<<
>>

і A. H. Мальцев «ШИШИ» НА СМОЛЕНЩИНЕ И В БЕЛОРУССИИ В СЕРЕДИНЕ XVII в.


Официальные русские документы в середине XVII в. «шишами» или «воровскими людьми» называли партизан Псковского уезда во время восстания 1650 г.*. Термин «шиши» встречается и позже.
Русские источники за первую половину 1655 г.
свидетельствуют q выступлениях шишей на Смоленщине и в восточной Белоруссии — Мсти- славльском и Полоцком уездах. Кто же такие шиши? Какими данным з них мы располагаем?
В первых числах января 1655 г. в Любавицкую волость пришло 600 литовских конных людей, к которым «пристали Любавитцкие и Ми- кулинские н иных волостей мужикн с 3000 человек». Они захватили Алексея Рожпова п 34 казака, находившихся с ним на заставе[518].
В это же время смоленский воевода Г. Г. Пушкин направил Селн- верста Рожнова с небольшим отрядом солдат в Смоленский уезд в село Мигновичи «для обереганья крестьян от шишей». С. Рожнову стало известно, что собралось около 800 дубровинских, романовских и зверовиц- ких крестьян, которые пошли в Смоленский уезд «воевать». Со своим отрядом, «прибрав» кадинских и других крестьян «человек с 300», он направился в село Самсоново, где нанес шишам поражение, захватил пленных и четыре знамени.
Среди пленных был копысский шляхтич Захарка Федоров. Во время допроса 3. Федоров рассказал, что он был в шишах, «а шншей де в Зверовичах тысечн с полторы, а старшины де у шишей пан Дынка» н расстрига И. Мещеринов. Дынка н Мещерннов с отрядом в 800 шишей ходили в Смоленский уезд, в село Самсоново и другие села, где у них с русскими ратными людьми были бои. 3. Федоров сообщил также, что в селе Красном «у шишей начальным человеком Кетович, а в зборе с ним люден человек с 300, а в Зверовичах пан Вылуск, а с ним шишей тысечи с полторы... А в заводе у шишей у всех пан Дынка да Янковский, да Мсжевич, да Вылуск, а Дынку де с товарыщи прислал Родивил»[519].
В середине февраля 1655 г. шиши снова приходили к селу Самсонову. Во время боя были захвачены копысский шляхтич Филонка Кра- совский, пять «крестьян-шишей», а также знамена. Крестьянин Сенька Дичков рассказал, что они из села Романова, стояли в Зверовичах, а «начальные де у них люди пан Дынка да Вериян». Захваченные крестьяне-шиши были наказаны кнутом, им отрезали носы н уши, после чего их отпустили по деревням для устрашения остальных шишей[520].
В марте — апреле 1655 г. выступления шишей продолжались. Источники отмечают, Что «эбрався литовские люди шиши уездных людей побивают и дворы их грабят и разоряют», как это было в Никитской волости Полоцкого уезда. Шиши, как правило, выступали вместе с польско-литовскими воинскими частями. Так, под Рославлем имеете с литовскими людьми были «воры мстиславские и крнчсвские мужики, которые государю изменили». В начале мая 1655 г. в село Донты Полоцкого уезда пришел из обоза Я. Радзивилла полковник Лозовский с литовскими ратными людьми и с «мужиками, с шиши» Полоцкого уезда.
Обращает на себя внимание и то, что русские воеводы в борьбе с шишами использовали не только солдат, стрельцов, присягнувшую белорусскую шляхту, но и «уездных людей» — крестьян и мещан
Последние данные о шишах, имеющиеся в нашем распоряжении, относятся к маю—июню 1655 г. В это время шиши еще действовали в районе Мстиславля, Дубровны, Горок, Гор, Романово в Полонком уезде, под Озерищами.
В частности, в Полоцком уезде действовал отряд из 600 шишей во главе с паном Матвеем Можейкою[521].
Шишами были крестьяне. Но почему шиши разоряли остальных крестьян, жгли деревни и села? Почему русским властям в ряде случаев приходилось оберегать крестьян от шишей? Почему отряды шишей возглавляли обычно представители шляхты, да еще присланные крупнейшим литовским магнатом Я. Радзнвиллом? Откуда у шишей знамена, барабаны? Чем объяснить, что шиши всегда выступали вместе с польскими и литовскими войсками? Приведенные выше свидетельства источников дают только отдельные штрихи для характеристики шишей, иногда очень важные, но ие позволяют удовлетворительно объяснить причины, характер, 'направленность выступлений шишей и пр.
Пожалуй, более полные ответы на эти вопросы дает следственное дело о шишах Колеси и ковской волости Мстиславльского уезда.
В конце мая 1655 г. против колесниковских шишей был отправлен отряд во главе с воєводо^ О. Щербатовым. Во время этого похода пропал курмышенин, боярский сын Григорий Внуков, который по возвращении, в начале июня, рассказал, что его схватили шиши села Милютина— войт Родка и крестьянин Андрюшка, продержали всю ночь на стану, после чего отвели в Мстиславль к казакам. Внуков слышал от них, что шишей в сборе «с три тысечи человек, да шляхты с человек с пятнадцать, а полковник де у иих Якимком зовут, крестьянин тутош- пой. А слышал де он от них, что они хотят быть под государевою высокою рукою».
Из Мстиславля казаки отпустили Внукова с письмом от казацкого сотника Каленика Хаменко, бурмистра Андрея Мартынова и других,
в котором говорилось, что те крестьяне, которые захватили Внукова, lt;государю бьют челом н хотят ему, государю, крест целовать[522].
Боярином Б. А. Репниным в Мстнславль был послан И. Д. Сонцов, которому было велено «у села Колесников и иных сел и деревень шишей привесть к вере*. Сонцов должен был из Мстиславля послать к шишам казаков и мещан, взяв их у казацкого сотника К. Хаменко и бурмистра
А.              Мартынова, чтобы они призывали шишей от «воровства отстать», идти в Мстнславль и принести присягу Московскому царю. Хаменко казаков Сонцову не дал, ссылаясь на то, что он прислан в Мстнславль jt чаусского полковника Василия Хашенко. Тогда Сонцов попросил казаков у Хашенко, но последний дал ему только трех человек.
Бурмистр, протопоп и мещане города Мстиславля спрашивали у Соицова, не будет ли тем крестьянам, которые дадут присягу, какого- іибо наказания, на что Сонцов отвечал, что присягнувших казнить не велено. После этого бурмистр, протопоп и мещане поехали по селам н деревням звать крестьян идти в Мстнславль к Сонцову. Вернувшись туда, они сообщили Сонцову, что «ис сел и деревень крестьяня во Мсти- славль... будут, а иные мужики итти боятца смертной казни».
В тот же день иочью Сонцову сообщили, что видели, как к казацкому полковнику В. Хашенко и сотнику 'К. Хаменко на двор проехали «шншевской полковник» Яким Потапов — «кожеховский войт» с двумя людьми.
И. Сонцов немедленно послал дворян арестовать Якима Потапова н его спутников, которыми оказались сотники Яким Лапенок н Андрон Кнселенок. Когда зарецкие крестьяне узнали, что их «начальные люди» арестованы, они начали приходить в Мстнславль человека по два — по три и приносить присягу.
Помимо Я. Потапова, сотника Я- Лапенка, «которые ходили с шишами», сотника А. Киселенка, «что с Поклонским был изменник», были арестованы войт села Колегникн Карп Иевлев с сыном Федором н войт Родка, отказавшийся принести присягу. К. Иевлев был зятем Я. Потапова и собутыльником казацкого полковника Хашенко. У Я. Потапова было изьято знамя, которое «прислано от Радзивилла».
На следствии, происходившем в разрядном шатре у боярина Б. А. Репнина, Яким Потапов признал, что «лист де ему и знамя прислал Родивил с Петром Каменским и велел ему, Якимку, полковником быть и людей собирать н велел от Смоленска от государевых людей эберегатца».
Я. Лапенок на очной ставке с Я. Потаповым, у которого он был сотником, говорил, что Потапов с шишами ходил в Смоленском уезде на многие населенные пункты (Прудки, Черепово, Федорово, Васильево, Прилепово, Борисково, Матвеево и др.), в тех селах и деревнях имущество грабил, села и деревни жег.
Когда летом 1654 г. русский воевода А. Н. Трубецкой с войсками пришел под Мстнславль, то на другой день Я. Потапов, «собрався со многими людьми», совершил нападение на русских ратных людей и нанес им урон. Еще во время Смоленской войны 1632—1634 гг., когда под Смоленском стоял боярин .Михаил Борисович Шейн, Я. Потапов «был с шишами полковником», нападал на русские войска и тогда же был ранен.
Войт села Колесники Карп Иевлев по поручению Мстиславского воеводы И. Ф. Пушкина был войтом над всеми селами и деревнями по Заречью, собирал «на государя» деньги, хлеб, мед и прочие столовые припасы, «сидел» на кабаках. Он обвинялся в том, что захватил царскую казну, арестовал И. Ф. Пушкина и отвез к Я. Радзивиллу.
Из обстоятельств дела выяснилось следующее. Когда польско-литовские отряды зимой 1655 г. появились вблизи Мстиславля, воевода И. Ф. Пушкин с частью царской казны и своего имущества поехал в Смоленск. По дороге ои заехал переночевать в село Колесники к своему знакомому К. Иевлеву. И. Ф. Пушкин попросил К. Иевлева, чтобы он сопровождал его до Смоленска, и сообщил ему, что остальная часть царской казны и его имущества осталась в Мстиславле на хранении у монахов Духова монастыря. Крестьяне ближних волостей, узнав о приезде И. Ф. Пушкина в Колесники с казной, схватили его и повезли обратно в Мстиславль, чтобы забрать остальную казну. Однако захваченная казна не попала в руки крестьян, а оказалась у войтов К. Иевлева, Игната Денисова н др. Вскоре К. Иевлев отправил И. Ф. Пушкина, половину его имущества и царской казны к Я. Радзивиллу, который «ему за то дал маетность в Литве».
По просьбе К. Иевлева, Я. Радзивилл направил в Смоленский уезд против русских ратных людей к селу Мигновичн н другим селам отряд во главе с паном Воловичем в составе семисот человек шляхты и татар. Волоыич жестоко расправлялся с крестьянами; «мнгновичских крестьян и иных сел и деревень высекли, а села и деревни выжгли и животы их поймали». Вместе с Воловичем в Смоленском уезде действовал и отряд Я. Потапова, также сжигавший села и деревни (Черепово. Прудки и др.). Тех крестьян, которые отказывались вступать к Я. Потапову в отряд, «он их сам расстреливал»7.
Таким образом, шишами являлись крестьяне, мобилизованные польскими и литовскими панами или их ставленниками в шляхетское войско. Они насильственно принуждали крестьян вступать в свои отряды, угрожая им в противном случае расправой. Шиши всегда действовали вместе с шляхетским войском. Во главе отрядов шишей часто стояли шляхтичи. Но иногда, как это было в Колбсниковской волости Мстиславского уезда, шишей возглавляли представители местной сельской администрации, тесно связанные с польско-литовской шляхтой и магнатами, которые и при русских оставались на своих местах.
Отряды шишей, руководимые такими начальниками, были непрочными, неустойчивыми. Начальные люди шишей собирали с местного населения для шляхты н магнатов налоги, грабили и разоряли крестьян. Наиболее усердные из них жаловались даже маетностями в Литве.
Не исключена возможность, что в отдельных случаях выступления шишей могли приобретать антикрепостническую направленность. В этом отношении примечателен приказ Я. Радзивилла, присланный весной 1655 г. в Смоленский уезд шишам: «А тем шишам, зверовическим мужиком, которые ево Герасима приводили, Родивнл приказывал, чтоб они в шишах не ходили, а меж собой не терялись, а кому будет не достанетесь, чтоб все были целы»8.
<< | >>
Источник: В. А. АЛЕКСАНДРОВ. М. Т. БЕЛЯВСКИЙ. Ю. О. БЕМ. А. В. МУРАВЬЕВ. С. О. ШМИДТ. Новое о прошлом нашей страны. Памяти академика М.Н. Тихомирова. М.: Наука. - 393 с.. 1967 {original}

Еще по теме і A. H. Мальцев «ШИШИ» НА СМОЛЕНЩИНЕ И В БЕЛОРУССИИ В СЕРЕДИНЕ XVII в.:

  1. Е. В. Чистякова МОСКВА В СЕРЕДИНЕ 30-х ГОДОВ XVII в.
  2. НАУКА ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ (конецXIV- середина XVII вв.)
  3. Эволюция британского эмпиризма конца XVII – середины XVIII в.: Д. Локк, Д . Беркли, Д. Юм
  4. ГЛАВА 1. СССР В СЕРЕДИНЕ 1940 - СЕРЕДИНЕ 1980-х г.
  5. §2. „ РАЗВИТИЕ ВИЗАНТИЙСКОЙ ЭТИКИ В УСЛОВИЯХ РАННЕФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ (СЕРЕДИНА VII - СЕРЕДИНА IX в.)
  6. § 3. Экономическое и социальное развитие СССР в середине 1950 - середине 1960-х г.
  7. 56. Советское государство в период либерализации общественных отношений (середина 50-х — середина 60-х гг.).
  8. § 2. Общественно-политическая жизнь в середине 1950 - середине 1960-х г.
  9. § 1. Советское общество в середине 1940 - середине 1950-х г.
  10. Советское государство в период «застоя» (середина 60-х — середина 80-х гг.).
  11. Белоруссия
  12. ГЛАВА 3 УКРАИНА, БЕЛОРУССИЯ, ПРИБАЛТИКА В XIV-XV ВЕКАХ
  13. 3 Освобождение от оккупантов Белоруссии и Прибалтики