МИРОВЫЕ ЭЛИТЫ В СВЕТЕ ИРАКСКОГО КРИЗИСА

В 1991-м — всего 12 лет назад! — все были согласны громить баасистский режим Ирака, не считаясь с жертвами среди ни в чем не повинного гражданского населения. И НАТО, и арабы, и Горбачев поддержали милитаристский задор Буша-старшего.
Сегодня положение радикально изменилось. Ирак тот же, Саддам Хусейн тот же, однако позиция «мирового сообщества, за вычетом нескольких верных союзников, с тайной мотивацией которых еще надо разобраться, — антиамериканская. Почему же сегодняшний иракский кризис, в отличие от «вчерашнего», разрушил монолит глобального согласия истеблишментов? Второстепенной причиной, которая лежит на поверхности, видится исчезновение СССР, с уходом которого старые традиционные противоречия, характерные для последних столетий мировой истории, вновь обрели прежнюю силу. Это прежде всего глубокий конфликт между двумя противостоящими друг другу сверхэлитами: одна — мировая, «глобалистская» сверхэлита, формировавшаяся в Великобритании, континентальной Европе и всем Старом Свете на протяжении последних 400 лет, другая — сугубо американская, которая сложилась на основе религиозных протестантских контрэлит в оппозиции к традиционализму Старого Света на протяжении примерно того же исторического периода. Ирак — это символ, которым обозначается ключевой в духовной плане регион мира: Ближний Восток, Междуречье. На этой территории сформировалась и выросла основная духовная коллизия мировой истории — конфликт между языческим традиционализмом и радикальным антропоцентрическим модернизмом, которым является основанное на откровении пророков единобожие. Вавилон и авраамизм — эти ключевые понятия определяют сюжетный ход истории прежде всего в менталитете господствующих классов и революционных вызовах, потрясающих человечество снизу. Ни одна другая великая цивилизация — Индия, Китай, ацтеки — не сформировала двух основополагающих понятий, которыми сейчас живет все планетарное человечество: всеобщий универсальный человек (Адам) и божественное провидение как внутренняя мотивация истории. Поэтому судьба ближневосточного региона в духовном смысле является предельно важной для любой претендующей на мировую власть группировки, которая строит свой глобальный проект. Это не нефть и не вульгарно понятая геополитика, представляющаяся побудительными мотивами для преходящих национальных элит. Такие элиты лишь мечтают о преемственности, которая для них является поднятием планки своего политического существования. Эта преемственность для них недостижима, потому что сами эти разрозненные элиты появляются в силу обстоятельств, они эфемерны, их человеческий состав случаен, а статус — инструментален. Где сейчас сердцевины тех локальных истеблишментов, которые мы знали в различных частях мира под названием «перронистов», «насеристов», «голлистов»? Маргинализовались, перешли во второй и третий эшелоны социума, энтропировали. Истинная элита обладает совсем другими характеристиками. Она не рвется к преемственности, поскольку по определению несменяема. Эта несменяемость есть следствие полной эмансипации от общества: элита не вырастает из недр простого смертного человечества, она стоит над ним. Элита не зависит от политических режимов, ее не возьмешь колебаниями между монархией и республикой. И, наконец, самое главное — она не зависит от форм собственности. Ни при каких обстоятельствах элита не выбрасывается за пределы принципиального контроля над ценностной системой, внутри которой существуют люди. Однако этот контроль не обязательно должен носить характер юридического владения. Он может быть чисто политическим или даже вообще осуществляться в форме «тонкого присутствия» некоего авторитета, стоящего над формальным правом! Такая элита формировалась в западном мире с начала XVII века. Ее «кадровый состав» — аристократические фамилии, которые сознательно пошли на отказ от феодализма и принятие клерикального и буржуазно-модернистского проектов с их неизбежной космополитизацией. Центром этого формирования изначально была Англия. Именно создание Британской колониальной империи сделало этот сверхэлитный проект всемирным. Последний этап формирования мирового истеблишмента завершился после 1860-х, когда по всему миру прошла волна антифеодальных реформ, уничтоживших рабство в США, сегунат в Японии, крепостничество в России и т.д. На этом последнем этапе в состав сверхэлиты вошли некоторые азиатские и мусульманские фамилии, придавшие окончательно космополитический характер и сверхустойчивость этому беспрецедентному проекту. Истеблишмент османской Турции также пытался стать частью этой пирамиды. Именно в связи с этим в 40—70-е годы XIX в. был предпринят ряд капитальных реформ, которые могли бы дать Османской империи возможность войти в глобальное пространство.
Однако по тем или иным причинам (возможно, статус халифата, узурпированный османскими султанами) притязания османской элиты были отвергнуты, и в проект были включены Хашимиты, позднее возглавившие Иорданию, Ирак, а до 1925 года правившие также и в Хиджазе (Мекка). Именно поэтому османская Турция была оттеснена в союз с Германией, которая в силу протестантского наследия и бисмарковских амбиций претендовала на то, чтобы заменить собой британскую штаб-квартиру хозяев мира. Арабы же — подданные султана — перешли на сторону Антанты, поскольку им многозначительно, как новому элементу мирового истеблишмента, было обещано восстановление арабского халифата. Господство этой элиты было бы безраздельным, если бы в 1776 году Великобритания не потеряла свои американские колонии. Туда от преследований в начале XVII века спаслись суровые пуритане — религиозные радикалы, противостоящие клерикальному традиционализму, по сути, языческого типа. Пафос независимых протестантских общин был родствен пророческому духу авраамизма и носил антитрадиционалистский контрэлитный характер. После победы над английскими колонизаторами Америка оставалась геополитически неуязвимой, вплоть до расцвета индустриальной эры, что позволило сформироваться на ее территории совершенно автономной сверхэлитной группировке с глобальными притязаниями и совершенно другим алгоритмом понимания человеческой истории. Война 1914—1917 гг. впервые позволила американской «контрэлите» вмешаться в процессы, идущие в Старом Свете. Это вмешательство было бы недолговечным и, возможно, чреватым уже тогда крахом американской цивилизации, если бы не революция в России. В уникальном событии, которое произошло на одной шестой части суши, беспрецедентным образом была уничтожена критическая масса суперэлиты — Романовы и их ближайшее аристократическое окружение, связанное с домами Европы. Это создало принципиально новый расклад сил. Возник естественный тандем интересов. Антиантантовская направленность советского правительства координировалась со стремлением контролировать Европу со стороны США. Америка многое сделала для того, чтобы на ранних порах раскрутить маховик советской индустриализации, превратить Москву в реальный противовес Великобритании, Франции и Японии. Только благодаря этому сами США осуществили цивилизационный прорыв к своему нынешнему положению сверхдержавы. Нынешняя ситуация в мире определяется участием тех или иных стран в прямом противоборстве между сверхэлитами Старого Света и США, по отношению к которому видимые части политических айсбергов в различных странах играют скорее роль маскировки. Так, для всех привычно, что Великобритания есть ближайший союзник США. Даже в Палате общин Блэра обвиняли в раболепии перед Вашингтоном. Однако глубокий анализ стратегии правящих кругов Великобритании показывает, что они делают ставку на такие проекты и на такие силы, будущее которых предполагает уход США с политической сцены мира. Это оппозиции со всего мира, находящие приют в Лондоне, это ТНК, стремящиеся избежать финансового контроля американской администрации, это политические и криминальные мафии, осуществляющие закулисное противоборство с деятельностью американских спецслужб и решающих проблемы в интересах Лондона. Великобритания поддерживает самые авантюрные поползновения Вашингтона, рассчитывая добиться демонтажа этой сверхдержавы и опираясь на внутренних союзников, противостоящих в США собственной сверхэлите — демократов, выросших из поражения феодально-рабовладельческих сил в уже далекой Гражданской войне 1861— 1865 гг. Возвращаясь к иракскому кризису, мы снова находим в меньшей степени аналог того взаимодействия-противостояния между Вашингтоном и Багдадом, которое было раньше между Вашингтоном и Москвой. Так же как и прежде, США стремятся мобилизовать мир под своим руководством под предлогом холодной войны, так же как и прежде, пытаются перевести реалии власти в категории морально-религиозного дискурса. Наконец, согласно прежней модели, США хотят закрепить свое бесспорное лидерство четкой и однозначной победой над фиксированным средоточием мирового зла. Трудно отделаться от мысли, что Саддам Хусейн не менее участвует в американском проекте, чем в свое время советская бюрократия. Ведь антихашимитская сущность баасисткого режима изначально направлена против мировой сверхэлиты традиционалистского типа, с которой прочно связана роль Лондона и аристократических домов всего Старого Света. Гейдар Джемаль. Мировые элиты в свете иракского кризиса // Смысл. № 4.
<< | >>
Источник: Гейдар Джемаль. ОСВОБОЖДЕНИЕ ИСЛАМА (сборник текстов). 2004

Еще по теме МИРОВЫЕ ЭЛИТЫ В СВЕТЕ ИРАКСКОГО КРИЗИСА:

  1. 7. МИРОВОЙ ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС
  2. § 34. Истоки мирового кризиса
  3. Джордж Сорос. Кризис мирового капитализма, 1999
  4. § 4. Мировой экономический кризис 1929 - 1933 г.
  5. Влияние мирового экономического кризиса на Аргентину
  6. Влияние мирового экономического кризиса на Кубу
  7. ВЫСТУПЛЕНИЯ ТРУДЯЩИХСЯ В ГОДЫ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА
  8. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ГОДЫ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА И ОБРАЗОВАНИЕ ДВУХ ОЧАГОВ ВОЙНЫ
  9. ГЛАВА 9 НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА В ЗАВИСИМЫХ И КОЛОНИАЛЬНЫХ СТРАНАХ В ГОДЫ МИРОВОГО КРИЗИСА
  10. Либерализация мировой финансовой системы и кризис развития восточноазиатских стран[300]
  11. РАЗДЕЛ II Первая мировая война и ее последствия. Общенациональный кризис в России (1914 — начало 1920-х гг.)
  12. Обострение внутриполитического положения в годы мирового экономического кризиса (1929—1933)
  13. Подъем революционного движения в годы мирового экономического кризиса (1929—1933)
  14. 5. "Мировая революция" или "национальное правительство" в Германии? 1923-й - год кризиса
  15. Современный системный кризис мирового капитализма и его воздействие на общества Периферии (Латинская Америка)