Ценностно-нормативная система общества

В обществе механической солидарности, которое социализирует индивида так, что лишает его собственной индивидуальности и он сливается с ему подобными в одном и том же коллективном типе, господствуют традиции.
Место каждого индивида определяется происхождением или коллективными императивами, обладающими безусловной принудительной силой прежде всего в религии. Чем больше общество допускает индивидуализм, тем больше оно оказывается вынужденным вводить в действие и уважать правосудие и мораль. «Современные общества могут сохранять устойчивость, лишь уважая правосудие»2. Однако Дюркгейм признает, что даже и в таких обществах, где индивид обладает «личным обликом» и занимается особой деятельностью, «отличающей его от других», все же продолжает существовать и не может полностью быть устранен некий эквивалент коллективного сознания обществ с механической солидарностью, т.е. сохраняется в определенной степени господство общих для всех верований и ценностей — религии или ее функционального эквивалента (в виде светских идеологий, квазирелигий). Дело в том, что экономические и политические институты базируются на определенных нравственных основаниях, социальное поведение регулируется набором правил, которые являются обязательными не только в силу внешнего принуждения, но и потому, что они воспринимаются как должные, справедливые и желательные. Деспотическая власть — самая неустойчивая и непрочная. Вот почему Дюркгеймово понимание общества как ценностно-нормативной системы раскрывается в исследовании морали, религии и науки, их влиянии на общество и их взаимоотношениях в ходе общественной эволюции. Для понимания того, как подходит к этому комплексу вопросов Дюркгейм, немаловажно следующее его рассуждение в работе «О разделении общественного труда»: современное общество характеризует «неизвестное ранее развитие экономических функций, происшедшее примерно в последние два столетия. В то время как в былые времена они играли лишь второстепенную роль, теперь они выдвинулись на первое место... Перед ними все более отступают военные, религиозные, административные функции. Только научные функции в состоянии соперничать с ними, да и наука теперь обладает престижем почти в той же мере, в какой она может служить практике, т.е. в значительной части — экономическим занятиям... Наши общества являются или стремятся быть главным образом промышленными. Форма деятельности, занявшая столь важное место в нашей социальной жизни в целом, не может, очевидно, оставаться до такой степени неотрегулированной, чтобы не вызывать самые сильные потрясения. Это особенно важный источник общей деморализации. Именно потому, что экономические функции теперь охватывают наибольшее число граждан, есть масса индивидов, жизнь которых протекает почти целиком в промышленной и торговой среде. Отсюда следует, что, поскольку эта среда весьма слабо отмечена печатью нравственности, наибольшая часть их морального существования протекает вне всякого морального влияния... Если в процессе занятий, заполняющих почти все наше время, мы не следуем никакому иному правилу, кроме нашей выгоды, то как появится у нас склонность к бескорыстию, самоотдаче, самопожертвованию?»98. Дюркгейм замечает при этом, что отсутствие того, что он называет «экономической дисциплиной», не может не распространить свое влияние за пределы экономической сферы и не повлечь за собой снижение уровня общественной морали.
И кроме того, полагает он, чтобы чувство долга прочно укоренилось в нас, нужно, чтобы сами обстоятельства, в которых мы живем, постоянно держали его в состоянии готовности. Однако особенно важен следующий общий вывод: «Если и верно, что социальные функции самопроизвольно стремятся адаптироваться друг к другу при условии их регулярного взаимодействия, то, с другой стороны, этот способ адаптации становится правилом поведения только тогда, когда группа освящает его своим авторитетом. В самом деле, образец — это не только привычный способ действия; это прежде всего обязательный способ действия, т.е. в какой-то мере неподвластный индивидуальному произволу. Но только сформированное общество пользуется моральным и материальным превосходством, необходимым для того, чтобы иметь силу закона для индивидов, так как единственной нравственной личностью, находящейся над отдельными индивидами, является та, что образована группой. Только она также обладает преемственностью и постоянством, необходимым для того, чтобы поддерживать образец за мимолетными отношениями, воплощающими его ежедневно. Более того, роль группы не ограничивается просто возведением в ранг повелительных предписаний самых общих результатов отдельных договоров; она активно и положительно вмешивается в создание всякого образца... Чтобы аномия кончилась, нужно, стало быть, чтобы существовала или сформировалась группа, в которой могла бы возникнуть ныне отсутствующая система образцов»99. Такой группой в данном конкретном случае, когда речь идет о нравственных основах экономической жизни современного индустриального общества, может быть, по мнению Дюркгейма, только профессиональная группа, т.е. группа, образованная всеми работниками одной и той же отрасли промышленности, объединенными в единую организацию (корпорацию, профсоюз). Ни политическое общество в целом, ни государство не могут справиться с этой функцией, поскольку экономическая жизнь уже очень специализирована и с каждым днем все больше ускользает от их компетенции и воздействия. Такая группа должна стать общественным институтом, чтобы профессиональная этика и право смогли утвердиться в различных экономических профессиях. Пример, касающийся экономической области, подтверждает общее правило: любое отношение к социальным ценностям и идеалам, лежащее в основе практической деятельности, так что общество не может без них нормально существовать и развиваться, является религиозным отношением постольку, поскольку это отношение является в конечном счете вопросом веры. Возникающий на этой основе круг вопросов становится предметом анализа в последнем, обобщающем научное творчество Дюркгейма труде — «Элементарные формы религиозной жизни» (1912). Здесь Дюркгейм развивает свое представление о религии как «социальном факте». Это составляет предмет собственно социологии религии как научной дисциплины. Но выявление функций религии оказывается для Дюркгейма средством и предпосылкой решения главного для него вопроса: как возможно человеческое общество?
<< | >>
Источник: В.И. Добренькова. ИСТОРИЯ соииологии (XIX - первая половина XX века). 2004

Еще по теме Ценностно-нормативная система общества:

  1. Ценностно-нормативные модели социальной структуры
  2. § 1. Формирование нормативной основы функционирования системы судов общей юрисдикции в 1718-1723 гг. Нормативное закрепление отделения судебных органов от административных
  3. Традиционные ценностные системы и город
  4. Россия - не СССР: о ценностных основах консолидации российского общества В.И. Михайленко
  5. Система нормативного регулирования
  6. Нормативные свойства христианского логоса: влияние на общество и экономику
  7. СИСТЕМА НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ В ОБЛАСТИ БЕЗОПАСНОСТИ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  8. 7.4. Исчерпанность либеральной концепции государства и гражданского общества и начало {(нормативного поворота» в социально-философской теории
  9. 3.1 НОРМАТИВНО-ПРАВОВАЯ БАЗА ПОСТРОЕНИЯ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ РЕСУРСАМИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА
  10. 1.Общество как саморазвивающаяся система. Структура общества: четыре подсистемы.
  11. ТЕМА 12 Расцвет феодальной системы Город в системе феодального общества
  12. 1.Общество - социокультурная система.
  13. ГЛАВА 2 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ОБЩЕСТВА
  14. Лекция 6. ОБЩЕСТВО КАК ЦЕЛОСТНАЯ СИСТЕМА