СЕКРЕТНАЯ СЛУЖБА — ИНСТРУМЕНТ МИРОВОЙ ПСИХОПОЛИТИКИ

Опубликовано в Журнале «Смысл» № 13 2003 г. После знаменитого уничтожения башен-близнецов на Манхэттене вновь во весь рост встал вопрос о роли секретных служб — ликвидированных и действующих — в современном мире.
11 сентября превратилось в знаковое событие-порог, за которым открылось новое политическое пространство. Ход истории начал координироваться с помощью беспрецедентного до недавнего времени вида терактов. Если раньше группа Баадер-Майнхоф, «Красные бригады», японская «Красная гвардия» охотились на магистратов, крупных полицейских, известных политиков (как в конце XIX — начале ХХ вв. действовали их предшественники — русские эсеры), то теперь наступает эпоха терактов-катастроф. Это не обязательно должны быть разрушения небоскребов и плотин, отключения национальной энергосистемы и т.п. Достаточно взорвать грузовик на оживленной площади — и вы получаете теракт современного образца, направленный прежде всего против обычного населения. Последние два года мы повсеместно становимся свидетелями терактов именно этого типа. Экстремисты больше не охотятся на власть. Их почему-то стали интересовать только случайные прохожие. На наш взгляд, это свидетельствует о том, что в работе секретных служб с мировым политическим пространством начал реализовываться качественно новый этап, основанный на методиках глубокой дестабилизации, шантажа и запугивания как общественного мнения, так чиновничества и публичного политического класса — тех сил, которые не посвящены в кулуарную подоплеку руководства всемирной историей. Можно сколько угодно иронизировать по поводу «теории заговоров», издеваться над конспирологами, но заговор секретных служб существует. Более того, он выражается в форме рабочего взаимодействия этих служб между собой, что является необходимым условием их повседневной работы. Секретная служба как институт сбора и анализа международной информации, связанной с интересами власти и бизнеса, возникла в Европе в тринадцатом столетии. Первоначально она выражалась во взаимодействии рассеянных по европейским государствам ростовщических контор, чьи хозяева были часто связаны родственными узами и обменивались между собой сведениями, касающимися конъюнктуры рынка и более специальной информацией, относящейся к правящим элитам. На эту международную сеть ростовщиков, изначально тесно сотрудничающую с властями, вечно нуждающимися в кредитах, стали позднее опираться и правители, которым нужно было получить какие-то данные о других государствах через неформальные каналы. Ростовщическая система, ставшая одновременно и первой международной резидентурой, обслуживала прежде всего свои собственные интересы — интересы финансовоспекулятивного капитала. «Ломбардцы» — спекулянты-закладчики — получили возможность влиять на принятие политических решений не только прямыми денежными ссудами магнатам, но и поставкой им соответствующим образом препарированных сведений. Секретные службы Европы, выросшие на основе этой торгашеской резидентуры, оказывали влияние на ход политической истории, в частности действуя против абсолютистских монархических режимов в целях создания благоприятного климата для финансовых спекуляций. В результате эти «агентства» оказались участниками всех великих потрясений европейской истории. В принципе, эта практика продолжается и до нашего времени. Охранка царской России сыграла хорошо известную роль в подготовке революционной ситуации, которая повлекла падение династии Романовых. КГБ организовал развал социалистического блока, «бархатные революции» в странах народной демократии и, наконец, переход власти к демократам в самой Москве.
“Интелидженс сервис” — старейшая официальная разведка Запада — приготовила развал колониальной Британской империи (стоит упомянуть только Индийский национальный конгресс, созданный британскими разведчиками, чтобы играть роль главной политической силы в будущей независимой Индии). Для полноты картины добавим, что абвер был одним из инструментов военно-политического краха Третьего рейха. Удивительный парадокс: вроде бы секретные службы существуют для того, чтобы защищать, а на практике получается, что они содействуют разрушению. Вопрос в том, кого защищают эти структуры? Организуя потрясения и перевороты, разведсообщество приняло участие в формировании на основе постфеодальной Европы новой суперэлиты, в которой старые аристократические дома интегрировались в единый корпус с потомственной финансовой знатью. Мир сегодня управляется из-за фасада так называемых «демократических институтов» и открытых политических организаций элитарными кланами, основанными на традиции и преемственности (хотя для их формирования необходимо было пролить много крови и избавиться от целого ряда архаичных «предрассудков»). Секретные службы лояльны только по отношению к этим кланам, будучи внутренне свободными от обязательств перед государствами и народами. В этом отношении секретная служба есть прямая противоположность армии, традиционной воинской касте с ее принципом жертвенного служения Родине в частности и порядку в принципе. Мужское воинское начало является традиционно прозрачным по своим целям, ясным в своих моральных установках и религиозным в своих истоках. В противоположность этим принципам секретная служба — это инструмент сокрытия, интриги и провокации. Преемственность кланов, обеспечение их физической неприкосновенности, гарантия их материальных интересов в будущих поколениях — все эти задачи могут быть решены только через дестабилизацию открытого общественного пространства, кризисы правовых институтов, а иногда и через слом государственной машины. Ведь статус элит сегодня таков, что ни передел собственности, ни изменение политического пространства не может нанести ущерб уникальной позиции тех, кто «стоит над историей». В этом смысле интересы элит и проблемы, стоящие перед обычным человечеством, не имеют между собой ничего общего. В наши дни оперативное пространство, в котором действуют секретные службы, чрезвычайно усложнилось по сравнению с первой половиной ХХ столетия. Транснациональные корпорации, местные мафии, политические партии зачастую возникают в результате решения оперативных задач теми или иными службами и действуют в дальнейшем как их подразделения, являясь, по сути, автономными оперативными структурами. Централизованный контроль внутри секретных служб крайне затруднен в силу самой специфики их работы — закрытости отделов по отношению друг к другу и ряду других причин. В силу этого интриги и «постановки», инициируемые на различных уровнях, порождают собственные причинно-следственные цепи событий, результаты которых могут быть весьма неожиданными даже для тех, кто их программировал. Глобализация, которая сегодня охватила и спецслужбы, ведет к неуклонному снижению профессионального качества сотрудников. На падение кадрового уровня жалуются не только ветераны российских секретных структур, но и — удивительно! — британские разведчики. Одним из мощнейших средств компенсации профессиональной некомпетентности становится силовое управление миром через шоковую терапию, публичные катастрофы и моделирование информационных клише, по которым формируется общественное мнение.
<< | >>
Источник: Гейдар Джемаль. ОСВОБОЖДЕНИЕ ИСЛАМА (сборник текстов). 2004

Еще по теме СЕКРЕТНАЯ СЛУЖБА — ИНСТРУМЕНТ МИРОВОЙ ПСИХОПОЛИТИКИ:

  1. § 4. Судоустройство и судопроизводство России в 1711-1716 гг. Учреждение фискальской службы. Законы 1713-1715 гг. об особом порядке судопроизводства по делам о преступлениях против интересов службы
  2. СИСТЕМА СЕКРЕТНОСТИ И ДЕЗИНФОРМАЦИИ
  3. Секретное путешествие
  4. СЕКРЕТНЫЕ СОКРОВИЩА
  5. СЕКРЕТНЫЕ «ДОСЬЕ» НАДЕЖНЫХ АГЕНТОВ
  6. С СЕКРЕТНЫМ ЗАДАНИЕМ В ПЕТРОГРАД
  7. Глава шестнадцатая Секретность в свободном обществе
  8. 1. Обострение противоречий мирового развития в 1930-е годы. Начало Второй мировой войны
  9. Секретная сторона поездки Иоганны-Елизаветыв Россию
  10. Мировой Север и Мировой Юг: новая конфигурация (пространство нового мира)