§ 51—52. Страны Азии и Африки: освобождение и пути модернизации

1.

Выбор ориентации и моделей развития. После перемен, происшедших в мире в связи с окончанием Второй мировой войны и распадом колониальной системы, большинство государств Азии и Африки оказались на новом рубеже своей истории.

Им предстояло решать, каким путем идти дальше, как вырваться из отсталости и бедности, догнать передовые страны. При этом приходилось учитывать как собственные ресурсы, часто весьма ограниченные, так и возможности налаживания взаимодействия с другими странами.

Капитализм или социализм? Мир развитых государств с конца 40-х гг. XX в. был расколот на «западный» и «восточный» («капиталистический» и «социалистический») блоки. Странам «третьего мира», как их тогда называли, предлагались соответственно «капиталистическая» и «социалистическая» ориентация. Сегодня очевидна условность этих определений. Но в те годы две названные общественные системы рассматривались как полярные варианты развития, особо подчеркивалось их идеологическое и политическое противостояние. Выбор освободившихся стран тоже часто являлся прежде всего политической ориентацией на одну или другую группу государств, политика в этих случаях шла впереди экономики. При этом внутренние противоречия и борьба политических сил осложнялись внешними влияниями, а нередко и прямым вмешательством извне. О трудностях выбора ориентации и путей дальнейшего развития ярко свидетельствовала история стран Юго-Восточной Азии, освобождение которых происходило в конце и сразу после завершения Второй мировой войны. Размежевание течений и группировок внутри освободительного движения, сотрудничество их с разными внешними силами привели к расколу Вьетнама и Кореи на государства с разным общественным строем, отторжению от Китая Тайваня, где Чан Кайши также установил особый режим.

Большинство молодых государств, где индустриальный уклад оказался относительно развитым, пошло по пути модернизации, некогда пройденному странами Запада. При этом проявились такие особенности их экономической политики, как создание значительного государственного сектора и государственное регулирование экономики, введение долгосрочного планирования, государственных экономических и социальных программ. Сотрудничество с бывшими метрополиями в качестве «младших партнеров» открыло перед этими странами возможности более динамичного развития, но одновременно породило немало проблем (внешний долг, аграрно-сырьевая, монокультурная специализация экономики, перемещение в эти страны экологически вредных производств из развитых стран и др.).

Плакат с изображением лидера Иранской революции 1979 г. аятоллы R Хомейни

«Некапиталистическая» («социалистическая») ориентация принималась небольшим числом освободившихся стран (в 1960-е гг. их было около 30, к концу 1980-х гг.— около 10). Чаще всего это были страны с преобладанием доиндустриальных, порой общинных отношений. Переход от общинной собственности к обобществленной представлялся для них наиболее быстрым и безболезненным способом решения экономических и социальных проблем. В государствах, избравших «социалистическую ориентацию» в 1960-е гг. (Алжир, Сирия и др.), был принят курс на постепенные преобразования общедемократического характера. Правившие партии и лидеры стояли на революционно-демократических позициях, далеких от марксизма. Режимы, вставшие на этот путь в 1970-е гг. (в Анголе, Афганистане, Эфиопии), заявляли о приверженности «идеям научного социализма». Соответственно и ставившиеся ими задачи носили более радикальный характер. В реальности данные страны столкнулись с множеством проблем. Они были слаборазвитыми, здесь практически отсутствовал рабочий класс, который согласно идеологическим концепциям должен был бы стать опорой нового строя, значительную роль играли общинно-племенные отношения, были сильны этнические, племенные, религиозные противоречия. Все это создавало труднопреодолимый разрыв между принимавшимися лозунгами и действительностью.

Среди стран Азии и Африки оказалось также немало таких, которые выбирали не один из двух предложенных европейским миром, а свой собственный, «третий», «четвертый» и т. д. путь. Один из примеров подобного выбора продемонстрировал Иран, в котором после антимонархической революции 1979 г. утвердилось исламское государство. В нем сочетались элементы современного демократического общества — республиканский строй, конституция, властные полномочия президента и меджлиса (парламента) — и высшая власть духовных лидеров, приоритет исламских ценностей и норм во всех сферах. Другой путь был избран в Ливии. В сентябре 1969 г. в результате выступления организации молодых офицеров во главе с М. Каддафи была свергнута монархия и провозглашена республика. В 1977 г. объявлено об установлении «режима народной власти», принято новое название страны — Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия («джамахир» в переводе с арабского — народные массы). Пост главы государства занял «лидер революции 1 сентября» М. Каддафи. Власть в стране осуществляет «весь народ» через народные собрания и комитеты (партии, парламент и другие формы представительства признаны излишними).

Эволюция или скачок? В первые годы существования независимой Индии Дж. Неру писал: «Должны ли мы следовать английским, французским или американским путем? Разве мы располагаем временем в 100—150 лет, чтобы достичь нашей цели? Это совершенно неприемлемо. В таком случае мы просто погибнем». Очевидно, вопросы о том, как, за счет чего преодолеть отсталость, добиться динамичного развития, ставили перед собой лидеры многих освободившихся стран.

В попытках решения названных вопросов можно увидеть два подхода. Один из них опирался на идею поступательного эволюционного развития, в ходе которого новое включается в органическое взаимодействие с традиционным, преобразует то, что уже существует, в соответствии с духом времени, но без разрушения сложившихся ранее основ. Это путь постепенного реформирования. Роль движущей силы и регулятора подобного процесса, как правило, отводилась государству. Такой вариант развития был принят в Индии.

Другой подход предусматривал рывок, скачок в развитии. Он воплотился в разных вариантах — в «большом скачке» конца 50-х гг. в Китае, «прыжке тигров» или «новых индустриальных стран» Юго-Восточной Азии в 70—80-е гг., экономическом подъеме в эти же годы в ряде нефтедобывающих арабских государств и др. При этом существенно различались источники «скачка» (внеэкономические меры, капиталовложения извне, прибыли от эксплуатации природных богатств, дешевой рабочей силы и др.), его механизмы (использование передовых технологий, организация производства, трудовая политика и т. д.) и результаты. Но само явление «скачка» часто встречается в истории стран Азии и Африки второй половины XX в. 2.

Восточная, Юго-Восточная и Южная Азия: достижения и проблемы модернизации.

Япония. На протяжении полувека эта страна прошла путь от сильнейшего военного поражения к положению лидера в своем регионе и мире. Историки считают, что главную роль в этом сыграла проявившаяся в Японии еще с конца XIX в. способность к модернизации, в которой быстрое динамичное развитие осуществлялось на базе традиционных для данного общества отношений. Послевоенное «экономическое чудо» в Японии отличали такие черты, как высокие темпы роста промышленного производства, широкое применение научных открытий и новейших технологий (этому способствовала практика приобретения патентов на изобретения по всему миру), расширение внешнеэкономических связей. В трудные послевоенные годы в стране был выдвинут лозунг «Экспорт прежде всего!», и японские товары стали проникать на мировые рынки. Доля страны в экспорте западного мира возросла за 1950—1979 гг. с 1,3 до 8,5%. В 70-е гг. японские монополии значительно расширили экспорт капитала.

Научно-техническим и экономическим достижениям Японии способствовала последовательная политика поддержки среднего и высшего образования. В конце 80-х гг. 93% японских детей получили полное среднее 12-летнее образование, более трети из них продолжили обучение в университетах и колледжах.

В политической сфере воплощением традиционных устоев японского общества является сохраняющаяся по сей день монархическая форма государства. Император выступает как «символ государства и единства нации», но не занимается управлением страной. В послевоенные годы в Японии сложилась система многопартийной парламентской демократии. В течение почти сорока лет у власти бессменно находилась либерально-демократическая партия (по политическому кредо это партия консервативного толка). Оппозицию слева ей составляли Социалистическая партия и другие партии социалистического типа, Коммунистическая партия. Позже в ряды оппозиции вошла также партия Комэйто, связанная с буддистскими организациями. В кризисные 70-е гг. позиции ЛДП ослаблялись, она несколько раз утрачивала большинство в парламенте. В 1994 г. впервые за послевоенные годы правительство возглавил социалист Т. Мураяма. Наступило время коалиционных правительств.

Внешняя политика Японии в послевоенные десятилетия определялась решениями о демилитаризации страны. В 47-й статье японской конституции были записаны «три неядерных принципа»: не иметь, не производить и не ввозить ядерное оружие. Вместо армии разрешалось создать «силы самообороны». Однако в 70—80-е гг. военные расходы страны начали возрастать, японские войска стали принимать участие в международных учениях и маневрах. Наряду с экономическим возрос и военный потенциал Японии. В отношениях с СССР, а затем с Россией сложную проблему представляет вопрос о «северных территориях» — нескольких островах Южнокурильской гряды, которые, по мнению японской стороны, были незаконно отторгнуты Советским Союзом после Второй мировой войны.

Китай. 1 октября 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика. В первой половине 50-х гг. Коммунистическая партия Китая приняла курс на построение социализма по советскому образцу. Чтобы быстрее поднять огромную страну из разрухи и бедности, устанавливались жесткие темпы коллективизации и индустриализации. Однако китайские руководители недолго следовали путем «старшего брата». Вскоре после XX съезда КПСС (1956), осудившего культ личности Сталина, Мао Цзэдун прервал контакты с советским партийным и государственным руководством. В мае 1958 г. был провозглашен курс «трех красных знамен» («новая генеральная линия», «большой скачок» и «народные коммуны»). Перед промышленностью ставились завышенные задачи. «Народным коммунам», в которых обобществлялось все, вплоть до домашней утвари, предписывалось перейти на самообеспечение — производить продовольствие, орудия труда, выплавлять сталь и т. д. Через год стало ясно, что «скачок» провалился.

Следующая революционная кампания охватила политико-идеологическую сферу: в 1966 г. была провозглашена «великая пролетарская культурная революция». Одним из ее девизов было «Открыть огонь по штабам!». Начались чистки руководящих, партийных и государственных органов, изгонялись преподаватели из высших учебных заведений, представители интеллигенции направлялись «на перевоспитание» в деревню. Роль ударной силы в репрессивных акциях отводилась студенческой и рабочей молодежи. «Культурная революция» нанесла тяжелейшие удары по культуре, зато пресекла всякие проявления инакомыслия и недовольства режимом и существовавшим экономическим положением.

После смерти Мао Цзэдуна (в 1976 г.) перед новым руководством встал вопрос о выборе дальнейшего пути. Решающую роль в переходе к новой политике сыграл один из старейших деятелей китайской компартии Дэн Сяопин. С 1979 г. под лозунгом «социалистической модернизации» началось проведение экономических и социальных реформ. На селе вводился дворовый подряд (с правом аренды земли сроком на 15 лет), разрешалось закупать технику, использовать наемную рабочую силу. В промышленности расширялась самостоятельность предприятий в планировании, организации производства и сбыте продукции. Наряду с государственной собственностью узаконивались акционерная и частная собственность. Провозглашалась политика «открытых дверей» во внешнеэкономических связях: были разрешены иностранные капиталовложения в китайскую экономику, создавались свободные экономические зоны.

Мао Цзэдун провозглашает образование Китайской Народной Республики. Плакат

Реформы принесли как положительные результаты, так и проблемы. В первой половине 80-х гг. произошел значительный рост промышленного и сельскохозяйственного производства (в 1984 г., например, прирост производства составил 14,2%). Страна с миллиардным населением впервые за много десятилетий решила продовольственную проблему и даже стала экспортировать продукты питания. Улучшилось благосостояние людей. Вместе с тем после отмены централизованного государственного управления выросло число посреднических административных компаний, развилась коррупция в среде государственных чиновников.

Политико-идеологические основы общества в ходе реформ почти не подверглись изменениям. КПК следовала учению марксизма-ленинизма и идеям Мао Цзэдуна (правда, в уставе партии была сделана оговорка о недопустимости культа личности). В 1987 г. партийный съезд поставил задачу движения «по пути социализма с китайской спецификой». Сохранение прежней политической системы вызывало критическое отношение со стороны некоторых общественных сил. Весной 1989 г. в Пекине на площади Тяньаньмэнь произошли студенческие выступления с требованиями демократических перемен. Против демонстрантов были направлены войска. Многие были убиты и ранены. События вызвали большой международный отклик. Но внутри страны их следствием стала лишь отставка отдельных партийных руководителей. На очередном съезде КПК в 1992 г. была подтверждена задача укреплять «демократическую диктатуру народа» и руководящую роль партии.

В 90-е гг. XX в. и в начале XXI в. продолжалось бурное развитие китайской экономики, невиданных размеров достигли зарубежные инвестиции в нее. По ряду промышленных показателей страна вышла на первое место в мире. Зримым символом успехов Китая стал запуск в 2004 г. пилотируемого корабля в космос. Считается, что, если подобные темпы роста сохранятся, КНР в XXI в.

может опередить все другие страны мира, включая США, по уровню своего экономического развития.

Особым образом сложилась судьба Вьетнама и Кореи, где нормальное развитие было затруднено из-за раскола стран на государства с разными общественными системами и из-за военных конфликтов. Вьетнам, разделенный после войны с французскими колониалистами (1946— 1954) по 17-й параллели, получил лишь небольшую мирную передышку. В 1965 г. в противостояние Севера и Юга непосредственно вмешались США, направив во Вьетнам свои войска. СССР, Китай и ряд других стран оказывали военную и материальную помощь Северному Вьетнаму. Вьетнамская война закончилась в 1975 г. поражением проамериканского режима и войск США. В 1976 г. произошло объединение страны, была провозглашена Социалистическая Республика Вьетнам. Социально-экономическая система Юга начала перестраиваться по образцу Севера. Но трудности послевоенного восстановления, изменение международной обстановки остро поставили вопрос о курсе страны в целом. В 80-е гг. во Вьетнаме начались экономические преобразования, сходные с теми, которые до этого развернулись в Китае. К началу XXI в. на этом пути были достигнуты впечатляющие результаты.

В Корее, которую с севера освобождали от японских оккупантов советские войска, а на юге заняли американские части, в зонах, разграниченных по 38-й параллели, возникли Корейская Народно-Демократическая Республика и Республика Корея. Развернувшаяся в 1950—1953 гг. война между ними, в которой участвовали и внешние силы, не дала перевеса ни одной из сторон. Каждое из государств продолжало идти своим путем. В Северной Корее утвердилась огосударствленная централизованная экономика, в Южной — рыночное хозяйство на основе частной собственности на средства производства (впрочем, здесь значительную роль играло государственное регулирование экономики). Различия в политическом строе, внешне казавшиеся очень значительными, не исключали элементов сходства. В обоих государствах власть приняла авторитарный характер. В КНДР установилась единоличная власть «вождя» — президента страны и генерального секретаря Трудовой партии Кореи Ким Ир Сена, перешедшая после его с мер- ти к его сыну Ким Чен Иру. В Южной Корее в течение нескольких десятилетий существовал военный режим, опиравшийся на однопартийную систему и жестоко расправлявшийся с любым проявлением оппозиции. Лишь в 1993 г. президентом стал гражданский политик, до этого один из руководителей оппозиции Ким Ен Сам.

Южная Корея наряду с Тайванем, Гонконгом, Сингапуром вошла в группу новых индустриальных стран, совершивших в 70-е гг. рывок в экономическом развитии (в связи с этим их называли «азиатскими тиграми», «азиатскими драконами»). Путь этих стран во многом напоминал сделанное ранее в Японии: использование государственного регулирования экономики; поощрение внутреннего накопления капитала; внедрение новейших технологий путем изучения мировых новинок, приобретения лицензий, усовершенствования технологий на производстве; поэтапная индустриализация; всемерное стимулирование экспорта продукции и др. В 80-е гг. подобным путем пошли еще несколько государств этого региона — Индонезия, Филиппины, Малайзия, Таиланд.

Индия. Становление и развитие независимой Индии тесно связано с политической династией Неру — Ганди. Дж. Неру был первым и бессменным в течение 17 лет (до его смерти в 1964 г.) главой правительства Индии, его дочь И. Ганди и внук Р. Ганди возглавляли правительство страны в 1960—1980-е гг. Опорой их политики являлась массовая и влиятельная партия Индийский нацио-

Дж. Неру (слева) и М. Ганди

нальный конгресс, находившаяся у власти в течение почти всего периода с начала провозглашения независимости страны (с перерывами в 1977—1979 гг. и 1989—1991 гг.).

Основные мероприятия «курса Неру»: реорганизация штатов страны по национально-этническому признаку; аграрная реформа, в результате которой ограничивалось крупное помещичье землевладение, а земля передавалась малоземельным крестьянам; создание государственного сектора в промышленности и введение планирования в экономике; начало индустриализации. Во внутренней политике упор был сделан на сочетание принципов демократии и централизма. Выражением внешнеполитического курса независимой Индии стало ее участие в организации Движения неприсоединения. И. Ганди, продолжая дело отца, стремилась усилить экономические позиции государства: в 1969 г. была проведена национализация крупных банков. Р. Ганди основными задачами своей политики считал обеспечение национального единства и территориальной целостности страны, повышение жизненного уровня наименее обеспеченных слоев населения, модернизацию производства.

В 80-е гг. в Индии стали активизироваться националистические и сепаратистские движения. Столкновения между индусами и мусульманами, борьба сикхов за автономию, а затем за отделение от Индии, выступления тамильских сепаратистов на юге страны привели к многочисленным жертвам. От рук террористов погибли И. Ганди (1984) и Р. Ганди (1991).

В конце XX — начале XXI в. монополия ИНК на власть была нарушена. По итогам парламентских выборов происходила смена правительств, возглавляемых то лидерами ИНК, то представителями право-националистических партий. Однако при всех правительствах продолжалось успешное экономическое развитие страны. Особенно важны успехи индийцев в области информационных технологий. 3.

Афганский эксперимент. События 70—90-х гг. в Афганистане показали, насколько трудным и тернистым может быть путь трансформации. В этой экономически отсталой стране с сохранявшимися родоплеменными отношениями руководители Народно-демократической партии Афганистана (НДПА), пришедшей к власти после Апрельского восстания 1978 г., провозгласили задачу установления «диктатуры пролетариата» и в последующие пять лет «перехода к социализму». Этот курс получил поддержку советских руководителей, так как хорошо вписывался в господствовавшую тогда концепцию «социалистической ориентации».

Соперничество группировок в НДПА привело в конце 1979 г. к политическому перевороту. В декабре 1979 г. в столицу Афганистана Кабул были введены советские воинские части. Партийное и государственное руководство возглавил Б. Кармаль. Курс на «строительство социализма» продолжался при помощи Советского государства. Однако проводившиеся новой властью радикальные преобразования (аграрная реформа, утверждение светских начал во всех сферах жизни и т. д.) встретили сначала скрытое, а затем прямое сопротивление разных слоев населения. Многие встали на сторону антиправительственной исламской оппозиции, вступили в отряды моджахедов («борцов за веру»). Развернувшаяся гражданская война, в которой на стороне правительства приняли участие советские войска, привела к гибели сотен тысяч людей, разрушению городов и деревень. Оказавшись не в состоянии справиться с оппозицией, правительство предприняло ряд шагов для национального примирения, отказалось от социалистической ориентации. В 1987 г. новым президентом страны стал Наджибулла. В 1988 г. был заключен ряд соглашений о политическом урегулировании в Афганистане (в них участвовали Афганистан, Пакистан, СССР и США). В соответствии с ними все советские войска к 15 февраля 1989 г. были выведены из Афганистана.

Несмотря на соглашения, попытки добиться примирения не удались. В 1992 г. вооруженные отряды моджахедов захватили Кабул. Власть перешла к Совету джихада (коалиции исламских партий). В стране были восстановлены исламские порядки. Вместе с тем продолжалась борьба за власть в центре и на местах между командирами военных формирований, принадлежавшими к разным партиям и национальным группам, — Г. Хекматиаром (представитель многочисленной этнической группы пуштунов, он также возглавлял Исламскую партию Афганистана), А. Ш. Масудом (таджик по национальности), Р. Дустумом (представитель узбекского населения севера страны) и др.

В 1994 г. в борьбу включилось Движение талибов, бывших студентов духовных училищ, прошедших подготовку в военных лагерях оппозиции в Пакистане. В сентябре 1996 г. талибы захватили Кабул, а затем большую часть территории страны. Вслед за расправой с политическими противниками они потребовали от населения строгого соблюдения законов шариата. За отступление от предписанных правил полагалось наказание по средневековым исламским законам. Вторжение войск антитерро- ристической коалиции во главе с США в Афганистан в 2002 г. позволило противникам талибов изгнать их из Ка-

була и других городов страны. Однако созданное под эгидой оккупационных сил центральное правительство не контролирует большинство районов страны, где власть фактически принадлежит командирам вооруженных формирований. Продолжается и вооруженное сопротивление оккупантам.

Опыт Афганистана, оплаченный ценой сотен тысяч жизней, показал, насколько сильным может быть сопротивление традиционного общества утопическим программам его перестройки. 4.

Страны арабского мира. Волна освободительных революций прошла в арабских странах в 50—60-е гг. В одних случаях это было освобождение от монархических режимов, как, например, в Египте в 1952 г., Ираке в 1958 г. Значительную роль в названных революциях, имевших характер переворота, играли патриотически настроенные армейские офицеры. В других случаях революции увенчивали многолетнюю освободительную борьбу. Так случилось в Алжире, где борьба за независимость с 1954 г. переросла в народное восстание, охватила все слои населения и завершилась провозглашением в 1962 г. Алжирской Народной Демократической Республики.

Общими итогами этих событий стало установление в большинстве арабских стран парламентских республик, проведение демократических социально-экономических преобразований — аграрных реформ, национализации части промышленности и др., ограничение позиций иностранного капитала. Многообразие, а иногда и разно- направленность интересов отдельных социальных групп — национальной буржуазии и интеллигенции, исламского духовенства, ремесленников и торговцев, рабочих и крестьян — делали политическое развитие этих стран очень противоречивым и переменчивым. При этом к внутренним разногласиям часто прибавлялись внешние влияния, стремление ведущих мировых держав укрепить свои позиции в этом стратегически важном регионе. Неудивительно, что за относительно короткий по историческим меркам период времени (30—40 лет) во многих из рассматриваемых стран по 2—3 раза произошла смена политических режимов и курсов.

Так было, например, в Египте, где пребывание у власти трех президентов — Г. А. Насера (1953—1970), А. Са- дата (1970—1981) и М. X. Мубарака (с 1981 г.) — сопровождалось значительными изменениями во внутренней и внешней политике. В первые годы президентства Насера были национализированы банки, крупная промышленность, транспорт, создан государственный сектор в экономике, проведена аграрная реформа. В начале 60-х гг.

начался переход к общему планированию экономики, были расширены политические права населения, устанавливалось равноправие женщин. В этот период обсуждалась «социалистическая перспектива» развития Египта (по представлениям Насера, этот «социализм» должен был носить «национальный характер», отличаться от коммунизма, следовать принципам и нормам ислама). Были распущены существовавшие политические партии и создан Арабский социалистический союз — особая организация, сочетавшая черты партии и широкого общественного движения, объединявшего представителей разных социальных слоев. С середины 60-х гг. расширилось экономическое сотрудничество с СССР, наиболее важным результатом которого стало строительство под руководством советских специалистов уникальной Асуанской ГЭС.

Возглавивший страну после смерти Насера А. Садат совершенно изменил курс, проводил политику свертывания государственного сектора, поощрения частного предпринимательства, «открытых дверей» для иностранного капитала. За 1974—1984 гг. доля частного сектора в промышленном производстве выросла с 10 до 23%. Помещикам возвращалась часть отнятых у них ранее земель. Арабский социалистический союз был распущен, восстанавливалась многопартийная система, хотя реальная власть закрепилась за одной партией. Во внешней политике произошло сближение с США. Подписание Садатом кэмп- дэвидских соглашений с Израилем (1979) привело к изоляции Египта в арабском мире.

Политика М. X. Мубарака отличалась взвешенностью, сбалансированностью. Укрепление позиций национальной экономики сочеталось с поощрением иностранных инвестиций (в первую очередь в производственную сферу). Стремясь к внутренней стабильности, президент ужесточил контроль за деятельностью оппозиции, особенно экстремистских мусульманских организаций. Гибкий внешнеполитический курс Египта в 80—90-е гг. позволил ему вернуть место признанного лидера в арабском мире и международный авторитет. 5.

Ближневосточный конфликт. Один из самых длительных в истории XX в. конфликтов, связанных с движением народов за национальное самоопределение, начался вскоре после раздела освободившейся от английского управления Палестины на территории, предназначенные для арабского и еврейского государств (решение об этом принято Генеральной Ассамблеей ООН в ноябре 1947 г.). Вслед за провозглашением еврейского государства Израиль (в мае 1948 г.) палестинские арабы при поддержке ряда арабских стран объявили ему войну, которую вскоре проиграли. Израиль захватил часть территории, предназначавшейся для палестинского арабского государства. Около 900 тыс. арабов были вынуждены покинуть свою землю и перебраться в другие арабские страны. За первым столкновением последовала растянувшаяся на треть века серия войн между Израилем и арабскими странами. В начале 80-х гг. под контролем Израиля оказалась территория в 7,5 раз большая, чем предусматривалось в 1947 г. На захваченных землях стали основываться еврейские поселения. В 1987 г. там вспыхнула интифада — восстание палестинцев. В 1988 г. Национальный совет Палестины объявил о создании арабского государства Палестина. Трудность ситуации заключалась в том, что каждая из сторон обосновывала свои притязания «историческим правом», тем, что когда-то ей принадлежала вся территория Палестины.

<< | >>
Источник: Алексашкина Л. Н. и др.. История. Россия и мир в XX — начале XXI века. 11 класс : учеб. для общеобразоват. учреждений : базовый уровень. 2010

Еще по теме § 51—52. Страны Азии и Африки: освобождение и пути модернизации:

  1. §22—24. СТРАНЫ АЗИИ И АФРИКИ: ОСВОБОЖДЕНИЕ И ВЫБОР ПУТЕЙ РАЗВИТИЯ
  2. 83. СТРАНЫ АЗИИ И АФРИКИ В XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ
  3. Пределы догоняющей модернизации в постиндустриальную эпоху (опыт индустриальных стран Азии и Латинской Америки)
  4. Пути развития стран Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии
  5. Глава X Народы Азии, Америки и Африки в Средние века
  6. Вулканы Азии, Восточной Африки и Индийского океана
  7. РАЗДЕЛ I ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО БУРЖУАЗНЫХ СТРАН И СТРАН, РАЗВИВАЮЩИХСЯ ПО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ ПУТИ
  8. ГЛАВА V ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ В БУРЖУАЗНЫХ СТРАНАХ И СТРАНАХ, РАЗВИВАЮЩИХСЯ ПО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ ПУТИ
  9. ГЛАВА VI ФОРМЫ ГОСУДАРСТВА В БУРЖУАЗНЫХ СТРАНАХ И В СТРАНАХ, РАЗВИВАЮЩИХСЯ ПО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ ПУТИ
  10. ГЛАВА IV ОСНОВЫ ОБЩЕСТВЕННОГО СТРОЯ БУРЖУАЗНЫХ СТРАН И СТРАН, РАЗВИВАЮЩИХСЯ ПО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОМУ ПУТИ