<<
>>

2.1.2. Экономическая деятельность землячеств

Как мы уже отмечали выше, материальное положения студенчества второй половины XIX в. было крайне низким. Источники личного происхождения характеризуют положение студентов 1860-1880-х гг. как крайне бедственное.

Авторы рассматриваемых нами мемуаров разнятся лишь в оценке этой крайности, и по самым оптимистическим впечатлениям многие студенты если и не жили в постоянной нужде, то едва сводили концы с концами. Относительно 1860-70-х гг. такой приток малообеспеченных молодых людей профессор, декан физико-математического факультета, ректор А.Н.Бекетов объяснял тем, что представители обеспеченных слоев общества отправляли своих детей учиться в привилегированные заведения, где диплом об образовании можно было получить проще .

Отягчала положение студентов и выросшая в 1880-х гг. плата за обучение: в 1860-1870-х гг. она составляла 50 руб. в год; после 1884 г., с началом действия нового устава некоторое время оплата стала распределяться в следующем порядке, во-первых, 5 руб. за полгода обучения, во-вторых, гонорары профессорам в размере 1 руб. за полугодовой курс. Впоследствии, с 1887 г. плата вновь была повышена до 25 руб. в семестр при сохранении гонораров .

Основным источником дохода, помимо родительского содержания, были подработки, требовавшие, как правило, минимального академического образования, например, переводы и частные уроки. Однако и дополнительный заработок не мог существенно облегчить жизнь, так, в конце 1860-х гг. частный урок давал не более 15 руб. в месяц. В это же время комната на троих человек [205] [206] обходилась в 10 руб. с каждого[207], также необходимо учитывать траты на питание, одежду и прочие нужды.

Конечно, существенно помогали студентам и различные льготы, такие как стипендии или освобождение от платы за обучение. Однако, как показывает практика, в столичном университете подобные льготы были менее распространены, чем в некоторых других учебных заведениях страны[208] [209] [210]. Стипендии могли быть как государственными, так и именным, как правило, в виде процента с капитала частного лица. Выдавались стипендии на конкурсной основе или ввиду недостаточного материального положения. При этом при проведении конкурса администрация не всегда руководствовалась желанием помочь малообеспеченным учащимся. Так, немалое удивление среди профессоров и студентов вызвало получение стипендии сыном декана историко-филологического факультета И.И.Срезневского (особенно примечательно это обстоятельство еще и тем, что дети сотрудников университета, освобождались от платы за обучение в нем). Кроме стипендии существовала такая форма помощи студентам как освобождение от платы, получение такой льготы для многих было единственным способом учиться в университете, лишение подобной привилегии, как правило, вело к прекращению посещения лекций. И в целом количество студентов, получавших подобные льготы падало: 1871 - 48,8%, 1874 - 42,3%, 1880 - 32,9%, 1881 - 24,8%, 1883 - 21,1% . При этом студент, получивший государственную стипендию, в некоторых случаях обязан был или вернуть всю сумму по окончанию обучения, или пройти полтора года государственной службы. Так, что помощь не всегда носила безвозмездный характер[211].

В 1880-х гг. по наблюдениям современников ситуация с материальным положением учащихся практически не изменилась: «Жизнь бедного студента нигде не сладка. Тесное помещение часто в отдаленной части города, обед в кухмистерской по большей части плохой и мало питательный, хождение пешком во всякое время года, иногда недостаточно теплая одежда, развлечения состоят в редком посещении театра, разумеется в раек. Присоедините сюда чтение книг и газет, изредка разгульный шумный вечер»[212]. Таким образом, наличие всех возможных льгот, а также дополнительная работа могли дать студенту возможность жить безбедно, но стоит помнить, что занятость работой (в поиске которой помогало Бюро труда Общества вспомоществования студентам С.-Петербургского университета) существенно отнимало время от непосредственного предназначения студента - от учебы[213].

В таких экономических условиях взаимопомощь среди студентов, оказываемая землячествами, была крайне актуальной. Как исследователи, так и современники событий подчеркивают, что именно финансовая поддержка была первоначальной задачей землячеств[214]. Они организовывали кассы

взаимопомощи, собирали средства в ходе благотворительных мероприятий, вечеров, лекций, концертов и т.п. По вопросам взаимопомощи члены землячества часто выступали с инициативой, не дожидаясь просьб от недостаточных студентов. Они узнавали, кому нужны деньги и предлагали в качестве помощи определенные суммы, которые формировались из проводимых среди всех земляков сборов, в некоторых обществах было даже подобие прогрессивного налога. Помимо финансовых дел «земляки» университета занимались организацией кухмистерских, а также обществ, направленных на просвещение студентов - кружков саморазвития, библиотек и др. Кухмистерские и столовые, как правило, открывались на подставное лицо, или после договоренности с владельцами уже открытых столовых, но из-за проблем в организации и конспирации они долго не проживали и закрывались полицией. Источники содержат сведения о двух столовых, находящихся на Васильевском острове и одной столовой на Петербургской стороне, организованной землячеством кубанцев и донцов, которая служила им местом для деловых собраний и ведения политических бесед . Следует подчеркнуть, что для стабильного существования землячеств требовалось достаточное количество участников, что побуждало актив этих организаций каждый год заниматься рекрутированием в свои ряды новичков-первокурсников, привлекать их к организациям вечеринок, библиотек, участию в деятельности

29

касс и проч.

Как мы уже отмечали, земляческие собрания были запрещены, поэтому студентам для сбора средств (по различным поводам: на нужды учащихся, пополнения кассы, в пользу Красного Креста или на революционные цели) приходилось идти на определенные уловки и ухищрения. Особо ценными в данном случае являются воспоминания А.И.Ульяновой студентки Высших женских Бестужевских курсов, которая оставила подробные записи об их студенческой жизни. Сама А.И.Ульянова, была членом симбирского землячества, лидером которого был ее брат Александр Ильич Ульянов. Согласно ее воспоминаниям, одним из наиболее популярных способов обойти установленные запреты была организация фиктивных студенческих помолвок. Из среды студентов выбирались условные «жених» и «невеста», на чью условную помолвку собирались студенты. Но даже такой вид собрания был связан с бумажной волокитой: требовалось подача заявления в полицию и ее [215] [216] [217]
одобрение мероприятия. Поэтому к назначению «жениха» и «невесты» также подходили тщательным образом, это были студенты, не отмеченные в числе неблагонадежных, и заканчивающие обучение в университете или вовсе недавние выпускники, которые уехали или в скором времени уедут к себе домой. Однажды роль «жениха» взял на себя Марк Тимофеевич Елизаров (1863-1919), член самарского землячества, будущий муж А.И.Ульяновой. По ее замечанию, полиция понимала всю условность подобных мероприятий, однако следила только за формальной, бюрократической стороной. И даже не смотря на то, что на помолвках часто присутствовали представители полиции, студентам все же удавалось вести разговоры на запрещенные темы или «обделывать некоторые конспиративные дела» .

<< | >>
Источник: БАРИНОВ Дмитрий Андреевич. ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ СТУДЕНЧЕСТВА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА (1884- 1917 ГГ.). 2015

Еще по теме 2.1.2. Экономическая деятельность землячеств:

  1. 3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РПЦ
  2. СОЦИАЛЬНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  3. 7.4. Государственная деятельность по обеспечению экономической безопасности
  4. Иллюстрация: первичная группа в экономической деятельности
  5. Развитие эколого-экономических методов регулирования природоохранной деятельности
  6. Некоторые вопросы экономической деятельности Организации Объединенных Наций
  7. Дальнейшие иллюстрации: политические и культурные переменные в экономической деятельности
  8. Экономические условия деятельности зарубежных программ и фондов в России
  9. 11.7. ИНВЕСТИЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СПЕЦИАЛЬНЫХ (СВОБОДНЫХ) ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗОНАХ И ТЕРРИТОРИЯХ ПРИОРИТЕТНОГО РАЗВИТИЯ
  10. Завершение деятельности продовольственных отрядов после перехода к новой экономической политике
  11. Социально-экономическая деятельность адвентистов седьмого дня в истории России Гончаров О. Ю.
  12. ФИЛОСОФСКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ФОРМИРОВАНИЯ МОДЕЛИ НООСФЕРНОГО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Никитенко П.Г.