ТЕРРОР И РЕВОЛЮЦИЯ

В мире идет процесс глобализации. Он носит в первую очередь не экономический, а административно-политический характер. И осуществляется все более быстрыми темпами через голову национальных суверенитетов, региональных интересов и гуманитарных проблем.
События 11 сентября и последовавшая за ними реакция США подтвердили распространенный анализ, что сильнейшим инструментом глобализации является мировая война. Опыт показывает, что две мировых войны, прошедших в XX веке, были необходимыми этапами политической интеграции мира под руководством ограниченной группы ведущих западных держав. Сегодня мы становимся свидетелями, как на волне антиисламской истерии возрождается новая Антанта (вплоть до участия России), которая ставит задачу завершить глобализацию принудительным путем в кратчайшие сроки. Естественно, что для консолидации правящих классов империалистических держав в попытке реализовать единую цель, несмотря на существующее разногласие, нужна некая общая идеологическая платформа. Некий объединительный пункт. Такую функцию очевидно осуществляет так называемый “международный терроризм” — явление крайне сомнительного свойства и подозрительного происхождения. Мы видим, как на ровном месте взрываются жилые дома, населенные безобидными обывателями, самолеты падают на полные торговых офисов небоскребы, обывателя посыпают, как тараканов дустом, неким белым порошком с сибирской язвой, и волны паники катятся по человеческому морю, охватывают весь мир. Кому и зачем это нужно? Какие цели ставят эти “международные террористы”? Психологи, политологи отвечают нам однообразно: цель террористов — вызвать страх, но они не говорят, у кого и зачем. Если люди тратят огромные средства, жертвуют собственной жизнью, то ведь к чему-то этот страх должен вести? Пока что последствия всем известных разрушительных действий использовались только в интересах режимов, которые усиливали полицейские меры, ограничивали свободы, брали под контроль СМИ, проводили политические перестановки, идущие вплоть до госпереворота, опираясь исключительно на шок и панику обывателя и идеологическую дубинку под названием “международный терроризм”. Если все это осуществляют исламские террористы, то надо признать, что они являются просто напросто отделом секретных служб Запада и проводят самоубийственную работу в целях укрепления западного господства над всем миром, в том числе и над его исламской частью. На самом деле, как известно любому политологу, есть два вида террора. Один террор применяется против населения власть имущими, другой террор применяется против власть имущих наиболее радикальной частью оппозиции. Эти два вида террора никогда не смешиваются и не заимствуют методы друг у друга. Террор против власть имущих всегда конкретный, адресный. Это своеобразная форма диалога революционеров с властью. Революционерам нет смысла убивать случайных людей, прохожих, обывателей. Такая акция бессмысленна, она возбуждает у населения непонимание оппозиции и ненависть к ней, работает на укрепление режима. В свое время небезызвестный провокатор и двойной агент Азеф предложил ЦК эсеровской партии взорвать подъезд в Зимнем дворце. Предложение было встречено с недоумением и отвергнуто: “Погибнут посторонние люди, прохожие, швейцары, лакеи”. Очевидно, что предложение Азефа исходило от царской охранки и имело целью дискредитировать эсеров в народе. Исламские террористы существуют.
Они убили египетского президента Садата, попытались устранить его приемника Мубарака, ликвидировали недавно израильского министра труда известного расистскими взглядами. Каждое из этих убийств мотивировано. Каждое является конкретным острым выпадом против власти. Эта традиция террористической борьбы против сильных мира сего восходит к библейским временам, к той борьбе, которую последователи единобожия — единственные, кто в тогдашней ночи истории воплощал социальный протест, — вели против окружающего их насилия и тирании. Конкретный адресный террор был языком на котором Иерусалим отвечал на агрессию со стороны языческого имперского Рима. Эта модель характеризует подлинный политический террор и сегодня. Есть другой террор: тот, который запугивает население, подавляет способность общества к анализу и сопротивлению, принуждает частных лиц соглашаться на полицейский произвол под видом мер безопасности. В более широкой форме этот террор применяется империалистическими державами против целых народов и неугодных режимов: ковровые бомбардировки, точечные удары, наземные операции, экономическая блокада, дипломатическая изоляция — все то, что подавляет политическую волю и ставит на колени оппозиционную часть человечества. Раньше это называлось политикой канонерок, теперь политикой “томагавков”. В наши дни, в отсутствие сколько-нибудь серьезного метода исследования реальности, политологи пользуются банальными штампами столкновения цивилизаций и тому подобными эмоциональными антинаучными образами. При этом они не свободны от специфически буржуазного лицемерия, рассуждая о “вегетарианстве” Запада и его “дорогих украшениях” в виде свобод, прав человека и т.п. “Вегетарианский” Запад организовал на протяжении жизни одного поколения две мировые войны и до двух десятков региональных войн, унесших жизни более 100 миллионов человек. Он же создал наиболее изощренные средства психологического давления на человеческий фактор: от концентрационных лагерей до информационной войны, в которой применяются беспрецедентные методы разрушения самобытных культур и подрыв доверия народов к собственным органическим традициям. Если говорить конкретно о взаимоотношениях Запада и ислама, то весь ХХ век — это история агрессии против мусульманского мира. Сюда входят англо-афганская война 1919 года, борьба с так называемым басмачеством в Средней Азии, французская колониальная война против освободительных движений в Марокко, Тунисе и Алжире, итальянская война против Ливии в 30-е годы, английская агрессия против Ирака и стран Залива в 30—40-е, англо-советское вторжение в Иран в 41м, колониальные войны Англии, Франции, Голландии в 50—60-е годы против Йемена, Алжира, Индонезии, Малайзии, израильские войны против арабов, советское вторжение в Афганистан, американские бомбардировки Ирака, Судана, Сомали, наконец, новая агрессия США против Афганистана уже в наши дни. Только после 45-го года Запад уничтожил в локальных войнах более 10 миллионов мирных граждан мусульманского вероисповедания. Рассуждать после этого о “зверином оскале ваххабизма” и исламском терроризме является верхом цинизма. На самом деле происходящее есть всемирное социальное противостояние коррумпированных и беспринципных элит и угнетенных классов, которые со времен фараонов и цезарей доходят до наших дней, приобретая сегодня остроту эсхатологического кризиса.
<< | >>
Источник: Гейдар Джемаль. ОСВОБОЖДЕНИЕ ИСЛАМА (сборник текстов). 2004

Еще по теме ТЕРРОР И РЕВОЛЮЦИЯ:

  1. Робеспьер М.. Сборник статей и речей. Опубликовано в М.1959 г. один из лидеров Великой Французской революции, глава, возможно, самого радикального революционного движения — якобинцев. Член Законодательного собрания с 1789 и Конвента с 1792. В 1793 фактически возглавил Комитет общественного спасения и развернул террор против врагов революции. 27 июля 1794 (9-го термидора) был свергнут и на следующий день вместе с соратниками казнён на гильотине., 1959
  2. Глава 12 КРАСНЫЙ ТЕРРОР
  3. 5. Красный террор*
  4. 4. Белый террор
  5. Глава 13. Красный террор
  6. Глава 3 О ЖЕСТОКОСТИ И ТЕРРОРЕ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ
  7. Масштаб террора
  8. БЕЛЫЙ ТЕРРОР
  9. Лицо террора
  10. Глава 2 МИФ О «БОЛЬШОМ ТЕРРОРЕ» 1937—1938 ГОДОВ
  11. 7. ПОКУШЕНИЕ НА В. И. ЛЕНИНА и ОБЪЯВЛЕНИЕ КРАСНОГО ТЕРРОРА
  12. Глобально-стадиальный подход к истории и проблема революции. Магистральные и локальные революции
  13. Красный террор вне Советской республики
  14. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕРРОРИЗМ И ИРРАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕРРОР
  15. 2. Органы государственной безопасности и террор
  16. III РЕВОЛЮЦИЯ ДУХА ИЛИ РЕВОЛЮЦИЯ СТРУКТУРЫ?
  17. 1 . Крушение Российской Империи и воля к мировой революции: Февральская революция и захват власти большевиками в 1917 году
  18. ИДЕОЛОГИЯ И ТЕРРОР: НОВАЯ ФОРМА ПРАВЛЕНИЯ