1.7. Разгон Учредительного собрания (5—6 января 1918 г.)

На пути к абсолютной власти перед большевиками стояло еще одно препятствие — Учредительное собрание. Его выборы были назначены Временным правительством на вторую половину ноября. Прежде чем определить этот срок, правительство неоднократно откладывало выборы.
Составляющие его политические партии то ли ждали более стабильной обстановки, то ли считали, что позже они соберут больше голосов. Эта затяжка давала большевикам хороший повод для критики Временного правительства. Они заявляли, что только переход власти к Советам позволит провести выборы. Даже какое-то время после Октябрьского переворота большевики говорили, что взяли власть для того, чтобы обеспечить созыв Учредительного собрания. Постановления II съезда Советов носили временный характер: декреты о мире и земле предстояло утвердить Учредительному собранию. Большевистская критика была чисто политическим ходом. Захватив власть, большевики перестали нуждаться в выборах. Свою победу в октябре они рассматривали как историческую закономерность, а, по марксистской теории, колесо истории не имеет заднего хода. Такой взгляд делал выборы совершенно излишними. Но запретить выборы, изменив позицию партии на 180°, значило противопоставить ее народу. Это было рискованно для неокрепшей диктатуры пролетариата. Видимо, большевики не исключали и того, что смогут выиграть выборы благодаря декретам о мире и земле и превратить Учредительное собрание в свой марионеточный орган. Выборы, проходившие по партийным спискам, состоялись в назначенные сроки. Победу одержали эсеры. Они получили 40% голосов и, вместе с союзниками, более половины мест в Учредительном собрании. Большевики заняли второе место с 23% голосов. Вместе с левыми эсерами они владели четвертью мандатов. Однако большевики выиграли в стратегически важных пунктах — в армии, Петрограде, Москве, крупных промышленных городах европейской части страны. За большевиков голосовало большинство рабочих, солдат и матросов. За эсерами шли крестьяне и окраины. Географическое распределение политических симпатий впоследствии обусловило линию фронта в гражданской войне и стало одной из причин победы красных. Пока же результат был другим — всеобщие выборы большевики проиграли. Сначала они склонялись к тому, чтобы аннулировать результаты выборов. Открытие Учредительного собрания, намеченное еще Временным правительством на 28 ноября, было отложено на неопределенный срок. Местные советы получили указание сообщить обо всех «нарушениях законности», имевших место при голосовании. Наконец, 28 ноября декретом Совнаркома была запрещена кадетская партия, ее лидеры, объявленные «врагами народа», арестованы. Среди арестованных были и депутаты Учредительного собрания. Двоих из них, Шингарева и Кокошкина, убили матросы, остальных вскоре освободили, но заседать в Учредительном собрании без риска для жизни они уже не могли. Кадеты оказались первой партией, которую запретила Советская власть. Это не было случайностью. Хотя на выборах кадеты набрали менее 5% голосов, в городах они заняли второе место, уступая только большевикам. В отличие от меньшевиков и эсеров, кадетов не связывала с большевиками «социалистическая солидарность». Поэтому в конституционно-демократической партии большевики видели своего главного конкурента.
Вероятно, только противодействие единственных союзников большевиков — левых эсеров помешало Ленину объявить выборы недействительными. Но раз уж большевики не могли помешать созыву парламента, у них оставался только один способ сохранить свою власть — силой разогнать Учредительное собрание. Это не противоречило марксистской традиции. Первый русский марксист, лидер меньшевиков Г.Плеханов на II съезде РСДРП в 1903 г. говорил: «... успех революции — высший закон. И если бы ради успеха революции потребовалось временно ограничить действие того или другого демократического принципа, то перед таким ограничением преступно было бы останавливаться... Если бы в порыве революционного энтузиазма народ выбрал очень хороший парламент..., то нам следовало бы стараться сделать его долгим парламентом, а если бы выборы оказались неудачными, то нам нужно было бы стараться разогнать его не через два года, а, если можно, через две недели» ([5],с.182). Большевики не скрывали своих намерений, стремясь запугать депутатов. Меньшевики и эсеры были готовы оказывать сопротивление, однако ненасильственными методами. Они утверждали, что насилие сыграет на руку правым и большевикам. В действительности эта позиция лишь прикрывала неспособность эсеро-меньшевистских вождей к рискованным и решительным поступкам. Политика эсеров и меньшевиков состояла в том, чтобы обеспечить Учредительному собранию массовую поддержку, способную спасти его от разгона. Образованный ими «Союз защиты Учредительного собрания» собрал на заводах и в воинских частях множество подписей под поддерживающими парламент петициями. По части массовости большевики стояли гораздо хуже. Хотя рабочие, солдаты и матросы голосовали в основном за большевиков, им не удалось заставить ни один завод, ни одну воинскую часть принять антипарламентские резолюции. Сомнительным было и военное превосходство большевиков. Преображенский и Семеновский полки, дивизион броневиков Измайловского полка были готовы защищать парламент с оружием в руках. Среди эсеров были люди, понимавшие, что иного пути просто не существует. Ф.Онипко, член Военной комиссии Союза защиты Учредительного собрания, выяснив через своих агентов распорядок дня и маршруты Ленина и Троцкого, предлагал похитить их или убить. Он же предложил провести 5 января 1918 г., в день открытия Учредительного собрания, перед Таврическим дворцом — местом его заседаний — вооруженную демонстрацию верных эсерам частей. ЦК эсеров отверг и то. и другое, назначив на 5 января мирную демонстрацию. Кстати, в ночь на 5 января пробольшевистские рабочие авторемонтных мастерских вывели из строя эсеровские броневики. Большевики встретили демонстрацию пулеметным огнем. Около двадцати человек было убито. Только убедившись, что демонстрация подавлена, а его войска контролируют Петроград, Ленин позволил открыть заседание парламента. По воспоминаниям управляющего делами Совнаркома В.Бонч-Бруевича, Ленин в тот день «волновался и был мертвенно бледен..., как никогда» ([6], с.248). Это и понятно. Власть его висела на волоске и была спасена нерешительностью эсеровских вождей. Первое и единственное заседание Учредительного собрания проходило под гвалт пьяных красногвардейцев, солдат и матросов, стучавших прикладами, лязгавших затворами, целившихся в ораторов. В заседании участвовало немногим более четырехсот депутатов. Большинство было у эсеров. Им удалось избрать председателем собрания своего лидера В.Чернова. Кандидатура М.Спиридоновой, председателя ЦК левых эсеров, поддержанная большевиками, была отклонена. Большевики предложили Учредительному собранию принять «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». В ней говорилось, что власть должна принадлежать только Советам, что Учредительное собрание должно ограничиться разработкой «оснований социалистического переустройства общества», ратифицировать декреты Совнаркома и разойтись. За «Декларацию...» голосовали лишь большевики, и она не прошла. Тогда, согласно подготовленному сценарию, большевики покинули зал заседаний, ночью их примеру последовали левые эсеры. В четыре часа утра начальник караула матрос А.Железняков, получив соответствующую инструкцию, потребовал от Чернова закрыть заседание, заявив, что «караул устал». Одновременно в зал вошли вооруженные красногвардейцы. В спешке приняв резолюции, объявлявшие Россию республикой, землю — всенародным достоянием, и призывавшие начать переговоры о всеобщем мире, депутаты разошлись. На следующий день распоряжением Ленина, а формально — постановлением ЦИКа Советов Учредительное собрание было распущено. Таврический дворец блокировали большевистские войска. Внешне страна никак не отреагировала на роспуск Учредительного собрания. Люди устали от войны и революции. Но теперь уже всем, даже эсерам, стало ясно, что миром большевики не уйдут. Многие депутаты покинули Петроград, уехали в провинцию и возглавили вооруженную борьбу с Советской властью. Разгон Учредительного собрания подлил масла в огонь разгоравшейся гражданской войны. В то же время он явился важной вехой в укреплении власти большевистской партии. Именно после этого заканчивается забастовка государственных служащих. Они сочли, что стачкой ничего не добьешься от большевиков, раз уж те смогли разогнать всенародно избранный парламент. Военный переворот и неукротимое стремление Ленина к власти привели большевиков к победе в Петрограде. Но к марту 1918 г. Советская власть установилась почти по всей стране. Таким образом, коммунистическая революция опиралась на широкую социальную базу. Ее составляли миллионы солдат, матросов, рабочих и крестьян, озлобленных войной и нищетой. Однако не менее широкой была опора демократии. На выборах в Учредительное собрание большинство проголосовало не только за социализм, но и за демократию. Победа большевиков не была фатально предопределена. Шансы предотвратить ее давали арест Ленина после июльского мятежа, выход России из войны, передача помещичьей земли крестьянам, вооруженная защита Учредительного собрания. В смуту власть захватывает самая организованная и целеустремленная сила. Такой силой и оказалась большевистская партия во главе с Лениным.
<< | >>
Источник: Хуторской В.Я.. История России. Советская эпоха (1917-1993). 2-е изд., перераб. и доп. 1995

Еще по теме 1.7. Разгон Учредительного собрания (5—6 января 1918 г.):

  1. ВОЛЖСКИЙ ФР0НТ Учредительного Собрания в 1918 Г.
  2. Глава 4 УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ
  3. УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ
  4. Комитет Членов Учредительного Собрания
  5. Армия Комитета Учредительного Собрания.
  6. Комитет Учредительного Собрания и меньшевики.
  7. Под стягом Учредительного Собрания
  8. Глава 5 ДРАМА УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ
  9. Внешняя политика Комитета Учредительного Собрания
  10. Глава 5. Учредительное собрание
  11. РОСПУСК УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ.
  12. 1. Вокруг открытия Учредительного собрания
  13. Колчак и Комитет Членов Учредительного Собрания.
  14. Протасов Л.Г.. Всероссийское Учредительное собрание: история рождения и гибели, 1997