1.10. Военный коммунизм (1918—1921 гг.)

Власть нужна была большевикам для двух целей: во-первых, ради самой власти; во-вторых, ради построения коммунизма. Одно дополняло другое: только коммунизм — всеохватывающая космополитическая диктатура — давал абсолютную власть.
Тирании было на кого опереться: одни верили в коммунистическое равенство как в идеальный и справедливый порядок, другие всем прочим способам обогащения предпочитали санкционированный государством грабеж состоятельных людей. Для того чтобы установить равенство, нужно уничтожить частную собственность. С этого и начали большевики строительство коммунизма, предприняв сразу после Октябрьского переворота, по выражению Ленина, «красногвардейскую атаку на капитал». 14 ноября 1917 г. Совнарком ввел рабочий контроль на частных предприятиях. Его должны были осуществлять пробольшевистские фабрично-заводские комитеты. Считая предприятия своей собственностью, предприниматели отказывались подчиняться контролю фабзавкомов. Воспользовавшись этим как предлогом — при иных обстоятельствах был бы найден другой — Советская власть национализировала промышленность, банки, торговые заведения, предприятия сферы обслуживания, железнодорожный и водный транспорт. Государственным сектором экономики стал командовать Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) с его многочисленными главками и трестами. Другой удар высшим классам нанесла экспроприация недвижимости. Кроме того, они были обложены «чрезвычайным налогом», т.е. разовой контрибуцией в размере 10 миллиардов рублей. В счет ее изымались деньги, ценности, предметы искусства. Советская власть отказалась платить по долгам царского и Временного правительств, заявив, что не имеет с ними ничего общего. 18 миллиардов рублей приходилось на внешние и немного больше — на внутренние займы. Была установлена государственная монополия внешней торговли. Отныне только государство могло торговать с заграницей, что подрывало интерес предприятий к производству конкурентоспособной на мировом рынке продукции. Частная торговля, поскольку она совершается ради индивидуального обогащения, была запрещена. Декрет Совнаркома от 10 ноября 1917 г. объявил спекулянтов, т.е. торговцев, врагами народа. Спекуляция каралась лишением свободы на срок не менее чем 10 лет с конфискацией имущества. По «Декрету о земле» крестьяне получили помещичью землю. Однако уже с января 1918 г. началось принудительное создание коллективных хозяйств: артелей, коммун, товариществ по совместной обработке земли. Гражданская война помешала коллективизации, тем не менее Советская власть лишила крестьян права собственности на продукты своего труда. Крестьяне были обязаны сдавать их государству по им же установленным, так называемым твердым ценам, во много раз уступавшим рыночным. Иногда в обмен выдавались промышленные товары (ткани, инвентарь и т.п.), цены которых также определяло государство. Естественными результатами коммунистической политики стали падение производства и голод в городах. Он возник уже весной 1918 г. и был особенно острым в Москве и Петрограде. Тогда в мае 1918 г. декретами ВЦИК и Совнаркома была установлена продовольственная диктатура. Диктаторские полномочия в деле добычи и раздачи продовольствия получил Наркомат продовольствия во главе с А.Цюрупой. В январе 1919 г. проддиктатуру дополнила продовольственная разверстка, представлявшая собой разверстанный по районам и крестьянским дворам план реквизиций.
Сначала распространявшаяся на хлеб и зернофураж, она к концу гражданской войны охватила почти все сельскохозяйственные продукты. Крестьяне, скрывавшие от государства «излишки» продукции, объявлялись врагами народа и подлежали лишению свободы с конфискацией имущества. В деревню направлялись вооруженные продотряды, с боем отбиравшие хлеб. Стандартным приемом был захват заложников. Угроза расстрела родственников заставляла крестьян сдавать продукты. Численность продотрядов в 1920 г. превысила 80 тысяч человек ([7], с.476). Им помогали комитеты бедноты, сформированные из сотрудничавших с новой властью крестьян. Продотрядам и комбедам полагалась определенная доля изъятых продуктов. Комбеды, к которым крестьяне относились с крайней враждебностью, существовали с июня по декабрь 1918 г., когда слились с Советами (после удаления из Советов оппозиционных депутатов). Продотряды же терроризировали деревню всю гражданскую войну. Торговлю Советская власть заменила государственным распределением. Люди не покупали продукты, а получали их через систему Наркомпрода по карточкам, которых, например, в Петрограде в 1919 г. насчитывалось 33 вида: хлебные, молочные, обувные и т.п. Население, подобно карточкам, было разбито на три категории: к первой относились рабочие и приравненные к ним ученые и артисты, ко второй — служащие, к третьей — бывшие эксплуататоры. Паек соответствовал классовой ценности: у первой категории он был вчетверо выше, чем у третьей. Едва ли. однако, это могло служить большим утешением пролетариату: месячный паек петроградского рабочего осенью 1919 г. составлял 10 кг хлеба, 1,6 кт мяса или рыбы, по 0,2 кг масла, соли, сахара. 0,1 кг суррогатов кофе (|7|, с.396). Не был забыт и принцип равенства — распределение внутри категорий было уравнительным. Перед городами стояли заградительные отряды, обязанные ловить «мешочников», т.е. людей, везущих продукты для продажи или личного употребления, и конфисковать то, что превышало норму. Человеку разрешалось провозить не более 8 кт продуктов, в том числе нс более 4 кт печеного хлеба, 2 кг мяса, 0,8 кт масла (|7|, с.349). Город не вымер полностью лишь благодаря черному рынку с его взвинченными ценами: в гражданскую войну около половины продовольствия в города, несмотря на заградотряды, доставили мешочники ([7], с.349). Для того, чтобы купить продукты, горожане распродавали накопленные до революции ценности. Власти были вынуждены закрывать глаза на нелегальные рынки. Среди них была знаменитая московская Сухаревка с множеством товаров, складов и притонов. Самым катастрофическим последствием проддиктатуры и продразверстки стал голод в Поволжье 1921—1922 гг. Реквизиции привели к сокращению посевов, и деревня лишилась запасов зерна. Поэтому рядовая засуха повлекла за собой, по разным оценкам, гибель трех-пяти миллионов человек. В условиях тотального государственного распределения деньги оказывались ненужными. Это соответствовало коммунистическому идеалу. Считалось, что при коммунизме денег не будет. Вторая программа РКП(б), принятая на ее VIII съезде в 1919 г., говорила о необходимости мер, «подготовляющих уничтожение денег» ([8], с.56). Одной из таких мер была, видимо, громадная денежная эмиссия. Покупательная способность советских денег за годы гражданской войны снизилась в миллионы раз. За счет выпуска не обеспеченных товарами бумажных денег власть пыталась создать у людей иллюзию оплаты труда. Получать деньги с населения, когда государство само могло напечатать их сколько угодно, смысла не имело. Поэтому была отменена плата за транспорт, квартиру, воду, освещение, отопление. Впрочем, значительно снизилась и ценность этих услуг. Из-за отсутствия топлива транспорт почти нс ходил, водопровод и электростанции работали с огромными перебоями. Материальные стимулы к труду в коммунистической системе отсутствуют. Коммунистическую сознательность, т.е. готовность исполнять любые распоряжения начальства, народ не обнаруживал. Тогда Советское государство стало силой принуждать людей работать. «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», принятая III съездом Советов в январе 1918 г., а затем и первая советская Конституция, утвержденная V съездом Советов в июле 1918 г. и содержащая эту «Декларацию...». ввели трудовую повинность. Все трудоспособные граждане в возрасте от 16 до 50 лет были обязаны заниматься «общественно-полезным» трудом, проще говоря, работать на государство. Обычной практикой стали «трудовые мобилизации», когда людей сгоняли на расчистку железнодорожных путей, рубку леса, перевозку дров и т.д. Установив 8-часовой рабочий день и на словах выполнив давнее требование пролетариата. Советская власть сделала нормой сверхурочные работы и бесплатные «коммунистические субботники». Очевидно, лишь диктаторские методы годились для построения коммунизма. В стране складывался тоталитарный режим, уничтожающий все независимые от государства институты. Были ликвидированы демократические свободы, в частности слова и печати, закрыты небольшевистские газеты, разогнано Учредительное собрание, профсоюзы подчинены государству. Была ликвидирована и свобода вероисповедания. Религиозные культы стали преследоваться, ибо составляли альтернативную коммунистическому атеизму идеологию. В январе 1918 г. декретом Совнаркома имущество церкви было объявлено народным, т.е. государственным достоянием. Были разрушены и разграблены сотни церквей, синагог, мечетей, расстреляны тысячи православных священников и служителей иных конфессий. Независимость суда была уничтожена. Новые суды и революционные трибуналы формировались местными Советами, а фактически — центральным и местным большевистским руководством. Старое законодательство было отменено, новое не было создано, и судьи должны были руководствоваться своей революционной совестью, что открывало дорогу полному произволу. ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем) под председательством Ф.Дзсржинского получила право внесудебной расправы. В се руках сосредоточились арест, следствие, суд, вынесение приговора и приведение его в исполнение. 5 сентября 1918 г., через неделю после ранения Ленина эсеркой Фанни Каплан (расстрелянной 3 сентября 1918 г.) и убийства председателя петроградской ЧК М.Урицкого студентом Л.Каннегиссером (также расстрелянным), декретом Совнаркома был введен «красный террор» против врагов революции. В отместку за теракты против своих вождей большевики расстреляли несколько сот заложников, отчасти представителей высших классов, отчасти оказавшихся в руках ЧК случайных людей. Согласно тому же декрету, стали создаваться концлагеря. Террор охватил всю страну; красный террор дополнялся террором белых армий, а также множества банд, получивших общее название «зеленых» и воевавших и с белыми, и с красными. Установилась однопартийная система. В ноябре 1917 г. были запрещены кадеты, в апреле 1918 г. разгромлены анархисты. Когда меньшевики и эсеры стали побеждать на выборах в местные Советы, они 14 июня 1918 г. постановлением ВЦИК были из Советов исключены. Та же участь постигла левых эсеров, к которым после фактического запрета меньшевиков и эсеров стали примыкать недовольные коммунистической политикой. 6 июля 1918 г. левые эсеры сотрудники ЧК Андреев и Блюмкин застрелили немецкого посла Мирбаха, стремясь спровоцировать войну с Германией. Большевики мгновенно воспользовались этим убийством. Левые эсеры были обвинены в мятеже; их военные отряды, составлявшие в Москве несколько сот человек — для мятежа не очень много, — разгромлены латышскими стрелками; их лидеры, в т.ч. М.Спиридонова, арестованы; их депутаты исключены из Советов. С окончанием гражданской войны в стране осталась одна легальная партия — коммунистическая. По конституции 1918 г., высшими органами законодательной власти были всероссийский съезд Советов и ВЦИК, высшим органом исполнительной власти — Совнарком, имевший, однако, и законодательные полномочия. В действительности реальная власть находилась у партийного аппарата. Именем Советской власти и диктатуры пролетариата страной правила олигархия — Центральный Комитет, а с его разрастанием — Политбюро ЦК РКП(б), в Конституции не упомянутые. Первым олигархом был Ленин. Зачастую он единолично принимал решения, оформляя их как декреты Совнаркома. Подобно указам царя, они были обязательны к исполнению. Коммунистический режим отменил все национальные и сословные привилегии и ограничения, существовавшие в царской России. Однако в советской России возникла новая привилегированная каста — коммунистическая бюрократия. У нее были не только материальные преимущества: особые квартиры, дачи, больницы, санатории, дома отдыха, спецпайки из особых столовых и распределителей, но и особый юридический статус — коммуниста можно было арестовать и предать суду только с разрешения местного партийного комитета. Деспотия столкнулась с массовым сопротивлением. Едва закончилась гражданская война, начались забастовки и крестьянские волнения. В восстании А.Антонова в Тамбовской губернии в 1920—1921 гг. участвовало все ее взрослое мужское население. В марте 1921 г. произошел Кронштадтский мятеж матросов Балтийского флота. Совершив Октябрьскую революцию, они теперь выдвинули лозунг «Власть Советам, а не партиям». Подавленные с крайней жестокостью (против антоновцев, например, регулярные войска под командованием Тухачевского применяли газы), повсеместные бунты заставили тем не менее власть слегка ослабить вожжи и перейти к «новой экономической политике» (нэп). Созданный строй официальная пропаганда назвала военным коммунизмом, чтобы подчеркнуть его отличие от коммунизма идеального, которому, в теории, должно сопутствовать материальное изобилие. Причиной военного коммунизма была объявлена гражданская война, потребовавшая концентрации усилий. Это было верно с точностью до наоборот: военный коммунизм явился одной из причин гражданской войны. Разорив страну, он восстановил против большевиков миллионы людей и позволил белым сформировать многочисленную армию. 1920 год, когда уже были разбиты основные силы белых, стал апофеозом коммунистического строительства. Завершилась национализация промышленности; в собственность государства перешли уже и мелкие предприятия. IX съезд РКП(б) одобрил, по предложению Троцкого, программу милитаризации труда. На предприятиях устанавливалась армейская дисциплина; уклонение от работы считалось дезертирством и каралось по законам военного времени. Военные армии переименовывались в трудовые и направлялись на хозяйственные работы. Были, например. Украинская, Петроградская, Кавказская, Сибирская трудовые армии — всего четверть Красной Армии. (В истории России уже имел место аналог трудовых армий — это военные поселения первой половины XIX века, где крестьяне были должны заниматься и сельским хозяйством, и военной службой.) Наконец, в декабре 1920 г. VIII съезд Советов одобрил план ГОЭЛРО (Государственная электрификация России), предусматривавший восстановление экономики исключительно большевистскими методами, без привлечения частного капитала. Вынужденные допустить рыночные элементы в экономику, большевики рассматривали нэп как временное отступление. Ленин счел ошибкой «непосредственный переход к коммунистическому производству и распределению», но не сам коммунизм. Словом, можно было ожидать, что как только власть укрепится, она предпримет новую попытку коммунистического строительства. Так оно и случилось.
<< | >>
Источник: Хуторской В.Я.. История России. Советская эпоха (1917-1993). 2-е изд., перераб. и доп. 1995

Еще по теме 1.10. Военный коммунизм (1918—1921 гг.):

  1. Власть, церковь и крестьянство Нижегородской губернии в годы военного коммунизма (1918-1921 гг.) на примере Нижегородской губернии федосеева К. В.
  2. «Военный коммунизм»
  3. Пионтковский С.А.. Гражданская война в России (1918-1921). Хрестоматия. М.: Коммунистический университет им. Я.М. Свердлова. - 708 с., 1925
  4. «НАУЧНЫЙ КОММУНИЗМ» И НАУКА О КОММУНИЗМЕ
  5. ВОЕННЫЙ И ВОЕННО-МОРСКОЙ
  6. Военный психолог
  7. § 27. Военный учрежденія аеинянъ.
  8. § 79. Военный: устройство и учрежденія.
  9. 2. Политический и военный упадок.
  10. ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ПЕРЕСТРОЙКАВСЕЙ ЖИЗНИ СТРАНЫ НА ВОЕННЫЙ ЛАД.
  11. ВОЛШЕБНЫЕ СТРАНЫ Военный переворот в Свапландии
  12. §36. Военное устройство, и военный учрежденія
  13. I. Военный: устройство, учрежденія и искуство у македонянъ при Филипп^ и Александр^ В.
  14. Голод 1921-го
  15. 1921 ГОД
  16. 1921 год
  17. Голод 1921 г.
  18. ГЛАВА 4 РОССИЯ В ПЕРИОД НЭПа (1921-1928 гг.)