества, о чём и писали журналисты. Шилова возмущало, что кто-то может сомневаться в способности археологов «оценивать неведомые тонкости языкознания и шумерологии». Но ведь эти сомнения высказал не кто иной, как уважаемый им его именитый рецензент Трубачёв! Нет нужды пересказывать все эмоциональные высказывания Шилова в адрес журналистов, ибо его ответ, оперирующий вненаучными аргументами и нарушающий научную этику, лишь подтверждает их мнение о его научной маргинальное™. Любопытно, что его последним «убойным» аргументом служило то, что журналисты «мазнули грязью Народных депутатов Украины», включая «офицера службы безопасности» (!), как будто научные проблемы решаются не специалистами, а действующими политиками и работниками спецслужб30.
Шилов вместе с работающим ныне в Запорожье Б.Д. Михайловым (директором Музея-заповедника «Каменная Могила») были учениками известного украинского археолога В.Н. Даниленко (1913-1982). Сам Даниленко весьма критически относился к идее появления письменности, а тем более государственности, в глубокой первобытности, будь то трипольская или какая-либо иная культура эпох неолита-энеолита. Между тем для него были характерны неоправданно широкие построения и умозаключения, создавшие стартовую площадку для его учеников. Переехавший в 1994 г. в Москву и сблизившийся с русскими радикальными националистами, Ю.А. Шилов стремился всеми силами сделать из своего учителя культовую фигуру, якобы предвосхитившую появление и расцвет современного «арийского мифа». Впрочем, имя Даниленко нужно Шилову главным образом для рекламы своих собственных фантазий, находящихся за гранью современной науки. Шилов опубликовал рукопись Даниленко за счёт Российского общенародного движения (РОД), в котором сам он несколько лет руководил «научно-культурологическим центром», прежде
чем вернуться назад в Киев. Как заявлено во введении, написанном самим Шиловым, целью этой публикации являлось «укрепление престижа славянских и других индоевропейских народов»31.
В чём же Шилову виделся этот престиж? В том, что трипольцы самым непостижимым образом оказываются индоевропейцами (большинство современных специалистов это отрицают. — В.Ш.), что в VI—III тыс. до н.э. на Украине существовало «древнейшее в мире первобытно-коммунистическое индоевропейское государство Аратта» (вот уж поистине Тысячелетний Рейх, о котором не могли и мечтать германские нацистские учёные! — В.Ш.)32, что всеми своими достижениями эта цивилизация была обязана странствующим «жрецам- гипербореям» (вспомним сходную идею В.И. Скурлатова о жрецах-воинах33. — В.Ш.), что именно «трипольцы-арийцы» сделали неоценимый вклад в развитие шумерской цивилизации (здесь профессиональный археолог повторяет зады дилетантских построений ряда украинских эмигрантов типа JI. Силен- ко. — В.Ш.). Любопытным представляется и тот ореол таинственности, который усилиями Шилова окружал наследие Даниленко. Шилов всячески давал понять, что всё самое ценное из коллекции и рукописей его учителя было похищено. Это типичная аргументация, связанная с любыми фальшивками типа ВК. Кстати, не случайно Шилов занимался её всяческой пропагандой34.
В середине 1990-х гг. идея «арийской» Украины нашла своё воплощение в романе Ю.М. Каныгина, популяризировавшего взгляды Силенко и концепцию Шилова об Украине как «Великой Оратании», или Аратте, в которой автор романа хотел видеть «духовный центр всего славянского мира». Специалист по политэкономии, Каныгин не скрывал, что был в своё время членом бюро райкома КПСС в Академгородке в Новосибирске, а затем — учёным секретарём Президиума Сибирского отделения АН СССР по гуманитарным наукам. Не скрывал он и своей былой «приверженности» марксизму и материализму, которую он без сожалений отбросил в ходе тектонических изменений рубежа 1980—1990-х гг. Иными словами, своим примером он демонстрировал распад советского официозного марксизма-ленинизма, приверженцы которого стройными рядами двинулись к иррационализму, сменив свои поверхностные «знания» на казавшуюся им спасительной веру. И не случайно в своей книге автор противопоставлял якобы неподвижный «интеллект» динамической «высокой духовности»35.
Каныгин представлял себя носителем неких сокровенных знаний, поведанных ему «тибетским мудрецом», оказавшимся в 1945 г. пленником советских войск, а заодно и «крупнейшим славяноведом», а также специалистом по «библейской этнологии» и объяснившим ему «поразительные сходства» между украинским языком и санскритом. Каныгин доказывал, что узнал об Аратте и «арийском» прошлом Украины не от Шилова, а от гуру. Любопытно, что, по его словам, «тибетский лама» апеллировал вовсе не к ламаистским текстам, а к Библии, успешно находя в ней «основы духовной истории славянства». Самое пикантное то, что, по признанию самого Каныгина, свои «открытия» он сперва
собирался опубликовать через КГБ, где, как он намекал, «арийская идея» могла быть принята с пониманием. Посылая проклятия в адрес гитлеровцев, якобы испоганивших «солнечную идею», он доказывал, что в «арийстве» нет ничего «расистского» и что, напротив, оно несёт лишь «добро, любовь и свет»36. Каныгин делился с читателем сенсационной новостью о том, что якобы в горах Тибета существовал «арийский центр славяноведения», где именно славян считали «ариями сегодня», а в украинской нации видели «форпост славянского мира». При этом дело, разумеется, не обходилось без экстрасенсов и паранормальных методов работы. И, что самое удивительное, эти «тибетские арии» оказывались приверженцами православия и поклонниками русских чудотворцев37.
Далее из книги Каныгина следовало, что «тибетский лама» знал Библию, учение Елены Блаватской и псевдонаучные фантазии нацистского учёного Гор- бигера много лучше, чем какие-либо ламаистские тексты. Следуя Блаватской, он говорил о смене рас и доказывал, что в нашу эпоху господствующей должна быть белая раса «творчески одарённых» людей. Остальные расы оказывались «рудиментами» прошлых эпох. Например, бушмены (их автор помещал в Австралии!) и чёрное население Африки представлялись «остатками лемуров», т.е. представителями «второй цивилизации», а китайцы и монголы — «третьей»38. В его повествовании находит место и нацистская идея о продвижении ариев («светловолосых, голубоглазых, рослых, длинноногих людей») с севера Европы на юго-восток, а «год сотворения мира» удивительным образом совпадает с датой возникновения трипольской культуры («триполизм» объявляется «украинским архетипом»39). При этом предводитель ариев Рама открывает свою «божью сущность» на берегах Днепра, причём, разумеется, в самом центре будущего Киева40. Там якобы и возникла «цивилизация Аратты», огромная держава, давшая миру алфавитное письмо, подарившая грекам и римлянам их языки, наладившая железоделательное производство (причём ещё в бронзовом веке!), а также наградившая человечество вишней, петухами и «арийскими коровами»41. В книге Каныгина находится место и для «рун-веры», но та оказывается не изобретением Силенко, а «древнейшей арийской религией»42. Соответственно и Иисуса Христа Каныгин объявляет арийцем43. Мало того, в его версии тот оказывается «галилеянином-тиверцем» и едва ли не прародителем украинцев, тогда как русские («московиты») получают иную генеалогию, не имеющую отношения к Аратте44. Генеалогию украинцев Каныгин ведёт от ариев через кимров, скифов и славян («народ рош»)45. Он настаивает на том, что их исконным названием было «русичи» и что они являются носителями «арийской идеи», выполняя тем самым всемирно-историческую миссию46.
Любопытно, что в полном соответствии с «арийским мифом» автор рисует иудеев (отождествляя их с евреями, т.е. не различая религию и этничность) полной противоположностью ариям. В его понимании евреи являются едва ли не вечными бунтарями против власти, причём свою борьбу они начинают в Египте при фараоне Эхнатоне (который оказывается Моисеем!), а заканчивают
в России в 1917 г. Мало того, автор доказывает, что «иудейская революция» в Египте направлялась «агентами из арийской Аратты», которые якобы хотели ввести там «митраистскую религию»47. Однако при этом Каныгин противопоставляет свастику как символ «левых (коричневых)» не Звезде Давида (как это делали нацисты), а кресту и трезубцу как символам правых. А масонов, сатанистов и оккультистов он оптом записывает в «левые». Тем самым вечная борьба идёт между «арийцами света» и «арийцами тьмы», и её познание якобы требует обращения к эзотерике48. Правда, позднее Каныгин противопоставляет Звезду Давида кресту как якобы мужской и женский символы. Но при этом генеральный путь истории ведёт якобы к слиянию ариев с семитами в единую «высокодуховную, интеллектуальную цивилизацию». В христианском учении автор видит «сложный конгломерат иудаизма и арийских „дополнений44»49. Однако всё это не мешает ему писать о «жидомасонах», якобы мечтающих о мировом господстве, и искать в иудейской Торе (Второзаконии) программу будущих большевизма и гитлеризма50. Таким образом, его отношение к евреям было двойственным. С одной стороны, он старался избегать антисемитизма и доказывал, что христианская Европа многим обязана учению Моисея. Следовательно, «борясь против евреев, человечество борется против себя». Но с другой — он, во-первых, возрождал кровавый навет, доказывая, что у евреев было принято ритуальное убийство детей, а во-вторых, навязывал евреям идею мирового господства51.
Мало того, на религиозное учение Силенко опиралась одна из возникших в 1990 г. политических партий — Украинская крестьянско-демократическая партия52, одним из лидеров которой был писатель С.П. Плачинда. Плачинда начал увлекаться дохристианской историей «славяно-русов» ещё в советское время на волне национального подъёма, связанного с празднованием 1500-летия Киева53. К началу 1990-х гг. он уже был знаком с учением Силенко и стал его ярым поклонником. Одновременно он проявлял большую политическую активность и со временем был избран почётным председателем Украинской крестьянско- демократической партии, возглавив одновременно киевскую организацию Конгресса украинских националистов.
В арсенале его политических аргументов находили место все те псевдоисторические доводы, которые любят приводить украинские неоязычники: о корнях украинцев в V тыс. до н.э., об их расселении от Центральной Европы и Швеции до Палестины и Индии, о тождестве мифических амазонок с «древними украинками» и о происхождении от них казаков, об этрусках, венедах (включая «Великое украинское государство Венедию»), пеласгах и гиксосах как якобы древних украинских племенах, о всечеловеческой ценности «украинского матриархата» и «украинской мифологии», от которой якобы берет начало мифология индоевропейцев, об украинском происхождении Заратуштры и Будды, о великой дохристианской культуре и духовности, в том числе о до- кириллической «трипольской» письменности, о злодейской политике князя Владимира, погубившего древнюю культуру и письменность во имя чуждой
украинцам веры. Среди наиболее почитаемых им старых авторов Плачинда числит А.Д. Черткова (1789-1858) и Е.И. Классена (1795-1862), которых он называет «интернационалистами» за то, что они, несмотря на свою русскую национальность, якобы признали необычную древность украинского народа и его государства «Великой Венедии»54. Впрочем, в целом в своих построениях Плачинда полностью следует за Силенко55.
В то же время Плачинда избегает прямых нападок на христианство, наивно полагая, что до правления Владимира оно могло у «украинцев» гармонично уживаться с язычеством56. Вместе с тем он не может пройти мимо событий 988 г. и именно с ними связывает начало упадка «украинского государства»57. На сходных позициях, начиная с конца 1980-х гг., стоял и ряд других украинских литераторов58.
Цель всех такого рода построений заключается вовсе не в том, чтобы искать научную истину. У них иная миссия, связанная с поисками и утверждением новой идентичности: они призваны наделить Украину и украинцев особыми качествами и найти им особое место в мире. Ещё в начале 1970-х гг. писатель И. Белик утверждал, что «русины первых столетий нашей эры были великим и высококультурным народом, и преуменьшение этого — издержки ещё не вымершей теории норманнизма»59. По словам филолога-националиста
В.              Довгича, призвание Украины — быть связующим звеном между Востоком и Западом, православием и католицизмом, христианством и восточными религиями, между разными расами, цивилизациями60, т.е., по сути, быть центром мира. Поэтому вхождение Украины в состав Российской империи однозначно трактуется украинскими авторами как национальное унижение. Ведь именно «великий державный народ» Украины «основал современную Россию, дал ей свой генофонд, название, культуру, просвещение, религию, язык»61. В этом отношении примечательно, что орган западноукраинских националистов УНА- УНСО журнал «Националист» в первом же номере попытался выхватить из рук русских националистов идею евразийства, «украинизировать» её и связать с неоязычеством. Украина XXI в. была провозглашена «великой культурой и цивилизацией», основанной на неоязыческих «арийских» идеях, органично сплавленных с христианством. Был выдвинут лозунг создания людей нового типа, исповедующих «героический стиль жизни» в традициях УНА-УНСО62.
Другая идея рассматриваемых мифологических схем заключается в борьбе за территорию. В этом отношении то или иное решение проблем этногенеза является весьма актуальным с точки зрения территориальных претензий возникших на территории бывшего СССР новых государств63. В частности, происходившая в начале 1990-х гг. между Украиной и Россией борьба за Крым выражалась и в попытках заново переосмыслить данные древней истории. В этом контексте идеи о пеласгах, якобы выходцах с Украины, приобретали особый смысл. Ведь по неоязыческой мифологической версии, «пеласги-славяне» широко расселились по Восточному Средиземноморью, включая и Эгеиду, и вместе со своими ближайшими родичами — ахейцами стали подосновой насе
ления древней Греции. А раз так, то и греческие колонии в Северном Причерноморье, включая Крым, были основаны их непосредственными потомками. В то же время в Крыму якобы испокон веков обитали «праукраинские племена сколотов», которые отождествляются авторами этой версии со скифами64. Отстаивая исконные права украинцев на свою территорию, журнал «Держав- ность» отвергал давно и надёжно установленное положение о германской принадлежности готов и настаивал на том, что готы изначально были всё теми же скифами-сколотами65. На ту же идею территориальной целостности Украины работает и концепция, по которой в предки украинцев зачисляются все разно- культурные и разноязыкие народы, которые когда-либо там обитали66.
Эпоха борьбы требует выработки особых бойцовских качеств, которые способствовали бы концентрации воли и развитию боевого духа, а также боевых навыков. Поэтому националисты-неоязычники, озабоченные необходимостью выработки этих качеств, посвящают несколько статей в журнале «Украшський свлг» боевым традициям украинцев, идущим не только от запорожских казаков, но, оказывается, и из государства Аратта!67
Наконец, многие из упомянутых украинских авторов уделяют большое внимание языческому наследию Украины, в частности языческим верованиям. Так, главный редактор журнала «УкраТнський свгг» О. Шокало посвящал свои статьи как прославлению великого прошлого первобытной Украины, называя её «землёй ориев», «землёй Солнечной благодати» и ведущим центром этнокультурного развития в Евразии68, так и изложению своих представлений о дохристианских верованиях украинцев69. Озабоченный национальной идеей, археолог М. Чмыхов вещал: «Язычество — это не только далёкое прошлое. Оно было системой, учитывающей глобальные закономерности развития природы и общества, и в силу этого многие его принципиальные положения заслуживают переосмысления и использования не только сегодня, но даже и завтра». Он, подобно русским язычникам, достигал пафоса прорицателя и предсказывал скорую мировую катастрофу, которая будто бы откроет новую эпоху, когда и понадобятся «языческие знания»70. Здесь-то и открывается смысл всей рассмотренной околонаучной деятельности и такого жгучего интереса к отдалённому прошлому Украины. Не успела Украина стать независимой, как там было напечатано воззвание основанной Силенко в Канаде нативистской украинской церкви. В нём заявлялось, что христианская религия является чуждой украинцам и ничего, кроме несчастья, им принести не может. Путь же украинцев к возрождению лежал якобы только через украинскую национальную, т.е. языческую веру. Поэтому, настаивал текст воззвания, украинцам следует вернуться к вере своих предков71.
Таким образом, круг замкнулся: поиски этнических корней, основанные на поддельной ВК, к которой любят апеллировать многие из упомянутых авторов, приводят к антихристианству72. Антихристианство является принципиальной позицией неоязыческого движения, возникшего на Украине в начале 1990-х гг.
Правда, некоторые украинские приверженцы «арийской идеи» придержи
ваются иной точки зрения и отдают должное христианству. Но при этом они всеми силами доказывают арийскую принадлежность Христа, возрождая миф, возникший в среде антисемитов и расистов во второй половине XIX в. Так, для Плачинды Христос представляется украинцем из этрусского племени, осевшего в Палестине73, а Каныгин вообще объявляет родиной христианства Украину74. Но, похоже, большую популярность имеет идея о том, что Иисус Христос был арийцем и, возможно, происходил из уроженцев Галиции, когда-то переселившихся в Галилею75.
В то же время логика, основанная на отвержении христианства как «еврейского заговора», неизбежно ведёт к поискам «чистой духовности» в глубинах первобытности и возрождению арийского дискурса второй половины XIX — начала XX в., рисовавшего «арийцев» и «семитов» прямо противоположными по духу общностями, неизбежно находящимися в конфронтации друг с другом. Содержавшиеся в этом дискурсе очевидные нотки антимодернизма и ностальгия по патриархальности сегодня становятся вновь востребованными теми, кто стоит на позициях антиглобализма, ибо глобализация также нередко воспринимается ими как «еврейский заговор»76. Кроме того, образ «благородных арийцев» привлекает тем, что им приписываются высокие моральные и боевые качества, далёкие от христианского смирения. Предполагается, что всё это придаст современным «арийцам» необходимые стойкость и энергию, позволяющие преодолеть трудности переходного периода и избавиться от недругов, стоящих на их пути к полному суверенитету. Между тем аналогичные идеи обуревают и русских радикальных националистов77, а потому в рассматриваемом контексте стремление к арийской идентичности ведёт к новому витку конфронтации, однако не между «арийцами» и «семитами», а между русскими и украинскими национал-радикалами.
Уместно отметить, что арийская идентичность чужда подавляющему большинству украинцев, и она ими даже не обсуждается78. Однако упоминавшиеся выше фальшивки не только имеют хождение в медийном и образовательном пространстве Украины, но и поддерживаются рядом расистских организаций. Сегодня уже очевидно, что увлечение ВК рождает симпатии к «арийскому мифу», а тот, в свою очередь, открывает дорогу расизму и ксенофобии. Например, в начале 2000-х гг. Каныгин опубликовал несколько своих «арийских книг» в издательстве Межрегиональной академии управления персоналом (МАУП)79, скандально известной антисемитскими и расистскими выступлениями своего ректора Г. Щекина. Мало того, в 2004 г. МАУП приютила в своих стенах американского расиста и неонациста Дэвида Дюка, получившего там место профессора и занявшегося чтением лекций её студентам. При этом созданная на коммерческой основе МАУП пользовалась поддержкой властей Украины как до «оранжевой революции», так и после неё, и одно время с ней был тесно связан целый ряд известных украинских политиков. А попытка Министерства и науки Украины закрыть МАУП была пресечена в начале 2007 г. киевским судом80. Тем временем украинские скинхеды называют себя «арийской элитой»

и призывают бороться за «сохранение белой (арийской) расы», против «неполноценных народов». Немало таких борцов числятся и в составе «Языческого фронта», действующего в Киеве и Харькове. Иными словами, большой нарратив, выстроенный на основе ВК и подобных ей произведений, оказывается далеко не безобидным81.
ПРИМЕЧАНИЯ Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда в рамках проекта 09-01-00078а «Арийская идея в современном мире». Шнирельман В.А. «Внуки Дажьбога»: идейные и историографические основы украинского неоязычества // Флоря Б.Н. (ред.) Украина и Белоруссия: история и культура. Ежегодник 2005/2006. М.: Индрик, 2008. С. 211-221. Там же. С. 222-228. Довгич В. (ред.) Послания ор1ян хозарам. Пам'ятка древньо1 yKpai'HCbKoi мови i публщистики «Рукопис Войнича». Кшв: 1ндо-Европа, 1995. Грабович Г. Слщами нацюнальних мктифжацш // Критика. 2001. PiK 5. Число 6. С. 19-21; Шнирельман В. А. «Внуки Дажьбога». С. 235. Грабович Г. Слщами нацюнальних мютифжацш. С. 21-23. Березиньска 3. Кутя — обрядова спадщина вщ давшх трипшьцев // За вшьну Украшу. ачня 1997. С. 2; Заплатинська Г., Здоровега-Грицак М. Берегиш // За вшьну УкраТну. 9 травня 1997. С. 1-2; Мороз О. Держави давня назва — Укра’Тна // За вшьну УкраТну. липня 1997. С. 2. Стасюк М. Слово до читач1в // Державнють. 1991. № 1. С. 3-5. Богород А. Календар в icTopii народу // Сварог. 1997. № 5. С. 34—39. Данилов С. Про що журнал? // Довгич В. (ред.) Онуки Дажбожг Походження украшського народу. Кшв: 1ндо-Европа, Таю справи, 1996-1997. Кн. 1-2. С. 94. О нём см.: Шнирельман В.А. «Внуки Дажьбога». С. 214—219. В этом они идут по следам ряда украинских учёных-эмигрантов, начиная с В. Щербаковского. См.: Щербаювський В. Формування укра’Тнсько1 наци. Прага: Видавництво Ю. Тищенка, 1941. Осипенко А. Формування дав ньоукраТнсь кого етносу // УкраТнсью обрп. 1992. № 8-9; он же. Коршна територ1я формування слов'янсько1 раси // Замкова гора. 1992. № 13 (20). С. 6; он же. Витоки укра'Тнсько1 колошзацй // Замкова гора. 1992. № 18 (25). С. 6; Бабий О. Чому зникла трипшьска цившзащя? // Голос Наци. 1993. № 17 (31). С. 4. Пономар1в О. УкраТнська мова й санскрит // Наука i суспшьство. 1992. № 10-12. С. 30-31; Вщейко М. Краша Аратта в шумерському enoci й трипшьска культура // Укра'шський Свгг. 1994. № 3-4. С. 31-32; Головка С.В. (ред.) Давня ютор1я Укра'ши. Кшв: Либщь, 1994. Кн. 1; Смолш В.А. 1стор1я Укра’ши. Нове бачення. Кшв: УкраТна, Т. 1; Телепн Д. Чи були трипшьщ предками украТнщв? // Веч1рнш Кшв. 18 ачня 1995; он же. Хто ж наши прапредки? // Довгич В. (ред.) Онуки Дажбожг Походження украшського народу. Кшв: 1ндо-Европа, Таю справи, 1996-1997. Кн. 1-2. С. 54-58; Дашкевич Я. Схщна Галичина: етшчш вщносини, нацюнальш м1фи та менташтети // Дашкевич Я. и др. (ред.) УкраТна в минулому. Кшв — Льв1в: НАН УкраТни, 1994. Вип. 6. С. 83; он же. Дорогами украТнсько1 Клю (про становище юторично1 науки в УкраТ'ш) // Дашкевич Я. и др. (ред.) УкраТна в минулому. Кшв — Льв1в: НАН УкраТни, Вип. 8. С. 58; Ткаченко В. Комментарии к брошюре М. Красуського // Наука i суспшьство. 1997. № 1-2. С. 13-14. 1ванченко Р.П. 1стор1я без м1ф1в. Бесщи з icTopii украТнсько1 державностг Кшв:

Укра'Гнський письменник, 1996. Впрочем, некоторые украинские интеллектуалы с неодобрением относились к проникновению в школу новых националистических мифов. См., например: Пироженко В. Легенди та м1фи укра'ГнськоГ icTopii // 1стор1я в школк 1997. № 10-11. Шилов Ю.А. Доскитсью цивипзацп Подншров'я // Довгич В. (ред.) Космос древньей Укра'Гни. Кшв: 1ндо-Европа, 1992. С. 110; он же. Схщ i Захщ Укра’Гни й 1ндо-Европи // Укра’Гнський свгг. 1996. № 4-6. С. 8-9. Шилов Ю.А. Доскитсью цившзацп Подншров’я. С. 112-113; он же. Схщ i Захщ УкраУни й 1ндо-Европи. С. 8-10. Кифишин А.Г. Жрещ з Чатал-Гуюка на Кам’янш Могил1 6200 р. до н.э. // Укра'Гнський свгг. 1996. № 4-6. С. 6-7; он же. Древнее святилище Каменная Могила. Киев: Аратта, 2001. В этой связи имеет смысл напомнить, что ещё в конце 1970-х гг., выступая на страницах научно-фантастического альманаха, Кифишин детально расписывал едва ли не космических масштабов борьбу между праиндоевропейцами («праславянами») и прасемитами на широких пространствах Подунавья и Малой Азии. См.: Кифишин А.Г. Ветви одного дерева // Суханов В. (ред.) Тайны веков. М.: Молодая гвардия, 1977. Кн. 1. С. 181-182. Шилов Ю.А. Оршська вшськова доктрина // Укра'Гнський свгг. 1996. № 1-3. С. 8-14. Шилов Ю.А. Шляхами Дива, Аполлона, Одина... // Укра'Гнський свгг. 1993. № 1-2. С. 30-35; он же. Аратта — держава трипшьцев // Русь Кшвська. 1994. № 1 (1). С. 13; он же. 1ндоевропейсько-сем1тсько-картвельсю зв’язки Надднипрянщини // Укра'Гнський свгг. 1994. № 3-4. С. 14-17. Шилов Ю.А. Прародина ариев. Киев: СИНТО, 1995. Пономарьов В. Славлення Arm // Генеза. Кшв, 1995. № 1 (3). С. 182. Прародина и мифы древних ариев. Интервью П.В. Тулаева с Ю.А. Шиловым по случаю презентации его книги «Прародина ариев» // Наследие предков. 1995. № 1. С. 11-15. Антоненко С.Г. Нежить. Размышления о современном язычестве // Москва. 1996. №9. С. 160. Шилов Ю.А. Новий етап археолопчного освоения кургашв енеол1ту-бронзи Швденно- СхщноТ Европи // Археолопя. Киев, 1992. № 4. С. 111-121. Рассамаюн Ю.Я. До проблеми вивчення курганних споруд // Археолопя. Киев, № 4. С. 121-137; Ричков М.О. Антропоморфш насипи. М1ф чи дшешеть? // Археолопя. Киев, 1992. № 4 . С. 138-147. Трубачёв О.Н. К прародине ариев // Вопросы языкознания. 1996. № 3. С. 3-12. Кифишин А.Г. Древнее святилище Каменная Могила. Киев: Аратта, 2001. Колинько В., Корец М. Ищут «пуп земли» // Труд. 1 марта 2002. С. 6. Шилов Ю.А. Ответ Колинько. http://old-church.ru/vspo/posting.php?mode=quoteamp;p=46 Даниленко В.Н. Космогония первобытного общества. М.: РОД, 1997. С. 4. На самом деле фигурирующая в шумерском эпосе страна Аратта располагалась либо на Иранском плато, либо даже в какой-то части долины Инда. Некоторые специалисты приводят серьёзные доводы в пользу того, что её обитателями были дравиды. Об этом см.: Васильев Я.В., Гуров Н.В. Страна Аратта по древним письменным источникам // Вестник Восточного института. СПб., 1995. Т. 1. № 1. С. 12-66. Об этом см. статью В.А. Шнирельмана «Жизнь и судьба фальшивки: «Влесова книга» в социальном интерьере» в данном сборнике. Шилов Ю.А. Победа. Киев: Б. и., 2000; он же. 1стина Влесово1 книги. Киев: Тршця, 2000; он же. «Велесова книга» та актуальшеть прадавшх учень. Киев: Книжкова палата Укра’ши, 2001.
Каныгин Ю.М. Путь ариев. Украина в духовной истории человечества. Кшв: УкраТна, С. 71, 82. Там же. С. 6. Там же. С. 20-21. Там же. С. 26-27, 40. Напомню, что, по Блаватской, арийцы представляли «пятую расу». Там же. С. 200-201. Там же. С. 29-34, 44. Надо ли говорить, что описания культуры этих «ариев» полностью противоречат данным современной археологии и филологии? Например, ариям приписывается древнейшая «агротехнология», которую они якобы принесли с севера, что полностью расходится с современным научным знанием. Там же. С. 75-78. Там же. С. 85-88. Там же. С. 189-193. Там же. С. 89-91, 187, 197-198. Там же. С. 163-164. Там же. С. 186-187. Там же. С. 42-43, 94-97. Автор, похоже, не знает, что культ Митры возник много позднее. Там же. С. 67-70, 104, 111-112. Там же. С. 101, 109. Там же. С. 114, 136-137. Там же. С. 170-176, 196. Декларация основних принцишв УкраТ'нсько1 селянско-демократично1 партп // Лггературна УкраТна. 5 липня 1990. Плачинда С.П. Кшвськи фрески. Кшв: Молодь, 1982; он же. Да будет Русь // Радуга. 1982. №5. С. 62-96. На самом деле оба эти автора реконструировали великую «русскую предысторию» и в своих фантазиях имели в виду прежде всего восточных славян. Плачинда С.П. Звщки ж взялися голландсью козаки // Л1тературна УкраТна. 25 жов- тня 1990; он же. УкраТна в небезпещ // Лггературна Укра'ша. 14 и 21 березня 1991; он же. Що буде? //Лггературна УкраТна. 31 жовтня 1991; он же. Уроки прадавньо1 УкраТнсько1 державное™ // Державнють. Кшв, 1991. № 1. С. 12-13; он же. Сучасний Украшський нацюнал1зм як щеолопя // Лггературна Укра'ша. 23 липня 1992; он же. Словник давньоукраТнськой м1фологи. Кшв: Украшський шсьменник, 1993. Плачинда С.П. Словник... С. 3. Плачинда С.П. Уроки прадавньо1 УкраТнсько1 державностк Бшик I. Меч арея. Кшв: Дншро, 1990; Биюкшь С. Чи маемо юторичну науку? // Л1тературна УкраТна. 10с1чня 1991. Бшик I. Меч арея. С. 442. Довгич В. Передне слово до громади // 1ндо-Европа. 1991. №1. С. 5; он же. Передне слово до громади // Русь Кшвська. 1994. № 1 (1). С. 5. Ср.: Боргард А. Тонкий и толстый // Вечерний Киев. 23 сентября 1992. Яценко Б. Украша i Русь у ретроспектив! // 1ндо-Европа. 1991. № 1. С. 62; Автохтони Криму // Державшсть. 1992. № 2. С. 3. См. также: Довгич В. Передне слово до громади // Русь Кшвська. 1994. № 1 (1). С. 5; он же. Чи впадае Волга в Каспшське море? // Русь Кшвська. 1994. № 3 (3). С. 1, 3-5.
Халецький О. Евразшство як здшснення укра'шсько1 mei // Нацюналют. Льв1в, 1994. № 1. С. 19-20. Довгич В. Вперед, до Европи 1913-го? чи 913? // Русь Кшвська. 1994. № 1 (1). С. 2. Автохтони Криму // Державнють. 1992. JSfc 2. С. 3; Киричук В. 1сторичш кореш укра'шського народу: до питания етногенезу укра'Тнщв // Генеза. Кшв, 1994. № 1. С. 145. Автохтони Криму. С. 3. Боргард А. Тонкий и толстый; Солдатенко В.Ф., Сиволоб Ю.В. Витоки i передвюники yKpaiHCbKoi 'mei II УкраТнська щея. Перни речники / Под ред. 1.Ф. Курас. Кшв: Т-во «Знания» УкраТни, 1994. С. 8-9. Шилов Ю.А. Оршська вшськова доктрина // Украшський свгг. 1996. № 1-3. С. 8-14; Бадьо О. Традищя украТньского бойового мистецтва // Укра'шський свгг. 1996. № 1-3. С. 18; Шокало О. Козак-Мамай: образ укра'шського лицаря // Укра'шський св1т. 1996. № 1-3. С. 26. Шокало О. Оршська доба УкраТни // Укра'шський свгг. 1994. № 3-4. С. 4-5. Шокало О. Традицшш обряди украТнщв // Укра'шський свгг. 1993. № 1-2. С. 36-37; он же. Життя укра'шського духу // Укра'шський свгг. 1994. № 1-2. С. 4-5. Чмыхов М. Истоки язычества Руси. Киев: Лыбидь, 1990. С. 334, 361. Надо отметить, что в начале 1990-х гг. апокалипсические настроения были на Украине весьма распространены. Довгич В. (ред.) Космос древньо1 УкраТни. Кшв: 1ндо-Европа, 1992. С. 263-265. См., например: Бшик I. Меч арея. С. 442. Плачинда С. Лебед1я. Кшв: Б1блютека украТнця, 1998. С. 100. Канипн Ю.М. Таемниця УкраТни // Дншро. 1998. №7-8. С. 96. Ткач М. «Я свггло для свггу»: Якою булла материнська мова Icycy Христа? // УкраТнська культура. 1992. № 5. С. 34-35; Федоренко Д. Спочатку був Дажбог... Про що розпов1дае першоукраТнський лггопис Влесова книга. Етнопедагопчш та юторичш есе. Кривий Pir: Б1блиотечка «Саксагаш», 1994. С. 45; Каганець I. Аршський стандарт // Перехщ IV. 2000. № 2 (4). С. 96. Ivakhiv A. Nature and ethnicity in East European Paganism: an environmental ethic of the religious right? // The Pomegranate. 2005. Vol. 7. No. 2. P. 216-217. Шнирельман В.А. Интеллектуальные лабиринты. Очерки идеологий в современной России. М.: Academia, 2004. С. 215-225. Kuzio Т. Ukraine: State and nation building. London and New York: Routledge, 1998. P. 149-161; Wilson A. Elements of a theory of Ukrainian ethno-national identities // Nations and nationalism. 2002. Vol. 8. No. 1. P. 31-54. В одной из этих книг он всячески рекламировал ВК как «уникальный источник» и одновременно доказывал единую этническую основу «Руси-Украины» и Казахстана, представляя Семиречье и Украину «двумя центрами формирования белой расы». См.: Каныгин Ю.М. Пояс мира (Украина — Казахстан: фундамент Евразийского единства). Киев: МАУП, 2001. С. 37-38, 58-60, 69-70. Украина: евреев бьют реже, чем иранцев и палестинцев // izrus, 20 февраля 2009 (http://izrus.co.il/diasporaIL/article/2009-02-20/3802.html) Клюев С. Скинхеды идут по Украине // CN-Столичные новости, 1 ноября 2005 (http:// mignews.com.ua/articles/182602..html); Украинские нацисты промаршировали по Киеву // Росбалт, 20 июля 2009 (http://www.rosbalt.ru/2009/07/20/656281.html)


<< | >>
Источник: Петров А.Е., Шнирельман В.А.. Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов. 2011

Еще по теме В.А. Шнирельман От «Влесовой книги» до «арийской идеи»: украинский дискурс:

  1. В.А. Шнирельман Жизнь и судьба фальшивки: «Влесова книга» в социальном интерьере1
  2. Часть 2. «Влесова книга»: эволюция классической подделки
  3. Петров А.Е., Шнирельман В.А.. Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов, 2011
  4. № 51 Спецсообщение наркома госбезопасности УССР генерал-лейтенанта С.Р. Савченко начальнику Главного управления по борьбе с бандитизмом НКВД СССР генерал-лейтенанту А.М. Леонтьеву об активизации деятельности украинских националистов и появлении отрядов Украинской повстанческой армии (УПА) в Словакии1
  5. ИСТЕРИЧЕСКИЙ ДИСКУРС СЕГОДНЯ
  6. Текст или дискурс
  7. Технический дискурс и спасение
  8. ИСТЕРИЧЕСКИЙ ДИСКУРС В ФОЛЬКЛОРЕ
  9. Глава 4. ЭПИЛЕПТОИДНЫЙ ДИСКУРС
  10. Глава 6 УКРАИНСКИЕ НАЦИСТЫ
  11. ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ЭПИЛЕПТОИДНОГО ДИСКУРСА
  12. ЦВЕТНОЙ МИР ИСТЕРИЧЕСКОГО ДИСКУРСА
  13. ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ ОБСЕССИВНОГО ДИСКУРСА
  14. Гражданский дискурс Америки в его современной форме
  15. Конец марксистского дискурса
  16. С.Шумов, А.Андреев,. М.С.Грушевский. История Украинского народа. Автобиография, 2002
  17. ИСТЕРИЧЕСКИЙ ДИСКУРС ИГОРЯ СЕВЕРЯНИНА
  18. Политические дискурсы православия
  19. Украинская буржуазия о рабочем вопросе.