<<
>>

Апрель

1.

Скучаю дома. Вспоминаю своих и мысленно с ними христосуюсь. Приходили полицейские стражники с поздравлениями.

Вестового пустил погулять. Заходили: начальник почтово-телеграфной конторы г. Смирнов и член земской управы г.

Вологдин. Последний дал мне брошюру об оханском метеорите и кусочек этого камня. Обедал у воинского начальника и был представлен его супруге. 2.

Дорога безлесная и до невозможности скверная. В Острож- ском и Дубровском, а также в одной попутной деревеньке народ устроил мне от нечего делать целые шумные встречи, благодаря праздничному и праздному времени. В селе Острожском видел красивый памятник Царю-Освободителю. В Сосновской остановился у вдовы крестьянина Гладкого, в доме которой находятся на стенах три металлических доски следующего содержания:

«I. Tjio Оілепсраторское (Величеы

иіиа 71 оеддарь ОЛмператер сАлекеандр Иаблобач,

пgtneuieemSap @$оето 1821 года, окт 3 день t лил быть 6 доме села @OCHOSCKOTO рнина 't( bo ни

ТІригврь eSa (7 ладкого.

II. <5w (Императорское(Выеочест 'Я*, пікші ЗСнр'уь (Иуеа peSa ч, 'ЗСаследник Престола сАлекеаадр Збиколаебач,So Spcmji

QSoexo 1837 года, S 23-е мар и^болил быть- й доме села @оенобекого, ЭСреетьриала (Нбама &рмюрьеГт III. &W- ffl.nnepantepetz&e. (Выс&чеспс&о- Фери/и. Jthuzeu.- ./пи.ишн Jletixntent) fpi екігїі St It ^e.«e (M fLaua

?7ризо pbelra 4 eenmjil)pp 1845 м^и».

Когда я въехал, глазеющих собралось много. 3.

Дорога самая отвратительная. Сегодня проехал Пермскую губернию, началась Вятская. В Вятской губернии о содействии мне — ни малейшего намека и следа. Дебессы — очень большое село. Попал на земскую станцию к какому-то мужичку-вотяку, где встретил двух пьяных фельдшеров. Когда хозяин стал их выпроваживать, то один из них заявил, что он такой же полноправный посетитель, как и все остальные. Вскоре приехал ко мне начальник местной команды В.М. Благовещенский и очень любезно предложил мне остановиться у него. Я поблагодарил и отказался. Вечером был у него и вкусно поужинал. Он был так любезен, что прислал мне вестового. Чего только не было в вотяцкой избе, где я ночевал. Тараканы, клопы и блохи чуть меня не съели заживо. 4.

Заморозило. Гололедица. Дорога все время горами. Когда растаяло, то образовалась грязь из липкой глины. В Игринском селении остановился у писаря Медведицына. Хозяйка замечательно добродушная женщина. Накормила, напоила и спать уложила. Там же видел бюсты вятского преосвященного и какой-то дамы. Производство этих бюстов около города Глазова. 5.

Когда я выехал, было тепло, но потом поднялся ветер и пошел снег. Дорога омерзительная. В селе Узинском остановился у крестьянина Ивана Обухова. Пьяненький, довольно разговорчивый. Овес скверный — 50 коп. пуд. Мука ржаная — 75 коп. пуд. Крупчатка — куль (5 пуд.) 12 руб. 50 коп. Сахар — 6 руб. 80 коп. пуд. Керосин — 1 руб. 60 коп. пуд. Дрова — 65 коп. сажень. Мясо — 2 руб. 50 коп. пуд. Коню подтянул расшатавшиеся подковы. На ужин сварили какую-то бурду. Поел одного только мяса. 6.

Погода хорошая, но холодная. Дорога становится лучше. Сеитенскую проехал мимо. В Кожильской остановился у вотяка Кошменского. У него очень грязно, хотя имеет большие средства. Закусить, кроме яиц, ничего нет.

Нечистота, удушливый, смрадный запах в избе, грязное постельное белье, клопы, блохи и тараканы удручали меня всю ночь и не давали спать. Конь от скверной дороги утомляется. 7.

Сегодня пять месяцев моего странствования. Мне кажется, что, кончив путешествие, буду скучать, до такой степени я уже свыкся с этим кочевым, цыганским образом жизни. Дорога холмистая и все как будто под гору. Сплошные леса. По всей дороге замерзшие кочки. Твердо. Коню идти больно. Сюмсинское - большое село, в нем хорошая церковь; живут мировой судья и лесничий. Урядник приглашал напиться чаю. Я отказался за неимением времени. Село Мукикака мне очень понравилось; стоит на красивом месте и тоже имеет церковь. От этого села в двух верстах переехал наЬпароме через реку Валу с Серым. Здесь меня встретил местный урядник и пригласил к себе переночевать. С удовольстви- ем согласился, так как все ЭТИ вотяцкие ночевки мне ужасно на- Амурские доели. У него все так мило, чисто и хорошо. Жена его большая казаки франтиха. В Вихоревой живут преимущественно староверы и, по выражению урядника, «народ-разбойник».

глава ІІ 8.

Опять кочки. Погода очень теплая. Птички поют. На душе весело. До Болыиекильмезской дорога хорошая, а дальше до Ар- норекской невообразимо скверная. Грязь по колена. Во время моего проезда звонили к обедне. По дороге встретил двух священников. Проехав Болыиекильмезское село, нагнали меня два мужика и просили похлопотать, чтобы им разрешили возить проезжающих, говоря, что начальство этого не позволяет и штрафует их. 9.

Дорога немного лучше. Идет больше лесом и аллеями. Кон- стантиновку проехал мимо. Там цементный завод Юшкова, а в стороне — картонная фабрика. В Мелецкой меня встретил урядник и много народу, бежавшего через всю деревню. Сегодня переехал с Серым на пароме через реку Вятку. В г. Малмыже меня встретила толпа разных званий и наименований, проводившая меня до конторы вольных почт, где я остановился на ночлег. Вымывшись, тотчас же поехал к воинскому начальнику, полковнику Михаилу Федоровичу Курпякову, а оттуда заехал к исправнику г. Есипову. Вернувшись от исправника, убрал коня и пошел к воинскому начальнику обедать вместе с ним. Тут меня встретил протоиерей отец Василий и благословил просфорой. Вечером был у меня А.П. Русаков, инспектор тракта вольных почт, и дал предписание заведующим станциями давать мне и Серому помещение вплоть до Казани. 10.

Дорога лучше, хотя и идет с горы на гору. По пути к Казани

Казань. Спасская Башня и въезд в крепость

все татарские поселения. Встретил несколько незнакомых русских, здоровавшихся со мной словами: «Здравствуйте, г. Пешков!». Меня это очень удивило. Станцию Янгуловскую проехал мимо. От нее на расстоянии девяти верст граница Казанской губернии. Здесь меня встретил стражник и проводил до Кородувана. Остановился на почтовой станции, около которой меня встретил мулла и пригласил к себе на чай. Смотритель любезный человек. Вскоре приехал становой пристав А.К. фон Роткир. С ним пошел к мулле пить чай. Старик-мулла имеет шесть жен. У них теперь пост Рамадан, продолжающийся целый месяц. Старик сказал мне, что от восхода до заката солнца правоверные во время поста не должны, по закону, ничего есть. Таким образом, эти постники наверстывают потерянное для еды время по ночам и упитываются до отвала. 11.

Конь идет бодро. Утро прекрасное. Природа оживает. Птицы поют. Растительность начинает зеленеть. По дороге много гор и холмов. Метески Малые проехал мимо. В Арске заезжал к становому. Закусывал у него и пил чай. У него познакомился с ветеринаром и священником. Послал в Острогожск телеграмму Н.К. Ви- довскому. По дороге к Чурилиной, около Арска переехал с Серым речонку Казанку, через которую курицы могут переходить вброд. В пяти верстах по дороге к Чурилиной же находится красиво расположенное роскошное имение казанского городского головы Дьяченко. Остановился на почтовой станции в Чурилиной. Цены: овес 30 ф. — 50 коп., а сено 20 ф. — 20 коп. 12.

И день, и дорога очень хорошие. По выезде из Чурилиной встретил станового пристава из Казани, сообщившего мне, что офицеры просят меня приехать в Казань к 2 час. дня, на что я сказал ему, что я вполне завишу от пути и не могу ничего определить вперед, но что, чем раньше я приеду в Казань, тем для меня будет приятнее. В Казань приехал в 1 час дня. При въезде в город меня встретили исправник B.C. Марасанов, жандармский полковник Н.И. Гонгарт и его офицер А.Н. Рыковский и просили меня отправится с ними в сад «Русская Швейцария», чтобы обождать юнкеров Казанского училища, у которых назначена в этот день прогулка. Пришлось согласиться. Мы пришли в «Швейцарию» и расположились пить чай. В это время начали собираться в сад разные лица, по преимуществу военные, которые тут же со мной знакомились. В 2 час. пришли юнкера на площадь и в это же самое время я выехал, сопровождаемый разными офицерами верхами. Когда я издали приближался к строю юнкеров, то поспешил навстречу помощнику начальника штаба генералу Радзишевскому, ехавшему по направлению ко мне. Генерал приветливо поздравил меня с прибытием в Казань и в это время раздался марш, исполняемый самими юнкерами. Я проехал по фронту и поздоровался с 4(и*|и. Затем в сопровождении генерала Радзишевского, многих офицеров и очень большой толпы поехал на квартиру к B.C. Ма- расанову, который ранее еще пригласил меня остановиться у него. 13.

Представлялся начальствующим лицам. В 4 час. был устроен офицерами Казанского гарнизона обед в Офицерском собра- НИИ. Присутствовало 200 С ЛИШНИМ человек. Было Произнесено Амурские много речей и отправлены телеграммы войсковому наказному ата- казаки ману генерал-адъютанту барону Корфу и моему командиру полка Г. В. Винникову. 14.

Утром был в Казанском соборе и отслужил молебен.

Затем заехал в юнкерское училище и осмотрел его. Подковал коня на новые подковы в ветеринарном институте у Каллинга.

глава II 15.

Был у обедни в Казанском женском монастыре, где служил преосвященный, а вечером поехал в театр на концерт, исполнение которого было довольно слабое, за исключением пения студента Васильева, очень мне понравившегося. 16.

При выезде из Казани с меня сняли фотографию на улице. Провожающих было много. Через Волгу переехал с Серым на пароходе. Меня поехали провожать верхами гг. Гонгарт, Рыковский и Андреевский до города Свияжска в 38 верстах от Казани, но г. Андреевский, который раньше должен был вернуться на службу, проехал только пятнадцать верст. Кроме них провожали до Свияжска на тройке B.C. и Н.В. Марасановы. Все мы и ночевали вместе в этом городе. Свияжск имеет очень красивый вид. Он окружен со всех сторон водою. Здесь много церквей и монастырь. С исправником

Н.К. Заборовским ездил в древний монастырь поклониться мощам.

Вечером все общество отправилось к Н.К. Заборовскому, где провели очень весело время. Его три дочери, очень милые барышни, пели и играли. Конь пил и ел очень хорошо. Вода прекрасная. 17.

Простившись с моими милыми спутниками, я поехал один в сопровождении стражника. Погода ясная. Через Свиягу переехал с конем на лодке. Дорога сухая, частью гористая. В Ак- козине остановился на почтовой станции. Вода ключевая. Конь пил очень хорошо. Крестьяне начали пахать. Показывается зелень. 18.

Утро тихое. День жаркий. Жажда. По дороге много глубоких оврагов. Ямбулатову проехал мимо. Чебоксары — городок порядочный, много церквей. Это столица чувашей. Жалко, что она стоит в котловине. Не доезжая пяти верст до Чебоксар, меня остановил на мосту отставной офицер со словами: —

Слава русскому оружию! Слава кавалерии! — и тут же попросил помочь ему, говоря, что ничего не ел. Я, конечно, посильно помог ему. Когда я подъезжал к самому городу, меня встретила старушка и сообщила: —

Мы тебя, батюшка, уж второй день ожидаем.

В городе меня встретил полицейский чин и передал приглашение воинского начальника остановиться у него. Поблагодарил за гостеприимство, но остановился на станции вольных почт. Публики на улице была необъятная масса и ребятишки бежали по всему городу. Закусивши, поехал к воинскому начальнику, подполковнику Лягушину, лично повторить ему мою благодарность.

По приходе был положительно очарован простотой и любезностью как хозяина, так и его супруги, Екатерины Анастасьевны. Милые и трижды симпатичные хохлы. Пробыл у них до 11 час. ночи. 19. Выехал рано. Погода холодная. Ветер. Дорога частью лесом. В трех верстах от Старого Сундыря стоит громадный дуб-великан, прямой как свечка. Он загорожен и предание говорит, что императрица Екатерина Великая, проезжая мимо, обратила на него внимание и приказала сохранять. Не доезжая трех верст до Виноватого Врага, меня встретил сотник Оренбургского казачьего войска Савостьянов, верхом. Приехал он из г. Козьмодемьянска. Остановился на почтовой станции. Вечером ели уху и сотник решил провожать меня до Нижнего Новгорода. 20.

Погода хорошая. Дорога тоже. Г. Васильсурск стоит на горе. Вид превосходный. Встретил нас исправник В.А. Шигорин, прекрасный и любезный человек. В Васильсурске остановился на почтовой станции, где конюшня оказалась отвратительной, грязной и с недостатком воздуха. Одевшись, поехал представиться к воинскому начальнику подполковнику А. С. Вернадскому; от него к исправнику отправился обедать. После обеда решили поехать на тройках в Пантелеймоновский монастырь, где был отслужен молебен и осмотрены монастырские общежитие и трапезная. Пение своеобразно и очень мне понравилось. Вид монастыря очень красивый. Тут же видели монаха-карлика, 38 лет, ростом в 1 аршин. Когда я возвратился домой, то ко мне тотчас же приехал воинский начальник и взял меня к себе. Его супруга весьма гостеприимно и любезно обошлась, играла на фортепияно и пела, так что время незаметно пролетело до полуночи. 21.

День теплый. Дорога очень хорошая. Воротынец, Чугуны и Осташиху проехал мимо. В селе Лыскове остановился в гостинице Ермолаева. Приезжали воинский начальник полковник Кондаков и исправник г. Порошин. Село Лысково — бывшее имение графини Толстой и похоже скорее на маленький городок. Был в церкви у всенощной, затем у воинского начальника и исправника. Хозяин гостиницы за квартиру столь категорически отказался взять плату, говоря, что я его обижу, если буду настаивать на своем. Я невольно, не желая ни под каким видом обижать его, должен был примириться с этим вопросом и поблагодарить за русское гостеприимство, хотя в душе и был недоволен воспользоваться бесплатным пансионом. 22.

Погода пасмурная, а потом большой дождь. Дорога глинистая и скверная. Ехали тропой. В Полянах встретил нас с сотником Савостьяновым штабс-капитан М.П. Николаевский и становой пристав Иван Иванович (фамилию забыл). По дороге к Чернухе были буквально арестованы, но не именем закона, а во имя гостеприимства помещика Чеховского, который «забрал» нас к себе ночевать, представил супруге и кормил, и поил как нас, так и коней наших, как говорится, «на убой». 23.

Погода хорошая, но затем сильный дождь, пробравший до костей. В Кетовой заехал на минуту к добродушному и милому становому Ивану Ивановичу, а затем пошли далее к Нижнему Новгороду. При въезде меня встретил старый амурец, ныне помощник полицеймейстера г. Мецман, который на следующий день весьма любезно показал мне свой древний город. Командир пол- Амурские ка, полковник Аккерман, сказал мне теплое приветствие. Публи- казаки ки на улицах, как в экипажах, так и верхами было множество. В сопровождении ее я проехал к губернатору, Ник. Мих. Баранову, герою «Весты»,* от которого получил любезное приглашение еще заранее, при въезде в пределы Нижегородской губернии. Помещение мне было отведено совсем не по чину. При моем приезде самого генерала не было дома, но как только он возвратился, то сейчас же зашел ко мне и обласкал меня, а я, в свою очередь, сердечно поблагодарил Н.М. за оказанное им дорогое мне внимание. Вскоре меня пригласили к обеду, на котором присутствовало все его семейство. 24.

Утром был в церкви. В 10 час. поехал с г. Мецманом. Поклонился гробнице Минина, видел шапку основателя Нижнего Новгорода и был в приюте вдов и сирот, устроенном на средства купцов Бугрова и Блинова, которым нужно отдать полную честь за сооружение такого грандиозного и крайне полезного благотворительного заведения, приютившего массу беспомощных бедняков. Ночлежный дом также поражает своею чистотой и обширностью.

Заезжал в церковь, которую посещал еще Великий Петр. Был в часовне, где есть целебный ключ, из которого пил воду.

В 4 час. генерал Баранов повез меня на обед в «Биржевую гостиницу», даваемый нижегородским купечеством. Обед прошел оживленно. Говорилось много речей. После обеда многие из участвовавших приезжали смотреть Серого. 25.

Выехал в 7 час. утра. Провожающих было очень много, в особенности на перевозе через Волгу на пароходе, куда взят был Серый. Много всадников провожало верхами. Сотник Савостьянов вернулся домой, а штабс-капитан Николаевский едет дальше. От Нижнего Новгорода началось шоссе. По дороге к Залиной меня встретил помещик А.А. Турчанинов, очень симпатичный молодой человек, который и решил ехать верхом со мною до Москвы. Тут же встретили меня помещики гг. Рождественский и Тихвинский.

Время в Залиной в крестьянской избе провели весело. Сегодня кончилась Нижегородская губерния и началась Владимирская. От г. Мецмана на память получил сегодня серебряную нагайку. 26.

Погода прекрасная. По дороге к г. Гороховцу переехали с конями через реку Клязьму. Народ встречал с хлебом-солью. Встретил Н.П. Краснощекова, донского казака, пригласившего к себе.

Так же был встречен при въезде в г. Владимир предводителем дворянства генералом Кожиным. Около дома Н.П. Краснощекова встретил исправника и снова получил хлеб-соль. Обедали вместе с Турчаниновым и Николаевским у Н.П. Краснощекова, где провели прелестно время в обществе его двух милых дочерей. Подъезжая к городу Вязникам, нас встретил командир 33 резервного батальона, старый сибиряк-камчадал полковник Сысоев в сопровождении нескольких офицеров и сказал сердечное приветствие, а также пригласил разделить вечером в Офицерском собрании товарищескую хлеб-соль. При въезде в город встретили все офицеры это-

Амурские го батальона с хором музыки, которая и продолжала играть до моей казаки квартиры в гостинице. Публики была масса. Вечером был в Офицерском собрании, где во время стола играла непрерывно музыка, говорилось много тостов, и была послана телеграмма в Благовещенск моему командиру полка. 27.

Выехал в сопровождении офицеров, хора музыки, большого количества публики, как в экипажах, так и пешком. Идет мелкий дождик. Штабс-капитан Николаев [ский] вернулся домой. Теперь едем с А.А. Турчаниновым. Остановились на ночлег в Дроздовой у крестьянина Воронухина. Корм для коней скверный. 28.

Погода хорошая, дорога скверная. В 12 верстах переехали Клязьму в имении Лебедевом. Не доезжая до монастыря Боголюбова, нас встретили урядник и господин на велосипеде. В Бого- любском монастыре много народу. С 11 версты от г. Владимира к нам стали подъезжать навстречу в экипажах, верхами, на велосипедах и на всяких других «инструментах» различные представители жителей города. Затем подъехала целая кавалькада офицеров во главе с командиром 11-го полка, 3-ей дивизии полковником Сергиевским, старым сибиряком. Тут же в экипаже с супругой полковника Сергиевского был бригадный генерал Тугенгольд. Хор музыки играл во все время пути. Публики такая масса, что и представить себе трудно; все улицы были буквально запружены народом. Получил по дороге букет цветов. Проехал прямо в Офицерское собрание. Полковник Сергиевский очень приветливо и отечески отнесся ко мне, объявив, что он арестует меня, так как должен завтра состояться обед, несмотря на то, что дневки в городе Владимире у меня не предполагалось. Закусивши, поехал с поручиком П.И. Ляшковым осматривать город. Был в архиерейской церкви и в местном соборе, поклонился мощам Андрея Боголюбского, Георгия и Глеба и князя Александра Невского. Ходил на самый верх собора и там получил от строителя на память кусочек свинца и меди, сохранившихся еще со времен татарского ига. Осматривал странноприимный дом и казармы 11 и 12 полков. Вечером ко мне приходил московский корреспондент «Новостей дня»* Л.С. Обольник, который намерен ехать со мной до Москвы. Вечером кто-то прислал мне букет. Получил от командира Донского 1 полка бумагу, в которой он приглашает меня остановиться у них в Москве в Офицерском собрании. 29.

Встал рано и пошел в старинный собор св. Димитрия. Оттуда на крепостной вал и затем поехал представляться начальству, а в том числе и г. губернатору, генералу Судиенко,* который представил меня своей супруге и двум племянницам. Был у архиерея. В 4 час. состоялся обед в присутствии многих начальствующих лиц Во время обеда мне была поднесена местным купцом В. П. Гончаровым вместе с просфорой форменная папаха. Оставалось принять и поблагодарить. В 8 час. вечера был в театре, где давали драму Невежина «Вторая молодость», в которой участвовала на гастроли бесподобная артистка Императорских Московских театров г-жа

Федотова* И Произвела глубокое впечатление своей художествен- Амурские НОЙ игрой. В ложу, где Я сидел, мне вдруг неожиданно подали КОН- казаки верт, неизвестно от кого, как сообщил слуга. Распечатав его, я вынул белый шелковый платок с вышивкой гладью на одном из углов следующего: «Д/7. 28 апреля 1890 г. Г.Г. ». Это подноше

глава II

ние и по сие время осталось для меня загадочным, и я желал бы очень узнать его отправителя. В тот же день мне был прислан на квартиру каменный образок трех Владимирских Святителей — тоже неизвестно от кого. 30.

Проводы были с музыкой. Провожало много офицеров, генерал-лейтенант Витторф и командир 11-го полка полковник Сергиевский, верст до двенадцати. До заставы шла громадная толпа народа. Во всех селах и деревнях народ радушно приветствовал меня. В селе Липках маленький мальчик, сын купца Аксенова, поднес мне коробку со свежей земляникой и этим милым и простым подарком растрогал меня до слез. На какой-то железнодорожной станции, название коей забыл, мне поднесли хлеб-соль с маленькой деревянной иконой. Остановился в селе Петушки у Д.Н. Баканова. У него же познакомился с начальником железнодорожной станции И.Я. Суркиным, по просьбе которого все мы ездили к нему и провели очень мило время. Из Владимира поехал со мной поручик 11-го полка М.В. Акимов вплоть до Петербурга.

<< | >>
Источник: А.В.Телюк. АМУРСКИЕ КАЗАКИ. Материалы, документы, свидетельства, воспоминания.. 2008 {original}

Еще по теме Апрель:

  1. 22 АПРЕЛЯ (9 АПРЕЛЯ СТ. СТ.), ВОСКРЕСЕНЬЕ. Антипасха. Неделя 2-я по Пасхе, апостола Фомы.
  2. 15 АПРЕЛЯ (2 АПРЕЛЯ СТ. СТ.), ВОСКРЕСЕНЬЕ. ПАСХА. СВЕТЛОЕ ХРИСТОВО ВОСКРЕСЕНИЕ
  3. АПРЕЛЬ — «БЕРЕЗОЗОЛ»
  4. Амстердам, 23 апреля 1619 г.
  5. Амстердам, 29 апреля 1619 г.
  6. Амстердам, 15 апреля 1630 г.
  7. Амстердам, 15 апреля 1631 г.
  8. [Амстердам, апрель 1634 г.]
  9. АПРЕЛЯ (25 МАРТА СТ. СТ.), СУББОТА. БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ
  10. ОПЕРАЦИИ НА ЦЕНТРАЛЬНОМ ФРОНТЕ (ОКТЯБРЬ 1936 - АПРЕЛЬ 1937 ГОДА)
  11. Крокстон, Кембриджшир Апрель 1994 Глава I Изучение крестовых походов
  12. АПРЕЛЯ (19 МАРТА СТ. СТ.), ВОСКРЕСЕНЬЕ. Неделя 5-я Великого поста. Глас 1-й.