<<
>>

МИР В ОГНЕ, ИСЛАМСКИЙ ПРОЕКТ В ОПАСНОСТИ

Выступление в институте имени Пушкина по случаю празднования дня “Аль-Кодс” (февраль 1997 г). Тема, которую мы сейчас формулируем — это критическая, можно сказать, узловая тема для политических и духовных судеб ислама в мире.
Чего мы хотим как мусульмане, как мусульманские политики? Не в плане общих фундаментальных определений, а в плане конкретной политической и исторической программы. Главная проблема мусульман сегодня заключается в том, что у нас налицо дефицит политической идеологии, политического исторического проекта, на базе которого мы могли бы объединиться и под каждым пунктом которого мы все могли бы подписаться. Ислам рассматривает историю как борьбу за реализацию того предначертания, которое поставил перед Адамом в момент его сотворения Всевышний Аллах (СТ). Среди многих мусульман существует такое представление, что ислам — это некая религиозная перспектива, нацеленная вверх, связанная исключительно с личным спасением, которая освобождает человека от проблемы принципиальной заботы о судьбе власти, о судьбе социума. Это, конечно, неправильно, потому что Аллах “поставил человека на земле наместником”. В слове “халифа”, которое, может, не совсем точно переводится на русский язык как “наместник”, подразумевается, что Аллах наделил человека исторической задачей, исторической перспективой. Как вы помните, ангелы, возражая против такого назначения, ссылались на то, что деятельность человека будет носить бурный и даже кровопролитный характер, на что Всевышний Аллах ответил: “Я знаю то, чего вы не знаете”. Действие этого наместника в исторической развертке предполагает наличие исламского проекта. С перспективой исламского проекта непосредственно связан Яум уль- Кыяма” (Судный день), То, к чему мы придем в этот день, — это не только вопрос личной борьбы, личных усилий, личного джихада, но еще и вопрос коллективной реализации, того, что Всевышний Аллах ждет от нас. Мы не можем назвать наместником Аллаха человечество, находящееся в состоянии ширка, языческих традиций, а именно такое состояние сейчас доминирует среди большинства людей. Наместником является только то человечество, которое находится под эгидой исламского правления. Начиная с обозримой истории, которую мы можем документировано изучать, исламское правление всегда вызывало жесточайшее противоборство. Оно продолжается и по сей день, и борьба за Святой Иерусалим — его часть. Седьмого февраля мы будем отмечать “Аль-Кодс” — День Иерусалима. Существует довольно слабое представление о том, что такое Иерусалим не только в масштабе исламской истории, но в масштабе трех тысячелетий. Как его оценивает “ахль уль -Китаб” (люди Писания)? Ведь существует еще и деформированная оценка со стороны христиан и иудеев. Почему для нас так важен Иерусалим? Почему это “яум уль-вахда” (День единства)? Прежде всего потому, что Иерусалим является первой политической столицей единобожия в мире, она была учреждена Даудом, который был одновременно пророком, царем, воином, т.е. совмещал в себе все аспекты высшей личности. И примерно в этот же обозримый промежуток времени проявилась антитеза этой столице — Вечный город Рим, который стал столицей противоположного проекта, чистого ширка, человекобожия, поклонения государству.
И сегодня мы живем, как и две тысячи лет назад, в условиях борьбы Рима и Иерусалима, в условиях борьбы языческой имперской государственности против воли к исламскому правлению. Смысл и содержание исторического процесса с нашей точки зрения является не чем иным, как борьбой за наследие Ибрахима (АС). Сегодня есть две стороны, которые оспаривают это наследие: те, кто претендуют на него через ложную историографию и истинные мусульмане, миллят Мухаммада (АС), миллят Ибрахима (АС), которые имеют реальное истинное историческое право на это наследие, на его смысл. Сегодня ситуация складывается не в пользу мусульман (которых сегодня насчитывается один миллиард человек и которые проживают как большинство в пятидесяти странах, и практически нет ни одной страны, где бы не было исламской общины). Мы располагаем единой Книгой, единым духовным и политическим уставом — Священным Кораном, мы располагаем достаточно четкими традициями, четкими ориентирами, и тем не менее не существует ни единства, ни сплоченности, не существует самого главного — конкретных, фундаментальных задач. А наш противник такими проектами, таким видением располагает. Недавно вышла книга некоего Самюэля Хантингтона, которая легла в основу всей современной американской политологии. Она изучается всеми аналитиками в Белом доме и в Пентагоне, эта книга называется “The crash of civilisation and remake of the world” (“Столкновение цивилизаций и перекройка мира”). Книга посвящена конфронтации Запада и ислама и обозначает прямую задачу выйти на рубеж конфронтации с исламским миром таким образом, чтобы на века сломить тот политический и духовный потенциал, который содержится в исламе, дабы мировой порядок не имел никакой альтернативы, никакой угрозы в виде какой бы то ни было человеческой воли к сопротивлению. Нужно, говорится в книге, военным путем, путем прямого насилия подрубить реальные корни ислама в мире, так чтобы остались только разрозненные массы, которые в лучшем случае имеют ислам как частную домашнюю религию и которые на социальном, политическом и духовном уровне принимают мировой порядок. Задача современных западных политиков сегодня — подвести мир к началу Третьей мировой войны, которая должна быть организована таким образом, чтобы у мусульман заведомо не было никаких шансов, чтобы исход ее был предрешен. В контексте этой подготовки, которая началась уже с 1979 года, идет малая скрытая мировая война против мусульман, которая унесла на сегодняшний день около десяти миллионов шахидов во всех горячих точках мира, т.е. количество мусульман, погибших за свою веру под американскими бомбами или под бомбами инспирированных ими структур и держав, приближается к числу потерь Первой мировой войны. И это только приближение к самой войне. Какова же роль России в этом проекте? С точки зрения Запада, Россия в этой перспективе должна играть очень серьезную роль. На протяжении последних двухсот лет Запад использует Россию как свой инструмент, как военную силу для военного контроля над глубинами Евразии. Российская политика начиная по крайней мере с Петра, а на самом деле и раньше связана с обслуживанием интересов атлантического Запада. Мы даже не имеем в виду здесь создание великой России, которая включает в себя Урал и Сибирь. Мы имеем в виду бесплодные затратные колониальные войны России на Кавказе и серию русско-турецких войн, которые имели своей задачей создать оптимальные условия для англо-французского, а в XX веке и для англо-франко-американского империализма. Да, в какой-то момент многим показалось, что Россия изменила облик империалистической державы. В 1917 году она провозгласила себя лидером колониальных и угнетенных народов, и ей удалось создать тот специфический потенциал доверия, прежде всего среди широких масс мусульман. (Тогда, после Первой мировой войны, это были еще колониальные или подмандатные страны.) В течение первых десяти лет после революции действительно имело место определенное движение к пробуждению мусульманских масс, конечно не внутри России, а за ее пределами. Но послевоенный Советский Союз фактически полностью порвал с этой попыткой создать такой революционноосвободительный задел. Советский Союз после 1945 года стал на чисто колониальные позиции, и на самом деле именно этим объясняется его поражение в “холодной войне”. В сущности, ситуация складывалась очень просто. Для тех, кто занимался внешней политэкономией, не секрет, что затратная часть капитала в капиталистических странах практически совпадает с валовым продуктом, т.е. эти страны тратят на свою жизнь столько же, сколько и производят. Но если некая страна произвела миллион долларов и потратила миллион долларов, то это означает, что в следующий год она физически не сможет существовать, воспроизводить свою экономику. А это означает, что часть произведенного ею продукта грабительски обменивается на диспропорциональное количество товаров и услуг, производимых в “третьем мире”. Сущность капитуляции Советского Союза перед Западом заключалась в том, что советской элите было предложено присоединиться к этому ограблению, не пытаться имитировать это ограбление в своем лагере, что сужало общую базу для Запада, а объединить эту базу, войти в число наиболее развитых государств, которые экспортируют некие технологии, лицензии, а взамен получают огромное количество реального сырья, услуг, рабочей силы и т.д. Советская элита на это согласилась и была, естественно, обманута. Сущность политического кризиса во взаимоотношениях между Россией и Западом заключается именно в этом обмане. Кроме того, для того чтобы понять пространство, в котором мы сегодня действуем как за рубежом, так и в самой России, мы должны отчетливо представить этот треугольник — Запад — Россия — ислам. Сегодня финансовый капитал, который правит Россией, вошел в определенное противоречие с интересами Запада, интересами атлантического сообщества, потому что финансовый капитал России является капиталом криминальным. И как криминальный капитал он оказывает деструктивное влияние на западную систему. Сегодня начинается новый этап изоляции России от Запада. Начинается новый этап окружения России. В этих условиях представители финансового капитала России, которые первоначально хотели бы сделать его космополитическим капиталом, чтобы открыть двери России, понимают, что в условиях полного исчезновения барьера между Россией и Западом у них нет ни политического, ни социального места, фактически у них нет будущего как у индивидов. Когда мы говорим о представителях “финансового капитала”, то имеем в виду несколько сотен людей, у которых есть своя судьба, карьера, свой круг влияния. И каждый из них является объектом внимания Интерпола. Сегодня предпринимаются определенные шаги к тому, чтобы превратить Россию в достаточно замкнутый организм, который играет по своим правилам, и в этих целях разыгрывается так называемая мусульманская карта. Следует отдельно отметить так называемый проект “Великая Хазария”. Сегодня перед Россией стоит реальная угроза политического перерождения, превращения в некую структуру, которая технологически с некоторых сторон напоминает государство, существовавшее в VII—X веках на территории России, где, как вы знаете, иудейская элита правила тюркскими массами. Сегодня существует проект создать аналогичное государство, где иудейская элита, замкнув эту империю на себя, будет управлять ею под национал-патриотическими великодержавными лозунгами. Для реализации этого проекта необходимо прежде всего исключить мусульман из политического поля России, физически вывести их за рубежи России. И не только вывести, ведь если они будут выведены за рубежи России и превратятся там в новые центры силы, в новые центры инициативы, это никак не впишется в данный проект. Значит, существует задача создать на территории всего южного полюса России нечто подобное современному Афганистану, т.е. сферу нестабильности, сферу межпартийных, межродовых, межгрупповых столкновений, таким образом, чтобы зона была парализована и сама бы уничтожала свой пассионарный духовный потенциал в бесплодном кровопролитии. То же, что происходит в Афганистане, что удалось сделать в Таджикистане, планируется организовать на всем протяжении южного полюса. Можно сказать, что сегодня уже складывается определенная технология создания и использования горячих точек. Существует философия горячих точек. Если мы посмотрим на все горячие точки, а их не менее 20, а может быть, и больше, мы увидим, что во всех этих точках конфликт практически был навязан мусульманам более активной куфрской стороной (стороной неверия), которая проявляла инициативу обострения ситуации до конфронтации, идя путем провокаций, путем прямого выманивания политически активной части мусульман на сцену и потом нанося четко отработанные технологические удары. Это и Босния, и Кашмир, это Индонезия, это и Южные Филиппины. Это Таджикистан, и это Чечня. В этом ряду можно перечислить и другие забытые горячие точки, где продолжается геноцид мусульман. В их числе Бирма, Индия и другие, не говоря уже о Магрибе, о юге Судана, где идет война на дестабилизацию хартумского правительства. Мир пылает в постоянном огне. Но главная проблема в том, что процесс, который идет в этих горячих точках, навязан аналитиками и планировщиками Запада, что не существует реального международного исламского центра, который не на уровне конференций, а фактически мог бы осуществить настоящее руководство. Потому что нет реального понимания, куда мы хотим идти, что мы хотим сделать с политической картой мира. В этой связи можно отметить фундаментальные ошибки таджикского исламского движения сопротивления, которое начиналось еще в 70-х годах. Казалось бы, к 1991 году, когда сложились условия для того, чтобы взять власть и создать суверенную исламскую республику, за плечами уже были 10—15 (лет?? — корр) борьбы, определенного политического и аналитического опыта. Но, увы, к моменту начала гражданской войны в Таджикистане Исламская партия Возрождения пришла фактически беспомощной как в интеллектуально-психологическом, так и в политическом плане. Это было выражено и в том, что таджикские активисты, которые планировали реализацию суверенитета республики, мыслили это в терминах недавно прошедшего ГКЧП (они так и говорили: “Мы сейчас будем делать наше ГКЧП”). Главной задачей они полагали изгнание коммунистов и реализацию демократического суверенитета. Они играли в игры, которые были отработаны в масонских западных клубах и преподнесены Исламской партии Возрождения как рабочая модель действия. Я хорошо помню, как на площади Азади, площади Свободы, на ноги памятника Ленину, сваленному бульдозером и покрытому брезентом, были прикреплены портреты Горбачева и Ельцина, стояло трехцветное знамя России. И люди совершали коллективную молитву, обращаясь в сторону этих двух портретов, т.к. кыбла была как раз в направлении этого памятника. Демократы, которые вошли в союз с Исламской партией Возрождения, фактически руководили этим митингом. На вторые сутки митинга мусульманам, приехавшим из районов, уже запрещалось начинать свое выступление со слов “Бисми-лляхи-ррахмани-ррахим”! Когда я через пять лет после описываемых событий присутствовал на межтаджикских переговорах, я убедился в том, что руководство таджикской оппозиции за пять лет пребывания в эмиграции не вынесло никаких уроков из тех страшных, можно сказать, преступных ошибок, которые были сделаны за то время. А ведь тогда уже существовали условия добиться того, чего добилась сегодня Чеченская республика Ичкерия в двухлетней кровопролитной борьбе, которая могла бы быть не двухлетней и не столь кровопролитной, если бы таджикские братья смогли пройти этот путь в 92 году. Сегодня в Таджикистане идет борьба, но как правильно сказал второй президент Чеченской республики Ичкерии Зелимхан Яндарбиев: “О какой победе можно говорить, если лидеры таджикской оппозиции не находятся на той территории, за которую сражаются и умирают муджахиды”, если они сидят в Тегеране или в Пешаваре, а муджахиды ведут битву в Гармском районе на подступах к Душанбе, если таджикские лидеры прибывают сюда в Москву, в “Президент-отель”, чтобы вести беседу на равных с руководителями российского “куфра”, и считают, что они достигли огромных политических высот? Этот визит в “Президент-отель” был оплачен кровью наших братьев, которые сражаются и умирают в горах Таджикистана. В Чечне, слава Аллаху, процесс пошел иначе. Многие говорят, что война в Чечне не является джихадом, что это война группировок, столкновение кланов и т.д., такой вопрос обсуждался на конференции по Чечне в 1995 году в Саудовской Аравии. Надо однозначно сказать, что все эти разговоры являются бессмысленными, провокационными, основанными на неведении, на полном незнании истории. К сожалению, даже отдельные чеченцы позволяют себе говорить о какой-то мафиозной, криминальной, экономической сущности этой войны. Нужно сказать, что еще в 80-х гг. была сформирована группа, которая шаг за шагом вела борьбу за реализацию чеченского суверенитета как части исламского проекта и как продолжения всей чечено - дагестанской войны против России, длящейся уже 300 лет. То, что делали руководители Чечни сегодня, является продолжением позиции имама Шамиля, шейха Мансура, всех тех великих руководителей, которые заповедовали эту борьбу именно в таких формах. Но вряд ли все эти интеллигентские усилия были бы успешны, если бы ни личность первого президента Ичкерии Джохара Дудаева, очень глубокого тактика, но более чем тактика, носителя страшной энергии свободы, страшного пассинарного заряда. Этот одновременно необычайно гибкий и хитрый человек сумел выиграть для Чечни несколько лет затишья, сумев убедить определенную часть политической элиты Москвы в том, что Чечня является сторонницей возрождения Союза и статуса союзной республики. Играя одновременно и с демократами, он дал понять в 1992 году ряду влиятельных генералов и политиков Москвы, что Чечня имеет некие красные симпатии, даже распространял слухи, что он втайне хранит где-то партбилет. Итак, пока исламский мир выясняет внутренние отношения и тешит себя надеждой мирного сосуществования с Западом, работа по его уничтожению уже идет полным ходом. Выработка единого исламского проекта, который смог бы объединить всю умму — нелегкая задача, но это наш единственный шанс выжить. Выработка и реализация этого проекта, преодоление разногласий на основе принятия соглашений, под которыми могли бы подписаться все мусульмане, невозможно без привлечения России, потому что большая часть России — это историческая исламская территория, и мы не можем говорить об исламском проекте, не включая ее в качестве ключевого звена, тем более что ислам в России переживает фазу бурного возрождения. К 50-летию со дня смерти И.В. Сталина
<< | >>
Источник: Гейдар Джемаль. ОСВОБОЖДЕНИЕ ИСЛАМА (сборник текстов). 2004 {original}

Еще по теме МИР В ОГНЕ, ИСЛАМСКИЙ ПРОЕКТ В ОПАСНОСТИ:

  1. Проектирование средствами современных компьютерных технологий. Межпредметный проект «Didakt-Soft World» - «Мир комфортного образования» Р.В.СЕЛЮКО
  2. Фесенко Э.Я.. Теория литературы: учебное пособие для вузов / Э.Я. Фесенко. — Изд. 3-е, доп. и испр. — М.: Академический Проект; Фонд «Мир». — 780 с., 2008
  3. § 2. Отношение «Человек — Мир»: Я в Мире; Мир во Мне; Я и Мир
  4. РАЗДЕЛЫ 145 и 146. ОПАСНОСТИ, СТОЯЩИЕ В СВЯЗИ С СОМНЕНИЯМИ ОТНОСИТЕЛЬНО ВЫГОДЫ И ВРЕДА.1 УСПЕХИ, ДОСТИГАЕМЫЕ ОТ ПРИМЕНЕНИЯ ПРЕДУПРЕДИТЕЛЬНЫХ МЕР ПРОТИВ ЭТИХ (ОПАСНОСТЕЙ) *
  5. О свете, огне, светилах, как солнце, так луне, так и звездах
  6. Майков В.В., Козлов В.В. Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции. Том I. Мировой трансперсональный проект. М., 2007– 350с., 2007
  7. Майков1 В.В., Козлов В.В. Трансперсональный проект: психология, антропология, духовные традиции. Том II. Российский трансперсональный проект. – М.,2007. – 424 с., 2007
  8. 3.4. Эфир, или "пятая сущность", и разделение физического мира на мир подлунный и мир небесный
  9. Гидденс Э.. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь / Пер. с англ. — М.: Издательство «Весь Мир». — 120 с., 2004
  10. Занятие 2. Мир детский и мир взрослый
  11. ДОГМАТИКА В ИСЛАМСКОЙ РЕЛИГИИ