<<
>>

Наследие Маркса и Ленина

В российской традиции «бюрократия» — понятие с изначально встроенной негативной оценкой. Оно выражает отношение к деятельности специализированной социальной группы (государственных) служащих, а именно: упрек этой группе со стороны общества в неисполнении ею своих обязательств перед обществом, в злоупотреблении той властью над другими группами в обществе, которой она располагает.
Понятие имеет, таким образом, собственный полемический потенциал и потому может служить средством любому социальному субъекту, нуждающемуся в том, чтобы обосновать интересами всего общества свои претензии к государственной власти (или претензий на государственную власть) . Это понятие — традиционное оружие любой российской оппозиции. Оно фигурирует как инструмент социальной критики в трудах видных российских историков XIX века. Оно прочно входит в начале XX века в риторический арсенал левых, в частности Ленина. ’Опубликовано в сб. «Этика успеха: Вестник исследователей, консультантов, ЛПР». Вып. 4- «Дух корпорации» / Под ред. В.И. Бакштанов- ского, В.А. Чурилова. Тюмень; М., 1995. Первоначальный вариант опубликован в журнале «Вопросы философии». 1995. № 7—8. Это существенно и для современности, поскольку высказывания Ленина о бюрократии, вошедшие в программы обязательного чтения всех вузов и техникумов, оказались тиражированы и распространены в СССР/России в масштабах, не сравнимых ни с какими иными текстами о бюрократии. Именно они и стали для большинства современных советских/российских авторов, трактующих этот предмет, первым, а иногда единственным образцом суждений о бюрократии. Ленин же обличал самодержавную российскую монархию как бюрократически-полицейское государство, перенеся на него марксовы антигосударственнические построения, в свою очередь базировавшиеся на идеях об отчуждении власти, столь сильно повлиявших на Маркса. Это обстоятельство также следует подчеркнуть, поскольку транслированное через Маркса и Ленина представление о бюрократии как власти, отчужденной от народа и именно потому несущей зло, является одной из главных глубинных идей по поводу бюрократии, в том числе и в новейших публикациях. Это представление о бюрократии, как мы постараемся показать, сохраняло свое внутреннее устройство, но постоянно переходило из рук одной политической группы к другой. Соответственно, хотя речь велась всякий раз о бюрократии, со сменой обвинителя объект менялся и определение-пейо- ратив оказывалось приложенным уже к другому политическому противнику. Так, вскоре после превращения российской социал-демократической партии в правящую обвинения в бюрократизации становятся сильным оружием в борьбе отдельных группировок внутри социал-демократии. Побеждает в этой борьбе, как известно, та самая ленинская группировка, которую более всего обвиняли в бюрократизации К. Каутский, Р. Люксембург, российские оппоненты-марксисты. Но обвинения, которые направлялись против группы Ленина, последний «перехватывает» и далее переадресовывает их уже своим собственным внутренним противникам. Функции обсуждаемого понятия как политического орудия сохраняются, объекты критики снова меняются. Инвективы Ленина в адрес «комбюрократии», «совбюро- кратии», «совбюров», сыграв свою роль во внутрипартийной борьбе 1920-х годов, становятся в годы сталинизма «ленинским наследием», превращаются в традицию «борьбы с бюрократизмом», обличения «бюрократов». Они в очередной раз включаются в совершенно новую социальную конструкцию. «Бюрократизм» в таких советских контекстах — это дурное ведёние делопроизводства, проволочки, гашение энтузиазма масс или инициативы отдельных героев. За подобное рутинное и антихаризматическое поведение неких ответственных лиц высшая власть, эксплуатирующая свои бывшие харизматические полномочия, лишала этих лиц статусного иммунитета. Считалось, что за «бюрократизм» можно было критиковать всех, любую сколь угодно высокую фигуру (кроме высшей). При этом чем более низкой была социальная позиция критика («голос масс») и чем более высокой была позиция критикуемого («бюрократа на верхах»), тем более сильным считался символический эффект этой социальной инверсии. Запускаемые «сверху» ритуалы «борьбы с бюрократизмом» становились если не прелюдией, то мягким коррелятом «борьбы с врагами народа», исход которой известен.
<< | >>
Источник: Левинсон А.. Опыт социографии: Статьи, — М.: Новое литературное обозрение. —664 с.. 2004

Еще по теме Наследие Маркса и Ленина:

  1. 2. ЛЕНИН В ПЕТРОГРАДЕ.
  2. ВЫСТРЕЛ В ЛЕНИНА
  3. О покушении на тов. Ленина.
  4. ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ПРИЕЗД ЛЕНИНА.
  5. В.И.Ленин: «Материализм и эмпириокритицизм»
  6. ТЕЗИСЫ ЛЕНИНА.
  7. ТЕЛО НЕЗАБВЕННОГО ЛЕНИНА
  8. Т. Ленин об октябрьской революции.
  9. Сталин и культ Ленина
  10. Ленин — дедушка, а Горбачев — молодой
  11. ИЗ РАБОТЫ В. И. ЛЕНИНА «О ДВОЕВЛАСТИИ»
  12. Организация е-р.~го покушения на тов. Ленина.
  13. Конфликт с Лениным На пути к столкновению
  14. 1. ПРИЕЗД В РОССИЮ ТОВ. ЛЕНИНА